Стрим-центр6 в эфире
Metallica + Custom Songs На Заказ По Команде !songs TrueDarknelor стримит Guitar Hero World Tour
Повтор FF8 Rinabloodnight стримит Retro
Что же ты делаешь? (советы приветствуются) kination стримит Rocket League
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

29 28 2775
11 мин.

Что вообще такое игра? С этим, на первый взгляд заезженным вопросом, я хотел бы обратиться к тебе, мой дорогой читат ...

Что вообще такое игра? С этим, на первый взгляд заезженным вопросом, я хотел бы обратиться к тебе, мой дорогой читатель. «Вид деятельности в условных ситуациях, воссоздающих те или иные области действительности.» - любезно подскажет нам словарь, или же - «Вид деятельности, заключающийся в психологической вовлеченности в некий процесс.» - толкований в наше время огромное множество, с самых разнообразных ракурсов, но речь не о них.

Позволь я перефразирую, и дам чуть более простое определение, от которого мы сможем оттолкнуться – «Игра - это набор условностей, в рамках наших реалий». Но что создает эти самые «наборы условностей» так, что мы не можем оторваться от вещей, по сути в нашей реальности не существующих? Мы сопереживаем, злимся, пугаемся. Мы верим мерцающим на мониторе пикселам, и они приобретают для нас объем. Фантазия – вот ключевое слово. Она порождает исток и служит элементом питания для каждой фазы современных, гигантских, безжалостных конвейеров.

Нет, заводить старую скрипучую пластинку о том, что раньше она заправляла каждым действием, а сейчас просто аккуратно упакована в отсек для батареек, питающий станок для полировки, мы тоже не будем. Да, двигаясь вперед практически каждая индустрия из ярких пятен разных цветов превращалась в их упорядоченную последовательность – набирая обороты, и расширяя аудиторию, такого рода «эволюция» была не более чем закономерностью, и потому критику и дифирамбы мы оставим их адептам, поддерживающим вечный водоворот споров и обменов любезностями.

Конвейеры расширяются – это факт. Больше мелких деталей, больше фигурной резьбы, и не забудьте укомплектовать это в вон тот маленький ящик. Да, сверху одну большую красную кнопку.
Мы хотим масштабнее, красивее, больше, быстрее. Конвейеры пыхтят, грохочут, и выпускают нам вожделенные ящики. И стоит кому-то забыть отполировать боковую резьбу на одной из деталей, как толпа взвоет – «Что-о-о? Да как вы посмели, вы, бездарные идиоты, за что мы вам только платим!?», поковыряет в зубах зубочисткой, и нажмет «удалить торрент», под укоризненные взгляды другой толпы, которая вздохнет, пробубнит себе под нос, что «Давно уже ничего хорошего не делают, вот в наши то времена… С душой, а не с этим вашим… Графоном» и достав с полки пыльный «Ветхий завет» бережно положит его на каретку DVD-ROM’а, предавшись ностальгии.

Мы слишком увлечены самой индустрией, мы с безумным рвением рассматриваем во всех подробностях каждую шестеренку всей этой чудовищной информационной махины, и достигаем в этом профессионализма, забывая что где-то там, за пределами производственного комплекса течет маленький ручеек, из которого когда-то мы набирали воду чтобы остудить самую первую спицу самого первого колеса. И именно о нем я бы и хотел поговорить.

Наверное, у каждого из нас в жизни есть моменты, которые мы вспоминаем с особым трепетом – моменты первых открытий, творческого экстаза, глубоких переживаний тех или иных событий. Наверное, у каждого из нас есть вещи абстрактные, и вполне материальные которые для других могут быть одними из миллиарда, и не представлять из себя ничего, но только не для нас. Объекты, которые мы наполняем смыслом, которым, если позволите отдаем частичку себя, получая континуум который уже они наполняют смыслом.

И проще всего это восприятие объяснить мне будет, ссылаясь на детские и юношеские года. Да-да, история знает множество общеизвестных примеров, но с вашего позволения я все же задействую свою историю.

В совсем ранние годы, я не мог похвастаться наличием игровой приставки, которые в те времена скромно начали свое победоносное шествие на технологическом рынке, не говоря уже о чем-то большем. У меня был черно-белый телевизор, с не под стать ярким названием «Радуга», антикварный уже по тем временам патефон, укомплектованный в ящик с красной кожаной обивкой, пластмассовые диаскопы, на которых я «читал» сказки в картинках, и тяжелый для меня, тогда, ребенка 4-5 лет от роду, металлический проектор, который очень круто раскладывался, и был заряжен мощнейшими лампами из всех, что мне доводилось видеть. Проектор я считал вершиной технологий, и даже несмотря на свой юный возраст мечтал собрать из него лазерную пушку. Еще одним поводом для счастья были моменты, когда мне доверяли разного рода инструменты – получив в свое распоряжение в возрасте, кажется тех же 4, или даже ранее небольшой молоток и гвозди, я первым делом смастерил вертолет. «Герметический вертолет» если быть точным – выглядело это как три кое как прибитые друг к другу доски, образующие почти равнобедренный треугольник. Дело было за малым – мне нужно было «жидкое железо» чтобы построить вокруг этого «пропеллера» сферу и конечно же летать.

Следующее «изобретение» было уже родом из тех времен, когда пошла мода на «самострелы» из аптечных напальчников, а также конструкций из бельевой резинки и прищепки, аккуратно пристроенных на небольшом прямоугольном куске доски. Позже стало мейнстримом приклеивать на нижнюю часть спичечный коробок, который выполнял роль обоймы. Так вот, в те времена в мои шаловливые руки попались инструменты матери для создания линогравюр, и их возможность делать ровный полукруглый желоб пришлась очень кстати – я решил усовершенствовать конструкцию самострела, добавив ему модный ствол – расщепив деревянную ручку от швабры кажется, я сделал в ней, конечно же неровный но желоб. Заменил резинку на резиновый жгут от велосипедной камеры, и выпилил ручку. И в довершении я решил, что стрелять это должно гвоздями. Я даже сделал обойму, забив гвозди в кусок деревяшки, и прикрепив к ней ремни. Надо ли говорить, что он не стрелял? Гвозди застревали в стволе, да и сама конструкция все-таки в силу возраста получилась явно не такой, как задумывалось. У этого «оружия» однако оказался другой неожиданный эффект. Я сам того не понимая создал оружие мощнейшего психологического воздействия – гордо выползая во двор с этим девайсом я наблюдал, как одни мамочки молча собирали своих детей и уползали на другие площадки, а другие ругались и грозились отобрать и непременно все рассказать моим родителям.

Потом у меня была SEGA с барахлящим разъемом для подключения к телевизору, со всеми вытекающими. Из всех игр сейчас в моей памяти возникает только огромный босс в космической стрелялке, с огромной рукой, заканчивающейся бензопилой, и «непроходимый» Покахонтас, и что-то про ковбоев – уже не вспомню, что именно, но образы вызывают самые теплые чувства.

А ближе к школе мне «списали» чудесный первый «пентиум», который после первых нескольких дней отправился в нокаут, потому что я не умел прописывать директорию, а места, чтобы установить что либо не хватало, и логичным ходом, разумеется было удаление системных файлов. Сколько было веселья, когда я докапывался ко всем кому только можно, с вопросом «как это восстановить», но в итоге разобрался сам, купив пиратский диск с виндой, и получив добрый совет про «приоритет загрузки в BIOS». Тогда уже началась школа. Я хорошо помню что главными развлечениями были рисованные после уроков вместе с друзьями картинки в paint, и Command & Conquer: Red Alert. Позже я открыл для себя StarCraft, который подтормаживал, и Command & Conquer: Red Alert 2, который шел в диком slo-mo, включая заставки. Но мне это не мешало – именно RA стал для меня одной из эпохальных игр, благодаря своей псевдофутуристике, которую я тогда, конечно же воспринимал со всей серьезностью.

Надо сказать, что техническое рукоблудие у меня всегда было неиссякаемое, так что в промежуток когда была SEGA, она нисколько не мешала мне продолжать разбирать старые телевизоры, печатные машинки, усилки, и прочий списанный хлам, и собирать из этого космический шаттл, портал в иное измерение и оружие вселенской мощи. Вот тут у родителей уже возникли проблемы – шаттл должен был управляться конечно же шлемом из проволочного каркаса и множества клемм и ламп, да и сами платы от телевизоров должны были создавать силовые поля, а это понятное дело было невозможно без питания. Нужно ли говорить, что было мягко говоря сложно отнять у меня маниакальное желание включить это все в розетку 220в?

Но первой штуковине, которую я все же включил в розетку, я целиком и полностью обязан тому самому «Рэдаллеру» как мы его тогда называли. Разве могла кого-то вроде меня оставить равнодушным оборонная башня, стреляющая электрическими разрядами? Я не знал ни законов физики, ни толком вообще как это должно работать, так что меня вели «круто» и «интуиция». Кольца были сделаны из бобин для тонкой магнитной аудио ленты, по краям аккуратно и ровно обмотанной проволокой, ствол из какой-то пластмассовой трубы, кусков сантехнических креплений, вездесущих кусков велосипедных камер, и не менее вездесущей изоленты. Венчал все это желтый, кажется пластмассовый мячик, наполненный водой и загерметезированный скотчем. Удерживали его крепления из изолированной проволоки, венчавшиеся внутренностями разбитых ламп – этаким цилиндром из тонких листиков металла и нескольких мембран.

Однако самое интересное в этом девайсе было то, что он сработал – когда я включил его в розетку, я честно ожидал что сейчас все замкнет, а я получу втык за то что «опять придется менять пробки» (автоматических тогда у нас не было), но конструкция никак не отреагировала. Проверил розетку на пылесосе – розетка была в порядке. Включил снова – ноль эмоций. Подошел поближе, начал осматривать – честно, я мечтал услышать характерный «бззз» как в игре, или хотябы гудение, как у трансформаторной будки, но нет, «Теслапушка» была нема как тот несчастный язь. Но слабым мерцающим искрам на полу миллиметровом расстоянии между «мячиком» и ламповыми цилиндрами все же удалось привлечь мое внимание – радости конечно же не было предела, и нужно было обязательно рассмотреть поближе. Помню хлопок и ослепительно белую дугу, помню что отбросило к стене и перед глазами все плыло.
Сейчас это все за давностью кажется, словно сон, научной фантастикой, но тогда, лежа в больнице с тяжелым сотрясением, я был чертовски счастлив.

Важно будет отметить, что все это время я зачитывался пусть не столь многочисленной, но классикой научной фантастики, и сказочных романов, и доминантой во всем этом был Герберт Уэллс, дочитанный, кажется до 6 тома из полного собрания. Знаменитые Стругацкие, Брэдбери, и Льюисы были много позже. Вторым писателем из классики, которым я зачитывался, кстати был Булгаков, как ни странно.

А в каникулы, которые я проводил на даче, кроме книг, было развлечение иного характера – многие в детстве играли в «солдатиков», собирали фигурки всех мастей и калибров и устраивали баталии. Так вот, эту концепцию друзья, с которыми мы там познакомились, вывели на совершенно иной уровень. Взяв за базис наборы советских пластмассовых монстриков, они подвергали их тотальному апгрейду – мастерили оружие, прибамбасы, а чуть позднее технику, здания, и множество интереснейших устройств, не забывая при этом придумывать им биографии, описывать в подробностях военные заслуги, и возможности. Я с радостью подхватывал. Изначально планировалось проводить «игры», и на «первых парах» несколько все же состоялось, в песчаном карьере, где креатив развернулся еще и в строительстве «баз» и укреплений, из того самого песка. Но дальше этого дело не двинулось – оказалось, что «холодная война» и долгие разговоры в стиле «А у меня будет вот это, а потом я к нему пристрою фазово-синхронный шестиствольный плазменный аннигилятор, как тебе?» были гораздо интересней. Друзья были старше меня, и практически во всем оказывались творческими инициаторами – я приходил в гости, и смотрел что этакого на этот раз они смастерили, а потом, воодушевленный бежал домой, на чердак, с твердым желанием сделать «такое же, только лучше». Только вот мои поделки выглядели на фоне оригиналов жалкими подобиями, но, понятное дело, меня это не волновало. Я делал дальше, больше, сложнее. И в какой-то момент даже начало получаться – жаль что лучшие творения позднее я «за ненадобностью» решил отдать на растерзание детишкам. Апофеозом всего этого стал боевой «ходок» из «Звездных войн» полуметровой высоты, выполненный из фанеры с всем тщанием, и задуманный как «мобильная база» - он так и не был закончен, а его автор решил, что он станет отличным наследием для его детей, так что он, кажется и по сей день покоится у него на чердаке.

Школьные годы неслись со страшной скоростью – все чаще игровым площадкам и дворам мы предпочитали душные прокуренные подвалы под названием «компьютерный клуб». Тогда это было так ново, и сложно было что-то сравнить по уровню позитивных эмоций с еще одной безумной мясорубкой на «crossfire» в Half-Life, или «рашим харвестерами!» в том же «Рэдалере». В школе мы обсуждали игры, делились опытом, придумывали самые безумные трактовки тем или иным их аспектам, а также увлеченно вандалили тетради и парты соответствующей тематикой. Следующую стадию ознаменовал появившийся у меня, вожделенный «третий пентиум» - свой, стоящий на моем столе, и тянущий то, что было в компьютерных клубах. Не передать, что случилось, когда ко мне совершено случайно попал The Elder Scrolls 3: Morrowind – он чудовищно тормозил, но в те времена это едва ли могло меня остановить. Мир в котором можно было делать что угодно – взять почти любой предмет, бродить по длинным, извилистым пещерам, ковырятся в замках отмычкой, и просто стоять где-нибудь на берегу реки, слушая шикарный саундтрек и тихое урчание страйдера, на другом берегу. Там были «свиток полета икара», «квамы» и «Гигантский камень душ. Заполнено. Золотой святоша», там были стеклянные доспехи и половина нпц города, которые упали и не могли выбраться из реки, там были вырастающие из тумана города, с разной, такой красивой и необычной архитектурой. Тогда это воспринималось совершенно иначе чем, скажем я сейчас воспринимаю The Elder Scrolls 5: Skyrim - за час игры впечатлений хватало на многие часы, когда искрящийся мотор фантазии «дорабатывал» все это, придумывал что-то новое, что возможно есть в игре, или могло бы быть, и просто давал внутреннее ощущение что все это – настоящее. Не угловатое, примитивно анимированное, и тормозящее, а настоящее, живое – фантазия заставляла верить в каждый камешек, каждую скрипучую дверь, каждый изгиб стеклянных доспехов. Очень жаль, к слову сказать, что следующие части не унаследовали их дизайн.

В своих обсуждениях с друзьями мы частенько приписывали играм сотни придуманных возможностей. Да и просто придумывали на игры, в которые мы якобы играли, рассказывая, что мы в них делали, и все без вопросов тоже подхватывали, и оказывалось они тоже в них «играли», и там всегда была бездна самых непостижимых, по тем временам возможностей. Что интересно, сейчас многие из этих возможностей в современных играх реализованны.

Таких терминов как «ролеплей», «ролевая водилка» мы конечно же не знали. И еще у нас интернет был редким и дорогим явлением. У меня так его вообще не было, потому, что отсутствовал стационарный телефон в квартире. А в его отсутствии, когда ты не знаешь популярности сабжа, в который играешь, да и вообще когда игра была «твоей», а не «общественным достоянием» присутствовала некая «ламповая теплота». Мы думали «а как было бы круто иметь возможность, как те богоподобные люди с выделенкой, всегда обсудить свои достижения с кем то еще… с иностранцами, например», не зная, чем это обернется в недалеком будущем.

Мы не знали, что такое «количество полигонов» и «качество текстур» а также что такое «motion capture» и «тесселяция», да и не возникало вопросов, которые могли затронуть такие термины. Так же, как и не знали истории создания и развития того, во что играли, да и в большинстве случаев нам было наплевать. У нас были миры, по ту сторону монитора, который каждый видел по своему, и был рад этим видением поделиться.

Но время не стоит на месте – с каждым годом наш клубок информационных нитей катится все быстрее, наматывая все больше информации. Все чаще видно в нем мерцание импульсов анализа, дифференциации, да и нити уже и не нити вовсе. Тяжелые многожильные кабели. И каждый новый уже не просто цепляется к клубку, он подключается к сотне разъемов, каждый из которых тщательно анализирует, что же к нему подключают. Мы уже не обращаем внимания на нити, и стараемся обогнуть их на своем пути.

А вывод? А вывод я оставляю тебе, мой дорогой, терпеливый читатель.


Игры в посте

28 комментариев