Стрим Battlerite
Стрим-центр9 в эфире
Новая Хк лига Path of exile Onlyhardcoree стримит Path of Exile
ТОП СТРИМЕР (НЕТ) ♥ Ooops_Gaming стримит Counter-Strike: Global Offensive
FFXV Chapter 4 Катаемся на машинах. kote373 стримит Final Fantasy XV
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

46 81 3073
10 мин.

Пост в «Паб» от 22.01.2013

Пост в «Паб» от 22.01.2013 - Изображение 1 Youtube
Dendy - Новая Реальность 1 выпуск, канал 2x2

У каждого геймера свой “путь самурая”. Он обусловлен годом рождения, чувством вкуса, любимой игровой платформой и другими факторами. В некоторых случаях, когда речь идёт о популярных раскрученных играх, пути многих геймеров пересекаются, а потом снова расходятся. Или не расходятся. Тут уж как карта ляжет.

Комментарии к http://kanobu.ru/blog/otkryitoe-poslanie-shkolniku-360576/ и ответы читателей Канобу на мой http://kanobu.ru/blog/opros-chego-vam-ne-hvataet-v-sovremennyih-igrah-360744/ лишний раз подтвердили эту истину и дали мне повод вспомнить свой собственный путь игромана от самодельного компьютера 80-х годов прошлого века до планшета Wexler Tab. Очень сложно уложить 25 лет в три страницы. Поэтому, описание моего “пути самурая” будет состоять из нескольких частей. Готовьтесь к большому количеству букв.

Самодельный компьютер дяди Васи

Леонид Ильич Брежнев на очередном заседании ЦК КПСС читает по бумажке доклад:
“Дорогие товарищи! Оглядываясь назад, я вижу много говна...”
Партийный лидер мрачнеет и задумчиво повторяет строку:
“Оглядываясь назад, я вижу много говна...”
Подбегает встревоженный референт и переворачивает страницу доклада. Брежнев светлеет лицом и заканчивает фразу:
“Многого в нашей жизни не хватало, дорогие товарищи!”
(с) Советский народ.

Я хорошо помню свой первый глоток алкоголя, отлично помню свою первую женщину, а вот первая компьютерная игра в памяти сохранилась в виде смазанных штрихов и отрывков. Кажется, мне тогда было лет пять-шесть, а значит, на календаре был 1987 или 1988 год. Компьютер принадлежал нашему соседу по коммуналке дяде Васе.

Дядя Вася в ту пору заведовал местным кружком юного техника и учил советских пионеров паять платы и собирать схемы. Свой компьютер дядя Вася сделал сам, руководствуясь чертежами из какого-то технического журнала. Это сейчас, если позволяют финансы, вы можете купить комплектующие и собрать игровую машину по принципу конструктора Лего, а в те времена всё паялось ручками с нуля.

Я не очень хорошо помню периферию, клавиатура, кажется была, но я орудовал джойстиком (дядя Вася называл его мудрёным словом “манипулятор“). В качестве привода, если память мне не изменяет, выступал бобинный магнитофон “Снежеть”. В качестве носителя информации - бобина с плёнкой. Технические подробности тогда меня не интересовали: я увлечённо водил пиксельного человечка по двухмерному миру, пока взрослые на кухне гоняли чай и рассказывали политические анекдоты, думая, что я их не слышу.

Почему-то анекдоты я запомнил лучше, чем саму игру.

Пятилетний капитан

“Пиу-у-у-у-у-у... К-х-х-х!”
(с) игровой автомат “Морской бой”.

По выходным мы с мамой ходили в детский городок “Лукоморье”. Это такая парковая зона для малышей и их родителей с кафешками, аттракционами и, конечно же, игровыми автоматами. Последних там было много и на любой вкус: симулятор пожарного, световой тир, гоночки... Но больше всего мне полюбился “Морской бой”.

Вместо жетончиков использовались серебристые пятнадцатикопеечные монеты. Я сам, как большой, опускал монету в щель, становился на специальную деревянную подставочку и приникал лицом к окуляру перископа чувствуя дразнящий запах резины которой была оклеена его лицевая часть. Никогда не забуду этот запах, он был слаще любого парфюма.

Под резкий звук корабельной сирены, экранчик перископа оживал. На нём появлялись море, горы и караван вражеских судов. А я - отважный капитан непотопляемой субмарины - ловил в прицел угловатые контуры “фашистских крейсеров” и ловко отправлял их на дно.

Четверть века минула. Я давно променял свой сонный провинциальный городок на шумную столицу, но каждое лето, вернувшись в родные пенаты, стараюсь как можно скорее попасть в “Лукоморье”.

Краска на игровых автоматах давно облупилась. Половина из них уже не работает - они просто стоят для красоты, как часть экспозиции музея советской истории. Но я всё равно иду в домик, который когда-то казался таким большим, и за десять гривен покупаю у старушек смотрительниц пригоршню серебристых монеток с гербом СССР. Подхожу к старому, но ещё живому "Морскому бою" и ласково провожу ладонью по рукояти перископа. Она до блеска отполирована прикосновениями многих пальцев: дети, взрослые и такие же как я взрослые дети...

Теперь мне не нужна деревянная подставка. Наоборот, чтобы заглянуть в перископ мне приходится согнуться в три погибели. Я прижимаюсь лбом к холодной мягкой резине и наслаждаюсь её запахом. Под резкий рёв корабельной сирены я запускаю первую торпеду. Пиу-у-у-у-у-у. Мимо. Вторая - мимо. Третья... Кх-х-х-х-х-х! Чудом зацепил корму.

Монетка за монеткой уходят в щель. С каждым разом на одно-два попадания больше. Так до тех пор пока за мной не приходит жена. Она ворчит, что взрослому человеку не к лицу такое поведение. Она говорит, что необходимо срочно отвести сына в живой уголок и показать ему выхухоль, потому что без выхухоли, практически, счастья в детской жизни нет. При этом она неодобрительно, как на опасную соперницу, косится на игровой автомат.

“Да что ты понимаешь, женщина?”, - хочу гневно спросить я, но вместо этого молча беру сына на руки и мы идём искать злополучную выхухоль.

Этим летом я снова был там. Стоя у автомата, разглядывал последнюю изрядно потускневшую монетку. Год чеканки - 1986-ой. Когда она вошла в оборот мне было четыре года. Кто знает, может двадцать пять лет назад именно эта монетка помогла мне почуствовать себя отважным пятилетним капитаном непотопляемой советской субмарины.

Палка, палка, вектор, бластер

Почитаемый олдфагами ZD Spectrum я видел только на картинках. В нашем приморском городке эта английская новинка была редкостью. Место Spectrum’а в моей жизни занял игровой компьютер “Парус” ВИ-201, выпускаемый одноимённым заводом.

Счастливым обладателем “Паруса” был мой одноклассник Петя Кузьмин. Иногда после уроков мы шли к нему играть. Родители Пети жили и работали в Ленинграде, а его самого отправили “в провинцию у моря” под надзор бабушки. Бдительная бабушка стояла на страже детского здоровья - на компьютерные игры нам отводилось не более 60 минут в день.

ВИ-201 представлял из себя маленькую клавиатуру, которая подключалась к телевизору (устройство вывода) и кассетному магнитофону (привод).

Подключение компьютера было целым ритуалом. Петя бережно вытаскивал его из коробки, подключал к нему манипулятор и магнитофон “Весна”. Потом включал в сеть, соединял с телевизором и долго настраивал картинку. Всё это, для нас второклашек, уже было увлекательной игрой, но самое интересное начиналось, когда он вставлял в магнитофон кассету МК-60. После пятнадцати минут хрипов и свистов (Петя называл этот процесс словом “загрузка”), запускалась игра.

Wanderer. Название я хорошо запомнил, мы специально искали это слово в словаре, чтобы узнать что же оно означает. Оказалось - “странник”. Но мы называли игру “Звёздный странник”, потому что действие происходило в космосе.

Игра (о чудо!) была трёхмерной. Вернее, схематично трёхмерной. В необъятной черноте космоса величественно плыли звездолёты составленные из “палок” (“Из векторов”, - неизменно поправлял меня начитанный Петя) и глыбы астероидов. Игроку приходилось уворачиваться от таких же “векторных” кораблей противника и вести огонь на поражение из “бортового бластера”.

В эти минуты мы были “всамделишными” космическими волками. Капитан и старпом, старпом и капитан. Роли менялись в зависимости от того, чья ладонь сжимала манипулятор.

Манипулятор... Чёрная изогнутая рукоять с красной гашеткой. Он удобно ложился в ладонь, но его присоски норовили отрываться от полированого журнального столика на самом интересном месте. Эта деталь лишь добавляла хардкора. Мы громко кричали о неисправности системы управления и отдавали распоряжения воображаемому бортовому инженеру.

Прекрасное время, прекрасный возраст. Тогда игра для нас была не целью, а средством. Триггером активирующим безудержный полёт детской фантазии. Дайте нам набросок картинки, а остальное мы придумаем сами.

Год спустя, Петя уехал. Его родители, талантливые генетики, оказались востребованы в США. Устроившись на новом месте, они забрали сына к себе. С тех пор мы не виделись. Мои письма возвращались назад - все эти американские PO Box тогда вводили меня в тупик, а до электронной почты оставалось ещё несколько лет.

Интересно, каким стал мой друг детства Петя? И помнит ли он ещё русский язык?

Ещё один штрих. “Парус” мы подключали к чёрно-белому телевизору. Сегодня, разыскивая скриншоты игры для оформления этого поста, я узнал, что Wanderer был цветным. Это стало для меня потрясением.

“У дяди Коли”

Начало 90-х годов прошлого века запомнится не только как время научно-технического прорыва, но и как эпоха первоначального накопления капитала в бывших республиках СССР. В нашу жизнь пришла коммерция. Потянулись потоки “челноков” с турецким “Abibas’ом” в клетчатых сумках, массово стали открываться “комки”, где продавалась “жувачка” Turbo и шоколадка “Papinyon”, появились первые игровые клубы.

Дядя Коля был моряком. Девять месцев в году он, на большом рыболовецком корабле, бороздил южные моря, а потом полгода сидел на берегу в ожидании следующего рейса. Полгода - большой срок. Кто-то пьёт водку, кто-то нанимается на сезонные работы, а дядя Коля решил открыть свой бизнес.

Он где-то раздобыл списанный троллейбус и отбуксировал его прямо во двор своей многоэтажки. После покраски в радикально синий цвет и перепланировки салона, троллейбус превратился в игровой компьютерный клуб.

Бизнес начался с уже упомянутого “Паруса”. Штук шесть ВИ-201 были заточены в железные ящики. Изображения выводились на древние цветные телевизоры Рубин, время засекалось по медицинским часам ПЧ-2, которые многие из вас могли видеть в процедурных кабинетах государственных поликлиник.

Школьники хлынули в синий троллейбус как горная лавина. Я не был исключением. На игры уходили все карманные деньги и средства сэкономленные на школьных обедах. Тогда-то и прозвенел первый звонок моего душевного недуга - игромании.

Забегая вперёд, скажу, что экономия на обедах вошла в привычку. Теперь сэкономленные средства идут на оплату подписки в Aion.

Так как процесс загрузки игр был долгим и съедал драгоценное время (которое - деньги), то на каждый компьютер заранее была загружена какая-то одна игра. Гонка, стрелялка, бродилка, леталка. Выбирай, что по душе и терпеливо жди своей очереди. И мы ждали. Ждали, не смея возразить. Ждали, позабыв девиз “Клиент всегда прав”.

Из следующего рейса игровой коммерсант привёз несколько восьмибитных игровых приставок и охапку картриджей. Street Fighter и Super Spy Hunter стали безоговорочными хитами нашего шумного клуба. Ещё через годик, в синем троллейбусе появилась Sega, а с ней ёжик Соник и Golden Axe. Клиентов прибавилось, а дядя Коля завязал с морем, посвятив себя внедрению игромании в неокрепший мозг школоты.

Оглядываясь назад, я понимаю, что тогда синий троллейбус для нас был не только игровым клубом, но и, своего рода, культурным центром. Местом для встреч и дискуссий, слухов и сплетен, обсуждений и просто общения. Все дороги вели к дяде Коле.

Пару лет назад, когда судьба снова занесла меня в родной город, я пришёл на то место, где когда-то на спущенных шинах стоял синий троллейбус. Теперь там возвели аккуратный двухэтажный домик. На первом этаже расположилось приличное интернет-кафе, а на втором - бильярдная. На фасаде красовалась вывеска - “У дяди Коли”. Энтузиаст бизнеса из 90-х пришёл к успеху. Честно, я рад за него.

Новая реальность -

так называлась передача, которую в 90-х вёл ныне покойный Сергей Супонев на телеканале ОРТ. Негодующий российский олдфаг тут же подметит, что сначала она выходила на канале 2х2 и называлась “Денди - Новая реальность”. Но не спеши ругаться, почтенный старец из мира пикселей. Моя юность прошла в Украине, никакого 2х2 у нас тогда не было, а программы ОРТ транслировались открыто и имели бешеную популярность. Увы, первый сезон программы Супонева прошёл мимо. Но второй...

По пятницам я оккупировал телевизор на полчаса и чуть ли не кожей впитывал каждое слово ведущего и каждый кадр геймплея. Удивлялся, восхищался и люто завидовал. Завидовал своим друзьям у которых, на тот момент, уже были приставки разной степени крутости, завидовал Сергею Супоневу, который имел доступ к новейшим играм, но больше всего я завидовал ребятам из сервиса по прокату картриджей, которые каждый день могли играть в любые игры и получать за это зарплату.

С появлением интернета, сервисы проката картриджей, кассет и дисков пришли в упадок, но в 90-х там яростно бился пульс молодёжной жизни. Сейчас, лениво листая обзоры игр на Канобу или комментарии на Pirate Bay, я понимаю, что мне не хватает этого пульса, этого уровня социализации. Не хватает метода живой передачи.

- А шо, игра нормальная?
- Та ваще! Там на машине сначала надо зигзагами, а потом вылазишь с вот та-а-а-акой базукой и бах-бах-бах! А потом на мотоцикле, быстро так!

Глядя на азартный блеск в глазах собеседника, на резкую жестикуляцию и проступивший румянец, ты понимаешь: игра хорошая, надо брать.

Такие “рецензенты“ ошивались возле проката десятками. Не утихали споры, непрерывно шёл обмен секретами, читами и тактиками прохождения. Хотя, возможно, что я просто тоскую по тем временам, когда счастье казалось близким, а старость далёкой.

В прокат мы ходили всей нашей большой компанией. Выбирали что-нибудь интересное и шли к кому-нибудь, чтобы заценить новинку. Особым успехом у нас пользовался Battle Toads & Double Dragon от компании Rare. Мы устраивали эпические парные забеги по кораблю Тёмной Королевы и соревновались в скоростном прохождении уровней.

Своя приставка у меня появилась доволно поздно, ближе к старшим классам. Моему соседу по парте купили Сегу и он, по дешёвке, скинул мне китайский клон Dendy - Lifa SM-888-I. И понеслась...

Dream Master, Robocop 3, Batman Returns, Terminator 2, Tale Spin, Flying Warriors, Contra Force, Darkwing Duck. Я забросил гулянки, стал забивать на домашние задания и перестал интересоваться девочками. Как алкоголик попавший в бесплатный бар, я глотал игру за игрой без разбора и не мог остановиться. Новая реальность громко чавкая пожирала мой мозг, а я наслаждался ею. Тогда я ещё не знал таких слов как “задрот”, “нерд” или “хиккимори”, я просто сидел дома и играл в игры, не подводя под свои действия какой-либо философской базы.

Локализация игр в те времена тоже была в диковинку. Чтобы вникнуть в перепетии сюжета, я держал под рукой англо-русский словарь, блокнот и карандаш. Через несколько месяцев я практически перестал получать тройки по английскому языку. Сейчас я более-менее свободно общаюсь с иностранцами и без лишнего напряжения смотрю The Walking Dead в оригинале. Отдав мозг видео-играм, я хоть что-то получил взамен.

Выход из сумрака

Более продвинутых консолей у меня не было. Да, я играл у друзей и в игровых клубах на PS, на Sega и на 486 DX, но эти времена мне запомнились другими - не игровыми - свершениями. Ближе к выпускному классу я наигрался и вернулся в общество. Оказалось что в реальном мире тоже много всего интересного: красивые девушки, пресс-клуб при Малой Академии Наук Украины (чёрт побери, ради получения “Золотого пера” стоило оторваться от игр!), занятия в молодёжной редакции местного телевидения, портвейн, песни Цоя и живые люди куда ни глянь.

Я всё ещё играл, но уже гораздо меньше. В 19 лет я переехал к отцу, где состоялось моё близкое знакомство с PC (http://kanobu.ru/blog/otkryitoe-poslanie-shkolniku-360576/). Да, бывали и срывы, как в случае с Doom-психозом, но в целом жизнь шла ровно и связи с реальностью я не терял до тех пор, пока не узнал о существовании онлайн MMORPG. Но об этом в следующей части.

http://www.youtube.com/watch?v=lmasdr13hcI