Рецензия на «Солнцестояние» — смелый психоделический хоррор-эксперимент режиссера «Реинкарнации»

Денис Варков
18 июля выходит новый фильм Ари Астера — режиссера и сценариста нашумевшего в прошлом году хоррора Hereditary, известного у нас как «Реинкарнация». Если действие прошлой (очень страшной и эффектной) картины преимущественно происходило ночью, то в «Солнцестоянии» (Midsommar) множество ярких шведских пейзажей. Благодаря компании «Вольга» мне удалось посмотреть фильм на пресс-показе, и в этой статье я расскажу, чем Ари Астер решил напугать зрителя в этот раз.

В 2018 году малоизвестный режиссер достаточно странных короткометражек Ари Астер наделал шума дебютным полнометражным хоррором, после которого его новый фильм весь мир ждал с нетерпением. На Metacritic у Midsommar — 72, у Rotten Tomatoes — 83. Я, к сожалению, не могу сказать, что разделяю восторги критиков, хотя картина определенно достойна внимания.

Это история молодой пары, отправившейся с друзьями в тихую шведскую деревню (хотя снимался фильм в Венгрии) на фестиваль, посвященный летнему солнцестоянию. Они не в курсе, что восходящие к древним кровавым языческим ритуалам традиции в культе приветливых на первый взгляд шведов соблюдаются до сих пор.

Если при чтении синопсиса вы представляли себе что-то о противостоянии группы туристов и культистов, то ничего подобного здесь нет. Тему культа, поклоняющегося чему-то древнему, гораздо лучше раскрыл недавний «Апостол» от Netflix. С «Солнцестоянием» история совсем другая — это на самом деле и не хоррор вовсе.

Если после «Реинкарнации» вы ждали, что Ари Астер снова будет пугать зрителя теми же способами, то будете разочарованы — здесь в основе всего атмосфера.

Рецензия на «Солнцестояние» — смелый психоделический хоррор-эксперимент режиссера «Реинкарнации» | Канобу - Изображение 0

«Солнцестояние» идет два с половиной часа, и в нем максимально неспешно подается абсолютно каждая сцена.

Иногда это играет на руку, но хватает и просто долгих пролетов камеры, показывающих жизнь обычных членов культа (в фильме он называется Харга) — их быт, обычаи, простую работу в поле или готовку на кухне. Иногда Астер слово издевается над зрителем и настолько досконально показывает какие-то обычаи, что становится физически тяжело смотреть.

Картина полна таких приемов — Ари умышленно показывает, что поездка в Швецию создает героям максимальный дискомфорт, но по разным причинам они остаются, не желая возвращаться обратно в цивилизацию, откуда с большим трудом смогли вырваться.

Моим любимым элементом подачи истории стал неумолкаемый детский плач. В фильме герои спят вместе в огромном амбаре, и в нем постоянно слышно, как ребенок не может успокоиться. Точно так же, как и героям некомфортно спать в присутствии младенца, так и зрителя он начинает раздражать практически сразу. Астер умышленно добавляет подобные вещи в повествование, чтобы испытать зрителя.

Временами Ари так заигрывается с подачей, что совсем забывает об истории.

А она в «Солнцестоянии» максимально проста. Это вовсе не фильм о жутком древнем культе, это исследование отношений Дэни (Флоренс Пью) и Кристиана (Джек Райнор). Их отношения трещат по швам — Кристиан Хьюз ставит свои личные интересы и друзей выше девушки, а она нуждается в поддержке, поэтому готова винить себя в каких-то его ошибках, лишь бы он не оставил ее одну. Этот сложный союз держится не на любви, а на нежелании навредить друг другу. И в компании друзей они отправляются в Швецию, где их роман получит серьезное испытание — способны ли они остаться вместе, когда их выбьет из привычного ритма жизни, когда знакомых правил больше не будет, когда даже сама реальность начнет обманывать.

В основу любовной драмы лег личный опыт Ари Астера, и его эмоции от расставания с девушкой можно найти в образе Дэни Ардор, буквально теряющей землю под ногами. Она не понимает, кому в жизни она может доверять, и Кристиан становится ее последней надеждой. Но что будет, если и он от нее отвернется? Сможет ли она это пережить?

Рецензия на «Солнцестояние» — смелый психоделический хоррор-эксперимент режиссера «Реинкарнации» | Канобу - Изображение 0

При просмотре «Солнцестояния» в глаза бросаются многочисленные визуальные цитаты — это и «Суспирия», и «Плетеный человек», и многие другие. Астер явно делает это умышленно — в его новой картине сюжет вообще не главное. Она вся построена на метафорах и эмоциях. Яркий контраст между натянутой и мнимой заботой Кристиана о Дэни и искренне теплыми чувствами культистов в адрес друг друга и гостей, между слаженностью и единодушием местных и хаотичным нестройным поведением туристов, между темными эпизодами в Америке и ослепляющее светлыми в Швеции, в конце концов — между темнокожими туристами и светловолосыми белокожими шведами.

«Солнцестояние» хочется ругать за отсутствие объяснений мифологии культистов, за ряд белых пятен, оставшихся необъясненными, за размытый финал, который не дает всех ответов, заставляя сомневаться в том, был ли он на самом деле, или это все последствия расширения сознания.

Ари Астер снял фильм-эксперимент, который придется по вкусу не каждому.

Лично мне было физически тяжело его смотреть, хотя я очень ждал картину. Я ей недоволен, потому что она разрушила самые смелые мои ожидания, но, возможно, в этом и была задумка режиссера? Простым сюжетом, маниакальным вниманием к быту культистов и метафорами об отношениях он хотел показать эволюцию Дэни Ардор — от чего ей необходимо было отказаться, чтобы получить то, в чем она искренне нуждалась.

Рецензия на «Солнцестояние» — смелый психоделический хоррор-эксперимент режиссера «Реинкарнации» | Канобу - Изображение 0

Последние статьи