Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения

10 лучших саундтреков Эннио Морриконе. От «Омерзительной восьмерки» до «Что вы сделали с Соланж?»

6 июля 2020-го на 91 году жизни умер гениальный итальянский композитор Эннио Морриконе, за свою карьеру успевший поработать с большинством величайших режиссеров мира. В связи с этим печальным событием я называю — и ранжирую — для «Канобу» десять его лучших, по моему мнению, саундтреков. Огромный сектор работ Морриконе пришелся не на так называемое «серьезное кино», а на кино жанровое — вестерны, фильмы ужасов и криминальные боевики. Так что выбрать было из чего.
6 июля 2020-го на 91 году жизни умер гениальный итальянский композитор Эннио Морриконе, за свою карьеру успевший поработать с большинством величайших режиссеров мира. В связи с этим печальным событием я называю — и ранжирую — для «Канобу» десять его лучших, по моему мнению, саундтреков. Огромный сектор работ Морриконе пришелся не на так называемое «серьезное кино», а на кино жанровое — вестерны, фильмы ужасов и криминальные боевики. Так что выбрать было из чего.

10. Тема LʼUltima Diligenza di Red Rock из The Hateful Eight («Омерзительная восьмерка»), 2015

Квентин Тарантино мечтал поработать с Морриконе еще со времен «Убить Билла». Но итальянский мастер просил слишком много денег (порядка миллиона долларов) за оригинальный саундтрек к фильму, так что и «Билл», и «Ублюдки», и «Джанго» обошлись заимствованиями и цитатами из OST других фильмов, сочиненных Морриконе.

В «Восьмерке» звезды все-таки сошлись: это первый cаундтрек, написанный Эннио Морриконе специально для Тарантино. Сотрудничеством ни тот, ни другой особо довольны не остались, но за эту тему Морриконе на склоне лет получил своего первого (и теперь уже единственного) трудового, а не почетного «Оскара».

Композиция LʼUltima Diligenza di Red Rock, что и говорить, блестящая, соединившая в себе работу Морриконе в вестернах Корбуччи, Соллимы и Леоне с его гениальным саундтреком к «Нечто» Джона Карпентера… с которым мы еще встретимся в этом топе.

9. «Трилогия о животных» Дарио Арженто, 1970-71

В ранних 70-х Морриконе написал множество запоминающихся главных тем к очень красивым, атмосферным и страшным фильмам жанра «джалло» — итальянской смеси детектива с кровавым хоррором, пришедшей на смену спагетти-вестернам 60-х.

За исключением одного случая, с которым мы встретимся ниже, лучшие из них пришлись на долю фильмов величайшего мастера джалло — пожалуй, единственного итальянского режиссера хорроров и триллеров мирового уровня, — Дарио Арженто.

До того, как прославиться на весь мир гениальным триллер-хоррором Deep Red (Profondo Rosso, «Темно-красный») с саундтреком от прог-рок-группы Goblin, Арженто снял трилогию классических детективных триллеров, в названии каждого из которых упоминается какое-нибудь животное. Ее до сих пор мало кто смотрел за пределами Италии. Все три фильма по-своему превосходны — как и заглавные темы Морриконе к ним, под которые в лучшем духе Арженто в картинах проносятся криповатые титры.

Это The Bird with the Crystal Plumage («Птица с хрустальными перьями»), The Cat o’ Nine Tails («Кошка о девяти хвостах») и Four Flies on Grey Velvet («Четыре мухи на сером бархате»). От жуткой детской песенки — к лихой джазовой (но по своему не менее криповой) импровизации:

8. Главная тема The Untouchables («Неприкасаемые»), 1987

После успеха «Долларовой трилогии» Сержо Леоне Морриконе добрых 20 лет плотно проработал в Голливуде, успев и похалтурить (сиквел «Экзорциста»), и посотрудничать с настоящими художниками уровня Дона Сигела и Барри Левинсона. Но самым ярким американским его саундтреком остается незабываемая, оглушительная заглавная тема криминального эпика Брайана Де Пальмы.

В этом фильме все стилизовано под старые классические нуары и радиошоу, включая музыку. Но, как де Пальма визуально превзошел все, что было снято в жанре «полицейские охотятся на гангстеров», так и Морриконе написал один из самых запоминающихся своих треков, демонстрацию мастерства в самых верхних эшелонах громкой, пафосной, очевидной американской оркестровой музыки. В котором, тем не менее, с первых тихих ноток чувствуется неотвратимость прибытия поезда на тот самый, последний вокзал.

7. Главная тема The Great Silence («Молчун»), 1968

Один из меньших вестернов Морриконе, поставленный наименее талантливым из трех великих Сержо — не Леоне или Соллимой, но Корбуччи. Это кино-хулиганство, анти-вестерн с намеренно-фригидным сеттингом и депрессивной концовкой. Который, тем не менее, интересен актерскими работами Жан-Луи Трентиньяна в роли того самого Молчуна (немого ганфайтера) и Клауса Кински в роли — ну разумеется! — основного антагониста.

Тема от Морриконе тут тоже не такая лихая, как в других его вестернах, обманчиво-мягкая, почти рождественская — но с криповыми нотками в духе его джалло-работ, предвещающими, что ничем хорошим это снежное дело не кончится.

6. Главная тема What Have You Done to Solange? («Что вы сделали с Соланж?»), 1972

Лучшая работа Морриконе в джалло — в гениальном триллере крайне недооцененного сценариста и режиссера Массимо Далламано. Он поставил всего пару джалло (второй — очень любопытный полицейский процедурал What Have They Done to Your Daughters?), о которых бы точно не слышала бы ни одна живая душа, если бы не усилия Тарантино, показывавшего «Соланж» на своих фестивалях.

По сравнению с работами Морриконе для Арженто тема гораздо более агрессивная и менее лиричная. Но при этом — все такая же меланхоличная и пугающая.

Ее можно считать не только символом джалло, но и знаком надвигающейся новой волны в итальянском жанровом кино — poliziotteschi, брутальных и быстрых полицейских триллеров, в которые маэстро тоже внесет свой вклад (послушайте, скажем, его саунд к Violent City Cержо Соллимы).

5. Главная тема Once Upon a Time in the West («Однажды на Диком Западе»), 1968

Один из самых известных — и коммерчески успешных — саундтреков в истории кино, не нуждающийся в каком-либо представлении.

Скажу только, что тема Once Upon a Time in the West тут продолжительная, запоминающаяся и качественная, идеально соответствующая содержанию и настрою лучшего вестерна Сержо Леоне. И при этом работающая в отрыве от видеоряда, как самостоятельное художественное произведение без какого-либо контекста.

С ума сойти можно от мысли, что у Морриконе она едва-едва вошла в первую пятерку лучших работ!

4. Тема Chi Mai из фильма «Профессионал» (Le Professionnel), 1981

Саундтрек, по которому Эннио Морриконе знают люди, не интересующиеся вестернами и жанровым кино. У темы очень долгий генезис — ее ноты можно услышать еще на саундтреке «Молчуна», и в целом она писалась Морриконе совсем для других целей, для одного из забытых фильмов посредственного польского режиссера Ежи Кавалеровича.

Но известность обрела после жанрового экшен-триллера от французского режиссера Жоржа Лотнера с Жан-Полем Бельмондо в роли наемного убийцы. Даже в наше время мало кто смотрел фильм целиком (а зря, он отличный!), но мелодия разошлась в массовую культуру на пластинках с саундтреком.

Тут тоже особо сказать нечего — более напряженной и вместе с тем лиричной музыкальной композиции, сочетающей вибрацию натянутой до отказа струны с биением заходящегося в любовной лихорадке сердца, никто и никогда не писал.

3. Главная тема Once Upon a Time in America («Однажды в Америке»), 1984

Последнее сотрудничество Морриконе и Сержо Леоне в величайшем его фильме.

В «Однажды на Диком Западе» они вместе оставили позади жанровые условности вестернов, в «Однажды в Америке» — вообще какие-либо условности кино в целом. Как и фильм, его музыкальная тема тоже собиралась в течение десятков лет из самых разнородных материалов — и при этом она остается кричаще-оригинальна, ее невозможно представить в отрыве от этого видеоряда.

Музыка Морриконе — среди которой стоит отметить и минималистскую Muzak-версию битловской Yesterday, — отправляет нас в путешествие по волнам памяти лучше любой книги Марселя Пруста. А держится тут все на многоствольной (как и подобает гангстерскому фильму) флейте румынского музыканта Георге Замфира — как в свое время в «Третьем человеке» весь фильм держался на цитре Антона Караса. Это не флейта. Это холодный ветер перемен теребит оголенные нервы героя — и зрителя.

2. The Ecstasy of Gold из The Good, The Bad and the Ugly («Хороший, плохой, злой»), 1966

Заглавной теме «Хорошего, плохого злого» не нашлось места в этом топе — как и другим двум темам «долларовой трилогии». Они, на мой взгляд, слишком стилизованные, слишком вычурные, слишком привязанные к конкретном жанру и периоду, чтобы работать в 2020-м.

И «Однажды на Диком Западе», и уж тем более «Однажды в Америке» их превзошли хотя бы по универсальности, не говоря уж о глубине и качестве самих работ.

Но все это не касается самой агрессивной и амбициозной — и самой бессмертной, — композиции маэстро. Она называется The Ecstasy of Gold и в наше время известна по множеству рекламных роликов, фильмов, сериалов и видеоигр, а также по бездарным каверам от «Металлики».

В оригинале тема была написана для величайшей сцены вестерна Сержо Леоне — бесконечного бега по кладбищу, во время которого Туко пытается разыскать ту самую, единственную могилу, где вместо давно истлевшего покойника лежит золото.

Женскую партию выводит Эдда ДеллʼОрсо, певшая для Морриконе и Леоне во всех их вестернах. Когда кажется, что выше и лучше уже некуда, и музыка, и голос продолжают расти, переходя все границы разумного, уводя и зрителя, и фильм на территорию, до которой вестерны не дотягивались ни до, ни после… да и фильмы, наверное, тоже.

Мы в валгалле, мире павших, причем не просто солдат времен войны Севера и Юга, а всех героев вестернов, героев всех фильмов, умерших насильственной смертью от рук других героев. И голос итальянской валькирии ведет нас в последний и решительный бой, где на кону — не ерунда вроде личной чести или жажды отмщения, а 200 тысяч американских долларов. Золотом.

1. Главная тема The Thing («Нечто»), 1982

В лучшей композиции, когда-либо сочиненной Эннио Морриконе, нет сокрушительного вокала, оркестровой музыки или многоствольной флейты. Это пара повторяющихся нот, сыгранных на сентизаторе, — зловещее пульсирование, которое может имитировать биение человеческого сердца. А может — неукротимую, неубиваемую пульсацию иной, куда более страшной жизненной формы.

У Джона Карпентера просто не хватило времени, чтобы самому сочинить саундтрек к своему лучшему фильму. Так что он предложил это сделать первому попавшемуся композитору — хорошо, что это оказался именно Морриконе. И хорошо, что в то время он как раз увлекся электронной музыкой.

Морриконе честно написал для режиссера и оркестровую версию, но электронщика-Карпентера она не заинтересовала. Результат — самая простая, жуткая и узнаваемая тема в кино, превзошедшая и тему из «Челюстей» Джона Уильямса, и «Хэллоуин» самого Карпентера.

Это музыка, под которую наверняка с удовольствием писал бы Говард Лавкрафт.