Стрим-центр19 в эфире
ЧТО ЭТО ЗА MMO И ПОД ЧЕМ В НЕГО ИГРАЮТ QmisMan стримит Hearthstone: Heroes of Warcraft
Super Mario Maker для 3DS Nuke73 стримит Super Mario Maker
The Last Guardian | Про животных и детей Darling_Jen стримит The Last Guardian
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

12 7 355
5 мин.

Счастливый билет

Счастливый билет - Изображение 1

#wastelandscontest

«Когда с неба сыплется белый порошок — Богу пора купить шампунь,» — так папа говорил.

У Джой нет причин бояться — они ходят на промысел каждую осень. Она проводит тонкими пальцами в обрезанных перчатках по выщерблинам в стене, пока они идут. Стена холодная и неприветливая, но Джой пытается успокоить ее, задобрить, она молча говорит с ней. Стена отвечает, но ее не услышать никому, кроме Джой. Она дышит на задубевшие пальцы.

Спина впереди — Ракель, дальше Майлз-дохляк и во главе — Таппер. Решетка поддается, он удерживает ее, чтобы не скрипела. Джой думает: тише, тише, вот так. Порыв ветра приносит жестяную банку, она страшно прокатывается по переулку, все вжимаются в стену. Дальше тишина и толчки сердца. Всего лишь банка, подумаешь.

— Таппер, куда дальше? — Ракель насупилась, но Джой понимает, что ей просто страшно.

Он не отвечает, а только кивает на узкую подворотню впереди. Нужно перейти через площадь — а это значит, подставиться психам. Говорят, в прошлый заход они чуть не порешили Рыжего Лиама, но тот унес ноги. Еще бы не унести, такому верзиле.

— Я под обстрел не пойду! У них, может, совсем мозги прокисли, почем мне знать! — Ракель делает обиженную мордочку, она похожа на маленькую карманную собачонку, таких раньше носили женщины в своих сумках. Джой видела в журналах.

— Я схожу проверю, как там.

Таппер прислоняется к стене и заходит за угол: сейчас он поднимется по уцелевшей пожарной лестнице, чтобы осмотреть крыши. Они так делали, Джой не впервой, не то что трусихе Ракель.

С неба падают белые крошки, первые этой осенью. Когда началось, тоже шел снег. Давно это было, лет семь, может, восемь назад. Немой город неуютно торчит вокруг своими желтыми стенами, они как поломанные зубы героинщика. В городе есть то, что всегда пугает новичков — тишина, нехорошая тишина, как перед взрывом от обратной тяги на пожаре. Такое бывает, Джой слышала от папы, еще до того, как возвели барьеры вокруг Резервации.

Если идешь в город — не подставляйся психам. Они тут крепко засели и убьют чужака не раздумывая. Правительство помогает с воздуха, как может, но только городу. Окрестности их мало беспокоят: обескровленные, выжженные и бесплодные. Приходится самим заботиться о себе.

Шаги. Это Таппер? Майлз делает знак ладонью “приготовься и замри”, Джой и Ракель поднимают оружие — мачете и самодельную пику. У Майлза поблескивает трехгранный стилет промеж пальцев.

— Спокойно, все чисто. — успокаивающий голос Таппера.

Вереницей все идут вперед, потом быстрыми перебежками от стены к стене и — они у входа в подворотню. Таппер вынимает “радар”, карманный приборчик с небольшим экраном, он показывает место, где находится груз. Замершая синяя точка на фоне изломов улиц. Такой есть в каждой общине: раздали военные во время своего последнего рейда. Перед тем, как уйти насовсем.

— Ну, идем? — Ракель заглядывает под капюшон Тапперу, ее черные глаза широко распахнуты.

— Да, идем. Только запомните, что там опасно. Вообще везде опасно, а на месте сброса — тем более. Поняла?

— Я не мелкая, все поняла.

— Хорошо. Двинулись. Будьте наготове.

Во дворе порушенная детская площадка, голый клен, пара ржавых машин — все, что были на ходу, давно растащили психи или райдеры. Большой металлический ящик оранжевого цвета рядом. Джой ускоряет шаг. Под деревом лежит контейнер — в таких приходит еда, лекарства, одежда и всякий патриотический шлак, вроде листовок и аудио-пропаганды. Они обступают его, Таппер делает жест, который значит “отойдите”, все повинуются. Он держит ухо на крышке, долго вслушиваясь. На его лице беспокойство или тревога — не разобрать, уже темнеет. Наконец он быстрым движением поднимает зажимы и вскидывает крышку, молниеносно отпрыгивает назад.

— Что там, Таппер? — Майлз нервничает.

Таппер не отвечает, а только тяжело дышит, уставившись на проклятый контейнер. Ничего. Пустой ящик.

— Как так? — Ракель готовится заплакать. — мы же первые его засекли, это ведь точно!

А значит это то, что не мы одни охотимся за грузом. Сбросов в черте города в обычное время бывает до десяти в месяц. Невеликий улов — психи растаскивают все, не успеешь моргнуть. Но только не осенью. Когда первые заморозки — контейнеров падает больше, и они не кислотно-зеленые, как обычно, а оранжевые: внутри теплая одежда на зиму, до трех норм лекарств, а самое главное — можно найти свой Счастливый билет. Во всяком случае, так говорят.

Контейнер был пуст, но при этом его маячок исправно подавал сигналы. Ящик не забрали с собой, хотя он был прочный и долговечный, таким грех не воспользоваться. Это означало только одно.

Таппер обвел взглядом фасады домов.

— Засада!

Из углового окна справа большая тень перемахнула через подоконник и ловко приземлилась на тротуаре. Звон стекла — слева, ярдах в тридцати, появились двое и двинулись на них.

— Бежим, скорее! Джой рванулась назад, ко входу в подворотню, Майлз и Ракель следом. Холод и мрак, и раскаленные подошвы ботинок, и бешеный стук крови в висках. Позади слышался звон металла — Таппер!

Перед ними выросла баррикада из сваленной в кучу старой мебели, обломков штукатурки и досок. Они рванули в обход, пробежали полквартала, завернули за угол — Джой за долю секунды поняла, что их занесло не туда. В тот же момент дверь у них за спиной распахнулась и оттуда с грохотом вывалилось нечто. Оно размахивало руками, мычало и двигалось прямо на них. Псих!

Все внутри сжалось, Джой уцепилась за рукоятку мачете, выставила лезвие вперед и замерла. Ей уже трижды доводилось бывать в вылазке, но убивать — никогда. Псих подошел критически близко — на миг Джой показалось, что не слышит угрозы в яростном мычании, а, может, это была только попытка оправдать себя?

Мгновение — и псих рухнул. Над телом возвышался Майлз с ножом, крепко зажатым в обеих руках. Он шумно вздохнул, всхлипнул и через пару секунд его вырвало.

***

Они стояли вкруг места Памяти — большого круглого жбана, зарытого в землю по самую кромку. Вокруг — только пустынная равнина, два жилых барака, заброшенная заправка. И черная громада города вдалеке.

Марти протянул руку к канистре, плеснул в жбан немного бензина. Выждал. Встал.

— Таппер, ты жил храбро. Мы все будем тебя помнить. Ты был самым старшим из нас. Теперь нам будет нелегко. Но мы справимся. Пустошь помнит.

Ему вторило эхо приглушенных голосов. Марти черкнул спичкой — маленькая комета сорвалась с его пальцев и полетела в омут. И как только она погасла — на том же месте вспыхнуло огненное солнце.

Вокруг костра стояли дети: самые младшие держались за спинами старших. Их лица были в грязи и царапинах, обветренные, совсем не детские. Огонь плясал на их щеках, урывками освещал дровяной сарай. Джой стояла рядом с Ракель, держа ее за руку. Майлз за ними. Здесь были все — тридцать девять детей в богом забытом месте, в проклятой зоне, Резервации, отгороженной ото всего внешнего мира.

В месте, где все начинается.

#wastelandscontest

7 комментариев

Спасаясь от бури.