Стрим-центр20 в эфире
Больше публики, больше ранг, и море общения Fuzzy45 стримит Overwatch
Final Fantasy XV Ch-Play | Life&Games
ТЕМПО МАГ В ЛАДДЕРЕ + КАРАЖАН QmisMan стримит Hearthstone: Heroes of Warcraft
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

8 16 628
13 мин.

Былые временаВсе, кто помнил его имя, все, кто знал о его силе, каждый, кто страшился и восхищался его мастерством – ...

Былые времена
Все, кто помнил его имя, все, кто знал о его силе, каждый, кто страшился и восхищался его мастерством – все они канули в лету. Место, где он служил и проживал – всё это было стёрто. Человек же, которому он был верен и чьим вассалом был долгие двадцать лет, предал и свою, и его честь. Империя пала. А её сыновья остались без матери и разбрелись по миру. По миру, который был жесток к Империи, тиранившей долгие годы во всех землях Светлого Мира. Тёмные тучи сгущались над перерождённым миром. Лишь сильные могли выжить в этот знаменательный век.
Эра Новых Повелителей
Империя, раскинувшаяся на большую часть мира, погрузилась в хаос. Упадок, которого не ожидал никто, ознаменовал начало новой эры. В то время как Новые фавориты были поглощены междоусобными спорами, целью которых был трон Новой Цивилизации, люди разжигали огонь Анархии. Поводья медленно покидали руки фаворитов, давая волю дикому и необузданному жеребцу. Эра Новых Повелителей закончилась, так и не начавшись.

Век Разгрома
В прошлом гордая и суровая держава превратилась в рассадник злобы и бесчинства. Любая власть, любой кодекс, закон или норма пропали с этих земель, ибо уже некому было держать поводья, за которые так долго боролись сильные мира сего. Закон и порядок покинули эти земли, вместе со своими героями.
Бывало, какой-то холоп вылезал повыше и начинал горланить, что он теперь тут закон и власть, но его быстро снимали и перерезали глотку. Люди стали животными, а животным не нужны порядки. Кто был сильнее, тот и выживал. Но даже если ты был силён, тебе некуда было двигаться, оставалось только выживать. Уже не Империя, сгнила всего за несколько месяцев. Сгнила изнутри. И уже никто не глядел в её сторону с алчной улыбкой, потирая ручонки. А некогда грозные Земли стали отпугивать не законами, а рассадником болезней и смертью. На картах же путешественников значилось новое название этих земель "Тёмная сторона".

Гром Воззвания
Вдали загремело. Небо озарили вспышки молний. Не заставив себя долго ждать, хлынул плотный ливень. По маленькой тропинке, огибающей лес, шёл человек. Он был одет в кимоно. На глазах лежали длинные чёрные волосы. Стук шлёпанцев о каменистую тропу отдавался эхом. Походка незнакомца была уверенной. Он не спеша шёл через плотный дождь, даже не замечая его. Изредка из-под кимоно виднелся меч. Он сверкал и переливался невиданным металлом. Ножен не было. Меч был прикреплён к поясу.
Странник остановился. Обернулся. Блеснула сталь. Дождь резко закончился. Тропинка окрасилась кровавой водой. Рука незнакомца дрогнула, и меч с лязгом упал на тропу, в кровь. Это была его кровь. Засвистели стрелы. Странник пошатнулся и упал на колено, в его груди торчало четыре стрелы.
- Крепкий путник, – послышалось шарканье.
- На-а… падать со спины, – тяжело дыша, путник поднялся с колена.
- Как твоё имя? – продолжил нападавший.
- Я ещё не умер, – поднявшись, странник начал обламывать стрелы в своей груди.
- Глупец, – фыркнул враг, и вновь засияла сталь, – так и умрёшь неизвестным.

Революция умов
Бесчинства разрастались вдоль и вширь от Тёмной стороны. И вскоре, потеряв наживу и смысл прибывать в гниющей стране, разбойники разбрелись по округе. Кто-то даже пытался продвигаться вдаль, но там их настигали патрули инквизиторов и паладинов, которые выступали за очищение человеческого рода. Заглядывать же в столь мрачные земли Инквизиция всё же побаивалась. Всё разложение давно было выжжено огнём вражды и грабежей. Но звериный страх не покидал сердца генералов Инквизиции. Земля уже давно не внушала страха, но душещипательные байки-страшилки всё ещё ходили по Светлому миру. О церберах, что вышли из преисподней, чтобы покарать грешников. О ведьмах, что питаются павшими в бессмысленных битвах. О страшном огре, что сторожит врата в прошлом Великого Замка. Иногда бойкие солдатики забредали в близлежащие леса, и очередной грязный смерд обзаводился сияющими доспехами Инквизиции. Зачастую глупый смерд пытался продать броню, там то его и настигал меч Возмездия.

Логово Лесных стражей
- Да как так?! – здоровый мужик, рыча и пыхтя, пинал стол, – да как Лесные стражи могут выйти в город?
- Тут уже нечего ловить, – спокойно отрезал жилистый мужчина. Он сидел за тем же столом, что и здоровяк. Да и стол-то в пещере был только один.
- Бург, Аластер прав, – поднялся высокий, элегантный мужчина.
- Квидок! – глаза здоровяка вылезли из орбит и налились кровью.
- Ты можешь остаться, – хмуро сказал Аластер.
- Что?! – Бург совсем потерял контроль и, перевернув стол, пошёл на Аластера с ножом.
Мгновение. Нож в руке у Квидока. Бург катается по полу со сломанной рукой и кинжалом в глазе.
- Прости, брат, – опустив взор, попрощался Квидок. В его голосе была неподдельная печаль. Честь хозяина была превыше кровных уз.

Павший Город
Где-то между Тёмной стороной и Светлым миром был воздвигнут город. Уже несколько десятков лет он был символом кровопролитных войн, грабежей и алчности. В опустошенном войнами и крестовыми походами городе всё же оставалась жизнь. Жизнь ничтожно малая и убогая. Город стал пристанищем различного сорта людей, от грязных разбойников, до светлых монахов, которые искали прозрение и смысл жизни. Хотя зачастую они находили тут лишь смерть и отчаяние. Где-то в глубине разрушенных бараков и некрепких от времени хибар возвышался замок господа сего города, построенный в готическом стиле. Туда-то и направлялись стражи. Возле ворот их встретил унылый глашатай, который во всё горло, но без энтузиазма вопил: "Вас приветствует Независимый город Албон!..". Тут же, у ворот, томно стояли два стража. Да даже не стража! Тут нечего было сторожить и защищать. Они скорее были декорацией. По их лицам было видно, что такая участь их не слишком радует.
Когда же небольшой отряд добрался до ступеней замка, их уже ждали. На ступеньке эдак пятой сидел человек.
- Какие воины сегодня ходят под солнцем? – человек в белом кимоно был надменен, и говор со странным акцентом. За его поясом сиял меч.
- ... – главарь стражей пошатнулся и сделал шаг назад, он, тяжело дыша, пытался выдавить из себя имя этого человека. Но у него не хватало сил даже на это.
Стражи не понимали, что происходит, и лишь смотрели на своего главаря. Тот же в свою очередь оцепенел от страха.
- И вас, не ведающих, я тоже покараю, – улыбка на лице незнакомца была ужасающей, как оскал дикого зверя. - Ибо за своё незнание вы сами виновны.
- Кто ты?!! – не выдержав, завопил кто-то из стражей.
- Я тот, кто карает за слепоту!
Мгновение. Брызги крови. Оцепенение.
Через несколько секунд полетели и остальные головы.
- Как ничтожны те, кто даже не хватается за жизнь, – сбрызнув кровь с меча, самурай пошагал от замка прочь.
- Са-а-а-буто... – произнес, умирая, Аластер.
- И это будет со всеми! – вскинув голову к небу, воин дьявольски засмеялся.

Резонансы Душ
В тёмном грязном городе было не менее светлое кладбище. Туда-то и направился самурай после расправы с лесными мясниками.
- Те, кто заплатили за свои грехи, – томно заявил он в пустоту и сел на могилу, – как умиротворённо с вами.
Темнота, сырость и зловоние. Вечные тучи и слабый, пронизывающий кости, ветерок.
- Да прибудет с тобой сила Святого Духа, – молвил спокойный голос из-за спины.
- Плохая привычка. Заходить воину за спину, – фыркнул самурай.
- Разве ты порежешь своего духовного наставника? – улыбка засияла на лице инквизитора.
Самурай резко обернулся. Стон. Закапала кровь. Одной рукой Сабуто держал руку, поднятую на него с кинжалом, а второй вынимал свой меч из тела незнакомца.
- Ты не он. Он языкастей, – злобно улыбнувшись, самурай откинул тело псевдосвященника. – Оказывается на меня идёт охота?
Тяжело дыша и держась за обширную рану, облаченный в мантию усиленно пытался отползти от Сабуто.
- Или ты один из тех предателей? Жить захотелось? Вы хотя бы объединились? Или ты один такой дерзкий? – ужасная улыбка вновь поселилась на задумчивом лице самурая.
- К-ха... ты... к-ха... до сих пор... к-ха... верен Империи?
- Я верен себе, – улыбка пропала с лица воина. С отречённым лицом он избавил врага от мучений.

- Ты напоминаешь мне древнего аскета Сафрина Кругоясного. Он познавал мир жадно, как ребёнок. Так же и ты. Жадно и с улыбкой познаешь все краски и ощущения от мести. Как зверь, врываясь в бой... – кто-то перебил чтица.
Вокруг восседали убитые горем мужи. Их попивушки освещались слабыми свечами таверны. За одним из столов сидел и самурай со своим напарником, священником из Одифа.

Беспокойство спокойствия
Мир поднимался на войну. Громко жужжа и восклицая, армия за армией приближались к столице Светлого Мира. Через леса, горы, бури и пустыни должен был пробраться каждый солдат. Ибо Светлое Знамя взывало к ним и их чести. И никто не погиб в этом путешествии. Путешествии Во Имя Знамени.
Когда же, робко переминаясь, миллиардная армия разбила лагеря вокруг Святограда, к ним никто не выходил. Никто даже не смел сомневаться в надобности этого шабаша. Лишь где-то мелькали слухи и догадки, которые мгновенно пресекались гордыми генералами, что не хотели замечать реальности.
Святая Земля осталась беззащитна.

Путь в пустоту
- ...и засияло пламя Божье, очищая землю от скверны... – томно бубнил старец-инквизитор, сидя на улице.
Выйдя из таверны, Сабуто нагнулся к старцу и, достав меч, сунул его к лицу старца:
- Хочешь Рагнарёк тебе устрою? – оскалился самурай.
Глаза старца округлились.
- И были ангелы Божьи чисты и благородны, – заикаясь, начал старец.
- Еретик, – опустошенно заявил священник, выползая из таверны. – Сравнивать этого мерзавца с посланниками Божьими!
Самурай оскалился ещё сильней и, поднявшись с корточек, приставил меч к шее поддатого священника.
- Генри, а ты разве не боишься смерти?
- Сабуто... – всё тем же невесёлым тоном продолжил священник. – Меня там ждут. Ты же вечно будешь скитаться в пустоте.

Сумасшедшая власть любовь
"Когда я это делал, я не осознавал последствий"
Маленькая провинция Магдали, городишка Северопун. Королевская семья приезжает с визитом. Ещё молодой и горделивый король со своей одиннадцатилетней дочкой, принцессой Флорией. Молодой сын кузнеца. Всё как в романах средневековых поэтов, которые любила читать мать принцессы. Любовь. Молодая и невинная. Расстояние и статус преграды, которые сложно преодолеть.
Десять лет минули с тех дней. Молодой кузнец проникает в Святоград в повозке с доспехами северян. Убивает стража ядовитым клинком ведьмы Севины из лесов Сумрачности и облачается в его доспехи. Долгие два месяца службы. Сам Канцлер Святой земли благодарит за службу. Статус приближённой гвардии Короля. Молодая миледи встречается взором с воином Канцлера. Пылкая ночь любви в каморе с доспехами. Наутро воин натирает меч смазкой северян и рубит путь к свободе. Свободе их любви.
"Я думал, что так будет правдоподобней. Король посчитает это похищением и подумает на своих врагов"

Престарелый Король. Пять лет находящийся в маразме и сумасшествии. Канцлер, ещё более сумасшедший, подстрекающий и выполняющий все дикие мысли короля.
Закат Святости начинается сегодня.

Честь
Самое важное. Самое дорогое. То, что так сложно сохранить в это переломное время. Прорубаясь сквозь тучи врагов, сложно уследить, где враг, а где товарищ. И нет времени на доблестные поступки, когда у глотки холодная сталь, а лицо обдувает дыхание смерти.
Армия Святого Знамени уже третий месяц простаивала, как оккупанты вокруг Святограда. Святые земли приходили в упадок. Самые смышленые разбойники высовывали носы из лесов и укрытий, прослышав об уходе стражей. Но Инквизиция не дремала. Теперь она стала захудалым отрядиком, что защищал народ Святой Земли. Светлые помысли о Боге и очищении Земли от скверны отпали. Вскоре сами инквизиторы продавали свои доспехи и оседали в городишках, становясь там щитом и мечом. Некоторые инквизиторы ушли к Святограду, а самые фанатичные ринулись к Тёмной стороне, где и сгинули.
- Я верен себе и своему мечу. Я не предам свои слова и не убью невинного. Вот вся проза моих идеалов, – томно бубнил самурай, – надоедливый поп, – фыркнув, добавил он.
Священник умиротворенно заулыбался:
- Ты начинаешь осваивать наш язык, – задумчиво сказал он и, улыбаясь, добавил, – суровый самурай.

Изебград. Город Потерянных душ.
- У-и-и! – засмотрелся самурай. В небо взлетел маленький сотканный из огня дракончик. Возле, давя улыбку, стоял Генри.
- Чёрные маги, а настолько романтичны, – томно произнёс священник.
Хлопок. Дракончик разгорелся изнутри чёрным пламенем и исчез.
- Какая романтика? – из приземлённой лавки, пригнувшись, вышел маг. Бледная кожа, впалые красные глаза с взглядом в пустоту, длинные смолистые волосы и жёлтый балахон вводили резонанс в образ безжалостного чёрного мага.
- А что будет быстрее: лезвие моего меча или твоя энтропическая магия?
- Судьба, – серо выпалил маг.
Самурай встрепенулся.
- Я не... – начал Сабуто, но его перебил священник.
- Нам нужен портал.
- И куда же изволите? – заинтересовался волшебник.
- В Святоград, – молвил священник.
Глаза мага широко раскрылись, а на лице засияло любопытство.
- Сколько?
- Твоя жизнь, – улыбнулся Сабуто.
- Око Вермена. – Священник оценивающе посмотрел на мага и добавил, – тебе по силам открыть портал в самое оживленное место Святого Мира?
- За такой артефакт церкви ничего не жалко, – оскалился маг.
Сабуто снова заулыбался. Рывком достал свой меч и вонзил его в спину священника.
- Поздоровайся со своим Богом.
Маг отступил и приготовился использовать магию.
- Не бойся. Я страшусь магии, не знаю о ней ничего. А он мне просто стал без надобности, – положив священника на землю, Сабуто вскрыл его брюхо и руками достал оттуда маленький синий камушек.
- Шамань, – фыркнул он и кинул окровавленный камушек магу.
Сабуто стал без надобности врун, льстец и предатель, которого церковь послала за Королевской Сокровищницей. Ради цели он разыскивал и наводил самурая на его старых товарищей и друзей из Империи. Теперь же, Канцлер единственный, кто остался. Надобность в крысе отпала.
- Такой святоша, а умер в проклятом городе, – выпалил волшебник, доставая всякое барахло.
- Он давно отдал душу золоту и продал совесть церкви, – вытирая меч от крови, промолвил Сабуто. – Как долго я буду дышать? – резко выпалил он.
- Хе-хе, – заулыбался волшебник, – я вижу, ты понимаешь, на что идёшь.
- Ну?! – гаркнул самурай.
- Через два часа твой меч остынет, – оскалился романтичный волшебник.

Конец легенды
царский мрак
Он летел сквозь пустоту, сквозь время и незыблемый хаос. В стремлении к отмщению. Прорубал путь своей души к пустоте. Полёт сквозь нечто длился долю секунды, но промыл все его косточки и кристаллизовал зрачки.
- А-а-а… ха-а-а… а-ха-а… – тяжело дыша, на полусогнутых ногах стоял голый мужчина, а его белые глаза отражали луну.
- Чёртов чернокнижник, – выругался самурай, оценив своё положение.
- Надо успеть и убить его, – воронка позади самурая мгновенно сжалась и пропала. – И чем же мне рубить? – многозначительно спросил воин в пустоту.
- С тобой твой магический жезл, – послышался хохот из эфира.
- Я тебе потом твой в зад засуну, шарлатан! – гаркнул Сабуто, продвигаясь по ночному замку, в котором оказался.
- Какие похабные разговоры, – послышался голос из мрака. И луна заиграла на стальном доспехе. – Не подобает воину так расхаживать.
- Так дай мне доспех и меч. И мы сразимся, доблестный вояка, – оскалился самурай.
Послышался пронзительный хохот:
- Моя речь сбила тебя с толку? – вояка оскалился в ответ, – мне не нужны неизвестные битвы. Я сражаюсь лишь для короля.
- Показушник, – сплюнул самурай и попытался выпрыгнуть в окно, но вояка настиг его и попытался оглушить рукоятью меча.
Самурай пошатнулся и медленно обернулся.
- Ничтожество, – оскалился Сабуто.
Миг. Сияние луны. Блеск стали.
- Вот вопрос с одёжей и решен, – снова послышался голос некроманта.
- Я самурай, а не рыцарь, – фыркнул Сабуто, перекладывая с руки в руку меч и махая им в разные стороны.
- Благородная гардариновая сталь, – томно заявили из эфира.
- Гномье дерьмо! – гаркнул самурай и выкинул меч. Сабуто явно был не в себе. Вся эта ситуация его не радовала. Без меча он был как без сердца. – Чёртов некромант!
Хохот, сотрясающий стены, маленькая воронка над головой Сабуто. Тупой гулкий удар рукояти катаны о голову. Множество шагов вдали.
- Жди тёплого приёма! – продолжая хохотать, заявил некр.
- Я разрубаю тебя! – загорелся самурай, готовясь благодарить за приём.

царский приём
- Чёртовы маги! – рычал на бегу статный варяг. Зигмунд де Фаранеро служил в Царской гвардии уже около двадцати пяти лет и был офицером охранного полка. Сейчас он ворчал на магов, что защищают межпространственное измерение вокруг и в Замке Святости.
- Зиг, не хандри! – весело улыбаясь, его нагнал соратник и товарищ Эльфар ла Море, оруженосец Святой Инквизиции. – Зато помахаем, наконец, мечами. А то заржавел ты уже. – И, хлопнув Зигмунда по плечу, рванул вперёд.
Хруст костей. Вопль.
- Эльфар! – Спохватился Зиг.
Из мрака, оскалившись, вышел длинноволосый чужестранец в доспехах вассала Святости, с головы до пят покрытый пятнами крови.
- И это все стражи, что пришли меня встретить? – Сабуто немного расстроился, но тотчас на его лице вновь засияла адская улыбка. Из мрака на свет луны начали выступать воины охранного полка.
- Во имя Святости! – передразнил Сабуто и ринулся на них.

царское разложение
- К-ха... а… к-ха, – тяжко дыша, весь в своей крови, сидел Зигмунд, облокотившись о стену.
- Последние минуты жизни славного воина, – оскалился Сабуто. – Не того властителя ты выбрал для служения.
- Я служу державе, а не самодержавцам, – прохрипел варяг.
Сабуто запнулся и удивлённо вытаращился на стража. Катана дрогнула в руке безжалостного мстителя.
- Ты будешь славно ей служить, когда я убью этого идиота, – попытался улыбнуться самурай, – своего прежнего владыку. – И, чавкая ногами, пошагал по крови и кишкам всё глубже в замок.
- Пусть живёт Светлая Земля, – испустил дух Зигмунд.
Канцлер уже был осведомлён, что по замку расхаживает неизвестный мясник.
- Сабутомару Чуань ван Хэн, – томно произнёс Канцлер, облокотившись о ручку престола. На Светлом Мире восседал полуживой старец, испускавший последнее дыхание. – Я ждал тебя, мой оруженосец.
Шлейф из крови и вони шёл от самурая, воина, продвигающегося к апогею мести и вожделения.
- Тут есть хоть один достойный варяг? – фыркнул Сабуто, сбрызгивая с меча кровь.
- О-хо-хо-хо. Все они за городскими стенами. Ждут своего часа, – послышался голос некроманта.
- Который час? – фыркнул Сабуто.
- Скоро умирать, – томно, зловеще произнёс голос.

ЭПИЛОГ
Мрак. Одиночество. Боль. Предательство. Ярость.
- Я помню, когда встретил тебя. Маленький забитый мальчик, плачущий о своей семье. Сожжённая деревня за спиной и ничтожная смерть на обочине жизни, – начал Канцлер, когда в Царскую ложу вошёл окровавленный вассал Света с катаной наперевес. – Я! – он ударил себя в грудь. – Именно Я! Воспитал и научил тебя.
- И сделал безжалостную машину убийств, – оскалился Сабуто, не в силах изобразить какое-либо другое чувство.
- Ты сам просил дать тебе силы отомстить.
- Да это же ты сам и сжёг мою деревню! В поисках золота для казны. – Сабуто немного осел. – А-ха-ха! Ты дважды меня предал. Как жаль, что я не способен дважды убить тебя.
Канцлер пошатнулся:
- Ты знаешь, что в данный момент происходит вокруг замка?
- Ты губишь ещё одну страну.
Канцлера передёрнуло.
- Бег, отец, прими смерть как должное! – ринулся Сабуто.

Так мы и не узнаем, для чего бывший владыка Империи призвал всех воинов Светлых Земель. То ли для спасения принцессы... Хотя это был лишь удобный повод. То ли для того, чтобы спасти себя от вездесущей мести своего пасынка. Он считал своего вассала недалёким рубакой и недооценивал его, своего врага. Надо было усиливать магический барьер, а не собирать вокруг себя толпы мяса.
На этом заканчивается история рыцарской мести, мести чести, но не история про безумного воина.

- Дураки, кто думал, что месть – это всё, ради чего я живу! – крикнул Сабуто и, спрыгнув со стены замка, ринулся в толпы солдат.

*Конец*

16 комментариев