Стрим-центр3 в эфире
TRAP bekugrap стримит Dota 2
Топ Маньяк! lefort87 стримит Dead by Daylight
Марафон NES Mini Nuke73 стримит Super C
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

3 5 466
4 мин.

Пост в «Паб» от 08.02.2013

Пост в «Паб» от 08.02.2013 - Изображение 1
Пост в «Паб» от 08.02.2013 - Изображение 2

Люди, которые играют в кукол и куклы, которые играют в людей

http://viboo.ru/fant/331.html

Девочка, где твой бантик?
Я видел в тебе всегда,
Когда сдирала джинсовый фантик,
Колеса и провода.

Но дальше под проводами
Кукла была живой.
Подсунули эту куклу
С фабричным дефектом – душой.

Урфин Джюс «Кукла»

Прошлое настигло меня за рабочим столом, настигло склонившимся над кипами бумаг и чертежей. Вырвало меня из объятий реальности, заставляя отложить на время всё важное и насущное, и толкнуло в ласковые объятия воспоминаний. Школа. Время беззаботной юности. Я вспомнил урок эволюции. Старый косматый учитель Тайзор расхаживал неспешно по классу взад-вперёд, потрясая время от времени указкой и бубня:
- Для зарождения жизни на планете нужны два основных элемента: углерод и азот. Всякая планета, где они встречаются редко, есть необитаема. И это аксиома.
Сейчас я широко улыбался, вспоминая слова учителя.
- Будем приступать к фазе девять? – вырвал меня из раздумий голос помощника Клайза.
- Разумеется, - подтвердил я.
«Углерод и азот». А что если нет? Этим вопросом я задался 112 лет назад. Что, если можно создать живое при ином раскладе? Живое, что будет непохоже на меня или моих собратьев. Помню, как это предположение запало мне в голову и как опутало мысли. Первые годы были самые сложные. Сколько времени я потратил на обоснование своей теоремы, сколько сил приложил для того, чтобы разрешили начать опыты. Но больше всего ушло на поиск необходимых компонентов. День за днём, год за годом, я смешивал разные вещества, перебирал элементы и соединения. Планомерно, кропотливо. Десятилетия неудач… И как только не опустились мои руки? Как хватило сил продолжить? Только сорок два года назад, добавив к привычным элементам новый компонент, я получил положительный результат. Вещества, вступив в реакцию, стали объединяться в некие цепочки. Со временем, ускорив процессы, проходящие во время эксперимента, я начал получать более организованные структуры.
- Иббот, - с какой-то странной ноткой в голосе, обратился мой коллега.
Я встал из-за стола и подошёл к помощнику, стоящему возле центральной вычислительной машины. Мерный гул вращающихся и шелестящих деталей наполнял помещение лаборатории. Замкнутая круглая комната делилась на две части. Одна, была некой площадкой для теоретических изысканий. На её площади стояли письменные столы, небольшие персональные расчётные машины. Сзади была дверь, ведущая в основной коридор исследовательского комплекса. Середину лаборатории занимал основной вычислительный механизм. Вторая часть помещения была экспериментальной и представляла собой обилие всевозможных ёмкостей, сосудов, колб и иных вместилищ для растворов. Сразу же за центральным искусственным вычислителем стоял самый большой резервуар, громадная цилиндрическая ёмкость, заполненная бледно-розовой жидкостью.
- Приступим? – ещё раз уточнил мой ассистент.
- Тебя что-то беспокоит? – дружелюбно поинтересовался я.
- Странную игру мы затеяли,- рассеяно проговорил Клайз, - опасную…
- Игра – это наша жизнь, - напомнил я коллеге.
Я поднёс плюшевую лапку к клавиатуре и нажал на «пуск». На экране машины вспыхнула надпись: «фаза 9, создание». На смену ей пришёл образ того объекта, что я готовил многие годы, в качестве доказательства своей теории. За основу я взял тела пластиковых кукол, что мне всегда нравились своим изяществом. Хотя, пришлось подгонять параметры для моей особи, ибо создавалась она из иного материала. Структуры, полученные мной сорок лет назад, отлично сосуществовали в овальных образованиях. Они сбивались в скопления, которые формировали основной материал объекта. Несколько лет, путём проб и ошибок, я придумал нечто необычное. Разграничив данные скопления функционально, я создал некое подобие запчастей, формирующих искусственное существо. Основную функцию создания осуществлял тот самый чужеродный элемент, что я внёс в формулу – это был кислород. Для его потребления пришлось даже сформировать отдельную часть.
Разумеется, в случае успеха и создания функционирующего организма, вставал вопрос о том, как поддерживать его в рабочем состоянии. Ибо он не был предназначен для жизни в привычной для меня среде. Для первого объекта был отведён один из отсеков комплекса. Но, для массового производства, условий не было. В этом плане мне помогли мои коллеги из центра межпространственных перелётов. На одной из звёзд, в далёкой системе, была обнаружена небольшая планета, с высоким содержанием кислорода в атмосфере. Планета была необитаема, и условий для зарождения на её поверхности жизни не было. Как считалось. Я попросил, в случае удовлетворительного результата моих исследований, отправить туда контейнер с образцами созданных мной форм. По моему замыслу, капсула с материалом должна была приземлиться на планете и расконсервировать наиболее простые образцы. Отсылать сложные структуры было бы бессмысленно, они теоретически были не стабильны. Возможно, минуют века, а то и больше, и эти простые образования искусственной материи сами воссоздадут что-то, что я сваял в своей лаборатории.

Центральный резервуар постепенно начинал вырисовывать фигуру, которую я заложил для построения в программе. Механическое тело мерно щелкало, создавая объект.
- Как назовём это? – спросил Клайз, пристально буравивший взглядом цилиндр с раствором и появляющимся в нём образцом.
Я прислушался к мерному звуку механизма.
- Хомо, - сказал я, ибо примерно похожий набор звуков выдавал работающий агрегат.
- Удачи тебе, Хомо, - задорно сказал мой помощник, - может быть, будущее будет благосклонно к тебе.

5 комментариев