28 57 20871

Assassin’s Creed Rogue очеловечивает тамплиеров и критикует ассасинов. Это важный шаг для серии

Мнение главного редактора «Канобу» Максима Иванова

kanobu.ru 22 марта 2018, 15:17
Assassin’s Creed Rogue очеловечивает тамплиеров и критикует ассасинов. Это важный шаг для серии. - Изображение 1
20 марта на PS4 и Xbox One вышла обновленная версия Assassin’s Creed Rogue — мрачной истории о тамплиере-бунтаре Шее Патрике Кормаке. Главный редактор «Канобу» Максим Иванов полностью прошел игру на PS3, провел около 20 часов за ремастером и теперь рассказывает, почему Rogue получилась одним из самых важных выпусков серии.

Видеоверсия

Assassin’s Creed Rogue очеловечивает тамплиеров и критикует ассасинов. Это важный шаг для серии. - Изображение 2

В 2015-м я уже писал текст про Assassin's Creed Rogue, в котором рассказывал, почему это невероятная игра. Она осталась в моей памяти образами и ощущениями.

Я ассоциировал «Изгоя» со свободой, самым красивым и живым морем в истории видеоигр, испуганными пингвинами, выпрыгивающими из воды белухами, оглушительными шанти, которые горланились моей командой, и, конечно, вмерзшими в вечные льды викингскими кораблями.

Я не хотел запустить Rogue в 2018-м и разочароваться в знаковом для меня приключении. К счастью, путешествия на «Морриган» выдержали проверку временем. Обновленная версия только усилила мой восторг благодаря более четкой картинке, удобному геймпаду и возможности снимать скриншоты потрясающих закатов.

А значит, я могу поговорить с вами о суперважных вещах, которых в прошлом тексте касался лишь вскользь: сюжете, переосмыслению тамплиеров и их значении для серии.

«Изгой» стал последней главой американской саги, в которую также входят Assassin’s Creed 3, Assassin’s Creed 4: Black Flag и Assassin’s Creed: Liberation. Сюжетно игра расположена между четвертым и третьим выпусками. Вместо пиратов и Американской революции — дрязги ассасинов и тамплиеров и Семилетняя война. Вместо Карибского бассейна — побережья Атлантики и Нью-Йорк до пожара. «Изгой» задействует уже знакомых по предыдущим частям персонажей. Мы вновь увидим освободителя рабов Адевале, магистра ордена тамплиеров Хэйтема Кенуэя и (пока) молодого ассасина Ахиллеса, наставлявшего Коннора, главного героя третьей части.

Несмотря на всеобщую любовь к трилогии Эцио, американская сага кажется мне более амбициозной и комплексной. Она показывает три поколения ассасинов и тамплиеров, через них мы наблюдаем преломления в кредо и метания между темной и светлой стороной.

Благодаря связывающим персонажей семейным узам противостояние Ордена и Братства становится личным, его условно можно назвать родовой сагой, фундаментом которой обычно становились семейные распри (по этой же причине Лукас во время подготовки к производству «Призрачной угрозы» также стал называть «Звездные войны» сагой).

Assassin’s Creed Rogue очеловечивает тамплиеров и критикует ассасинов. Это важный шаг для серии. - Изображение 3
Assassin’s Creed Rogue очеловечивает тамплиеров и критикует ассасинов. Это важный шаг для серии. - Изображение 4

Black Flag начинается с рассказа об Эдварде Кенуэе — потерянном человеке, который в течение жизни принимал неверные, эгоистичные решения и который ближе к финалу получает новый смысл и взгляд на жизнь. Кредо дает ему второй шанс, помогает перековать себя и преодолеть разрушавший его эгоизм. Assassin’s Creed 3 переворачивает эту историю. Сын Эдварда — тот самый Хэйтем Кенуэй — несмотря на воспитание и идеалы отца выбирает сторону тамплиеров. Он точно так же стремится к установлению порядка и мира, но выбирает более прямолинейные и жесткие способы. В рамках саги ему противопоставляют его сына Коннора, которого обучает покалеченный Хэйтемом Ахиллес. Коннор сильнее походит на праведного, изменившегося после принятия Кредо Эдварда, чем на сноба-отца, поэтому конфликт получается разноуровневым, каждый из его участников видит в этом противостоянии свою драму.

«Изгой» привязывается к истории Кенуэев лишь условно, но именно он делает этот рассказ сложнее и неоднозначнее. Игра заставляет сомневаться в безгрешности ассасинов, размывает разницу между Орденом и Братством, а также придает дополнительные смыслы уже показанным героям и событиям. Главный герой «Изгоя» — Шей Патрик Кормак, человек, который от крепкой веры в Кредо приходит к тотальному разочарованию в догматах Братства. Шей — думающий, анализирующий, смелый. Он готов жертвовать собой, сражаться за свободу, но при этом отвергает слепую веру. Он видит Братство не просто как крупную организацию, в которой каждый — обычный винтик, а как общность борющихся за высшие блага равноправных единомышленников.

Assassin’s Creed Rogue очеловечивает тамплиеров и критикует ассасинов. Это важный шаг для серии. - Изображение 5

Совершенные его руками убийства невинных людей (Шея используют без его ведома) повергают Кормака в шок. Его справедливые вопросы и критика ассасинов остаются без ответа. Их гасят при помощи Кредо, запрещающего сомневаться в действиях высокопоставленных братьев. Люди, которых до этого Ubisoft представляла как хранителей мира, оказываются всего лишь жадными до власти убийцами.

Кормак находит себя в учении тамплиеров, которые на фоне Assassin’s Creed 3 уже не выглядят однозначно злобной шайкой-лейкой. Это во многом справедливые люди со своим кодексом чести, переживающие за судьбу мира и родной страны. Тамплиеры вроде доблестного полковника Джорджа Монро, к которым с каждой миссией все больше проникаешься уважением, стыдят в разы сильнее, чем минутные обвинения в духе «Ты ничего не понял, все было не так!» перед убийством очередного одномерного злодея в других играх серии.

Невольно ставишь себя на место других ассасинов и задумываешься — кто из этих жертв мог оказаться еще одним полковником Монро? И могли ли ассасины так же манипулировать главными героями прошлых частей, использовать их во зло, как использовали Шея? Наверное да, могли.

Assassin’s Creed Rogue очеловечивает тамплиеров и критикует ассасинов. Это важный шаг для серии. - Изображение 6
Assassin’s Creed Rogue очеловечивает тамплиеров и критикует ассасинов. Это важный шаг для серии. - Изображение 7
Assassin’s Creed Rogue очеловечивает тамплиеров и критикует ассасинов. Это важный шаг для серии. - Изображение 8

«Изгой» не отменяет действия Хейтема в Assassin’s Creed 3 и тем более не обеляет ублюдочных Борджиа из трилогии Эцио, но предлагает задуматься. Rogue удачно докручивает тему предательства Аль-Муалима в оригинальной игре и укрепляет впечатления от поступков Хэйтема в третьей части — его временного альянса с сыном для убийства предателя Бенджамина Черча и попыток спасти родную деревню Коннора.

И если при первом прохождении Rogue показалась мне интересной, но слегка поверхностной, то при игре в обновленную версию я стал замечать больше нюансов. Возможно, потому, что спустя время история американской саги сложилась для меня в один длинный трехактный сюжет, и я перестал рассматривать «Изгоя» как самостоятельную главу.

Это не делает игру про Кормака менее ценной — я бы вообще предпочел, чтобы прощанием с PS3 и Xbox 360 стала бестолковая Unity с бестолковым Арно, который как персонаж не привнес в серию ничего нового. Было бы здорово, если бы Шею отдали новый движок и консоли текущего поколения — и больше людей познакомилось с неудобными вопросами к Братству ассасинов. Но сложилось так, как сложилось.

Возможно, по примеру с Origins сделает игру об истоках Ордена тамплиеров. Ну а пока с альтернативным взглядом на вечный конфликт лучше всего знакомиться через комиксы и ремастер Assassin's Creed Rogue для актуальных консолей. Поверьте, «Изгой» того стоит.


Игры в материале
  • Assassin's Creed Rogue
57 комментариев