Стрим-центр4 в эфире
Утренний ранговый Overwatch #14 (новый энкодинг HYPE) orels1 стримит Overwatch
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

165 107 10467
3 мин.

Пост в «Паб» от 25.12.2012

Пост в «Паб» от 25.12.2012 - Изображение 1

http://kanobu.ru/blog/kanaliziruj-eto-o-nasilii-v-videoigrah-358689/

В московском районе Медведково 7 ноября произошла трагедия: Дмитрий Виноградов, юрист аптеки «Ригла», пришел на работу с двумя охотничьими карабинами и убил 6 человек. Просто безнадежно устав от своей печальной жизни. Другое похожее преступление потрясло уже весь мир — 14 декабря в начальной школе «Сэнди Хук», Ньютаун, США, 20-летний Адам Ланза убил 20 детей и 7 взрослых. Черт его знает, почему. Ланза был тяжело больным человеком.
Рано или поздно в подобных историях обязательно находится косвенный виновник — компьютерная игра. Игровые журналисты ждут ее появления, как работники таблоидов ждут появления косвенно виноватой во всем женщины. Уже известно, что Адам Ланза любил Call of Duty: Black Ops 2, а из страницы Виноградова «Вконтакте» можно было сделать вывод, что ему нравится Manhunt — игра, в самом деле, психопатически жестокая. Не будем сейчас вдаваться в подробности запретительных инициатив, в которые сразу окунулись депутаты-единоросы, с ними и так все понятно. Важнее суть обвинений.
Начальный тезис в логике противников игр — насилие зло, а игры полны этого самого зла. Здесь спорить можно даже не пытаться. Насилие действительно зло, а игры действительно полны им. Почти каждый шутер — череда жестоких убийств. И ради них, собственно, мужское население планеты и играет в игры. Нам порой необходимо найти врага и восторжествовать над ним, физически превзойти его или просто уничтожить. Мимолетная эмоция, которую здоровый человек может подавить парой глубоких вдохов и выдохов. Инстинкт, выработанный в процессе эволюции, зверь, на плечах которого сидит венец творения — рациональный человек. Он-то, конечно, понимает, что нельзя, и ужасно, и гадко; но Зверь — нет-нет да требует. Тогда рациональный человек придумал олимпиады, тяжелую музыку и видеоигры.
Самый ходовой аргумент против последних — игры демонстрируют, следовательно, провоцируют насилие, пагубно влияя на психику. Здесь, на мой взгляд, и кроется ошибка. Видеоигры — не бутылка водки, не таблетка и не радиация. Не они влияют на нас, придавая нам какие-то новые свойства, а мы в большей степени влияем на них. Мы их создаем (если только вы не думаете, что разработчики — какие-то особые люди), мы в них играем, принимаем в них решения и, наконец, канализируем в них лишнюю агрессию. Эта агрессия есть в нас изначально, и она накапливается, если только ее куда-нибудь не приложить, например — в виртуальное пространство.
Возможно, именно из-за накопления агрессии не сработала еще одна штука, которую человечество применяло для борьбы с проблемой — религии. Идея оказалась, сами понимаете, контрпродуктивной, и тем лицемернее выглядят попытки представителей разных конфессий обвинить игры в пропаганде насилия. Хотя, как минимум один из религиозных лидеров — Кармапа лама Ургьен Тринле Дордже — поддерживает идею терапевтической роли видеоигр, и сам ими в этих целях регулярно пользуется. Он говорит ровно о том же: «Когда меня посещают негативные мысли и эмоции, видеоигры помогают избавиться от этой энергии в контексте иллюзорного мира игры — и мне становится лучше».
Досадно, что очень немногие понимают терапевтическую роль видеоигр, воспринимая их исключительно как продукт вроде испорченного молока. Даже, казалось бы, светоч прогрессивной мысли Дмитрий Быков в одном из своих эфиров на Коммерсантъ-ФМ, сказал, что, по его мнению, Третья мировая война обязательно случится, ведь подрастающее поколение «не зря играет в стрелялки». Я надеюсь, что здесь Дмитрий Львович ошибается, и все в точности наоборот. А жестокие игры нам, пожалуй, нужны будут до тех пор, пока в каждой голове что-то не щелкнет, и даже виртуальное насилие не начнет казаться нам чем-то дико неестественным.

Игры, действительно, очень часто появляются в историях вроде истории Виноградова и школы Сэнди Хук. Однако игры оказываются на месте преступления не потому, что виновны в нем, а потому, что провалились в попытке его предотвратить. Ведь массовые убийства часто совершают люди, подолгу пребывающие в депрессии, и ее частый спутник — игры. В подавленном состоянии человек мало того, что стремится сбежать от реальности, он еще и плохо контролирует себя, бывает иррационален. Его «венец творения» падает, и остается то, что остается.
Разумеется, виртуальное насилие — не путь к духовному росту, но это совершенно точно один из путей к душевному равновесию, которого так не хватало Виноградову и Адаму Ланза. В этом смысле винить игры в убийствах так же невежественно, как винить в чем-либо девушку, за которой неудачно ухаживал Виноградов. Она всего лишь не ответила ему взаимностью и не должна была. А умопомрачительно жестокой Manhunt ему оказалось мало — и в этом, думается, виновата не Manhunt.