Стрим-центр3 в эфире
TRAP bekugrap стримит Dota 2
Топ Маньяк! lefort87 стримит Dead by Daylight
Марафон NES Mini Nuke73 стримит Super C
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

4 0 133
18 мин.

Судьба королевства. Ход 1. Часть 2.

Часть 1

Судьба королевства. Ход 1. Часть 2. - Изображение 1

Омиён Таю

Несмотря на раннее утро, главный порт Буграда по обыкновению своему дышал движением и суетой. Но сквозь привычную сумятицу проступало ощущение чуждого беспокойства, которое не почувствуешь в иные дни, ведь Королевская бухта всегда славилась атмосферой гостеприимства, тёплого ожидания постоянно пребывающих гостей.

Сейчас же, меряя брусчатку уверенным и быстрым шагом, Омиён Таю вынужден был наблюдать за тем, как небольшие, но многочисленные отряды стражи проносились по набережным, точно стая гигантской саранчи. Бесцеремонно и грубо, не чураясь повредить хрупкие товары из стекла, керамики или глины, слуги закона осматривали ящики, выгруженные с кораблей; останавливали для допроса подозрительных лиц, по факту чуть ли не каждого, кто не носил форму гвардейца.

Судьба королевства. Ход 1. Часть 2. - Изображение 2

В толпе народа Чирей не сразу заметил лицо Делмара Фархорна, который начал салютовать ему, едва спустившись со своего знаменитого судна. Ругань и брань, что звучали со всех сторон, заглушили сдержанное приветствие капитана Филина, и до ушей Чирея добрался только вопрос, полный растерянного интереса. Фархорн, знавший порт, как свою седеющую бороду, оказался явно сбит с толку столь неспокойными подвижками в настроении Королевской бухты.

Разговор закончился довольно быстро, благо ни один из министров не имел никакого желания находиться в обществе друг друга больше, чем того требовал случай, но даже такая короткая задержка могла стоить Чирею крупиц драгоценной информации. Солнце, что уверенно стремилось к своему извечному пьедесталу, скромно намекало, мол, похороны короля состоятся уже совсем скоро. Омиён не собирался опаздывать, но также не хотел упустить шанс воспользоваться тем, что остальные члены совета находятся в городе, вдали от его планов, занятые организацией прощальной процессии.

Судьба королевства. Ход 1. Часть 2. - Изображение 3

Вахтенный офицер «Cветлячка» предстал перед Омиёном в засаленном мундире и потрёпанной треуголке, съехавшей на правое ухо. Для полноты образа недоставало лишь повязки на глаз и говорящего попугая. Увидев безобразный облик собирателя сплетен, моряк поперхнулся, изрыгнув в лицо Чирея облачко хорошего перегара. С палубы посыпались оскорбления и волны громкого смеха, рядом с Чиреем вдребезги разбилась пустая бутылка из-под браги. Омиён перекосился от неприязни, сделавшись ещё менее красивым, чем обычно. Не проронив ни слова, он достал патент королевского дознавателя и, не выпуская из руки, показал его офицеру. Тот секунду разглядывал бумагу непонимающим взглядом, после чего выдал закономерный вопрос:

– Так, это самое, так кто вы собственно будити?

– Говном собачьим он будет!

– Собиратель сплетен, – спокойно произнёс Чирей.

– Главный шпиён чтоли? – удивился заместитель капитана. Смех моряков сменился вдруг тревожным шёпотом. – Проходите, милости просим. И не возьмите в обиду глупосте, которые вам мои ребятки наговорили. Они не от зла ведь это, а от скуки, сами понимаете.

Поднявшись на корабль под недовольные взоры команды, Чирей направился в капитанскую рубку. Краем глаза он заметил, как вахтенный офицер отдаёт молодому юнге какие-то приказы, после чего тот бросается в сторону города. Наверняка послал за Мазарбулом, решил Чирей, а потому поспешил заняться своими поисками.

Капитанская рубка подарила дознавателю пару интересных находок, но самое важное ожидало его в каютах, предназначенных для пассажиров. Одна из них выдавала недавнее присутствие женщины, судя по всему именно той, которую Жакив вывез из города в ночь убийства. Тесное помещение не предлагало роскоши, лишь небольшой стол, стулья и не застеленную кровать. Наиболее выразительной частью интерьера оказался большой дубовый рундук, нужный для хранения личных вещей. Именно к нему Чирей и бросился в первую очередь. Не успел он поднять тяжёлую крышку, как в нос ударила резкая, невыносимая вонь.

Судьба королевства. Ход 1. Часть 2. - Изображение 4

Её источник выяснить не удалось, до Чирея донеслись звуки приближающихся шагов. Прошло несколько мгновений, прежде чем в дверном проёме появился морской плакальщик собственной белокурой персоной. Значительным преуменьшением будет сказать, что он выглядел недовольным.

– Что же вы тут ищете, господин шпион? – капитан коробля звучал уверенно и грозно, но Омиён не собирался превращаться в жертву. С первых же минут он перешёл в решительное наступление:

– Уже ничего, Мазарбул, уже ничего. Но смею обратить ваше внимание на то, что вы находитесь сейчас не в самом выгодном положении, даже не смотря на то, что поймали меня за руку. Мозаика, частью которой вы являетесь, складывается уж как-то слишком удачно.

– По правде говоря, я польщен, что вы лично решили заняться моей скромной персоной. К сожалению, я вынужден попросить моих людей обыскать вас перед тем, как вы покинете эту каюту. Да, неприятная процедура, но, как вы верно заметили, вы сами попались, – Мазарбул сдул с глаз прядку светлых волос и повернулся к морякам, которые толпились у него за спиной. Не успел приказ сойти с его уст, как Чирей вновь проявил вопиющую наглость:

– Я в свою очередь сожалею, что вынужден отказать вам в подобном праве. Расследование обстоятельств смерти нашего достопочтенного короля - моя прямая обязанность. Вы входите в круг первых подозреваемых, а это означает, что обыск, о котором вы говорите, является ничем иным, как намеренным созданием препятствий следствию, а посему может расцениваться мной, как государственная измена. Не думаю, что вам захочется расхлёбывать последствия, которые неизбежно последуют за столь необдуманным шагом.

– Если бы вы пришли ко мне не таясь, как представитель закона, я бы сам открыл все тайники "Светлячка". Но, пробираясь тайком, вы действуете не как следователь, а как обыкновенный вор. Право слово, Чирей, друг мой, эта небольшая процедура позволит нам устранить возникшую натянутость в наших отношениях и впоследствии содействовать друг другу. Вы прекрасно знаете, что закон сейчас на моей стороне, вы - взломщик, пойманный с поличным, я - разгневанный хозяин. Но, ради Канобии, которая много потеряет, если такой выдающийся член совета пострадает, я отпущу вас после обыска и даже соглашусь ответить на интересующие следствие вопросы.

– Забавно всё это слышать. Вы забываете с кем сейчас говорите, Мазарбул. Если бы я "таился", как вы выразились, этот разговор вовсе бы не состоялся. Вы бы никогда не узнали о том, что я был здесь или где бы то ни было ещё. Я пришёл, как представитель закона, именно поэтому ваши люди впустили меня. Впустили без всяких возражений, спешу заметить, ведь я не обнажал клинка перед ними, мои агенты не захватывали ваш корабль, подобно пиратам. Я пришёл под светом солнца, когда вокруг туда-сюда снуют десятки стражников, и ответственные, которые распоряжаются кораблём в ваше отсутствие, любезно спустили для меня мостик.

– Мне было сказано обратное, что вы просто запугали простодушных моряков. В общем, я предлагаю простой выход: я сейчас, при вас, поговорю с вахтенным офицером, который вас сюда впустил и все выясню. Но в любом случае, пока мы ждем этого остолопа, остается вопрос, почему, если это официальный обыск, я не знал о нем и даже не знаю, в чем меня подозревают. Неужели в убийстве короля? – Марзабул жестом приказал привести вахтенного офицера. Один из моряков кивнул и поспешил покинуть каюту.

– Да, именно в убийстве Раймонда Марлона, в ночь совершения которого, вы вывезли из города женщину, его любовницу, что стала таковой с вашей подачи за некоторое время до. Не находите ли вы весьма подозрительным подобное стечение обстоятельств? А что касается вашей осведомлённости касательно планов следствия: ни один из существующих законов не обязывает меня заранее сообщать подозреваемому о предстоящем обыске. Я не настолько глуп, чтобы давать вам драгоценное время, которое вы, без сомнений, потратили бы на сокрытие возможных улик.

– Капитан, вызывали? – из-за плеча Мазарбула выглянула знакомая Чирею треуголка. Мазарбул пропустил своего заместителя в каюту и упёрся в него взглядом учителя, что собирается выпороть непослушного ученика.

– Да, вызывал. Как так получилось, что на борту посторонний? И это уже не привычная портовая шлюха, которых вы прячете в канатном ящике.

– Так это... Это ж господин главный шпиён! Мы решили, что он к вам явился по поводу короля... Вот и отправили за вами...

– Недавно нанялся, что ли? Без документов даже царь морской не взойдет на этот корабль. Господин Чирей подтвердил свои полномочия? И, духи всемогущие, кто-нибудь объяснит мне, почему посетитель гуляет по кораблю без сопровождения? – Марзабул начал выходить из себя.

– Ну дык... Это... – офицер потупил взгляд и заговорил тише - Команда боится... Вдруг ЭТО заразно...

Чирей позволил себе лёгкую усмешку. Не первый раз его врождённый недуг оказался полезным.

– А руки моей вы не боитесь, а то вдруг тоже подцепите что-нибудь?! – в едва ли успешной попытке успокоить нервы, Жакив затянулся трубкой. Продолжил он лишь после того, как выпустил облако густого белого дыма. – Документы, мистер Моуэт, не отвлекайтесь. Вам их показали? Хоть что-нибудь?

– Эмм... - Моуэт почесал голову. – Вроде как было что то... Бумажка, да! Токмо читать я не обучен... – бедолага уже окончательно растерялся, и, казалось, готов был разучиться дышать.

Омиён молча достал документы откуда-то из недр своего балахона и вытянул их перед собой, так чтобы бумаги видел и Мазарбул и его вахтенный офицер. Жакив пробежал глазами патент королевского дознавателя и кивнул.

– В таком случае, примите мои извинения. Думаю, мы уладили это недоразумение. Желаете портера, господин Чирей, прежде чем мы отправимся на похороны? Я распоряжусь об экипаже, что бы мы никуда не торопились, – Мазарбул заметно повеселел, что облегчённо заметили все присутствующие. Только Омиёну показалась подозрительной столь резкая перемена настроения, но он решил никак этого не выказывать, ограничившись едва заметной улыбкой.

– Премного благодарен, но позволю себе отказаться. Не хочется оскорблять последние минуты короля помутнённым рассудком и видом, перекошенным от хмеля, – Чирей неожиданно для себя неловко закашлялся: – Кхм... более перекошенным, чем мой обыкновенный вид

– Насчет вашего вида прошу не беспокоиться, моя команда сейчас же забудет все предрассудки, – многозначительный взгляд на мнущегося у столика офицера и пару матросов у него за спиной. – Я так понимаю, у вас были ко мне вопросы. Не желаете ли задать их по дороге во дворец, вдали от лишних ушей?

– Да. Вопросов у меня немного, но все имеют первостепенное значение.

– Тогда прошу за мной, экипаж уже ждет. Моуэт, моего старшину рулевых ко мне, быстро!

Судьба королевства. Ход 1. Часть 2. - Изображение 5

Экипаж двигался быстро, карета тряслась и подпрыгивала. Погонщик кричал громко и порой не стеснялся матерных слов, лошади в ответ пронзительно ржали, как если бы парировали отборную брань. До похорон короля оставалось чуть больше получаса. Необходимости в спешке не было, но Марзабул, видимо, предпочёл появиться пораньше.

– Прежде всего, меня интересует молодая особа по имени Лидэй. Известно, что она пропала сразу после кончины короля. Что вы можете сказать по этому поводу? Согласитесь, что выглядит всё это, как зацепка, пожалуй, более навязчивая и очевидная, чем нам обоим хотелось бы.

Мазарбул на секунду задумался и взглянул на Чирея оценивающим взглядом.

– К сожалению, сейчас я не могу вам сказать слишком много. Лидэй - туземка с острова Вопель, куда, как вам известно, я совершал свои экспедиции. К убийству короля она отношения не имеет. Вещи, что находятся при ней, имеют большое значение для Канобии, но, пока в стране идет смута, я предпочел спрятать ее от возможных угроз. Более того, по обычаям ее племени я отвечаю за ее жизнь, поэтому, пока смута не прекратится, я буду защищать эту девушку всеми силами. Если вы желаете, я устрою вам с ней встречу, но на моих условиях обеспечения безопасности.

– Я обязан принять ваше предложение о встрече и непременно приму его, но сможет ли туземка сказать больше, чем вы? Кроме того, думаю, будет правильно, если переговоры не станут носить конфиденциальный характер, и девушка окажет нам честь поприсутствовать на следующем заседании совета, где каждый из наших многоуважаемых министров без препятствий сможет развеять все подозрения касательно неё, которые, уверен, возникли не только в моей голове.

– Неужели вы думаете, что я хочу заманить вас в ловушку, друг мой? – Жакив зашелся истерическим смехом, выдыхая клубы дыма. - Нет, на заседании совета она не появится: слишком уж велика опасность. Но могу сказать, что ваше пожелание будет учтено, и на встрече будут присутствовать, кроме нас, еще двое членов совета, одного выберете вы, одного - я. О месте и времени я вам сообщу позднее. Есть ли еще вопросы, Чирей? Пользуйтесь, пока я в хорошем настроении.

– Ваши условия более чем разумны, не смею больше возражать и предаваться бессмысленным спорам. – Чирей задумчиво посмотрел на городской пейзаж, расплывчатой дымкой проносящийся за стеклом. – Хорошо. Все свои подозрения, имеющие отношение к фаворитке короля, я оставлю до нашей с ней личной встречи. Скажите мне вот что, Жакив, на кого ещё следствию стоит обратить внимание? Есть ли внутри страны лица, близкие к королю, которые по тем или иным причинам, теоретически, могут иметь отношение к его трагической гибели?

– Я сейчас, к сожалению, не располагаю сведениями, чтобы обвинять кого-то. Если мне станет известна какая-то информация – ждите весточку. Может быть, вам будет интересно мое мнение: заказчик никогда бы не отдал приказ на устранение короля, не будь у него надежды занять трон. Самый простой способ добиться этого – грубая сила, однако, наши войска, как морские, так и сухопутные, подчиняются разным командирам, дворцовая гвардия, например, стоит особняком от остальной армии. Поэтому я считаю, что душегуб заручился поддержкой наших соседей.

- хмм... наверно вы правы. Ну, на этом, думаю, закончим нашу беседу, дворец уже близко.

Судьба королевства. Ход 1. Часть 2. - Изображение 6

Не так давно, уже в который раз, Омиён Таю поставил для себя задачу оборудовать убежище для разного рода встреч, детали которых нельзя придавать огласке. Для подобной цели не годились зловещие усадьбы или подземные катакомбы, секретные комнаты за книжными полками или подвалы заброшенных церквей, ведь не врёт та пословица, что гласит: «кто ищет, тот всегда найдёт». Чирей знал – надо сделать так, чтобы даже не задумывались о поиске, а потому слухи, навязчивые и липкие, стерегут секреты куда успешнее, чем толстые стены или самые тяжёлые из замков.

Сокрытая истина напоминает новую хворь, которую ещё не успели, как следует классифицировать и изучить. Отголоски тайных событий расползаются по телу общества вереницей беспорядочных симптомов, причину коих практически невозможно быстро определить. Не проходит много времени, как поспешные диагнозы и ложные выводы, сперва неуверенным шёпотом, а затем и громким базарным трёпом, начинают звучать повсеместно и отовсюду, волнуя умы обывателей и праздных бродяг.

Пару месяцев назад Омиён Таю похитил несколько бедняков из трущоб, что зловонной помойкой раскинулись вдоль городских стен. Каков злодей, вот только жертвы столь дерзкого и беспринципного акта не высказывали особых возражений. Они получили жильё за границей, не роскошные дворцы конечно, но дома куда более приемлемые для жизни, чем те халупы, в которых они обитали доныне; получили новые документы и новую родословную, но главное будущее, в котором их теперь смиренно ожидает сытая смерть. Взамен Чирей потребовал лишь молчание.

Искра нескольких слов, что были сказаны в нужное время и в нужных местах, превратилась в необратимое пламя, распространившееся по городу пожаром слухов и сплетен. Любой чих теперь заставлял бедняков из трущоб прощаться с семьями, а кашель вовсе казался им предвестником смерти. Даже тот факт, что Нибнош лично посещал трущобы и сделал вывод, мол, нет никакой новой заразы, цунами невежества было уже не остановить. В эпидемию неизвестной болезни, что поразила бедняцкие кварталы, поверили все, от самих бедняков до высшей аристократии.

Красный крест, начерченный на дверях бычьей кровью, кричал окружающим о том, что жители дома заражены. После королевских похорон, которые прошли на удивление спокойно и скучно, Чирей пришёл к этой старой лачуге, чтобы отдать приказы самому верному из своих подчинённых. Как только покосившаяся дверь с жалобным скрипом закрылась за спиной Омиёна Таю, мужчины сели на грубые дубовые стулья. Простреленные полосками света, что пробивались сквозь щели в стенах и потолке, Чирей и его лучший соглядатай долго вели важный разговор. Закончился он заключительным напутствием:

– Только в том случае, если со мной что-то случится, ты передашь ему эту информацию, понятно? Она послужит для него призывом к активным действиям. Но повторяю, только в том случае, если со мной что-нибудь случится.

Судьба королевства. Ход 1. Часть 2. - Изображение 7

Лондор Версел

На похоронах Лондор особо ни с кем не разговаривал и лишь перекинулся парой слов с несколькими давними знакомыми. В голове у него по большей части царило отчаяние и страх неизвестности. У него не было ни малейшего представления того, что будет происходить в ближайшие пару дней. Бояться ему предстояло не только близящейся войны со всеми её ужасами, но и прямых последствий смерти короля, с которым Лондор поддерживал весьма тёплые отношения и который в случае чего мог не только защитить своего товарища, но и закрыть глаза на некоторую деятельность министра зодчества. Он уже и сам не помнил как покинул королевские похороны. В голове у Лондора к тому сложился недальновидный, но всё же план действий.

Первым делом он направился к своему рабочему месту и из под его пера вышло несколько приказов об укреплении границ и стратегически важных городов Канобии. Лондор считал что поражние Канобии более вероятно, чем её победа, ведь за всеми разговорами о нападении Горимании мало кто понимал другие приграничные страны, которые могли бы позариться на довольно ценную территорию Канобии. Решать предстояло не только проблемы Канобии, но и свои. После того, как Лондор сделал как он считал всё что мог на тот момент для Канобии, он подозвал своего самого приближенного помощника и приказал ему отправиться к Омиёну Таю со срочным посланием: попросить его о встрече в одном из трактиров города в полдень следующего дня. Отправив своего помощника, Лондор просидел в своем стуле еще несколько минут обдумывая то, что ему предстояло обсудить с Чиреем за завтрашним обедом. Закончив свою работу Лондор попробовал перекусить, но из-за нервов аппетита у него явно не наблюдалось. Выпив пару глотков воды для того чтобы хоть чем-то заполнить свой желудок он решил пойти прогуляться. Выйдя на улицы столицы, Лондор начал просто смотреть на людей, на их повседневный быт, большинство из них даже и не думали насколько опасным было положение Канобии в то время. Кто-то радовался очередной победе над своим товарищем в карты, кто-то был в недоумении после обнаружения пропажи своего кошелька, ещё кто-то был рад своему новому набитому под завязку кошельку, некоторые же словно каменные статуи стояли неподвижно на краю улицы и высматривали что-то в далеке. Так Лондор и проходил некоторое время, зашёл по пути к паре знакомых, обменялся с каждым своими мыслями по поводу недавней кончины короля и в итоге вернулся ко дворцу.

Подойдя к двери своих покоев, министр глубоко вздохнул, оглянулся назад, порылся в кармане своего плаща, ища ключи, и понял, что у воришки с улицы в этот день появился не только полный кошелёк, но и неизвестный ключ и ещё пара монет.В тот день Лондору пришлось звать стражника, чтобы он высадил дверь. Наконец, попав внутрь, он развёл камин и присел рядом в кресло. Мысли нахлынули неконтролируемым потоком, так что пришлось некоторое время отсеивать ненужные и систематизировать оставшиеся. Лондор Версел прекрасно понимал, что в данной ситуации слишком много действующих лиц и что распланировать свои действия ему всё равно не удастся, поэтому он решил действовать по обстоятельствам. Просидев около камина в размышлениях, министр заметил, что его начало клонить в сон и решил не противиться желаниям своего организма, ведь это была возможно последняя возможность выспаться перед стремительно надвигающимся будущим. Лондор засыпал в своей кровати и в его голове оставалась лишь неизведанность.

Судьба королевства. Ход 1. Часть 2. - Изображение 8

Тобиас Риппер

Похороны прошли, как во тьме. Ни людей, ни слуг, ни министров вокруг. Только тьма. Даже теперь и не вспомнить говорил что-то на похоронах или нет. Плевать. Каждый теперь будет плести свои интриги, и играть в свою игру.

Тяжесть усталости давила неимоверным грузом. Дальняя дорога, бессонная ночь, смерть короля – все добавляло свой пуд на плечи. Еще чуть-чуть и раздавит. Но мысли продолжали течь в привычном русле. И сводились они к выбору: 1) Спасти королевство; 2) Навестить врага; 3) Провести время с единственной. Выбор пал на самое главное, но главный «спаситель» пробежал мимо так быстро, что даже не услышал, как я позвал его. Впрочем, ничего удивительного, учитывая какой груз и ответственность свалились ему на плечи. Позже, с этим позже. Враг тоже мог подождать. Вскоре события должны были закрутиться так, что лицом к лицу предстояло столкнуться не раз. Пока есть минуты спокойствия, лучше потратить их на себя. Поэтому выбор пал на единственную что еще ждала. Долгая разлука всегда хорошо сказывается на эту часть отношений. В этот раз всего несколько месяцев. Война заставила вернуться пораньше. После спать так и не пришлось. Ждать дольше было опасно. Быстро одевшись, спрятал прощальный подарок, там, где до нужного времени его сложно будет обнаружить. Возможно, именно он, наконец, станет залогом ее свободы. Вскоре, ей придется покинуть город. Нужно к этому приготовиться. Соваться опасно. Но в городе полно людей готовых помочь в любом щепетильном деле за соответствующую плату. Даже без Чирея найти их не составило большого труда. Цена услуги кусалась, но надежность и безопасность превыше всего. Еще оставалось достаточно времени, чтобы немного отдохнуть. Когда будет следующий раз, не знает никто.

В любом случае, ход сделан, игра началась.

Судьба королевства. Ход 1. Часть 2. - Изображение 9

Мазарбул Жакив

Жакива переполняла ярость. Внешне это было почти незаметно, благодаря обильному курению трубки (на 95% безопаснее самосада, повсеместно употребляемого в Канобии, между прочим). Однако, даже любимая травка не могла избавить Мазарбула от чувства, что в совете ему досталась роль опереточного злодея, карикатурного персонажа, окруженного тупыми помошниками.

К его счастью, чуждая мореплавателю религиозная церемония прошла скромно и быстро. Коллег по совету можно даже зауважать за такую оперативность. Поплотнее закутавшись в плащ, Жакив быстро двинулся по улочкам столицы. Он нарочно выбирал самые безлюдные и запутанные трущобы, надеясь обнаружить возможный хвост, но никого так и не увидел. Не то чтоб бы Мазабул хотел скрыть цель своего путешествия, но лишняя пара глаз была бы неприятным дополнением, как ни крути. Подходя к своему "Светлячку", географ надел на лицо выражение грозной решительности. Моуэт уже сменился, но по-прежнему виновато маячил на палубе. Резким движением здоровой руки Мазарбул схватил офицера и потащил за собой в каюту. Последним, что услышал вахтенный была казарменная брань в исполнении разгневанного капитана: "Ублюдок, мать твою...". Вскоре из каюты пулей вылетел смертельно бледный Моуэт, пробормотав: "Старшину рулевых и двух марсовых к капитану". Переглянувшись, старые матросы, пережившие все три экспедиции Мазарбула, чинно, зная себе цену, двинулись вниз. Вскоре эта троица сошла с корабля и растворилась в портовой толпе. Оставшись один, Мазарбул устало вздохнул, сделал странный жест в сторону моря, пробормотав несколько слов на странном наречии. И снова вперед, и снова в путь, покой нам только снится. Найти Сезара оказалось довольно просто: весь город гудел от перешептываний: "Халява! Пируем за государственные деньги!", а толпа мужиков с лицами, не особо отмеченными печатью интеллекта текла в нужный трактир. Но, к великому сожалению Жакива, Сезар оказался окружен настолько плотным кольцом халявщиков, что подойти к нему не удалось. Проклиная жадное до бесплатной выпивки быдло, Мазарбул брел по улицам города. Глуша эту самую выпивку. Плащ он обменял еще пару часов назад в какой-то лавке на бутылку мерзкого вина, так что теперь ничто не защищало его одежду от дорожной грязи, а ее тут было в избытке. Пьяный министр забрел в "район Хитрых", еще более жуткое место, чем "район Сухих". За мореплавателем уже минут двадцать шла пара личностей с явно недобрыми помыслами, на глаз оценивая его перевязь. А Жакив, не обращая на них внимания, горланил:

Эй, дамочки-давалочки,

Чей дом родной - бардак!

Я вам присуну палочку,

Не зря же я моряк!

Но, несмотря на так сильно ударившую в голову бормотуху, Мазарбул знал, куда идет. Вернее догадывался.

Судьба королевства. Ход 1. Часть 2. - Изображение 10

Кормак Анье

В скорбном торжестве процессии и в общем трауре явно читалась театральность и отмечалась фальшь. Да, некоторые из присутствующих были искренне опечалены фактом смерти монарха и горевали об утрате, но таких было меньшинство, и Кормак к нему себя не относил. Он был озабочен необходимыми приготовлениями к грядущим волнениям и трудностям. И как только церемония стала подходить к концу, министр печати не преминул возможностью удалиться настолько скоро, насколько позволяли приличия. В конце концов, его ждала работа.

Вернувшись домой, он поспешно заперся в кабинете и принялся за составление некрологов. Один из них вышел особенно патетическим и жалостливым; в тексте с огромными преувеличениями и упрощениями рассказывалось о добродетелях короля и о том, насколько было удивительным его короткое правление. Второй некролог Кормак оформил в критически-язвительном тоне, где речь шла не столько о кончине монарха, сколько о возможных убийцах и кознях шпионов, рассуждение перемежалось с призывами к народному сплочению, а последний абзац был пропитан ксенофобией. Два других текста представляли из себя компиляцию предыдущих, и последний также освещал главных претендентов на престол, не делая явных выводов и предлагая читателю ознакомиться с ветвями династического древа. В качестве дополнения к нему были описаны альтернативные варианты организации власти: отказаться от кровного наследования и выборно назначить короля, создать временное правительство из министров, вернуться к отпрыскам предыдущий династии, рассмотреть возможность регентства и намеренно абсурдный вариант с запросом интервенции. Такая вопиющая вольность в рассуждениях обязательно вызовет нужный резонанс, и тираж той газетенки, куда отправится последний некролог, обязательно взлетит. Анье подготовил конверты, подписался чужими именами и сопроводил письма условленными печатями, которые обеспечат публикации.

Усталость и нервное напряжение достигали предела, и Кормак уже едва не дрожащей рукой достал из тумбочки нужный раствор и отправил по капле себе в глаза. Те защипали, зрение на миг затуманилось, а затем краски стали ярче, и по конечностям разлилось короткое приятное оцепенение. Когда действие экзотического препарата достигло пика, ощутивший прилив энергии Кормак распорядился отправить конверты, отвязался от любопытствующей супруги и сосредоточился на обработке новой корреспонденции.

О персонажах

Часть 3

#канобия

Нет комментариев

Лучшие MOBA для PS4