Стрим-центр1 в эфире
TRAP bekugrap стримит Dota 2
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

10 1 431
9 мин.

Лютесиада или как корпорация TriOptimum мосты между мирами прокладывала

Лютесиада или как корпорация TriOptimum мосты между мирами прокладывала - Изображение 1

Данный рассказ не стоит воспринимать слишком серьёзно. Прежде всего это стёб над вселенной BioShock и её реалиями (хотя, возможно, это просто ещё одна альтернативная вселенная). Действие происходит до начала событий System Shock 2 и BioShock Infinite.

2111 год, здание корпорации TriOptimum, неизвестная локация.

Роберт и Розалинда Лютес сидели в стерильном закрытом кабинете без окон, похожем на комнату для допросов, ожидая прибытия своего нового руководителя. Последние несколько месяцев они и ещё сотня команд учёных жили и работали в закрытом полигоне корпорации TriOptimum, проходя тестирование для некого научного проекта, подробности которого держались в строжайшей секретности. Ходили слухи, что сам главный менеджер компании Анатолий Коренчкин так отбирает себе научных сотрудников, но никто ничего толком не знал.

И вот после всех тех многочисленных физических, умственных и психологических испытаний, что выпали на их долю за все эти месяцы, Лютесы наконец-то были отобраны для участия в спец проекте, суть которого они жаждали узнать.

— Господи, как же приятно вновь надеть нормальную одежду, — усмехаясь, сказала Розалинда, поправляя рукава белой блузки. — Всё-таки полгода ходить в одном и том же комбинезоне — это испытание не для слабонервных.

— Твоя правда, — откликнулся Роберт. — Слушай, я всё думаю: а что если все эти тесты — это просто ширма и мы уже стали частью некого эксперимента, о котором просто пока ещё не знаем?

— Ты слишком глубоко копаешь, братец. У тебя всегда так, когда ты нервничаешь... — ответила она, доставая из кармана пиджака пачку сигарет. — Надо же, всё ещё целая! Будешь?

— Да, спасибо.

— О том, для чего этот тест, кому он нужен и не было ли всё это сном пьяной собаки, знают лишь те, кто наблюдал за нами с обзорного мостика и через объективы сотен камер. Нас, как ты понимаешь, там не было. Так что откинься на стуле и наслаждайся моментом, пока есть возможность. У меня такое чувство, что у нас скоро её не будет...

Тут дверь в противоположном конце кабинета распахнулась и в комнату вошёл высокий статный мужчина в хорошем костюме. Слухи, отчасти, оказались правдивы - это был тот самый русский олигарх.

— Добрый вечер, господа. Я Анатолий Коренчкин, приятно познакомиться.

— Для нас честь познакомиться с вами, — ответил Роберт, пожимая ему руку. — Немного неожиданно увидеть вас здесь. Я слышал, вы обычно ведёте дела через посредников.

— Да, это так. Но дело, которое я хочу с вами обсудить, слишком специфичное и требует моего непосредственного участия. Прежде всего, позвольте поздравить вас с успешным прохождением отбора. Я смотрел ваши результаты и был приятно поражён. Я ещё не видел настолько слаженной работы.

— Благодарю, сэр. Просто мы с братом всегда были вместе. Ещё до нашего рождения.

— Это качество очень пригодится вам в работе, которая вам уготовлена. Устраивайтесь поудобнее, нам о многом предстоит поговорить. Как вы понимаете, всё, что будет сказано здесь, не должно выйти за эти стены.

Он активировал встроенную в стол управляющею панель и нажал пару кнопок. Свет лампы приглушён, и встроенный экран на стене сбоку начал показывать слайды, демонстрирующие отрывки из истории корпорации.

— Как вы знаете, несмотря на все подвижки в продвижении научного прогресса, на конструирование светового двигателя и строительство "Фон Брауна", бюрократы продолжают давить нам на шею, всячески пытаясь задушить все наши попытки к развитию человечества. Людей до сих пор пугают инцидентом 2072-го года! Даже на то, чтобы элементарно вывезти "Фон Браун" из доков нам требуется "официальное разрешение" правительства. Что уж говорить о чём-то большем... О том, что способно изменить мир.

В рамках подпольных лабораторий мы можем производить лишь небольшие разработки: новый тип имплантатов, мелкие генетические модификации, слегка улучшенное оружие и так далее. Но, если мы захотим сделать что-то глобальное, что требует участия множества людей и огромной территории под работы, нас сразу же вычислят и прикроют любые начинания, да ещё по судам затаскают. Даже то тестирование, что мы с вами организовали, было столько раз перепроверено, что объёма всей накопленной документации хватит на небольшой роман.

Одно мы знаем точно: прежние методы создания исследовательских площадок и проведения научных работ, которыми руководствовались веками до нас, больше не работают... По крайней мере, не в этой реальности.

— И вы видите здесь какую-то альтернативу? — поинтересовалась Розалинда.

— Именно! Вы знаете Мари Делакруа и вы также знакомы с созданным ей сверхсветовым двигателем. Вы знаете, что, помимо своей основной задачи разгонять космическое судно до сверхсветовой скорости, это устройство также имеет один крайне интересный побочный эффект — оно искажает пространство и время вокруг себя. Мы не могли не заметить этого любопытнейшего свойства: вместе с Мари мы его тщательно исследовали и за последние несколько лет, тайно ото всех правительств, разработали на его основе совершенно новое устройство — "Переменный вычислитель". Названо в честь "Разностной машины" Чарльза Беббиджа.

Вы ещё подробно ознакомитесь с его устройством и способом работы, пока что я расскажу самое главное: этот аппарат является ключом, открывающим дверь в альтернативные реальности. Вы же знакомы с теорией мультивселенной? Это оно и есть! С "Переменным вычислителем" корпорации TriOptimum дана власть, в разы превосходящая любую другую власть, которую мы можем обрести на свете: власть над пространством и временем!

И это, в свою очередь, открывает перед нами поистине безграничные возможности. Зачем выпрашивать у правительства пару гектаров под исследовательский центр, когда мы можем выстроить его в другом измерении, совершенно не затрачивая на это собственных ресурсов и, в случае выхода эксперимента из-под контроля, без опасности для нашего собственного мира?

С этими словами, он переключил слайды и пошла новая лента, наглядно показывающая в виде схем и инфографики всю сложную систему разветвлений и взаимосвязей между разными реальностями.

— Но постойте! — прервал Роберт — Если допустить, что мы можем войти в любую существующую реальность, нет ли вероятности, что и с того конца найдутся те, кто захочет "вторгнуться" в нашу? И как быть с "эффектом бабочки"?

— Хороший вопрос, мистер Лютес — ответил Коренчкин, поглаживая усы — Мы внимательно проработали этот вариант и именно поэтому для пространственно-временных путешествий мы остановились на временном отрезке с конца 19-го и по середину 20-го века — эпоха, когда технологическое развитие оставалось на довольно низком, по нашим меркам, уровне, но уже происходили серьёзные прогрессивные изменения и имелись все необходимые нам ресурсы.

Что же касается "эффекта бабочки", то за это не стоит беспокоиться, поскольку время не линейно и имеет высокую степень сопротивления. В тот самый момент, когда мы вмешаемся в ход истории — образуется параллельная вселенная, независимая от нашей или от исходной реальности. Вдобавок, для большей безопасности, мы заботимся о том, чтобы все исследования происходили на закрытых территориях, отрезанных от внешнего мира. Так что риск ответного вторжения или столкновения реальностей не превышает сотой доли процента.

— Я так понимаю, наша задача — оборудовать для вас эти самые центры в других мирах? — поинтересовалась Роза.— Совершенно верно! За те годы, что разрабатывался "Переменный вычислитель", мы создали специальный научный отдел, частью которого вам предстоит стать. Мы называем вас "Прогрессоры" — ваша задача будет состоять в том, чтобы отправиться в другое измерение, слиться с местным населением и через "сильных мира сего" продвигать все те разработки, которые в нашей реальности ещё находятся на стадии проектирования, предварительного тестирования или запрещены UNN: подводные города, летающие дома, питьевые генетические тоники, органические имплантаты, полную кибернетизацию организма...

Вы с первых рядов сможете наблюдать за тем, как все эти потрясающие разработки изменяют людей, общество, какие новые идеи они с собой несут. И ваша задача будет состоять в том, чтобы всё это зафиксировать, записать и передать нам. Вы совершите такой огромный шаг для всего человечества, что сравнению с ним шаг Армстронга — гусиный топот!

Лютесы были настолько поглощены речью Анатолия, что только в этот момент заметили, что сигареты, которые они зажгли вначале, уже давно выкурены. Наблюдая за этим, менеджер довольно ухмыльнулся и предложил им ещё по одной из своих, что подороже.

— И много нас таких... "прогрессоров"?

— Очень мало. Вы видели, с какой строгостью мы отбираем новых кандидатов. К тому же, мы не можем проводить такие отборы постоянно: мы же не хотим вызвать подозрения? До вас отбор прошли ещё двое: профессор Тенненбаум и Сушонг. Скоро вы с ними познакомитесь.

С завтрашнего дня и весь следующий год будет проходить ваше обучение. Вас будут в деталях учить всему, что нужно знать для жизни в начале двадцатого века: как вести себя в обществе, как говорить, как одеваться, как собрать суперкомпьютер, имея в руках лишь металлолом, генератор переменного тока и лампу накаливания.

Постепенно мы будем вводить вас в курс дела, давая новые подробности вашего задания. Само собой, за вознаграждением мы не постоим: пятьдесят миллионов нанитов. Каждому. Деньги уже переведены на ваши счета.

Ну так что вы скажете? Могу ли я сказать, что мы — партнёры?

— Безусловно, мистер Коренчкин! Мы — ваши! — ответила Розалинда, крепко пожимая своему работодателю руку.

— Держитесь меня — и всё у вас будет хорошо.

***

Наступил тот самый день, когда Лютесам предстояло отправиться в далёкое прошлое и своими руками переменить историю Америки. А пока они примеряли свою новую старую одежду, готовясь к "прощальному обеду". Следующие несколько лет они проведут в мире, где даже электричество — не данность, а роскошь, и это был их последний шанс насладиться всеми прелестями кухни двадцать второго века.

— ...Какая-то она нелепая, — говорила Роза, придирчиво глядя на своё новое пальто.

— А мне нравится, — ответил Роберт — винтажно и стильно, но без перебора.

— Ну, на вкус и цвет...

Тут в дверь постучали.

— Добрый день, господа! — поприветствовал Коречкин, когда ему открыли — Вы готовы?

— Да.

— Прекрасно. Отлично выглядите, винтажная мода вам к лицу.

— Благодарю, — ответила Роза.

Они шли в столовую по обзорному мостику, пролегающему над испытательной лабораторией. Сверху можно было легко разглядеть, что "Переменный вычислитель" уже находился в состоянии запуска и был готов любой момент открыть дверь в другое измерение.

— Есть какие-то новости от Сушонга с Тенненбаум? — поинтересовался Роберт.

— К сожалению, никаких, — ответил Анатолий. — Мы узнали, что профессор Сушонг мёртв, а Тенненбаум, видимо, решила досрочно выйти из проекта и остаться в Восторге... Ну и пусть её.

— Вы считаете, что выбрать их было ошибкой? — спросила Розалинда.

— Почему? Вовсе нет. Все данные, которые были нам нужны, мы получили. В Сушонге с Тенненбаум больше нет необходимости. А Восторг... Вы и сами видели, как он разваливается на части, с ним всё ясно.

Заметив явное беспокойство на лицах Лютесов, Коренчкин остановился.

— Не волнуйтесь, работать с Комстоком будет проще, чем с Андреем Раяновским... По крайней мере до тех пор, пока он не сделается эксцентричным миллионером-истериком. Главное, не повторяйте ошибок Яна и Бриджит, и не дайте сиюминутным эмоциям взять верх над вашим драгоценным интеллектом. Если вы успешно завершите эту миссию, я сделаю вам надбавку из части тех денег, что должны были получить они... Давайте мыслить положительно. — добавил он, широко улыбнувшись.

За обедом, пока Анатолий с аппетитом уплетал свой стейк, Лютесы едва притронулись к еде: новости об печальной участи их коллег сильно подпортили им аппетит.

— Мистер Коренчкин, — начал Роберт, — я хотел спросить на счёт Комстока... Судя по тем данным о нём, что вы нам дали, его психическое состояние должно быть не особо стабильно. Вы уверены, что это был лучший вариант?

— А у кого из великих лидеров оно было стабильно, Роберт? У Александра Македонского? У Наполеона? Может у Гитлера? Поверь мне, мы проанализировали сотни личностей того времени и Комсток оказался наиболее подходящим с любой точки зрения: в меру фанатичный, в меру расчётливый, умный, но не слишком. И упорный, как чёрт. Он идеальный вариант.

Когда обед был окончен, они прошли в лабораторию, встречая преданный Коренчкину научный персонал и освещающие собой всё пространство комнаты ворота "Переменного вычислителя", ведущие их в неизвестность.

— Вот все необходимые вам вещи, — сказал Анатолий, передавая Лютесам пухлый саквояж — Деньги, документы, инструменты — всё там. Также там лежит устройство, с помощью которого вы можете связаться с родной реальностью. Для человека двадцатого века оно будет выглядеть как обычный телеграфный передатчик, но на самом деле это коммуникатор, с помощью которого вы сможете связываться с нами и передавать нам данные. Это не быстро, особенно учитывая временной барьер, но зато где ещё вы можете написать в другое измерение?

— Спасибо вам, мистер Коренчкин, — сказал Роберт — Мы вас не подведём .

Анатолий в знак ободрения положил руки им на плечи.

— Ну что, готовы к величайшему путешествию в своей жизни?

— Абсолютно, — сказали Лютесы вместе.

— Это я и хотел услышать. Знаете, я много наблюдал за Комстоком и по личному опыту могу дать вам один совет: поддакивайте ему во всём, что он скажет и делайте всё, о чём он вас попросит, какой бы нелепой не показалась просьба. И тогда, уверяю, он будет на вас молиться.

Лютесы молча кивнули и направились в сторону разрыва в реальности, ведущим их в бесконечную бездну прошлого. Ровное гудение, исходящее от аппарата и от самого разрыва заполнило для них всё, включая все остальные звуки лаборатории.

Они взялись за руки и вместе шагнули в неизвестность.

Последнее, что они услышали были слова Анатолия.

— Bon Voyage, господа!

1 комментарий

I'm the Boss