Стрим-центр1 в эфире
TRAP bekugrap стримит Dota 2
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

3 0 195
12 мин.

Смерть грифона

Откашливаясь кровью умер Херсон.

Единственный кто спас в бою и был награждён нынешним королём. Пусть больше не мог держать в руках он меч последние два года и на одной ноге далеко не уйдёшь без повозки и помощи, но до конца он был воином. Сын его Дессел по прозвищу Рогатый ещё долго отгонял стервятников в людских одеждах от него, когда тот перестал сражаться.

Последнее, что не позволяло отряду Грифона распасться, были только харизма его лидера и истории о былых походах. Не только о боях. О приключениях Херсона в Блупорте. О том, как голым бежал с монастыря пречистой Девы. Как спасался с проклятого острова на плоту.

Угрюмому Паладину больше никто не верил. Ветеран Метка не мог и не хотел принимать ответственность, а Дессел был слишком юн, чтоб вести в бой отряд ветеранов. Что же до женщин... Ни один мужчина не будет исполнять приказы самовольной эльфийки Элинаэль. Что же до послушницы Бога удовольствий Серы, то ей не доверяет ни одна живая душа в подлунном мире.

- Да нам будет его не хватать, - сказал Рогатый, глядя в кружку.

-Сколько ещё хотел сделать мужик... А помните… - завёл двухнедельную песню Метка, сослуживец Херсона с привычной тупой улыбкой на лице. Тот, кто вытаскивал его голый зад из кустов крапивы. Кто спаивал в борделях, чтоб забыл ужасы плена у мирийцев. Кто почти во всех историях приезжал как спаситель на белом коне и выручал его.

- Заткнись! – проорал Рогатый и вскочил из-за стола, бросив кружку в стену. – Ты мог прикрыть его щитом в том проклятом бою! Но где ты был? Опять с очередной шлюхой в кабаке? Или с этой стервой Элинаэль?

Эльфийка бросила полный презрения взгляд на юнца.

- А ты, Крис! Опять махался в каком-нибудь коровнике ради чести невинной леди? Святой рыцарь, чтоб тебя!

Ни один мускул не дрогнул на полном шрамов лице Последователя Фрейи.

Атмосфера за столом начала сгущаться. Сторонние зрители бросали недоумённые взгляды на этот отряд, состоявший из сброда и не понимали, почему они ещё не вскрыли друг другу животы. Темнокожий паладин Фрейи в посечённых доспехах сидел рядом с послушницей из культа удовольствий. Перворожденная высокомерная эльфийка, что презрительно общалась даже с людскими королями, а прочих считала за грязь под ногтями, пила за одним столом с вечно улыбающимся воином, сыном «подзаборной леди» и пьяного кузнеца. Тот, кто только, что вскочил был одет в кожаные доспехи и как две капли воды был похож на мертвеца. На Того, кто собрал некогда этот отряд вместе. На молодого Херсона.

-Сера… Даже ты могла спасти его своими травами и наркотиками. Но ты бросилась спасать меня… - слёзы начали бежать из глаз парня.

-Я… - речь было невозможно разобрать из-за всхлипов. – Если б я был сильнее…

Неизвестно сколько бы продолжались скулёж и стенания парня, но Крис бросил взгляд в свою кружку, сделал кислую мину и внезапно плеснул содержимым в лицо буяна. Рогатый уставил полные удивления глаза на того, кто потревожил его горе.

- Сядь, - уверенно сказал Крис и продолжил, как только Дессел упал на стул. – Нельзя так сокрушаться об утрате. Ты должен поступать так, как поступал твой отец. Воплотить его желания.

Только Дессел собрался с духом вылить всю скверну, что вертелась у него на языке, как паладин ударил латной рукавицей по столу и звуки утихли в пабе. Никто не желал вызвать светлейший гнев на свою голову.

- Ты наверняка слышал истории отца, как мы его сопровождали. Но одну историю мы зареклись рассказывать кому-либо.

Лица всех участников беседы в миг просветлели и появились мечтательные улыбки. Но Дессел не понимал их радости. Он вздёрнул подбородок, вызывая паладина продолжить начатую речь. Удостоверившись, что все подумали об одной и той же истории, Крис продолжил.

- Но слышал ли ты историю, как мы собрались первый раз? Когда твой отец был ещё простым человеком, Элинаэль была беглянкой, я только получил щит в ордене и командовал отрядом у местного лорда в армии?

Метка ухмыльнулся.

-Позволь я расскажу эту историю. Всё же я тоже был тогда, - ветеран испробовал фразу на вкус, – “простым человеком“. Неси вина, хозяин!

Как только служанки принесли вино, ни один шорох не побеспокоил атмосферу паба. Только пьянчуги на улице продолжали свою весёлую похабную песню про пьяную монашку и находчивого дровосека.

- Как сейчас помню. В один день над нашим селом пролетел грифон. Огромный. Его тень с крыльями закрывала два дома! Львиные лапы, золотая шерсть и золотые крылья. Но белая голова… Твой отец тогда такую хохму отмочил, о том как побелела его голова, что весь вечер в трактире не умолкал смех. Но это было потом. А тогда летел эта тварь как небесный король и все звуки умолкли в деревне. Даже псы испугались тревожить его величество. Мальчишки потом две недели вспоминали этого монстра, а мужики хвастались, что если б где бы да кабы приземлился, то рукой одним и словом одолели бы тварюгу.

Но скоро пришла беда. Грифон искал новые охотничьи угодья и наша деревня оказалась в его пределах. Сперва-то он на оленей да лосей охотился. Но как то Мещер не вернулся с охоты. Для него это было нормально пропадать на пару дней, но он в лесу рос и редко задерживался на охоте. А тут неделю от него вестей нет. Послали нас с твоим отцом искать его. Трёх обычных деревенских парней. Дали по рогатине и послали искать главного лесничего. Послали на убой. Мы нашли Мещера. Но и грифона нашли.

- Троих? Ты же назвал только двоих.

-Третий – Силка, - сказал Метка. – О нём я ни кому ни когда не рассказывал. Потому что домой смогли вернуться только вдвоём.

Вот мы стоим на опушке, вот тварь эта нас увидела. Я отпихнул друга и рванул без оглядки домой. Я убил Силку. Не смог он встать после того как упал. Оторопь его взяла, а мы в лес бежать. Бросили мы его…

Тогда-то мы сказали, что не могли его спасти. Но соврал я, а твой отец меня прикрыл. И по гроб жизни я обязан ему и его семье. То есть тебе. Вопли, кровь и оторванные куски третьего друга долго нам потом с твоим отцом снились. Но селяне не прознали о предательстве нашем.

Сбежали мы с села нашего. Два месяца селяне боялись выйти из леса. Землянки вырыли, скот в лес перегнали, но в поле ни ногой. А однажды батя твой привёл…

-Замолкни, – бросили унижительно Элинаэль. -Херсон сын Келя спас меня. Это всё, что надо вам знать. Изгнали меня из семьи моей. Связали руки, завязали глаза и бросили на пшеничном покинутом поле. Не знала где я. Помню удар, и после лежу я неизвестно где, а мышка-полёвка по мне бегает. И жар от солнца чувствую.

- А за что...

-Не касается это вас. Только Херсону я рассказала потому, как спас он меня. Но больше никто не знает из вашего племени. И не будет знать.

Проснулась я в ужасе. Глаза не открываются, руки не двигаются. Испугалась, что закопали меня, но смогла я развернуться и поняла, что лежу где-то и слава Гейе, и повязка на моих глазах. Пахнет пшеном. Мышка бегает вокруг меня. Обрадовалась я тогда сперва, но после ужаснулась. Если есть пшено, значит где-то люди. А моих сестёр тогда похищали и продавали в наложницы. Это сейчас, во многом благодаря твоему отцу, нас не держат за зверей диких, а тогда нас продавали в рабство.

Не знала я что делать. Голос подать – найдут люди и в рабство продадут, ползти в неизвестном направлении пока не смогу найти сук какой или камень и путы разрезать, либо ждать пока Гейя заберёт меня в своё лоно. Решила ползти.

- А снять повязку?

- Ты не первый кто спросил этот тупой вопрос. Первый сидит рядом с тобой и как обычно зубоскалит. Животное…

- Эй, я так-то тебе тоже помогал, - возмутился Метка.

- А сколько раз пытался навредить мне и моим братьям и сёстрам?

-Ой, ой, ой. А не они ли тебя подыхать на поле грифона? – сгримасничал Метка.

-Поле грифона?!

-От них я больше добра видела за 22 года, что мы знаем друг друга, чем от тебя, сын с…

-Хватит! – остановил бранящихся криком Рогатый. – Что за поле грифона?

-Это поле, как потом мы узнали, было в двух милях от логова грифона, - продолжила Элинаэль. – Не могла я снять повязку. Как гусеница сжимаясь, поползла я в неизвестном направлении. Но услышала я вдруг хлопанье крыльев. Думала птичка какая, но хлопки становились всё громче, пока вместе с ними не явился ветер, что покатил меня по полю. Вскочила…

- Ага. Вскочила она с завязанными глазами и руками за спиной…

- Ты не видел! – крикнула эльфийка, глядя на самодовольное лицо Метки. А после процедила сквозь зубы. – Еле как встала. И побежала спотыкаясь другую сторону от шума. Но вдруг раздалось ваше обезьянье улюлюкание, что-то просвистело мимо меня, схватило в охапку и понеслось куда-то. Я даже не пыталась вырваться. Либо в пасть монстру, либо в постель этих разорителей природы. Вдруг почувствовала я прохладу лесную и поняла, что солнце больше так не злится на меня как минуту назад.

-Тупой эльфийский слог…

Зашипела Элинаэль на Метку. Кристофер сидевший не подвижно резко дёрнулся и мизерикордия что только что спала в сапоге, замерла в середине стола.

- Отец твой меня спас. Увидел девочку он в поле, а я тогда моложе выглядела, - бросила взгляд на ещё больше смеющееся лицо Метки, – и решил спасти, ушей не разглядев.

- Этот дурак отважился выследить логово грифона и когда тот, заляжет спать после обеда рогатиной его заколоть.

Кристофер на пару с Элинаэль гневно посмотрели на Метку.

-Закончится рассказ и вы больше меня не увидите. Так что потерпите комментарии последний раз в своей жизни, - грустно вздохнув, выдал старый воин.

- А теперь представь моё удивление, когда этот примат поставил меня на землю, усадил и развязал руки, - звонко рассмеялась эльфийка. – Я же думала окажусь в клетке, а Херсон спас меня и отпустил! Пока я сидела, боявшись шелохнуться, он спросил «Надо чо?». Я затряслась, услышав вашу речь, а он бросил мне на колени нож и булку хлеба и попытался уйти. Слышу, будто медведь от меня ломиться через лес, а это его шаги удаляются. Дрожащими затекшими пальцами сняла повязку и посмотрела, что лежит на коленях. Вскочила и бросилась за ним…

-Привёл этот дурень эту тварь в наше убежище. Старосты его же прогнать хотели. Мало от одного монстра прятаться, так он другого привёл… Прогнали всё же, - пробурчал Метка. – А я с ним пошёл. Не мог я смотреть на родственников Силки…

Груда доспехов пошевелилась за столом, прерывая молчание и привлекая взгляды.

- Значит теперь моя очередь. Был десятником в армии. Руководил скорпионом – арбалетом большим на повозке. В подчинении 7 крестьян несмышлёных, один инженер и пара воинов. Везли мы его по тракту… Не помню от какой деревни до какой… Врывается ночью твой отец в мою палатку. Как мимо стражи прошёл? Два крестьянина заснули. Высек я потом их. Я только глаза открыл, а он руками машет, что-то о грифоне говорит, о награде. О какой-то награде за голову, про какой-то замок и князя.

Я знать его не знаю, а он просит! Вот наглость! Паладина просит нарушить приказ и увезти с намеченного маршрута скорпион. Я его прогнал в зашей. Чтоб подстраховаться пошёл провожать ночь в телеге с оружием. А ОН ЕГО УКРАЛ! СО МНОЙ ВНУТРИ! Я глаза только к вечеру открыл, оглушил меня кто-то.

Кристофер посмотрел с подозрением на Элинаэль и Метку. Эльфийка даже не двинулась, а Метка ещё больше улыбку растянул и глянул на напарницу.

- И всё. Я нарушил приказ. Мне назад нельзя. За оружием не уследил. Контракт не выполнил. Как кредит выплачивать ордену не знаю, а тут твой отец опять с предложением. «Пошли с нами! Делов-то пустить стрелу в голову грифону и деньги тебе отдадим за помощь». А куда я денусь с корабля, черт его подери? – спросил у кампании паладин, но никто не ответил и продолжил свою часть. – Решили мы его у логова подкараулить. На взлёте в сумерках поймать.

Не поверишь, Дессел. Мы пустили стрелу точно ему в грудь и это копьё у него до конца дней из груди торчало. А мы пустились в бега от этого дьявола в обличье грифона и с раной в груди. Три дня мы от него скрывались в лесу, но грифон поставил себе целью нас всех растерзать как скорпион наш и методично выкорчёвывал деревья и пробирался меж ними.

Тогда-то отцу твоему идея в голову пришла. Спрятавшись на дубе вместе с Эльфийкой, он захотел ему крылья отсечь, чтоб не летал больше.

Улыбка заиграла на лице у паладина.

- До чего наивными мы были. Метка заманивал под дуб грифона, я прятался под дубом с мечом наготове и длинным суком. Из доспехов на мне только кожанка была и шлем железный. Надо мной на ветках устроились Херсон с двумя рогатинами и Элинаэль с ножами.

Метка, как голый медведь от пчёл бежал от грифона. Выбежал из подлеска и за дубом скрылся. Грифон проламывая деревца только под дуб сунулся, как тут же сверху падают эти два разбойника…

Твой отец промазал. Упал мимо грифона да с таким глухим звуком упал, что я думал «больше не встанет». Но рогатины его, смею сказать, основательно застряли в крыле, а эта демоница маленькая сумела так исполосовать крыло, что вряд ли можно было найти кожи достаточно, чтоб перчатки сшить.

Грифон ещё больше разозлился. Мудрено ли? Кто не разозлится, если его резать начнут? Твой отец не загадывал наперёд что будет. А грифон чуть под тем дубом нас всех и не сожрал в ярости.

Сперва думал я ему голову отсечь, но меч ему и вреда не нанёс. Схватил сук, чтоб отвлечь его пока Метка и эльфийка оттаскивают батю твоего. Только грифон начал разворачивается на них, я ему суком по голове «Р-раз», а сук возьми да обломись. Грифон на меня даже не посмотрел, ну я смог подбежать к нему увернувшись от лапы и пнуть в бревно торчащее из его груди.

-Тот крик грифона ни с чем не сравнить.

-Что правда, то правда. Так громко ни один камнепад не сходит в горах.

Дождавшись тишины, паладин продолжил.

-Он обезумел и за мной в погоню. Не знаю как, но выжили мы тогда, оторвались от него в лесу и прибежали к жилищу ведьмы с твоим батей на хребте.

Паладин демонстративно сплюнул, глядя на культистку. Но получил очаровательную улыбку в ответ.

-О, да. Я помню тот дождливый день. Собралась я в лес выходить, как тут врываются со стуком и матом эти детишки и затаскивают ещё одного. Кричат о помощи, о лечении больного товарища, о том, что их грифон преследует, а на каждом живого места нет. Все в крови и в ушибах. Спрятала я их и обвешала поляну свою львиным зевом, не любят ни львы, ни монстры львиные эту травушку и боятся.

На второй день как проснулся, ещё не успел встать на ноги их раненый товарищ, а уже звал в какой-то поход их. Они собрались бежать в горы от грифона. Сами еле на ногах держаться, но в горы в замок князя стремятся. Чем-то привлёк внимание твой отец и я решила помочь, путь показать до дороги, да помочь травами и наветами.

Только вышли с поляны, как за нами гриф увязался. Я в ужасе вопрошаю у них, как они его разозлили, а они молчат, да знай себе – бегут всё с большей скоростью. До гор мы добежали за пару дней с одной ночёвкой нервной - два сторожат, остальные спят.

Отец твой на привале увидел как камень скатился с обрыва и козла раздавил. Подумал о чём-то и начал шутить. Я смотрю и не понимаю, о чем этот убогий думает, а он знай себе, смеётся и подбадривает всех. Перед сном спросил меня о том, где пещера есть поблизости. Так я дар речи потеряла. Этот дурак решил грифона завалить в пещере, чтоб тот с голода сдох.

На следующее утро эльфийку послали грифона бредущего за нами и уже порядком измотавшегося отвлекать, пока мужики камни покрупнее поставят над входом в пещеру. Но в назначенный час промашка вышла.

Вечером мы грифона завалили камнями. Никто не подумал, что ему надо голову отрубить либо ещё что.

Пришли к князю за наградой, указали, где тело грифоново искать, так он нас на смех поднял.

Воцарилось неловкое молчание. Большинство слушателей не понимали почему эту историю скрывали.

- Но почему?

- Так мы ему голову не принесли. Подумал, что шуты пришли к нему в дом и прогнал нас.

- Не это.

Недоумение проявилось на лицах паладина, ведьмы, ветерана и эльфийки.

- Почему эту историю вы скрывали от меня? От всего мира? Что заставило вас объединится?

- Я - паладин ордена Фрейи нарушил приказ. Нарушил два завета – работал с еретичкой и нелюдью ещё и содействовал в краже.

- Из-за меня Силка не вернулся домой. Его кровь до сих пор я вижу в пьяном бреду…

- Коль Херсона больше нет, то долг мой уплачен. Находится ещё минуту среди вашего грязного племени, я больше не желаю, - сказала эльфийка. Поднялась со стула и не сказав ни слова прощания вышла без оглядки из таверны.

-Нет никого больше, кто бы интересовал меня. Я возвращаюсь домой, - поднялась ведьма и отправилась вслед за Элинаэль.

Вслед за Серой покинул стол и паладин, бросив несколько монет на стол. Хлопнул по плечу Дессела, обнял старого друга и вышел из паба.

Дессел молчал, Метка попивал из кружки вино, а паб оживал и вновь наполнялся шумом. Солнце уже близилось к горизонту и в дом повалил рабочий люд.

- Метка, - после долго молчания сказал Дессел.

-М?

-Наш отряд Грифон умер, как и тот грифон. Что дальше делать я не знаю… Что хотел отец до того как появился Грифон?

Было видно по лицу, как умная мысль впервые за долгое время посетила лицо воина.

- Он мечтал стать учителем. Хотел, чтобы его подопечные никогда в жизни не видели оружие. И потому, когда ты взял в руки меч и стал наёмником, горе захлестнуло его. Он умер не две недели назад, а задолго до этого. Примерно тогда, когда над нами пролетел тот грифон.

#канобуведьмак

Нет комментариев

Выборы!