Стрим-центр3 в эфире
Final Fantasy XV - Вспоминаем серию ФФ RATIBORU стримит StarCraft II
Rim World или возвращение блудного сына. kote373 стримит RimWorld
Топ Маньяк! lefort87 стримит Dead by Daylight
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

7 20 569
6 мин.

Работа дилетантов (Часть пятая)

Работа дилетантов (Часть пятая)  - Изображение 1

Часть пятая. Из последних сил.

Взмах крыльев, будто катапульта, что выпустила в нас снаряд с когтями и чудовищной силой. Тамира и я бросились в сторону леса, стараясь не оглядываться, не смотреть назад. Мы потеряли Вилли, но план вдруг снова пришёл в исполнение. От леса нас отделяли какие-то двести метров, но за нашими спинами мчалась тварь, для которой преодолеть такое расстояние – мгновение. Грифон рассекал воздух когтями, выставленными вперёд для атаки. Он снова стал удивительно быстр. Неужели алкоголь так быстро выпустил сознание бестии из своих лап? Мы бежали на пределе возможностей, ноги несли меня вперёд так стремительно, что казалось, будто я потерял над ними контроль. Я почувствовал движение за спиной, а потом боль, адскую невыносимую боль. Острые когти грифона впились в левую ногу, чуть выше стопы, раздробив кость. Меня подкинуло вверх и развернуло, я врезался лицом в траву, расплывающуюся от скорости. Грифон летел низко и тащил меня за собой, словно издевался, желал причинить как можно больше мучений.

Неровная земля подо мной раздирала кожу на груди, маленькие камни и обломки веток впивались в рёбра, а пыль, колосья пшеницы и прочий сор забивали мне рот. Грифон мчался к следующей цели. Тамира оглядывалась на бегу испуганным взглядом, но что-то подсказывало, что ужасал её не грифон, а моё незавидное положение. Она вновь достала один из кинжалов, резко развернулась и метнула острую сталь в летящую над землёй бестию. Клинок впился в крыло. Чудовище взревело и отклонилось от своей траектории, пролетев мимо Тамиры. Оно смогло сохранить высоту, но боль оказалась достаточно сильной, чтобы тело твари пробило короткой судорогой, и лапы выпустили меня из когтей. Сила инерции кубарем потащила моё тело назад. Так, будто кожаный мяч, я прокатился метров двадцать, чудом не сломав себе позвоночник и шею.

Сделав резкий крен в сторону, бестия вернулась к погоне. Теперь её интересовала только Тамира. Лесная опушка уже встречала знахарку первыми деревьями. Ещё десяток метров, ещё десяток шагов и наш капкан должен захлопнуться. Я был далеко, но увидел, как ловко Тамира отпрыгнула в сторону, пропуская грифона в объятия рыболовной сети. Она была закреплена на двух крепких дубах и прекрасно справилась с поставленной задачей. Грифон, ослеплённый гневом, не сразу заметил подвох. Он начал было останавливаться, делая взмахи в обратную сторону, словно упираясь в невидимую стену, но было уже поздно. Сеть, пахнущая рыбой и плесенью, запутала чудовище, связала его крылья и хвост. Сковала движения и превратила устрашающего монстра в комичный мешок, наполненный пухом и перьями. Пришла очередь грифона по инерции катиться огромным мячом. Прямо в заготовленную яму, которую копали мы больше недели.

Не без труда я поднялся на ноги. Превозмогая боль, побрёл к лесу, таща за собой бесполезный груз левой ноги. Я то и дело падал, каждый вздох проливался по телу чудовищной болью, но нужно было идти. Прошло больше двадцати минут, когда я наконец почувствовал приятную прохладу лесного тенька, а небо надо мной заполонили кроны деревьев. Передо мной лежала яма, на дне деревянные колья и мёртвый грифон, всё-таки угодивший в ловушку, всё-таки ставший жертвой нашего плана. Но кроме этого я увидел кошмар. Братское кладбище волков вокруг одного из деревьев.

Работа дилетантов (Часть пятая)  - Изображение 2

Мыслав, согласно плану, должен был подстраховать нас и в случае если бестия не попадёт в сеть засыпать её градом отравленных стрел. Но сейчас он стоял на толстой ветке и натягивал тетиву с последней стрелой. Колчан его был пуст, а внизу ещё остался последний из санитаров леса. Выживший волк прыгал на ствол дерева, скоблил когтями кору, тщетно стараясь достать надоедливого охотника. Тетива пропела мелодичным скрипом, зверь взвизгнул в предсмертной агонии и упал ниц. Стрела пробила лохматую шею насквозь и пригвоздила бедолагу к земле. Мыслав облегчённо выдохнул, но будто вспомнив о чём-то, встревожился и устремил испуганный взгляд куда-то в сторону канавы, в которой бурчал маленький лесной ручеёк. Я понял его тревогу, когда услышал женский отчаянный крик. Уже собирался тащиться на помощь, не смотря на то, что вряд ли от меня был бы какой-нибудь толк. Но принеся небывалую радость, за женским криком прозвучал приглушённый взвизг. Почему-то я знал, что увижу в следующий момент и оказался прав. Держась за расцарапанный бок, взъерошенная и грязная, в напрочь изорванном кожаном доспехе из канавы гордо хромала Тамира. Она улыбалась во всё своё прекрасное лицо. Мыслав вдруг захохотал наверху. Я тоже не выдержал и измученно ухмыльнулся. Мы сделали это. Мы спасли Белый сад.

Нашу радость вдребезги разбил звук, прозвучавший из ямы. Отвратительный рёв, болезненное карканье, что эхом наполнило лес. Стаи разномастных птиц спешно покинули шапки деревьев, потревоженные и испуганные. Я повернулся к яме, и лицо мне залило кровавым дождём. Над ловушкой парило израненное тело, будто принадлежащее и не живому вовсе существу, а воскресшей нежити. Грифон. Он походил на ежа. Колья, на которые упало чудовище, попав в подготовленную нами ловушку торчали отовсюду: из-под левого крыла, из распоротого брюха. Вниз с каждой раны сочилась тёмная кровь, а где-то била алым фонтаном. Грифон, который выглядел гордо прежде, сейчас смотрелся жалко и вызывал бы сожаление не вызывай он у нас столько ненависти. С трудом махая побитыми крыльями, с которых свисали ошмётки разорванной сети, чудовище держалось в воздухе.

Тварь вдруг снова болезненно заверещала и кинулась в нашу сторону в последнем яростном порыве. Но что-то случилась, грифон не смог совладать с собственным измученным телом и его понесло влево, прямо в дерево, на котором стоял Мыслав. Чудовище врезалась в толстую кору и бессильно скатилась по ней на землю. Но толчка хватило, чтобы дерево пошатнулось, и Мыслав не удержав равновесия полетел вниз. Прямо в ловушку, на дне которой ждала его пасть из деревянных клыков. Тамира бросилась на помощь, но не успела протянуть руку. И хорошо, что не успела, иначе полетела бы вслед за ним. Мыслав рухнул вниз, напоровшись на кол. Тот разорвал ему грудь и выглянул окровавленным остриём.

Тамира повесила голову и тяжело задышала. На землю под её ногами падали солёные капли слёз. Рядом с ней, на траве близ толстого дерева лежало чудовище. Оно кряхтело, выплёвывая тёмные сгустки крови на каждом вздохе. Из ран по-прежнему утекала жизнь. Тамира подняла кинжал и с отчаянным воплем бросилась на грифона. Будто по лестнице, она забралась по телу чудовища к его голове и вонзила клинок в район шеи. Острая сталь вошла в плоть бестии, разорвав артерии и связки. Но чудовище опять не погибло. Из его клюва вылезло сдавленное кряхтение, крылья зашевелились. Тамира почувствовала, что теряет опору под ногами, поэтому крепче ухватила рукоятку кинжала, торчавшего из монстра. Через несколько мгновений я уже ковылял в сторону поля, смотря на то, как грифон улетал вместе с Тамирой. Полёт был неровный, его кренило в сторону, он то и дело терял высоту, будто проваливаясь в воздушные ямы. Но всё-таки они улетали.

Ковылял я долго, мучительно. Мир стремился уйти у меня из-под ног, а изображение в глазах размывалось и прыгало. Заметил я их не сразу, обзор закрывали высокие пшеничные побеги. Но потом моему взору всё же открылась ужасная картина. Грифон, распластавшийся на земле, уже окончательно мёртвый, не способный летать, убивать, нести ужас и страх. А на теле его, точно на матрасе из перьев, лежала Тамира, будто и не было ничего, она словно просто легла отдохнуть. Если бы не рёбра, торчащие у неё из груди. Я подошёл к ней и упал на колени, прильнув волосами к её лицу. Она улыбнулась. Но улыбка та была зловещей, блестящей снегом зубов сквозь багровое пятно крови.

– Эльвира, – Тамира говорила на вздохе, кровь текла из её уст вместе со словами. – Ты должен узнать правду. Должен узнать.

– О чём ты говоришь? Я не знаю никакой Эльвиры, – я пребывал в смятении, смотрел на неё и чувствовал, как по щекам моим начинают опускаться тёплые струйки слёз.

– Ты был завидным женихом. Умный. Из города…

– Что ты несёшь? В любви что ли решила признаться?! Тебе нельзя сейчас говорить! Просто заткнись!

– И она… Эльвира, – Тамира говорила тихо, прерывисто, и я ненавидел её за это. Она должна молчать, иначе потеряет слишком много крови. Неужели ничего нельзя сделать? Неужели мне её не спасти? – Она заворожила тебя. Привязала к сердцу… к этой деревне.

– Что? – О чём она говорит? – Кто вообще такая эта Эльвира?!

– Неудивительно, что ты забыл её имя, ведь заклятие спало. Спало после её смерти. После того, как… как она приняла тот яд.

Я чувствовал нечто странное. Будто слова Тамиры освобождали что-то во мне, разливались по телу противоядием. Отпускали, разбивая какую-то неведомую мне цепь. А Тамира продолжала говорить с упорством ребёнка, который отказывается ложиться спать.

– Я приготовила его для неё и поклялась молчать. Но я не хочу сдерживать… сдерживать эту клятву.

– Молчи. Прошу. Ты не выживешь, если продолжишь так напрягаться. Тебя нужно доставить к врачу. Оказать первую помощь. Я не знаю. Ты должна выжить, – молил я, будто умрёт она сейчас или нет зависело лишь от неё.

– Нет. Единственный, кто должен выжить – ты. Ибо… Ибо не твоё это сражение. Тебя здесь вообще быть не должно.

#канобуведьмак

20 комментариев

Работа дилетантов (Часть четвёртая)