Стрим-центр9 в эфире
Тестируем Рено деки jialo стримит Hearthstone: Heroes of Warcraft
Превозмогаю ХК с 2012 года, билд - Гнилая стрела leegumbo стримит Path of Exile
Неудержииииимые PSIH47 стримит Broforce
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

3 1 479
17 мин.

Вот, с небольшим опозданием и третья глава. Она не завршает приключения главного героя, а скорей продолжает их. Для ...

Вот, с небольшим опозданием и третья глава. Она не завршает приключения главного героя, а скорей продолжает их. Для  ... - Изображение 1
Вот, с небольшим опозданием и третья глава. Она не завршает приключения главного героя, а скорей продолжает их. Для  ... - Изображение 2

Вот, с небольшим опозданием и третья глава. Она не завршает приключения главного героя, а скорей продолжает их. Для полного понимания проиходящего необходимо прочесть первые две главы. Чётвертая, возможно, тоже будет, но только если я займу призовое место в конкурсе(голосуйте за меня, ага). А пока наслаждайтесь этой частью, которая ждёт вас на второй странице поста
Первая глава - http://kanobu.ru/blog/peschanaya-burya-glava--khenskie-hroniki-352937/
Вторая глава - http://kanobu.ru/blog/peschanaya-burya-glava--vospominaniya-v-vakuume-353812/
Приятного чтения!

Глава III - Прибытие
Грегор рассматривал в иллюминатор песчаную громаду Кхена, и его начали охватывать сомнения. "Такая большая! Как на ней вообще живут люди, то есть гуманоиды. Там наверное гравитация под... - он припомнил строки из прочитанного Каталога, - ах да, всего лишь в половину больше земной... Мда, следовало бы потратить эти 12 часов перед прыжком на привыкание к увеличенной силе тяжести, а не на пьянствованию, и переживания о утраченной любви...". Ему вновь стали невыносимы собственные мысли, и он осмотрелся в поисках алкоголя. Все бутылки, еще недавно лежащие на столе и под столом, разбросанные по полу, и даже покоящиеся на дне железной раковины умывальника были теперь заботливо убраны бортовым компьютером с помощью мелких роботов-уборщиков. Перед взглядом Грегора было вычищенное до блеска помещение управления кораблём. Стены из матового металла, большой квадратный иллюминатор, небольшой, прикрученный к полу единственной толстой опорой стол с четырьмя стульями, пульт управления с множеством рычажков и кнопок, над ним экран, отображающий разнообразные показатели корабля. "И никакого спиртного, даже в крови" - тут стоит отметить одну занимательную, и в тоже время абсолютно бесполезную(в большинстве случаев) особенность гиперпространственных прыжков - они абсолютно отрезвляют. "Может сходить в грузовой отсек, напиться как следует? Нужна мне эта планета, могу полететь на любую другую. Я и эту-то выбрал только потому что в её галактических координатах цифры не повторялись. А вот пойду, и выйму ту, где все девятки, или семёрки, и ничего особо не измениться. Или полечу вот так, на реактивном ходу в ближайшую чёрную дыру, и поминай как звали". Его хмурые размышления прервало голосовое оповещение компьютера:
- Сэр, планета Кхен запрашивает идентификационные данные корабля. Предоставить их?
- Да, да - рассеянно, всё еще думая о своём сказал Грегор. - И запроси разрешения на посадку. Или пришвартовку, у них, кажется, орбитальный космопорт
- Так точно, сэр. Разрешение выдано, - выдал компьютер через минуту, - ваш посадочный док АС-43, включить автопосадку?
- Да, да - всё так же рассеянно, не особо задумываясь над автоматически генерируемыми фразами компьютера ответил он.
Корабль начал движение по орбите, вдогонку за орбитальной станцией. Гергор начал всматриваться в пейзаж планеты. Но всматриваться было не во что. Каталог не врал, на всей поверхности Кхена бушевала песчаная буря. Отсюда это выглядело как единая, монотонная и недвижимая материя, покрывающая весь Кхен. Через какое-то время он увидел вдалеке космопорт. Это было висящее в космосе строение сложной формы, больше всего напоминающее огромную каплю, как бы улетающую с планеты. Оно мигало разноцветными огнями, предупреждая космоплавателей об опасности столкновения. Вниз, к планете, тянулась длинная пуповина. Внутри неё находились лифты, грузовые и пассажирские, всевозможные трубки и кабели, а также, явно выделяющаяся на фоне остальных, ярко синяя труба. Именно по ней и текла та самая живительная, и жизненно необходимая для кхенцев жидкость - вода.
Корабль подлетел ближе к "капле", теперь на ней ясно вырисовывались двери ангаров, вся внешняя её сторона была полностью утыкана ими. Большие и маленькие, круглые и квадратные - они были построены чтобы обеспечить космическому кораблю любой галактической цивилизации комфортабельное пребывание. В один из небольших прямоугольников втянулась и грузовая посудина Грегора. Массивные ставни легко раскрылись, корабль залетел внутрь, быстро и аккуратно, по заранее проложенному маршруту. Ангар герметично закрылся, включилось искусственное освещение, несколько механических "рук" обхватили корабль, чтобы он не летал по внутреннему помещению. Также они анализировали его техническое состояние, повреждения, курс следования, перевозимый груз и наличие живых существ на борту. Гергор не был ни послом, ни богачём, ни политиком, ни контрабандистом, а потому не было и причин запрещать считывать всю эту информацию.
Через минуту к кораблю протянулся трап, бортовой компьютер тот час же прокомментировал это событие:
- Вы находитесь на территории центрального космопорта планеты Кхен, вы можете свободно покинуть корабль. На борту не найдено ничего запрещенного или противозаконного.
Грегор схватил за ручку маленький чемоданчик, парившей на гравитационной подушке в нескольких сантиметрах от пола, и направился в выходу. Пройдя по трапу он очутился в длинном коридоре, пересекавшемся с многими другими, услужливый мозговой чип подвесил в воздухе стрелочки, указывающее где ему надо повернуть и в какие двери зайти. За минут десять брожения по одинаковым коридорам, он так и не встретил ни одной души. "Видно, эта часть космопорта для Землян, и подобных им рас, и видимо, мало кого их них тянет сюда лететь". В конце концов, за очередными дверьми, что автоматически открывались при приближении, оказался большой зал со стеклянной крышей. Он был набит разнообразными формами жызни. В основном, это были гуманоиды, но попадались и четырехногие и восьмиглазые и даже парочка плавающих в прозрачных бочонках разумных жидкостей. Все они куда-то спешили, о чём-то разговаривали, галдели и спорили. Для Грегора было немого неожиданно, после нескольких дней полного одиночества, увидеть такое буйство жизни. Он так и стоял на месте, изучая толпу. Из ступора его вывел приятный женский голос:
- Землянин?
Грегор сфокусировался на источнике звука. Это была гуманоидная женщина, с кожей песчаного цвета, в белой униформе космопорта. Несомненно, это была кхенка. Ростом она была примерно наравне с ним. Лицо, безусловно, приятное на вид. Возможно, потому что очень походило на человеческое. Правда немного более вытянутое, с большими глазами и тонким носом. На голове, как и было указанно в Каталоге, не было волос. Но в тоже время она не была гладкий как у людей. Сложно было описать то, как выглядела эта макушка. На неё были и непонятные, но явно врождённые и симметричные то ли наросты, то ли неровности, и рисунки, состоящие из затейливых геометрических форм, наверняка искусственно нанесённые. Тем не менее, всё это в комплексе: тело, лицо и голова - вызывали скорее положительные эмоции, и вполне могли привлекать человеческого мужчину. Но Гергору, в его плачевном душевном состоянии, она показалась просто миленькой: "Хорошо хоть не уродина, а то ведь бывало, и не раз, что на планете одни квазимоды живут". Увлекшись её внешним видом, он переспросил:
- Что, что? - фраза тот час же была переведена на Кхенкий, чипом работницы космопорта
- Сэр, я спрашивала землянин ли вы? - эта реплика, произнесённая на кхенском, была переведена уже чипом Гергора, на человеческий язык. К счастью программа-переводчик работала без сбоев, и постоянно совершенствовалась миллионами учёных на протяжении многих десятилетий. "Взаимопонимание - основа мирного сосуществования" - гласил один из постулатов Галактического Совета.
- Да
- Тогда пройдемте за мной, вас ожидает посол Земли
Они двинулись сквозь мельтешащую толпу. Гергор пытался не выпускать свою проводницу из виду, она шла уверенным шагом, точно зная дорогу. Скоро они углубились в один из коридоров, что примыкали к залу. Несколько поворотов, и вот она остановилась перед дверью из матового стекла.
- Вот мы и пришли, посольство Земли на Кхене. – она указала на дверь, - А я вынуждена вас покинуть. – кхенка немного наклонила голову в почтительном поклоне, и ушла выполнять свои обязанности.
Грегор зашёл в дверной проём. Из-за стола, навстречу ему встал мужчина лет пятидесяти. Ухоженная чёрная борода обрамляла его широкое лицо. Он буквально светился. «С чего бы это»
- Здравствуйте, - мужчина подошёл и крепко пожал Грегору руку, - как же приятно встретить человека, вы не представляете. Ну что же я, где мои манеры? Я Бен Стивенсон, посол Земли. А это, - он, улыбаясь, обвёл рукой небольшой кабинет, - моё посольство. Вас, кажется, зовут Грегор?
- Всё верно
- Как я понял, вы торговец. С чем прибыли?
- Алкоголь. Полный трюм горячительных напитков на любой вкус.
- Ох-хо-хо! Вы прибыли в нужное время, в нужное место. Еще год назад вы бы здесь и капли бы не продали. Кхенцы в принципе не пьют, и по сей день. Зато приезжие… - Бен закатил глаза, - понастроили тут баров, клубов и… всего такого. Они в женской части города. Кхенки, знаете ли, очень легко перенимают галактические обычаи, ну, кроме напитков. Они употребляют только воду, чистую воду.
- Я читал, в Каталоге.
- Славно! Не придется вам многое объяснять, - Бен потёр бороду, - давайте отправимся на планету? Я сюда редко поднимаюсь, последний человек прилетал несколько дней назад.
- Дней?
- Не земных, кхенских. Это было где-то два месяцев назад. Я уже привык к их летоисчислению. Ну пойдемте к лифтам. Ваш товар при необходимости будет перевезён прямо из корабля к покупателям на планете.
Снова последовало путешествие по длинным коридорам, иногда перемежавшееся поездками на горизонтальных транспортёрах. Всё это время Бен не умолкал, он рассказывал про Кхен, про его жителей и их особый менталитет, то и дело, вставляя фразу: «Вы поймете только тогда, когда сами с этим столкнетёсь». Было видно, что послу уже давно не с кем было отвести душу. Только когда они добрались до лифта, он немного умолк, и углубился в интерфейс мозгового чипа для «неотложных дипломатических дел».
Сам лифт представлял собой стеклянный цылиндр, с длинным диваном по всей его окружности. Обычная пассажирская модель. Как только закрылись герметичные двери, он начал свой спуск, вернее падение. Он в самом буквальном смысле падал внутри своей шахты, а потому Грегор и Бен были вынуждены пристегнуться ремнями, чтоб не начать свободный полёт в воображаемой невесомости. Когда лифт залетел в тёплые слои атмосферы, закрытая шахта кончилась, и теперь они летели вниз между четырьмя опорами. Внизу можно было с трудом разглядеть овал города.
На чип Грегора пришла открытка, рассказывающая о «великой и прекрасной планете возможностей». Вопреки опасениям, он смог подчеркнуть из неё много полезной, хоть и сильно приукрашенной информации. Например, про развитую инфраструктуру женской части города, и туристическую ценность мужской. Про туры на поездах вокруг Великого Вокзала, над старым городом, и даже к местам ловли клубней. Предлагались и пешие экскурсии в храмы воды, подземные кладбища, и исторические места обеих частей города. Из всех этих расхваливание можно было вынести несколько неоспоримых фактов. Во-первых, машинисты никого не пускали в свой Вокзал, ни приезжих, ни местных, и жили там подобно монахам. Только выгружали собранный в многолетних рейсах Фулий, и брали еду и воду. Во-вторых, кхенских мужчин воспринимали как отставших от времени отшельников, с ними не заключали сделок, они не работали в социальных структурах, их часть города использовалась только как туристическая достопримечательность. И даже экскурсии там проводили женщины, и во основном из поездов, что ездили в нескольких мерах над верхушками их песчаных домов. Единственная их польза заключалась в том, что они обеспечивали город пищей, занимаясь ловлей клубней. В-третьих, и это логично выплывало из предыдущего, бал на Кхене правил «слабый» пол. Они жили в своей высокотехнологичной части города, среди высоких небоскрёбов. Именно женщины были учёными, дипломатами, торговцами, учителями, врачами и фактическими правителями планеты. И в-четвёртых, хотя вступление в Галактический Совет и подарило Кхену новую жизнь, и спасла всех от безводного вымирания, но в тоже время тут появились невиданные доселе кхенцами вещи. Среди них явно была полиция, и соответственно, хотя это и не указывалось в буклете, преступность. «Да уж, тяжко, наверное, пришлось бедным кхенцам не знавшим что такое вооруженный конфликт, кража и насильственная смерть»
Лифт уже подлетел достаточно близко к поверхности, и перестал падать, постепенно замедляя движение. Можно было отчётливо разглядеть единственный город планеты, с населением, как говорилось в буклете, около одного миллиарда особей. Грегору он напомнил кошачий глаз, только трёхцветный. Он был округлой формы, посредине, по всей его длине, пролегал Великий Вокзал, напоминающий сузившийся чёрный зрачок. Слева от него лежал песчаный город мужчин, практически сливающийся по цвету с окружающим ландшафтом. Справа находился серебристый город женщин, сложенный из металла и стекла. Вокруг этого огромного глаза находилась небольшая полоса безветренной зоны, а уже за ней бушевала вечная буря.
Бен отвлёкся от своих дел и обратился к Грегору:
- Приготовьтесь, скоро мы совсем остановимся, и вы почувствуете на себе вдвое тяжелее. Вы сколько весите? – он изучающие глянул на него, - наверное, килограмм 80?
- Ну, где-то так, - кивнул Грегор, - давно не становился не весы.
- А теперь вы будете весить 120! – он засмеялся, видя удивлённое лицо собеседника, - Надеюсь, вы держите себя в форме? Если нет – вам придется худо. Я ведь так и не спросил, сколько вы намеренны у нас погостить?
- Не знаю, - он задумался, - Недельку, может больше, я сейчас никуда не спешу…
- Тем лучше! – еще больше развеселился неумолкающий Бен, - сегодня же покажу вам некоторые наши достопримечательности! Правда, сначала надо вас где-то устроить не ночлег, вы не особо не стеснены в стредствах?
- Абсолютно не стеснён, в разумных пределах, конечно.
- Тогда вот что, недалеко от моих апартаментов есть неплохой отель. Отличное обслуживание при средней цене. Прямо сейчас туда и отправимся.
Лифт уже совсем замедлился, и опустился внутрь одного из небоскрёбов. Грегор почувствовал всю тяжесть своего тела. «К этому надо привыкнуть, несколько дней и всё пройдёт, не впервой же». Выйдя из своей капсулы, он проследовал за Беном. Не меняя этажа, они попали на остановку самого распространенного местного транспорта – электропоезда. Станция выглядела как стеклянный нарост на стене высоченного небоскрёба. Посмотрев наружу, Гергор увидел что все окружющие их высотки, снабжены такими станциями на разных уровнях, и что их соединяют друг с другом вереницы гравитационных колец, внутри которых и передвигаются поезда. Для планеты с такой гравитацией было бы расточительством строить мосты и опоры, а кольца требовали только больших затрат электроэнергии. Но в на недостаток последней кхнецам было грех жаловаться, их ветровые турбины вырабатывали столько энергии, что её хватило бы и на четыре таких же города.
Вот на станцию беззвучно въехал блестящий поезд. Масса существ, состоящая преимущественно из кхенок, быстро заполнила его. Бен подключил свой чип к чипу Грегора, и подвесил в воздухе трёхмерную схему города и «воздушного метро». Он крутил её, и отмечал цветными маркерами все примечательные места, сопровождая их своими объяснениями: «Вот и ваш отель», «вот тут живу я», «здесь, здесь и здесь вы сможете продать ваш товар», «сюда стоит сходить, незабываемое зрелище».
Следующие несколько часов пронеслись как мгновение. Сначала Бен поселил Гергора в обещанный отель, который оказался очень даже хорош для своих денег. Потом он потащил его на обзорную площадку, которая одновременно являлась и музеем истории Кхена и находилась в самом высоком небоскрёбе. Затем потянулась полоса разочарований, все три клуба в женской части города, в которых они побывали, отказались от покупки выпивки, сказав что «у них её и так предостаточно». Чтобы немного взбодрить приунывшего Гергора, Бен повёз его за город, показать ту самую охоту на деревья. И это сработало. Зрелище было в самом деле уникальное. Коричневые низенькие кхенские мужчины растягивали огромные сети, в которые на бешенной скорости врезались гигантские клубни, запутываясь в них своими колючками. На их глазах один из них разрезали, и дали им попробовать плоды. Это были сочные и очень вкусные фрукты, напоминающее гранаты, только без косточек. Грегор даже заказал себе мешочек с доставкой в номер. Потом они отправились в песчаный город, посетить храмы воды и посмотреть на исконную архитектуру кхенцев. Самое примечательное, что перед тем как отправиться туда, Бен шепнул Грегору:
- У вас ведь наверняка есть бластер? Возьмите его с собой, в мужской части города не безопасно. - Гергор на это только кивнул, он и так подозревал о чём-то подобном.
Экскурсию по песчаному городу проводил лично Бен, он, судя по всему действительно влюбился в местную культуру за время своей роботы здесь. Часть этой увлечённости передалась и Гергору. Впрочем, храмы, в самом деле, были великолепны. Они выделялись на фоне других, квадратных построек. Своей высотой и необычной яйцевидной формой. Тут стоит передать один из монологов Бена, во время посещения самого большого храма:
- Такой формы удалось достичь, только складывая цельные ветки клубней в каркас здания, и скрепляя их сложным переплетением ветвей поменьше. Для постройки отбирались только самые крупные и крепкие образцы, которых было не больше трёх-четырёх в каждом улове. Затем всё это скреплялось смесью песка и воды, и обкладывалось с внешней стороны отполированными металлическими пластинами. А видите то окно в самом верху в форме пустой полусферы? Оно сделано из цельного куска стекла. Кхенцы поистине достигли вершены мастерства в стеклодувном деле, при таком обилии песка вокруг это и не удивительно. А посмотрите на эти рисунки! Их наносили специальной краской, взятой из очень редких плодов. Сейчас, при дневном свете, она кажется вам чёрной. Но ночью она светиться ультрамариновым цветом! Обязательно прейдите сюда в ночное время!- в такой манере он рассказывал и о устройстве улиц, и о хмурых, неразговорчивых кхенцах, и всём прочем, что попадалось им на глаза.
На город уже опускался закат, и Грегор с Беном сидели в одном из питейных заведений, в самой подозрительной части песчаного города. Шла неспешная беседа, их настроение было приподнятым. Не в последнюю очередь потому, что хозяин бара согласился купить дюжину ящичков из запасов Грегора.
- Ох, признаться, я немного устал, сколько мы уже с вами гуляем?
- Ну, этак одну шестую светового дня, - ответил Бен
- А можно в понятных мне единицах? Ведь уже не первый раз прошу – немного заплетающимся языком промолвил Грегор.
- Так, день – это двенадцать суток, стало быть световой день – где-то семь, вот и считай
Глаза Грегора округлились:
- Стивенсон, старый плут! – под действием алкоголя в нём часто просыпалась фамильярность, - мы что, бродим по городу больше суток?!
- Ну, как бы да.
- А я-то думаю – он упёр руки на стол, - почему это меня в сон клонит уже который час!
- Ладно-ладно, не кипятись, всё равно мне уже пора домой. – Бен приложил ладонь ко рту, как бы сообщая что-то по секрету, - меня там ждёт чудеснейшая дамочка, и увлекательная ночь с ней. Я тебе уже говорил, как податливы эти кхенки?
- Это уже четвёртый раз, как ты об этом упоминаешь. Это только так считается, что у них нет полового влечения, мужики да, сырые как калачи, но вот дамы, ужас охочи до любовных утех! – последнее предложение он произнёс низким басом, повторяя разговорную манеру Бена
- А ты мог бы и мотать на ус. Видишь вон ту, за барной стойкой? Какие формы, какая… - он начал перечисление выдающихся достоинств девушки в самых бесстыдных выражениях, - Будь я помоложе, то ух!
При мыслях о женщинах и близких отношениях с ними, Гергор тут же вспомнил Рейчел, и лицо его стало грустным. Бен это заметил, и прекратил разговор. Встав от стола, он надел свою старомодную шляпу, с широкими полями, и сказал напоследок:
- Ты со мной?
- Нет, я пожалуй еще посижу, а потом сам как-нибудь доберусь.
- Как знаешь, только осторожней на улицах, держи руку на бластере.
Спустя полчаса, Грегор уже бродил по песчаным улицам, купающимся в закатных лучах. В его голове крутились десятки разных мыслей. Так он и шёл, опустив голову, и сам не заметил, как заблудился среди абсолютно одинаковых зданий. Из забытья его вывел крик. Короткий, громкий вскрик раздался из-за угла. Гергор аккуратно заглянул за него, в его руке уже лежал бластер.
Перед ним развернулась такая вот сцена. В коротком тупике два крепких кхенца заламывали руки тощему уроженца планеты Торн. Еще один, тоже кхенец, ритмично бил его кулаком в живот. Несчастный уже не кричал, а только всхлипывал при каждом следующем ударе. Внезапно откуда-то справа раздался звучный голос:
- Кому ты продал пароли? – программа-переводчик выдала язык источника – геберский. Грегор остолбенел. Гебер – та самая цивилизация, которая уничтожила Кендор. Он вычитал это в новостной статье, во время одной из поездок на поезде. Геберцы всегда были воинственным народом, но когда они объявили войну Аклайцам, и уничтожили пять их планет, они перешли черту. Галактический Совет объявил полную аннигиляцию Гебера, их родная звезда была взорвана, как и всё звёзды их колоний, и каждый геберец теперь преследовался как особо опасный преступник. У Совета есть подобные возможности, и при крайней необходимости они могут их задействовать. Но это ничуть не успокаивало Грегора. Он помнил, что они убили Рейчел, и когда он понял что рядом геберец, его захлестнула жажда мести. Тем временем тот продолжал, всё еще не показывая своего лица:
- Коды? Вспоминаешь? Я заплатил тебе зато, чтобы ты взломал систему воздушного метро и передал мне коды аварийной остановки. Но у меня их нет. Значит, ты продал их кому-то другому?
Гергор припомнил, что жители Торна отличные математики и программисты, но он никогда слышал, чтобы они были замешаны в каком-то криминальном деле. На них всегда был спрос, и они обычно не страдали от недостатка высокооплачиваемой работы. Видимо, этому бедолаге не повезло. Он подал слабый, тонкий голос:
- Я, я – он закашлялся, - продал… - снова закашлялся
- Кому продал?
- Никому – кашель не прекращался
- Тогда где они?
- Я ничего не взломал – выпалил он, - я перевёл весь задаток свое маме! – он снова закашлялся
- Маме! – в голосе геберца слышался сарказм, - как это трогательно! Но ты не знаешь, что кроме залога я дал тебе еще кое-что. Подумай, почему это вдруг ты так часто кашляешь?
Худощавый торнец с ужасом поднял глаза.
- Это такой особый вирус, он не имеет вкуса и отлично смешивается с любыми напитками, и провоцирует приступы кашля. Их интенсивность увеличивается со временем, и в конце концов жертва попросту задыхается. В качестве оплаты за роботу я планировал дать тебе противоядие, но ты не справился, а потому…
Перед торнцем на пол упал и разбился маленький стеклянный флакончик. Его содержимое быстро впиталось в утоптанный песчаник.
- Отпустите его, через несколько минут он и так умрёт. – тот упал на колени, и зашёлся в ужасном приступе кашля, наконец ему было уже неоткуда было брать воздух, и его бездыханное тело распласталось по земле, - Отнесёте его домой и уложите на кровать, чтобы всё выглядело естественно. А мне еще предстоит выполнить дело. На этот раз по старинке.
Все трое кхенцев синхронно проговорили:
- Слушаемся, мастер Бобо.
«Теперь я знаю, как его зовут, какое забавное имя» - подметил Грегор.
Тем временем Бобо вышел из темноты, и его стало возможно рассмотреть. Большой, лысый, мускулисты, с бледной кожей, как и все геберцы. Примечательной деталью было отсутствие левого глаза, вместо него было нечто металлическое, закреплённое повязкой. Он уверенным шагом направился в сторону Грегора. Он спрятался за угол, и прижался к стене. Бобо прошагал буквально в метре от него, не обратив на него внимания. Гергор мог бы прямо сейчас выстрелить в него из бластера, но что-то остановило его. Ему хотелось проследить за ним, и узнать что он замышляет.
Прячась за углами и неровностями зданий, он шёл за Бобо, не выпуская его из виду. Ему еще никогда не приходилось шпионить за кем то, но судя по всему, у него неплохо получалось. Через несколько минут он понял куда направлялся Бобо. Он шёл прямиком на ближайшую станцию воздушного метро. « Надо его остановить!» - решил Грегор, и уже не скрываясь погнался за ним. Но тот словно бы почувствовал это, и тоже побежал. Тщетно пытался он угнется за ним, усталость и высокая гравитация работали против него. Он несколько раз выстрелил из бластера, что-то громко крикнул. Но Бобо продолжал убегать, и Грегору приходилось нагонять. Только когда они подбегали к станции, до него дошло, почему он не остановился и не убил его. Он спешил на поезд, который как раз подходил к станции.
Насколько мог быстро, Грегор забежал по лестнице на платформу. И уже готов был кричать «разойдись» и «тревога» как увидел несколько тел, прожженных выстрелами из бластера, и Бобо, заскакивающего в один из вагонов в носу поезда. Двери начали, закрывается, и Гергор не задумываюсь запрыгнул в последний вагон.
Как только поезд начал движение, Грегор пошёл вперёд по вагонам, с бластром на вытянутой руке, говоря всем пассажирам что он агент спецкорпуса галактической полиции. Все охали и кричали, но уступали ему дорогу. Наконец он дошёл до первого дверей в первый вагон, и, сделав глубокий вдох и выдох, открыл их. Перед ним открылась ужасная картина. Все пассажиры, а их было около двадцати, были мертвы. Тела лежали в беспорядке на сиденьях и на полу, всё было залито кровью. Грегора замутило, и он пошатнулся. К горлу подступала тошнота. В конце вагона стоял Бобо, и прилаживал на полу какую-то коробку. Когда он встал и развернулся, Герор понял что это была бомба с часовым механизмом, очень старой, допотопной конструкции, но от этого не менее разрушительная. На циферблате было 37 секунд, и они продолжали убывать.
- Человек, неужели ты надеялся остановить меня? – его слова текли мучительно долго, - Тебе этого не остановить. Тем более что через, - он обернулся и посмотрел на цифры, - 15 секунд ты умрёшь.
- Ты тоже! – с вызовом воскликнул Грегор
- Не думаю, - Бобо усмехнулся жуткой ухмылкой, - обернись!
Он порывисто обернулся, но ничего не увидел, зато когда он развернулся назад, то заметил как проклятый геберец выпрыгивает в только что простреленное окно. На циферблате было уже пять секунд, и Грегор кинулся назад в предыдущий вагон. Но как только он открыл двери и вошёл в предбанник между вагонами, и уже готов был бежать дальше, за его спиной прогремел взрыв и еще до удара о землю сознание Грегора провалилось в тьму.

1 комментарий