PlayStation Experience 2016
Стрим-центр13 в эфире
Взломай меня! Если сможешь... Ushanka_TV стримит Fallout 4
Топ Маньяк! lefort87 стримит Dead by Daylight
Просто проходим. NovaAeterna стримит Killing Floor 2
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

3 2 238
6 мин.

Первое знакомство

Первое знакомство - Изображение 1

- Тьфу, вата, - мужчина лет пятидесяти сплюнул себе под ноги и в сердцах отбросив недокуренную цигарку в траву, уставился на парня, вышедшего на поляну из кущ.

Осмотрев пришедшего с ног до головы, только что говоривший перевел взгляд на двух других мужчин, сидевших рядом с ним, и произнес, обращаясь к одному из них:

- Михалыч, гляди, новенький.

Тот к кому обращались, презрительно поджал губы и сделал вид, что не расслышал. Однако, говоривший сдаваться не собирался и повторил фразу, подкрепив ее для усиления несильным толчком в плечо, дающим, впрочем, намек, что несильный он только в первый раз.

Тот, к кому обращались, тяжело вздохнул и произнес:

- Сколько раз повторять, не Михалыч я.

- А кто? – удивленно вопросил зачинщик беседы.

- Мигель. Ми-гель, - отвечавший сложил пальцы в щепотку и на последнем слоге раскрыл ее в сторону вопрошавшего, как будто надеясь, что так слова быстрее дойдут до собеседника.

Вопрошавший помолчал несколько мгновений, а затем басовито рассмеялся и погрозил тому, кого он называл Михалычем, пальцем.

- Ай нет, шалишь, курва. Имя-то буржуйское. Как бы я тебя – буржуину - понимал, если бы ты на ненашенском балакал? Значит, русский. А у нас – русских – все просто. Мы этих модных словечек не понимаем. Ну виноват я что ли, что у тебя родители были, того…фьють? - вопрошавший покрутил пальцем у виска. – Значит, Михалычем будешь.

- С чего ты вообще взял, что я – русский?

- Ну по-нашенски же глаголишь. Ну не русский, так советский. Мне-то какая разница, я тоже советский. Все мы – братские народы.

- Я – испанец, - Мигель гордо приподнял подбородок.

- Все, кто русский знает – брат. О! – вопрошавший многозначительно поднял палец вверх.

- Я не знаю русского.

- Экий ты, брат, упрямый. Да как бы я тебя понимал, ежели б ты русского не знал? Мы люди простые – языкам не обучены.

- Я понятия не имею. По всей видимости, здесь просто не существует такого понятия, как язык.

- Ох, - вопрошавший помотал головой. – Сколько тут обитаю, все не привыкну к здешним обычаям. Все не по-человечески. Генка, ну ты то хоть русский?

Балагур повернул голову к третьему. До сих пор мурлыкающий себе под нос песенку мужчина оторвался от вырезания фигурки и поднял взгляд.

- Я не Генка. Я – Ганс.

- Здрасте-пожалуйста. Приехали. Фриц, значит. А помнишь, как мы вас в сорок пятом, - вопрошавший изобразил недвусмысленный жест постукиванием ладони о ребро кулака и рассмеялся.

Ганс покачал головой и вернулся к фигурке. Балагур тяжело вздохнул:

- Как сложно жить.

Он повернулся к вышедшему из леса и с ехидцей произнес:

- Добро пожаловать. Надолго ли в наши края? Позвольте узнать, откуда вы? Может из Японии? А имя ваше – Накосика Сукасена?

Балагур покосился на своих товарищей, но судя по их безразличию, бесхитростная шутка не удалась. Что было не удивительно, принимая во внимание тот факт, что незнакомец имел явную европеоидную внешность.

- Глебом меня звать, - растерянно ответил незнакомец, рассматривая странную компанию.

- Ооооооооо!!! Земляк. Наконец-то, - от избытка чувств балагур вскочил и обнял вновь прибывшего.

- Тогда и мы представимся. Меня звать, Антон Петрович…

- Антонио, - иронично пробурчал себе под нос Мигель.

- Я тебе, курва, не позволю имена русские коверкать, - вспылил было балагур, но сразу успокоился.

- Это, - он показал на второго мужчину, - Мигель Михалыч…

- Просто Мигель, - испанец злобно посмотрел на Антона Петровича, потом поднялся и пожал незнакомцу руку.

-…а это, - балагур указал на немца, пропустив замечание Мигеля мимо ушей, - Ганс Адольфович.

Немец даже не поднял глаз, продолжая мурлыкать себе под нос какую-то немецкую песенку.

- Мужики, - Глеб растерянно огляделся вокруг, - а я где?

- Знамо где, - ответил Антон Петрович. – Кстати, малой, надо бы тебе одежу сменить.

Он подергал Глеба за белый балахон, в который тот был облачен и продолжал:

- Тут в таком давно не ходят.

- А где мне другую взять?

- Значит, смотри. Вот сейчас пойдешь вон в ту сторону, - Антон Петрович неопределенно махнул рукой по направлению к лесу, - и выйдешь на дорожку . А там увидишь, куда идти. Дорога тут одна – налево пойдешь - к воротам попадешь, направо пойдешь – все остальное найдешь.

- К каким воротам?

- Да стоят тут. Раньше, говорят, функционировали, а теперь, из-за правил изменившихся, просто памятником оставили.

- А в другой стороне – город?

- Ну какой город? Так, деревенька. Был бы город, может у нас и табачок бы нормальный был, а не эта вата, - Антон Петрович достал очередную цигарку и стал, матерясь, щелкать старой кремниевой зажигалкой. – Не балуют нас поставками сигарет. Траву сушеную курим. А уж зажигалки и прочие мелочи, вообще раз в год завозят, только успевай схватить, да смотри, чтоб не раздавили. Твою мать, - выругался Антон Петрович, убрал зажигалку и выбросил цигарку.

- Какая деревенька, какие ворота, какие поставки? – пришедший сел на землю и схватился за голову.

- Ну ясно, какие поставки. Оттуда, конечно, - балагур ткнул пальцем в землю.

- Что?

- Да объясни ты ему по-человечески, что ж ты за ирод такой? Сам, небось, до сих пор не понял, что мы тебе с Гансом десять лет назад втолковывали, - вмешался Мигель, с жалостью глядя на Глеба.

- Что объяснить? – парень чуть не плача посмотрел на Антона Петровича.

- Ох. Да ты не догнал еще, - балагур присел рядом с Глебом и похлопал того по плечу. – Ну-ка, родной, что последнее помнишь?

- Клуб помню. День рождение отмечали. Пил. Потом домой поехал. А как доехал не помню. Помню, как за руль сел, - и тут парень неожиданно замолчал и уставился в одну точку.

- Ну давай-давай, родной, вспоминай.

- Так это я… - парень закрыл лицо руками и начал всхлипывать.

Антон Петрович терпеливо ждал пока потоки слез закончатся. Потом похлопал Глеба по плечу и сказал:

- Со всеми случается, парень. Ты не реви. Надо дела делать.

- Но я тогда получается в…А должен был быть…

- Должен, - серьезно ответил Антон Петрович. – Должен. Лет сто назад. Все по-другому теперь.

- Я ничего не понимаю.

- Тут вот какое дело. Туда, - балагур ткнул пальцем в землю, - раньше народ вагонами отправляли. И оказалось там людей очень много. И как-то, понимаешь, убедили они старшого в пользе прогресса. И стали там высотки расти, цивилизация. И получилось, ну натурально, как на земле. Только час в день, будь добр, отдай на оздоровительные процедуры в котле и делай чего хочешь. Пей, гуляй, веселись. Производства наладили. Рабочим льготы устроили – тем, кто значит работает сокращение процедур в зависимости от стажа. В общем, замечательная жизнь. Да только, сколько ты небоскребы не строй,а пространство нынче дорого. Перенаселение, стало быть. А тут, наоборот, недобор. Вот и стали теперь всех не самых полезных сюда кидать.

- Как это, не самых полезных?

- Ну вот так. Ты, скажем, кто по профессии?

- Блоггер. Независимый кинокритик.

- Вооооооот. А я грузчик. А им там, понимаешь,полезные люди нужны. Строители. Инженеры. И те, кто может обслуживать всё то, что прогрессоры наворотили, понимаешь?

- Но если есть кино, то должны быть и критики.

- Это ты истину глаголешь. Да вот только критиков много очень. А кого лучше взять – критика или инженера? Вот то-то и оно.

- Но это же возмутительно.

- А что поделаешь. Там голова одна. Зато умная. Все видит, все знает.

- Но грузчики же тоже полезная профессия.

- Так-то оно так, но я ленивый больно, да еще и зашибаю.

- Тогда надо и здесь такое же общество построить.

- А кто строить-то будет? Инженеры, они, например, туда по всем законам физики попадают. За свою бесовщину техническую. Да за то, что существование Главного под сомнение ставят.

- Но я тоже ставил.

- А дом ты построить можешь?

- Нет.

- Вот тебе и ответ. Они же там и простых рабочих оставляют по минимуму. А всех, кого простить можно, ну хоть за какое дело благое, например, за то, что бабушку через дорогу перевел, сюда отправляют. Чтоб, значит, для интеллигенции талантливой место освободить. Видишь, уже с земли напрямую приходите. Видимо, совсем внизу стало туго с местом. Ну хоть спасибо, что про нас они не забывают. Одежку нам шлют. Мелочи всякие, которые Главный не запрещает. А знаешь, что самое тяжкое?

- Что?

- Я вот сижу - здоровый мужик. А бабу хрен найдешь.

- Что это за шовинизм? Типа женщины в рай не попадают?

- Да попадают. Святоши одни. Там, внизу, хитрые все. Справных бабенок себе оставляют. Квота у них, видите ли. Должна же быть талантам опора в жизни. А сюда благочестивых отправляют. Не подступишься. Девы старые. Ладно, засиделся ты. Времени у тебя, конечно, вагон теперь, но с бюрократией не затягивай. Надо пойти, отметиться. Документы получить. И одежу, а то смотреть стыдно, - Антон Петрович снова дернул парня за балахон.

- А что потом?

- А что потом? Отдыхай. Жуй кокосы, ешь бананы. На пляжу загорай. Со зверями резвись. Если найдешь их, а то тут народ со скуки пожрал всех почти. В общем, блаженствуй. Времени тебе вечность.

Парень встал и, переваривая факт своей кончины и все сказанное, опустив голову, побрел в направлении, указанным балагуром.

- Вот еще что, - окрикнул его Антон Петрович. –Ты там, в городе, сигарет и зажигалку новую захвати, если будут. Уж не забудь наставника своего. Уважь старшего, малой.

Парень рассеянно произнес: «Ага», - и побрел дальше. Поляна скрылась за деревьями. Где-то за спиной Антон Петрович крикнул:

- Михалыч, твою мать. Ну может завалялась где сигаретка. Ну достала меня эта вата…

Джерри Параноик

2 комментария

Хуан проиграл