Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения
12 февраля 2019/Музыка

10 лучших альбомов 2018 года от Самима Сарвари — электро и дрим-поп, слоукор, хаус и рэп, конечно же

Этот список — не столько повод подвести музыкальные итоги уже далеко ушедшего года, сколько возможность высказаться по важным для меня альбомам, о которых на «Канобу» написать не получилось. Да и не только на «Канобу» — ни об одном альбоме из списка я не писал нигде. Исправляюсь.
Этот список — не столько повод подвести музыкальные итоги уже далеко ушедшего года, сколько возможность высказаться по важным для меня альбомам, о которых на «Канобу» написать не получилось. Да и не только на «Канобу» — ни об одном альбоме из списка я не писал нигде. Исправляюсь.

Исмаэль Батлер (Ishmael Butler) в 90-х делал джаз-рэп в составе Digable Planets и позже прославился афрофутуристическими изысканиями в дуэте Shabazz Palaces. Knife Knights — его новый проект с давним приятелем — композитором Эриком Бладом (Erik Blood), а получасовой альбом 1 Time Mirage — захватывающее вневременное приключение под присмотром Дейла Купера из мира хип-хопа. Никогда не покидало ощущение, что Батлер и компания подпольно делают что-то очень важное для всего жанра.

О Монеточке и ее прорывном альбоме «Раскраски для взрослых» все было сказано еще в 2018 году. Послушав этот релиз, сразу понимаешь, что он попадет в подавляющее большинство топов русскоязычных медиа. Сочетание ироничной поэзии Елизаветы Гырдымовой и умной электроники Вити Исаева (БЦХ) — лучшее, что случалось с нашей поп-музыкой за последние годы.

Любой продакшен, до которого дотрагивается Sophie, превращается в прогрессивное глянцевое золото. Charli XCX и Vince Staples подтвердят. В ее дебютном альбоме Oil of Every Pearlʼs Un-Insides вы услышите захватывающий дух электро-поп, безоглядно стремящийся в кибернетическое будущее вне стереотипов и гендерных предрассудков. Музыку с альбома стоит распечатать и выставить как минимум в MMOMA, максимум — в MoMA, поэтому номинация Грэмми за «лучший танцевальный/электронный альбом» оставляет малую толику веры в эту богом забытую премию.

В середине февраля Николас Джаар (Nicolas Jaar) внезапно выпустил хаус-альбом, выход которого стал самой приятной музыкальной неожиданностью прошлого года. Опубликованная под старым псевдонимом, 2012 — 2017 состоит из записанных в обозначенном периоде отлично выдержанных танцевальных композиций, в каждой из которых заметна филигранная работа с сэмплами. Чилийско-американского композитора часто называют «вундеркиндом из мира IDM» и любые сомнения в этом лейбле должны были отпасть еще после предыдущих Space Is Only Noise и Sirens.

«Мой первый поцелуй достался земле», — в начале альбома Дев Хайнс (Dev Hynes) рассказывает об одном из регулярных избиений после школьных занятий в неблагополучном английском Эссексе. Сменив несколько сценических имен, парень переехал в Нью-Йорк, полюбил его и стал записывать уютный и пропитанный джазом R& B о чувстве собственного достоинства. Хоть Negro Swan и кажется слабее его шедевра 2016 года — Freetown Sound, новый альбом мультиинструменталиста не сильно хуже передает одновременно гордый и нежный кивок в сторону нью-йоркской хип-хоп- и вог-культуры, но уже со вставками Джанет Мок (Janet Mock) и Puff Daddy о том, как нужно любить себя.

Попадание этого релиза в мой топ может показаться странным. Во-первых, формально, Hoodrich Tales — не альбом. Это EP. Во-вторых, почему не Dragonborn — magnum opus Егора? В 2018-м году границы между форматами окончательно стерлись и именно Hoodrich Tales обладает редчайшим качеством современных урбан-релизов — самодостаточной сдержанностью. Рэп у нас появился еще в СССР и, что не удивительно, все это время наши рэперы преимущественно подглядывали за афроамериканцами, чтобы делать «как у них». Однако никогда еще хип-хоп-культура не перенималась настолько гармонично и с такой любовью, как в прошедшем году сделал это Егор Ракитин. Теперь подглядывают за Big Baby Tape.

Клипов у Big Baby Tape еще нет, поэтому прикреплю этот фристайл от Fast Food Music. «Не трогай майк — это святое дело, amen», — Егор отдает должное MF Doom под легендарный бит Мэдлиба (Madlib), а поверх инструментала песни Gucci Gang посылает Lil Pump.

В прошлом году вышло много отличных музыкальных работ, записанных женщинами, и безоговорочно лучшая из них для меня — дебютник Noname, полностью спродюсированный ее другом Phoelix. Со мной согласился и сайт Metacritic, в котором Room 25 занял первое место по итогам 2018 года (93/100 от критиков и 8,5/10 от посетителей сайта). Noname сформировалась в том же поэтическом кружке в Чикаго, что и Chance The Rapper, Saba и Mick Jenkins. После летнего микстейпа Telefone в 2016 году, ее следующий релиз с нетерпением ждали все любители интеллектуального американского хип-хопа, а записала девушка его только после того, как стали заканчиваться деньги. Готовьтесь к тому, что вам все время придется останавливать воздушную музыку Phoelix, чтобы поспевать за поэзией лучшей рэперши сегодня.

3. Low — Double Negative

Жила себе спокойно миннесотская слоукор-группа Low, стала культовой в своем слоукор-направлении и выпускала свои слоукор-альбомы, пока не связалась с композитором БиДжей Бартоном (BJ Burton), который взял тягучую музыку троицы и пропустил через разрыв между мирами из God of War. В своем 12 альбоме, парни из Low впервые за долгое время вздохнули широкой грудью и 11 раз выдохнули красиво искаженными холодными композициями. Double Negative — лучшая работа как Low, так и Бартона, вдохновленная политикой нового президента США, а как они к ней относятся — поймете после прослушивания.

Взрослея на оркестровом восторге Канье Уэста, попав в окружение христианского рэпа Chance The Rapper и очутившись в мире одноразового трэпа, Joey Purp переосмыслил культурное наследие Чикаго и записал QUARTERTHING. В итоге получился хладнокровно выстроенный, но невероятно живой альбом, который то гнусаво тащится в Fessional/Diamonds Dancing, то перегревается в Aw Sh*t! настолько, что закладывает уши. Ключевой элемент QUARTERTHING — это идея, стоящая за музыкой. Идея борьбы за творческую идентичность. Как самодостаточное существо, QUARTERTHING не будет пытаться вам понравиться. QUARTERTHING, на мой взгляд, просто на шаг впереди всего жанра.

Beach House — дрим-поп дуэт, состоящий из вокалистки Виктории Легран (Victoria Legrand) и мультиинструменталиста Алекса Скэлли (Alex Scally), и их новую работу даже не хочется описывать или анализировать. Просто поблагодарю продюсеров Sonic Boom и Алана Молдера (Alan Moulder) за то, что дали новый толчок в карьере балтиморцев, да еще такой силы, что цифра 7 уж больно стала напоминать 1 — первая позиция в моем списке и первый альбом в новом творческом этапе Beach House. Альбом 7 — самая красивая музыка, что я слышал в 2018 году.

10 лучших альбомов 2018 года от Самима Сарвари — электро и дрим-поп, слоукор, хаус и рэп, конечно же