Стрим-центр5 в эфире
Утрненний ранговый Overwatch. День #11 orels1 стримит Overwatch
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

1 2 167
3 мин.

Три утопца у реки, съели клада сундуки

Я быстро смекнул что Епоной, то есть Плотвой удобнее всего управлять с руля. Шпоры-педали поддавали лошадке газку, а подрулевыми выключателями я крошил врагов в мясной салат. Любуясь картографическими пейзажами средневекового навигатора я все же не понимал и не понимаю почему он не отдаёт голосовые команды, ведь в таком случае мне удалось бы разглядеть всех вздёрнутых и изувеченных на моём пути.

Ба! Лошадь снова застряла в деревьях! Сейчас её будут… гхм, пугать волки. Нет, грызть они будут исключительно меня, Геральта из Ривии, ведь они наверное жуткие волки-каннибалы или просто потому что человеческое мясо — вкусней. Выживут только лошади.

Познакомившись с местной травницей, передо мной раком встал вопрос о смысле жизни. Даже восемь букетов цветов затаенных в моем инвентаре не смогли разрешить очевидное. То ли было дело в Темерии, что не корчма — то сочная деревенская девка! И чего они вообще нашли в этих чародейках — кожа да кости!

Хотел бы я узнать имя того продюсера, чьему коммерческому таланту дети прежней Темерии обязаны одним и тем же, единственным шлягером:

Си-дел дья-вол на тру-бе
Са-мо-гон-ку пил се-бе

Всякий раз проезжая мимо на своей автокобыле, из врожденной фольклорный щедрости ликвидирую душевную ребячью скудость, рассказываю им небылицы:

Три у-топ-ца у ре-ки
Съе-ли кла-да сун-ду-ки

Баб-ка по гри-бы пош-ла
И ре-бе-ноч-ка наш-ла
Бо-ль-ше нет у баб-ки крыс
Их и-го-ша всех заг-рыз

Удивительно, но селяне бывшей теперь Темерии мало чем отличаются от москвичей. Прав был Воланд, люди не меняются. Так, в ста шагах темерское село сосуществует с племенем каннибалов или разбойников, как ленинградский вокзал сосуществует с толкучкой мобильных телефонов. Солдаты Нильфгаарда ведут свои завоевательные походы с хирургической точностью обходя лагеря дезертиров, рассадники тварей и, словно наши современники, сетуют: «Нам за это не платят!»

А я ей говорю: «Уйду! Уйду бить Полуночницу!» А она мне: «Куда ж ты, милый! Пропадешь!» А потом: «Иди-иди, упрямец. Но прежде, наварим зелья, как в старые-добрые». И вот сидим мы вместе — благодать: я уткнулся в бестиарий, она — в котел. Семейная идиллия. Помню, тогда мы с ней выпили по литру зелья каждый, закусили. Помню, как потом срезал полупрозрачные портки призрачной Полуденницы тупыми серебрянным мечом. Как спасался путая кнопки и давил галопом сельских терпил. Как с досады топил костер никчёмным бестиарием, вспоминая горькую правду манчкина: «Полируй меч чаще ибо в нем сила, брат».

Как-то раз во дворце нильфгаардского императора ко мне прицепился кутюрье. «Попозируй мне, ведьмак» — говорит — «Не сыскать мне таковую мужескую красоту вовек». А я бы и рад, да время не подходящее. Тем более что диетами себя стяжать не нужно ибо тело моё обладает чудовищной быстроты метаболизмом. Что ни съем — то мгновенно усвоится, как у младенца, да ещё и раны заврачует. Что касается голода — так его и в помине нет, а виною тому — пережитые мутации! Наворачиваю я круги, значится, вокруг грифона. В одной руке бомба, в другой — куриное бёдрышко. Грифон меня хрясь — а я, значится, бёдрышко — ам! Он меня хрясь, опять — а я значится кружку грога — хоп! Шатаюсь такой, а он снова на меня, а я за щеку — куриное яйцо — ам, медвежье сало — ням и печёнку волка — кусь! Грифон тогда совсем опечалился и сдался.

«Что бы не случилось в жизни — не воруй, Геральт» — говорила в детстве мама. А я стал большим и не выполнил твой завет, эх мама-джан, ведьмачье чутьё — не божий дар а наказание. Всюду мне чуются алхимические ингредиенты, куда не зайду — тут же лезу в чужие сундуки да сую нос в погреба. Слава богу, люди уже привыкли, «чо с него взять, с урода-то». А коли убит или растерзан кто, так мой нос, чуя награду, тут же укажет следы. И буду я, робко подражая старине Фелпсу, гипотетически воображать да теоретизировать, отворачивая голову от растерзанного тела, словно первокурсник на медицинской практике.

Иногда мне кажется, что боги забросили меня в какую-то странную ММОРПГ, правилам которой хочется следовать чем дальше — тем меньше. ММОРПГ, в которой навязываемая общественным мнением свобода и демократия в конечном итоге выливается в необходимость изо дня в день заниматься тупой монотонной деятельностью ради кошерного потреблядства. И если бы не вездесущая красота топей с болотами, речушек да полей, величественных и ветхих замков, закатов, рассветов, дождей и бесчисленных лунных ночей, а также редкая красота людей и ленивый, но меткий взгляд оператора — я бы вскрыл свои жёлтые, ведьмачьи вены. О дивный, скудный мир!

2 комментария

Die With Glory – внутренняя кухня разработки игры, ч.2