Стрим-центр5 в эфире
FM - фарм и прочее (Аметист) [RU/ENG] Dearcryy стримит Blade and Soul
ИДЕМ в ТОП + Играем с ПОДПИСЧИКАМИ VOLKOFRENIA стримит Paladins
TRAP bekugrap стримит Dota 2
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

13 4 720
5 мин.

[The Age of Decadence] Фанатик и его RPG. Часть 1.

[The Age of Decadence] Фанатик и его RPG. Часть 1. - Изображение 1

Не было еще ни одного гения без некоторой доли безумия.
Луций Анней Сенека (младший)

В начале 2004 года мужчина средних лет под отсылающим к Fallout псевдонимом Vault Dweller написал короткое сообщение на форуме, начинавшееся со слов: «Короче, я решил сделать игру». К концу 2015 года счётчик сообщений превысил 30 тысяч, сам разработчик взял себе новый псевдоним Vincent D. Weller, дал одно из самых скандальных интервью в истории игровой журналистики, ушёл с поста директора по маркетингу и, конечно, выпустил долгожданную The Age of Decadence — шедевр искусства аутсайдеров , настолько сложный и бунтарский, как и человек, его создавший. В эпоху, когда подавляющее большинство ролевых игр делится на своего рода неоклассику и обращающиеся к массовому потребителю кинематографические блокбастеры, The Age of Decadence оказалась совсем другой: уродцем, взрощённым в старой форме, но с новым содержанием. Благодаря своей нелинейности, учитывающему решения игрока повествованию или, возможно, безумию её автора, появилась игра, способная затянуть любого, кто интересуется ролевым жанром.

— II —

Творец должен противоречить социальному строю, вплоть до психического отклонения от принятых норм. И не прислуживать обществу.
Роджер Кардинал

Спустя четыре года после начала разработки The Age of Decadence Веллер дал интервью Rock, Paper, Shotgun. Тогда интерес к Kickstarter ещё не взлетел до небес, и это был отличный шанс превратить никому не известную игру от независимого разработчика в коммерчески успешный проект. В то время Веллер работал вице-президентом по маркетингу в одной крупной корпорации, однако интервью оказалось полностью противоположным присущим игровым разработчикам хвалебным речам. На протяжении интервью Веллер всё больше разочаровывался и злился на Кьерона Гиллена за то, что тот не мог понять его позицию. Гиллен, в свою очередь выглядел больше озадаченно, чем враждебно. В конце концов, Веллер заявил

"Хорошо, что ваш сайт привлекает к себе идиотов и помогает им почувствовать себя как дома, но не в ваших ли интересах научить их чему-то? Чтобы удвоить их IQ не понадобится много усилий, и я могу вам в этом помочь".

Гиллен спросил Веллера, почему его ответы наполнены злобой, которая, возможно, оттолкнёт читателей от его проекта, на что тот просто отмахнулся:

"Да мне наплевать кто и что думает, и как это повлияет на продажи. Я делаю игру, смело предполагая, что найдется хоть несколько человек, которым нравятся сложные игры, не предназначенные для дебилов".

По прошествии нескольких лет Веллер стал более терпеливым. Когда покупатели просили помочь в прохождении или выкладывали на форум рецензии с плохими оценками, он больше не принимал это близко к сердцу, но всегда говорил кратко и по делу. Однако чувство разочарования и медленно нарастающего, готового взорваться в любой момент гнева всё ещё чувствуется в нём. Его легко принять за мизантропию, ведь Веллер дал критикам и скептикам немало поводов для таких мыслей. Со стороны кажется, что Веллер злится не столько на то, что люди не могут понять его работу, сколько на их отношение. Он хочет научить их чему-то важному, но есть силы, которые выше него — тупые игры и такие же тупые журналисты — отупляющие самих игроков.
Роджер Кардинал, впервые применивший понятие «искусства аутсайдеров», говорил, что такого рода искусство способно открыть глаза на совершенно новые перспективы и возможности. Аутсайдер настолько вызывающ в своём неприятии общепринятых догм, что начинает преследовать цели, кажущиеся недостижимыми более разумным, рациональным людям. Он идёт давно забытой дорогой, а может быть даже той, которой до него не ходил никто. Достигнет ли он своей цели или нет, он служит напоминанием, что есть пути и есть цели. В этом аспекте, как и во многих других, The Age of Decadence определённо удалась.

— III —

Искусство аутсайдеров приближается к ранее недостижимым для нас границам.
Роджер Кардинал

Первая игровая область The Age of Decadence, город Терон — одно из трёх основных поселений в мире, бывшем когда-то живой квази-Римской империей — стал одним из самых ярких впечатлений среди всех ролевых игр, в которые я когда-либо играл. Каждый аспект — повествование, художественное оформление, игровой мир, сражения — всё это напоминало мне о Planescape Torment, Fallout или Morrowind, но при этом значительно от них отличалось. Создавая Терон, Веллер отказался от многих утомительных элементов других представителей ролевого жанра: бессмысленных сражений, бесцельных диалогов, тупой прокачки персонажа и забегов за трофеями, иллюзорных выборов и последствий, переполненных штампами предысторий, провисаний сюжета и почтовых заданий, гоняющих вас по всей карте. Вместо этого нам были предложены возможности, редко встречающиеся за пределами настольных ролевых игр.

В The Age of Decadence есть не только обычный набор того, что я бы назвал «механиками» (такими как сражения или ремесло), но и надстройка над диалоговой системой, позволяющая применять характеристики и навыки персонажа. Всего через несколько минут от начала игры мой дипломатичный купец воспользовался характеристиками восприятия, интеллекта и харизмы, навыками торговли и хитрости, и ввязался в сложный клубок интриг, опутывающий практически всех персонажей и фракции города. Что выполнить одно из заданий, я отыскал поставщика провианта для вражеского лагеря, обманул его и уговорил позволить мне отравить вино, которое он должен был доставить, заставил алхимика продать мне сильный яд, сбил цену до той, которую мог себе позволить, а затем отравил охрану лагеря, воспользовался чувством гордости и жадностью предводителя бандитов, чтобы убедить его напасть на лагерь. Атаку профинансировал местный лорд, а после того, как всё было сделано, и лагерь утонул в крови, мне были благодарны и лорд, и бандиты. В большинстве ролевых игр есть одно или два подобных задания. В первых двух Fallout и Arcanum их было в достатке. Ещё несколько можно вспомнить в Neverwinter Nights 2: Mask of the Betrayer. Но чем отличается от них The Age of Decadence, так это тем, что это не один единственный интересный способ выполнить единственное на всю игру интересное задание. С подобным уровнем глубины и проработки выполнено практически каждое задание, но, как вы увидите ниже, это не всегда очевидно для игрока. Рассудительный разработчик всегда что-то упрощает и усмиряет собственные амбиции. Он живёт по заветам Антуана де Сент-Экзюпери: «Совершенство достигается не тогда, когда уже нечего прибавить, но когда уже ничего нельзя отнять». Сложность порождает ошибки, перерасход средств, усталость. Разработчик говорит себе «Зачем эта возможность нужна в игре?» и, если не находит убедительной причины, от неё отказывается. На самом деле, так происходит даже тогда, когда убедительная причина есть. Но у Веллера другой подход к разработке игр. Он задаёт вопрос: «Почему этой возможности не должно быть в игре?».

Вторая часть
Авторы перевода команда core-rpg.


4 комментария

Алфавит «Паба». 32 слова, которые помогли нам выжить в 2015 году. Буквы А—О.