Стрим-центр4 в эфире
Топ Маньяк! lefort87 стримит Dead by Daylight
Пытаемся выжить djey2828 стримит Don't Starve Together
Final Fantasy XV - Вспоминаем серию ФФ RATIBORU стримит StarCraft II
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

9 4 517
4 мин.

Отец Графоний

Отец Графоний - Изображение 1

Отец Графоний стоял у окна своего кабинета и наслаждался видом. Расположение помещения, находившегося в одной из башенок немецкого средневекового замка, впоследствии отданного под монастырь, открывало великолепный обзор.

День был яркий и солнечный. По небу плыли небольшие облака, не было ни намека на туман, а потому настоятель видел каждый сантиметр луга перед монастырем и небольшой лесок на горизонте. Сейчас отец Графоний готов был поклясться, что может разглядеть даже росинки на любой травинке, каждая из которых была уникальна и неповторима.

В такие дни настоятель любил прогуливаться по замку. Хитросплетения ходов и перекрытий создавали незабываемую игру мягких теней и света, который подчеркивал каждую, даже самую незначительную детальку монументальных стен, будь то небольшое пятнышко мха или маленькая трещина.

Отец Графоний вздохнул, кинул последний взгляд в окно и повернулся к посетителю, который сидел за его столом , переводя дух. В ногах визитера стоял небольшой окованный сундучок. Несмотря на свои размеры, он производил впечатление тяжелой ноши, а потому было неудивительно, что гость так запыхался.

- Ну что, брат, удачна ли твоя миссия? – спросил настоятель, заранее зная ответ.

Главный архипекарий (а посетителем был именно он) ответил:

- Да, преподобный. Реликвии доставлены, согласно вашему высочайшему повелении, - архипекарий с трудом поставил свою ношу на стол.

Потирая руки, Графоний подошел к столу и нетерпеливо открыл сундучок. Стоило лишь откинуться крышке, как лицо настоятеля озарилось благоговением.

- Пресвятой Кор Ай Семь, - пробормотал он. – От этих реликвий исходит невероятная святость.

Он запустил руку в сундучок и аккуратно погладил черно-зеленую гладкую поверхность.

- Ты только посмотри на них, брат, - подозвал он архипекария.

Посетитель послушно подошел к настоятелю и тоже замер не в силах оторвать взгляда от двух прямоугольников, лежащих в сундучках.

- Титаны, благословленные двенадцатью гигабайтами. Только представь, брат, какую мощь они явят миру. Два близнеца, связанные в пару, - Графоний закатил глаза, не находя слов.

Архипекарий молчал. Образование его было более скудным, а потому он даже не рисковал представить себе горизонты чуда, которое могут сотворить реликвии.

- Выставим их в монастыре, чтобы паломники со всего мира могли преклонить колена пред этим чудом, - продолжал Графоний.

- Естественно… - начал посетитель, но настоятель его перебил:

- …не бесплатно. Конечно нет. Эти реликвии стоили монастырю целого состояния. Я не могу позволить, чтобы мои братья жили в нищете, - и предупреждая вопрос, готовый сорваться с губ архипекария, поспешно добавил. – Не путай нищету и аскетизм, брат мой.

Посетитель произнес:

- Что ж, я пойду?

- Постой, брат. Расскажи мне новости. Ты знаешь, что я почти не покидаю обители моей и моих братьев.

- Ну что ж. Слышали ли вы, Преподобный, что Церковь консолеизма, а конкретно ее восточная ветвь сотворила весьма любопытный трактат, в знак уважения к вам, который мог бы примирить многих в нашей религии?

- Эти чертовы еретики. Эти грешники каждый десять лет пытаются со мной примириться, а потом снова забывают и снова окунаются в свои богохульные верования.

- Но в этот раз у них, похоже, вышло что-то стоящее. «1886» - вам что-нибудь говорит это название?

- Постой-постой, - настоятель начал рыться в ящичках своего стола. – Ага, вот оно. Они прислали мне это письмо, недавно. Я совершенно забыл о нем. Есть куда более важные дела, чем эти…эти..

Графоний, не договорив, вскрыл письмо и быстро пробежал его глазами. Закончив чтение, он удовлетворенно причмокнул губами:

- Недурно. Весьма недурно. Может они, наконец, взялись за ум. Но ведь я не единственный, кого они обижают своим неуважением. Что отец Геймплений говорит по этому поводу?

- Он до сих пор зол на них за тот шуточный памфлет, опубликованный одним из известных послушников-консолеитов. Помните, кажется он назывался «Проливной Дождь»?

- Да было такое. Ох, и нехорошая была шутка. Геймплений был зол, так его еще никто не позорил.

- Так вот, шутник, вместо того чтобы принести извинения, опубликовал еще более обидный стишок про две души. Так что Геймплений проклял их. А касательно «1886» сказал, что больше не посмотрит ни на одно убожество от этих еретиков.

- Геймплений всегда был суров, - Графоний откинулся на спинку стула. – Не любит он шуток.

- Кстати, о Геймплении, - архипекарий понизил голос, будто кто-то мог подслушать. – Он переметнулся к староверам.

- К кому? – Графоний заметно напрягся.

- Ну к этим. Интегрированным и устаревшим. Которые верят, что в их время наша религия была куда лучше.

- Вот это новости, так новости. Мы же с ним всегда были друзьями, - услышанное совсем не понравилось настоятелю.

- Мало того, его в этом поддержал еще и отец Атмосферий. Говорят, что отец Хардкорий – патриарх староверов встретил их с распростертыми объятиями.

- Пыль ему в кулер, - проворчал Графоний. – Несносный старик.

- И теперь они втроем во всеуслышание заявляют, что вы, преподобный, заодно с консолеитами и, поддавшись бездуховной зеленой ереси, предаете идеалы Бога нашего – Святого Фана, а ваши реликвии, ни что иное, как происки алчности.

- Два гигабайта оперативной памяти им под шестидесятичетырехбитную семерку, - прогремел настоятель. – Да как они посмели? Да только благодаря мне наша паства движется вперед , а не погрязла в текстовом блуде. Благодаря мне люди похожи на людей, а не на квадратные резиновые игрушки. Ну ничего-ничего, я им покажу. С консолеитами я, значит, спелся. Сегодня же напишу Патриарху западного крыла, а потом посмотрю, как они запоют, когда их пыльные святыни отнимут у них и реставрируют. Посмотрю ,как братец Хардкорий снова побежит к восточникам издавать свои поганенькие «Темные Души». А Геймплений? Чертов старик. Как он вообще может оставаться в наших рядах? Он давно в маразме и играет с кубиками, аки трехлетний отрок. Ничего, я им всем покажу. Ты свободен, брат.

Архипекарий поклонился и вышел.

Отец Графоний вздохнул и подтянул к себе перо и бумагу. Солнечный день был испорчен.

arlekiness.livejournal.com

4 комментария

Конкурс по Battlefield Hardline!