«Death Stranding может никогда не выйти, но о ней будут говорить». Интервью со Стасом Давыдовым

Дмитрий Кинский
Накануне фестиваля креативных индустрий G8 нам удалось побеседовать с ведущим интернет-шоу «This is Хорошо» Стасом Давыдовым про будущее канала, изменения на рынке YouTube, музыку Хаски и геймплей Cyberpunk 2077. Блогер даже рассказал, что ждет от Death Stranding, и объяснил, почему Хидео Кодзима — гений!
«Death Stranding может никогда не выйти, но о ней будут говорить». Интервью со Стасом Давыдовым | Канобу - Изображение 1

О смене формата «This is Хорошо»

Блогинг иногда надоедает. В таких случаях берешь и находишь для себя что-то новое. Просто это не какая-то одна конкретная профессия и не какое-то одно занятие. То, что мы делаем, как команда — это не одна и та же вещь. Так что это не особо надоедает. «This is Хорошо» — это не единственное, что я делаю в своей жизни.

Мы работаем над другими каналами, на которых делаем другие вещи. А с «This is Хорошо» так сложилось, что это очень старый канал, на котором зрители почти ничего не воспринимают, кроме основного формата. Посмотрим. Может, когда-нибудь что-то изменим. Может, скоро.

<Идеи>, конечно, есть. Их полно. Но ими раскидываться нет никакого смысла, потому что их нужно брать и реализовывать, а не размышлять о том, что хотелось бы сделать. Мы сейчас вот занимаемся еще одним канальчиком, на котором пытаемся музыкальные клипы делать, но по возможности. Времени на все постоянно не хватает.

О будущем канала и ответственности перед аудиторией

Не то чтобы у нас тикают какие-то часы судного дня, которые отсчитывают время до того момента, когда все закончится. Не знаю. Захотим — перестанем делать <шоу>. Мы и так ради аудитории занимаемся каналом. И почти не меняем его последние три года. Ну, то есть, меняем настолько, насколько это возможно.

Мы бы еще года три назад, вероятно, перестали «This is Хорошо» заниматься, если бы этого постоянно люди не требовали. Поэтому мы уже и так протянули достаточно долго. Придумаем какой-нибудь вариант, наиболее безболезненный. Сейчас у нас опять же с чисто коммерческой точки зрения регулярно заказывают рекламу. А это такая стабильная штука. И это не плохо.

Она не то чтобы на много месяцев вперед <распланирована>. Когда все нормально, тогда и на месяцы вперед забито. Зимой — будет жопа. Тогда будет и на два месяца вперед. Потому что выпусков там выходит четыре-пять в месяц. И все. Одна интеграция в «This is Хорошо» стоит 250 тысяч рублей. Это если усреднить и просто одну цифру назвать. Скорее всего, к зиме она подрастет опять же. У нас была такая проблема в прошлом году, что не осталось рекламных мест.

О возвращении на телевидение

Почему бы и нет? У нас много раз были соответствующие переговоры с разными каналами. Это регулярная и рекуррентная тема. Постоянно кто-нибудь возвращается. Нам обычно предлагают делать что-то супер-регулярно и супер-много, а мы им отвечаем: «Не хотим». Но какую-нибудь дополнительную передачу делать, чтобы, опять же, и на YouTube-канал по итогу заливать, и наше время окупалось, и нам самим было интересно — мы бы с удовольствием. Но пока не сложилось.

Нам в последний раз поступило предложение с нового канала «Го». Но они поначалу дико заряженные были, поначалу все хотели, а потом как-то исчезли. А они как раз предлагали частичный эксклюзив. Причем передачу почти ютубовского формата. Для нас это было крутым вариантом. Потому что речь шла о новой передаче, которая выходила бы на телеке на неделю раньше, а потом мы выкладывали бы это на YouTube.

«Death Stranding может никогда не выйти, но о ней будут говорить». Интервью со Стасом Давыдовым | Канобу - Изображение 2

О системе платной подписки, Patreon и собственной краудфандинговой площадке

Думали и рассматривали как вариант. Более того, мы уже второй год пилим такую платформу, как Patreon, но только с русскими платежами. Как раз скоро запуск будет. Просто проблема Patreon в том, что она не хочет на российский рынок выходить. Он для нее в целом не очень интересен. А мы сделали платформу, которая в принципе тем же самым занимается. Она потихонечку существует в бете уже второй год.

Там есть авторы, которые собирают деньги. Их немного, но они ей пользуются. Мы пока затачиваем эту платформу. Основная проблема — юридическая. Потому что по законодательству большинства стран нормально юридически прописать такую платформу с регулярными краудфандинговыми платежами близко к невозможному. Нужно идти на какие-то ухищрения.

Когда-нибудь, может, что-то сделаем. Но «This is Хорошо» на такую систему мы переводить не будем. А какой-то проект, который, скажем так, будет подходить, можно.

О том, что значит быть блогером

Это сейчас громкое слово. Не все понимают, что оно значит. Дети хотят быть блогерами. В двухтысячных годах, например, у маленькой 13-летней девочки были кумиры — это один актер, два музыканта, один телеведущий и… кто еще бывает? Старшеклассник, наверное, это уже не совсем то.

А теперь к ним еще добавились блогеры, которые все такие популярные. Это все-таки явно успокоится через некоторое время. Логично, что все хотят быть блогерами. Из-за этого вообще меняется этот рынок. Из-за большого интереса рынок блогов и вообще контента в интернете меняется тоже. Сейчас не то же самое, что было, например, в 2010 году, когда все на энтузиазме что-то пилили.

Очевидно, это выглядит, как мечта. Попытка подражать кумирам и так далее. Мы все слушали музыку и поэтому хотели быть музыкантами. А сейчас дети смотрят YouTube и хотят стать ютуберами. Все логично.

Об изменениях на YouTube-рынке

Во многом работать стало удобнее. Когда тебя спрашивают, чем ты занимаешься, а ты снимаешь видео для интернета, у людей не возникает вопросов, типа: «Чем-чем? Что?» У нас есть любимая история про то, как мы искали офис, в котором хотели делать студию. Мы видели по глазам того, кто показывает нам помещение, что нужно быстро пояснить, что мы имеем в виду, когда говорим про видео для интернета. Потому что там уже начинали расширяться глаза, а мы такие: «Нет-нет, это не то, о чем вы подумали. У нас передача». Сейчас такого не будет. Это уже естественно: «Ну да, снимают видео для интернета».

Это единственная ассоциация тогда была. Видео для интернета. Значит, порнуху снимать пришли. А мы как бы пришли втроем. Три парня. Вот это, например, изменилось. Работа с клиентами. В 2011-м мы писали всяким компаниям по поводу сотрудничества: «Вы нас там проспонсируете чуть-чуть, а мы вам снимем видео, прорекламируем». И нас в основном посылали. А сейчас эти же компании приходят сами. Естественный процесс развития.

«Death Stranding может никогда не выйти, но о ней будут говорить». Интервью со Стасом Давыдовым | Канобу - Изображение 3

О неудачных выпусках

<Такие выпуски> бывают периодически. Есть много материала, с которого нам уже не весело, но мы понимаем, что вот так это, наверное, будет смешно. То есть, холодно посмотрев на это, беспристрастно, мы понимаем, что будет нормально. Мы обычно смеемся с того, что монтажеры наделали. Это для нас всегда что-то неожиданное. Что-то. <издает нечленораздельные звуки>. Вот это.

Мы можем что-то подрезать, добавить. Это решаемо. Но совсем не выпустить мы не можем. По-моему, таких случаев не было. Опять же есть расписание, есть все-таки зрители, которых нельзя подводить, есть чаще всего и какая-нибудь рекламная интеграция. У нас есть обязательства.

Может такое случиться, что реально не перло во время написания сценария, не перло во время съемок, да еще и монтажеры, например, не выспались, и тоже не очень весело что-то сделали. Да, есть такая фигня, но совсем не выпустить ролик не получится.

Есть действительно какие-то ролики, которые нам не сильно нравятся. Причем нередко бывает, что ролики, которые нам не так уж самим сильно нравятся, в итоге заходят зрителям, и им все ок. А ролики, которые нам кажутся крутыми, в итоге засирают. Сложно.

О Ченнинге и смене дизайна студии

На самом деле <Ченнинг> (так зовут диван — прим. редакции) прямо за этим белым фоном стоит, который у нас сейчас в выпусках. Белый фон висит прямо поверх старого фона. Просто сейчас такая фигня, что нам, скорее всего, нужно будет переезжать в другую студию. И с белым фоном намного удобнее переехать, чем перевозить все, что у нас тут есть. Все стоит прямо за белым фоном. Пока что еще ничего не разбирали.

Тут опять же холодный расчет. Мы решили визуальную часть выпусков немножечко больше оптимизировать под мобильные устройства, потому что у нас 60% просмотров с мобильных устройств. А наши выпуски — это такая мешанина цветов и деталей. Мы попытались сделать так, чтобы их легче было воспринимать при просмотре с мобильных устройств. Вот настолько все просто.

О комментариях под роликами

Мы читаем комментарии под роликами, не 100%, конечно, но их всегда нужно читать, чтобы понять общие тенденции. Нередко бывает, что в комментариях все начинают к чему-то придираться. В названии ошибка или что-нибудь такое. Так мы понимаем, что раз люди в прошлый раз дико бугуртили по поводу того, что мы сказали как-то вот так, значит про это нужно еще сказать. Или наоборот не сказать. Комментарии — важная штука.

Мы периодически отвечаем <на комментарии>. Но в основном я отвечаю у себя в личных социалках. В инстаграмчике, например. Да и вообще общаюсь в комментариях. Вроде, есть один суперстарый выпуск, где мы отключали комментарии. Я сейчас точно не помню, почему. Но не из-за того, что там было много плохого в комментах. Это естественный процесс, мы не отключаем комменты, чтобы избежать негатива.

У нас на ютубчике стоит фильтр по некоторым комментариям. Фильтр на некоторые слова, с которыми комментарии не запостятся. Это в основном что-то связанное не с ненавистью, а с какой-то тупостью. У нас, кстати, почти все формы слова «Настенька» были забанены. И еще что-то в таком роде.

Любые самые страшные комментарии на меня не действуют так, что мне хотелось бы что-то бросить. Кроме желания что-то бросить в автора комментария, когда ты просто не понимаешь, как можно быть настолько кретином, у меня ничего не возникает. Люди, которые пишут такие комментарии — особый вид.

Когда мы заметили какой-то комментарий или последовательность комментариев, и кто-то из нас начинает читать их по очереди вслух и заводиться, мы обычно понимаем, что ни к чему хорошему это не приведет. Просто мы уже достаточно долго в этом всем, чтобы знать, когда нужно просто сказать: «Эээ, нет, на сегодня хватит». И все. Поэтому таких случаев, когда комментарии деморализовали, не было.

А наоборот, кстати, бывает. Мы очень часто ловим прикольные комментарии. Мы уже несколько месяцев выпускаем очень странную передачу «Шпротоведы», где устраиваем дегустацию разных шпрот (и не только шпрот — прим. редакции). И там в комментариях, честно говоря, все достаточно здорово, и нас дико прет с того, что люди понимают иронию, с которой мы это подаем. И оттуда же иногда черпаем какие-то темы для продолжения.

О передаче «Шпротоведы»

Нам присылают всякие штуки на обзор. И нам бывает на самом деле дико прикольно и интересно разбирать, что они присылают. Некоторые письма приходят с интересными подробностями. Мне в Москве иногда что-то передают. Я был на мероприятии в спортивном магазине. Туда пришел парень, принес мне 14 банок шпрот, которые я кое-как умудрился даже довезти до Риги в самолете. В багаже, конечно, но он и так был полный. Это было прикольно.

На самом деле «Шпротоведы», которая у нас, получается, полгода выходит, собирают около 20 тысяч просмотров. Но это достаточно много для видосов, которые идут по 20, 30 или 40 минут. Они длиннющие и странные.

Эту передачу мы решили делать, когда мне подписчик в Минске подарил банку шпрот. Я не помню, белорусских или не белорусских, просто каких-то шпрот. И я у себя в Stories в Instargram опубликовал короткий обзор-дегустацию. Мы вдвоем как раз с Костиком, с которым сейчас и ведем эту передачу, сделали этот обзор. Потом мне еще раз в Краснодаре подарили две банки местных шпрот, и как-то пошло-поехало. А потом мы решили: «А давай сделаем на YouTube».

О выпусках «This is Хорошо» для взрослых

Не то чтобы мы планировали <делать еще>. И этот эпизод был такой… Мы давно хотели такое видео сделать, но как-то не было повода. И тут мы поняли, что вот, собственно, и повод. Цифра интересная. На регулярной основе мы точно не будем делать такое. Может, как-нибудь склепаем что-то еще. У нас остались еще любимые порно-клипы, которые не использовали. Мы и так выбирали наименее опасные для неподготовленных людей ролики.

Мы же в конце концов много видеоконтента потребляем. Нас не так уж радует просто видео в интернете, мы смотрим прямо уж совсем страшное дерьмо. Страшное — не в смысле, что оно на самом деле страшное. А страшное в том смысле, что для кого-то оно будет слишком странным.

Есть одно видео. Black Salami. Крутой видос, мы часто его упоминаем при разговоре. Это вырезка из какой-то порнухи. Судя по качеству, 70-х годов. Там стоит чувак, черный парень. И он говорит: «Они называют меня черным салями, сейчас я вам покажу, почему». И как бы… у него огромный хрен. И он типа берет и сам себе его в жопу засовывает. Это достаточно круто и акробатично. У него такой… совсем по колено. Но мы решили, что не все готовы такое сразу воспринимать. Это мы уже кучу всего пересмотрели, поэтому для нас это норм.

О женской груди, фотографии которой присылают подписчицы

Иногда присылают фотографии, которые нельзя выложить. Иногда мы просто не понимаем, зачем люди делают такие плохие фотографии. Серьезно. С плохим светом, кривым ракурсом и ужасным качеством! Мы выложим, конечно, это. Но очевидно, что кто-нибудь напишет под ними комментарий, типа: «Какая ужасная фотка». А что мы можем сделать? Нам человек такое прислал.

Часто какие-то школьники шлют свои селфи. И ты такой: «Аргх, ну ладно». Нет, шокировать нас сложно. На «This is Хорошо», куда нам шлют фотки с грудью, бывает что-то такое иногда. Но мы их выкладываем. Была девочка с прищепками на сосках. Так прям больно выглядело! А еще другая девочка прислала фото, где она вся в улитках больших была. Но это на самом деле круто было.

«Death Stranding может никогда не выйти, но о ней будут говорить». Интервью со Стасом Давыдовым | Канобу - Изображение 4

О геймплее Cyberpunk 2077

Мне понравились не какие-то конкретные элементы, а вообще в целом. То, что показали в трейлерах, мы увидели играбельным. Это реально открытый мир, по которому при нас (на gamescom 2018 — прим. редакции) чувак сидел с геймпадом и ходил. Этот шок — самое интересное. Показали в трейлере красивость — вот, красивость в демке тоже есть. Черт его знает, что будет на релизе. Но пока это было очень круто и прикольно. Понятно, что графика не заоблачная, но <разработчики> обещают, что игра будет без подзагрузок. Тогда это простительно.

Есть предположение, что игра выйдет одновременно с новым поколением консолей. И «Киберпанк» выйдет, и Death Stranding. Мы подумали, раз есть слухи, что Death Stranding выйдет в 2020 году, то, наверное, то же самое произойдет и с Cyberpunk 2077. Там они будут нормально выглядеть. Все равно же разработчикам нужно показывать самую красивую версию игры в геймплейных трейлерах. И понятное дело, что их нужно крутить на самой прикольной консоли. Сейчас же тоже все трейлеры игр, которые выходят на PS4, записывают на PS4 Pro, а не на обычной PS4. И далеко не все видят игры такими, какими их показывают.

О The Witcher 3: Wild Hunt

«Ведьмак» — это бесспорно одна из лучших игр не только своего года, но и года до, и года после. Несомненно, она легендарная. <Костя на заднем плане смеется> Подожди, это правильное слово! Она уже легендарная, с ней все сравнивают. RPG, вышедшие после нее, можно с ней сравнивать. Постоянно говорят: «Как „Ведьмак“». Это как Quake. Как игры, которые уже навсегда попали в список лучших и на которые все ориентируются.

Конечно, она мне понравилась. Без вариантов. Я прошел ее один раз, потом сделал паузу перед «Кровью и вином», и решил, что сначала снова пройду игру, а затем уже «Кровь и вино». В итоге запоролся, потому что время закончилось. Ни в дополнение не поиграл, ни игру еще раз не прошел. Я уже прекрасно знаю, что там все здорово и отлично. И я расстроен, что не поиграл, но нет времени, чтобы собраться.

О последних играх

Я сейчас играю в мобильные игры в основном. Это не реклама, нет. Это не «Викинги». В нее я тоже играл. В такие игры, как «Викинги» я играю, но сама игра мне не зашла. Но я понимаю, почему людям она нравится. Пока что я играю в мобилки, у меня реально не было времени ни во что нормально поиграть. Последнее, во что я так полноценно играл — Frostpunk. И все. Это было очень давно. Я заходил во что-нибудь мультиплеерное вроде Overwatch, но это нельзя назвать полноценной игрой! Это так, на несколько часов.

«Death Stranding может никогда не выйти, но о ней будут говорить». Интервью со Стасом Давыдовым | Канобу - Изображение 5

О Steam, GOG, Origin и других сервисах

Сейчас приходится пользоваться всем — и Steam, и GOG, и Origin. На GOG игры без DRM. На GOG игры всегда гарантированно работают. В Steam ты можешь купить игру, которая не будет работать на твоем компе. Вот история человека, сидящего слева от меня — Костика. Он купил себе игру, и она не работает. Когда ты ставишь патчи на нее, игра начинает ругаться: «Ай-ай-ай, ты пытаешься влезть в игру, мы тебя забаним!» А на GOG такого не бывает. Ты покупаешь игру, и она работает. С вероятностью 90%. Мне нравится их философия сама по себе. И мы с ними дружим. <смеется>

Мы как-то давно с ними вышли на связь. Хорошо общались с менеджером по СНГ. И сейчас продолжаем общаться. Они периодически зовут к себе на какие-то ивенты, а мы их поддерживаем. Мне не жалко, например, объявить в Instagram, мол, вот вам список игр, заходите по ссылочке, и там будут скидосы. Хорошо, когда есть такие платформы. Плюс это хорошо для розыгрышей. Когда я понимаю, что нам нужны призы для розыгрышей, мы им пишем: «Привет, ребята. А скинете ключики для розыгрышей?» А они отвечают: «Да». Тогда и нам не жалко упомянуть, что ключики от GOG.

О шоуматче по Overwatch в 2016 году

Мы проиграли, потому что у нас никто не умел с геймпадом играть в шутаны. Сидело много людей с клешнями. Но на этом турнире мы обнаружили кое-что интересное. Галустян сидел рядом со мной, и я ему подсказывал, что брать и куда бежать, но на геймпаде он тащил. Оказалось, что он играет в шутеры на PS4. И он уже умел стрелять и перемещаться с геймпадом. Мы ему выдали Солдата, я смотрел в его монитор и говорил, куда бежать. И в целом у него все хорошо получалось.

<Перед турниром> мы просто договорились, что будем делать, и кто на чем будет играть. В тот же день. Но это был не настолько серьезный турнир, чтобы к нему прям готовиться, это был шоуматч, так что… Я там бегал Симметрой. И, кажется, танковал. Играл в основном саппортами или танками, потому что я на геймпаде совсем не могу стрелять.

Мне хватает турниров и всяких шоуматчей. Последний был по PUBG на «Стримфесте». Это был триумфальный турнир, на котором наша команда раскатала другую команду, и я слышал, как челики, вместе с которыми я играл, прыгали и радовались — была такая добрая детская истерика от того, что они сделали это. В команду набрали нормальных тащущих людей, а моя задача заключалась в том, чтобы не мешаться и не дохнуть. В принципе, свою задачу я выполнил, а они сделали все остальное.

До этого был от HP, кажется… Большой турнир в начале этого года. У нас была достаточно веселая команда, но там было сложно играть на сцене. Музыка бомбила, мы толком друг друга не слышали, невозможно было координироваться. И это было скорее страдание, а не игра.

Кодзима…

Гений. Это то, что должно следовать после этого имени. Создать такой хайп вокруг игры, о которой толком ничего неизвестно… Ладно, уже есть геймплей, но в нем ничего не понятно. Но это уже геймплей. Возможно, он будет не такой в финале, но тем не менее. Хайп вокруг игры, о которой вообще нет никакой информации, только какие-то непонятные обрывки и условные образные тизеры — это действительно круто. Прикольно, интересно. Это игра, которая может даже никогда не выйти, но о ней все равно будут говорить.

Есть же история, что Ходоровски собирался снимать фильм по «Дюне», и когда он только взялся за фильм, всем сразу стало понятно, что это будет лучший фильм за все время. Этот фильм так никогда и не был снят, но статус, что это мог быть тот самый лучший фильм в мире, остался.

Так что Death Stranding может никогда не выйти и остаться у всех в памяти как та самая игра, которая так и не вышла. А она точно была бы вот той самой игрой. А опровергнуть это никто не сможет, она же не вышла, никто же не поиграл. Кодзима же делал Silent Hills, а потом ушел. И все. Это была бы, скорее всего, лучшая Silent Hill.

Я просто наслаждаюсь тем, что происходит. Мы периодически смотрим видосы, где чуваки с плешивыми бородами рассказывают о том, какие они увидели детали <в трейлерах> и что это значит. Даже по Instagram гения видно, что он сам с этого прется и периодически подбрасывает дрова в огонь. Часть из них реальные, а часть из них, походу, вбросы, чтобы люди начинали строить какие-то теории.

Я не вижу смысла пытаться предугадать, что это будет за игра. Для себя лично. Но вся история вокруг нее мне очень нравится. Я встал в такую позицию, что стараюсь вообще ничего от нее не ждать. Вот что выйдет, то выйдет. Потому что, я уверен, очень многие разочаруются в игре из-за того, что она может быть просто хорошей. А все ждали, что это будет лучшая игра, в которую они когда-либо играли и будут играть. Они начнут в нее играть, а она кажется просто хорошей. И разочаруются. А я стараюсь ничего не ждать. И, скорее всего, она мне понравится.

Вряд ли она будет плохой. Она либо не выйдет и останется вот той легендарной игрой. Но плохой она точно не будет. С чего ей быть плохой? Столько времени над ней хорошие люди работают.

О месте в геймдеве

Вообще, мне было бы интересно работать в игровой индустрии. Потому что у меня есть много знакомых в разных издательских группах, мне примерно понятно, как этот мир работает. Может, что-нибудь связанное с рекламой или маркетингом. Но заниматься разработкой… у меня просто не хватает скиллов. Серьезно я об этом не задумывался. Но если бы у меня получилось связать себя с геймдевом, то мне хотелось бы работать в маркетинге.

«Death Stranding может никогда не выйти, но о ней будут говорить». Интервью со Стасом Давыдовым | Канобу - Изображение 6

О Хаски и Оксимироне

Я с удовольствием слушаю Хаски. Очень люблю его лирику и подачу. Все то, какое плохое оно есть, таким и должно быть. Меня все устраивает. Я считаю, что Хаски лучше всех этих Оксимиронов и прочих ребят. Но это мое личное восприятие. Если сравнивать с ним, то Оксимирон куда более глуп со своими метафорами, которые мне кажутся не таким уж и глубокими. Кроме всего прочего, у него все хорошо с музыкой. Но очень многие люди, которые слушают Оксимирона, любят неимоверно выпендриваться тем, что они слушают его. Нет, Оксимирон очень поверхностный, он использует красивые метафоры, но они простые и очевидные. Это не в минус ему. Просто он так делает. А у Хаски они глубже. И этим он мне и нравится.

У Хаски есть своя вот эта омерзительная подача, которая соответствует его образу. Она бесит, он мерзко жует слова и гнусавит. Это все очень крутой образ. Музыка не обязательно должна быть приятной. Ты вот слушаешь метал. Я тоже слушаю метал. Музыка и любое искусство — это штука, которая может вызывать эмоции. И эти эмоции не обязательно положительные. Есть музыка, которая вызывает негативные эмоции. И музыка, которая вызывает агрессию. Которая вызывает злость. И это тоже круто. Замечательно, что музыкант способен вызвать такой разный спектр эмоций. Так же, как и картины. Не все картины вызывают только восхищение в духе «Как красиво, как мне хорошо». На некоторые ты смотришь и думаешь: «Блин, красиво, но мне становится так тяжело и грустно от нее». Так же и с музыкой.

О Монеточке и Гречке

Я не настолько хорошо их слушал, чтобы как-то объективно оценить. Мне очень нравится, что настолько инди-музыка — а это совсем инди, в общем-то — стала такой популярной. Это очень круто. Говорит о том, что в русскоязычном интернете музыкальная индустрия сильно идет вперед. Потому что какая-нибудь Монеточка или Манижа могут стать большими исполнителями и собирать большие концерты. Некоторое время назад это было совсем невозможно. Они бы свои маленькие клубяшники собирали и все. Их бы никогда никакой лейбл не подобрал, они слишком экспериментальные, как бы это странно ни звучало.

О Banana Bomb, вдохновении и акценте на английском

Мы осознавали, что музыка похожа на Limp Bizkit. Мы были чуваками, которые слушали рэпкор. Мы много слушали такую музыку. И для нас это было своего рода возвращение в прошлое. Мы хотели играть что-то такое. Причем даже больше, наверное, ориентировались не на Limp Bizkit, а на Rage Against the Machine. Мы не преследовали специально цель, чтобы у нас было похоже на тех-то чуваков, а просто оно так получается, когда ты пытаешься делать какой-то метал или рэпкор. Как-то так оно и начинает звучать.

Акцент задуман, потому что я так говорю. Единственная страна, в которой есть какие-то дикие проблемы с акцентом на английском языке — это Россия. А Россия — это страна, где на английском умеет говорить 4%. И это забавно. Все любят ужасно придираться к акценту, а фишка в том, что есть уйма групп не только с американским произношением. И мы не парились. Так люди общаются. И все друг друга прекрасно понимают. Если пытаться из себя строить американца, будет только хуже.

Просто мы немножечко удивились тому, насколько в России люди — у нас здесь никому это не режет слух, в том числе англоговорящим людям — все очень эксперты. Мы не были к этому готовы. И мы такие: «Вау». Это было постоянно. Это был один из самых распространенных комментариев. Но у нас с этим нет никаких проблем. Да, это не наш родной язык. Вот такой у нас акцент, мы так общаемся. При этом я почему-то очень сомневаюсь, что те же люди пишут под клипами ABBA, что у них акцент. А у ABBA не просто акцент, а еще и совсем кривой английский.

Если вы хотите послушать Стаса Давыдова вживую, то приходите на фестиваль G8 4 и 5 октября 2018 года. Больше информации вы можете узнать на официальном сайте организаторов.

Теги
Комментарии (22)

Кодзима настолько гений, что проник даже в заголовки интервью российских блогеров

Он еще жив и кому то нужен?

Интервьюха такая себе.

Мало кто помнит, что первые 12 выпусков TIХ Стас постил на КаНоБу.

Последние статьи


РЕКЛАМА НА КАНОБУ
Канобу LIVE