Стрим-центр20 в эфире
[60 FPS] Червяки вернулись! 18+ ssmrandy стримит Gaming Talk Shows
Overwatch | PC | 21:9 Ch-Play | Life&Games
Приключения продолжаются pavligg стримит Grand Theft Auto: Vice City
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

9 14 1048
7 мин.

Добрый день. Перед вами очередное продолжение рассказа, начатого мной для конкурса КосмоКаНоБу. С первой и второй ча ...

Добрый день. Перед вами очередное продолжение рассказа, начатого мной для конкурса КосмоКаНоБу. С первой и второй ча ... - Изображение 1
Добрый день. Перед вами очередное продолжение рассказа, начатого мной для конкурса КосмоКаНоБу. С первой и второй ча ... - Изображение 2

Добрый день. Перед вами очередное продолжение рассказа, начатого мной для конкурса КосмоКаНоБу. С первой и второй частью можно ознакомиться здесь: http://kanobu.ru/blog/vojna-za-evropu-na-konkurs-kosmokanobu-353276/ http://kanobu.ru/blog/vojna-za-evropu-prodolzhenie-353483/

***
Семенов битый час не мог уснуть. Укутанный под несколькими одеялами, он все никак не мог согреться, и каждый раз, когда он, казалось, наконец-то принимал относительно удобное положение и чувствовал приближение сна, мысли о Пети стальными иглами пронзали его сознание. Он не мог отогнать от себя страх. Тишина сжимала в своих лапах голову доктора, и он слышал как сердце, гулко выстукивающее секунды где-то далеко и глубоко, билось все быстрее, а дыхание послушно вторило ему. «Что дальше?» - подумал Семенов. И эта мысль, если такое вообще возможно, прозвучала в его голове не как шепот собственного голоса, а как крик его жены, уносимой в пустоту живым морем Европы. Сама планета, казалось, раскрыла пасть и протягивала к нему свои бесконечные щупальца, пытаясь схватить Семенова и сожрать его. И в тот момент, когда руки и ноги доктора были обездвижены переплетениями этих уродливых щупалец, в тот момент, когда он уже слышал радостное рычание, изрыгаемое торжествующим монстром, из пасти чудовища навстречу Семенову сделала шаг его жена, Пети. Они смотрела прямо на него и улыбалась.
- Антон! Проснись, Антон. У меня есть идея! Я знаю что делать!
- Харкнесс, это ты?
- Извини, что разбудил тебя. Это было не так-то просто, но дело не терпит отлагательств. Я придумал, как нам бороться с октофалами.
- Ты серьезно? – поморщился Семенов.
- Ну, ты же понимаешь, что все лишь в теории, и пока мы не поймаем живую особь, ни о каких результатах не может быть и речи. Но это наш единственный шанс выжить.
- Пять минут, Джон.
- Да-да, конечно. Я буду ждать тебя в лаборатории?
- Хорошо.
Семенов впервые за многие дни увидел в зеркале тусклое подобие улыбки, при мысли о том, что ему больше не придется заставлять себя уснуть. Что же касается идей Харкнесса – то он просто не хотел ждать от коллеги слишком многого. Семенову хватило бы всего одной плохой новости, чтобы потерять себя окончательно. Холодная вода крупными каплями падала с лица доктора, унося за собой его последнее тепло. Бриться не было никакого желания – борода уже стала неотъемлемой частью каждого, кто жил на базе. По какой-то нелепой случайности вместо ящика со станками для бритья, «Варяг» прислал им лишний контейнер с металлическими кружками. Зато теперь весь мужской персонал Базы полностью оправдывал боевое название их крейсера.
- Что ты придумал? – спросил Семенов, едва успев зайти в лабораторию.
- Смотри. Всем известно, что любое разумное существо, живущее во взаимодействии с другими существами – а октофалы именно такие – всегда имеет средства для общения. Это не обязательно должны быть звуковые колебания как у людей – иногда это жесты, химические реакции, свет или цвет. Но без общения разум развиться не может – люди должны были уметь обмениваться полученным опытом и знаниями, чтобы цивилизация смогла развиваться. Любые животные Земли, которых мы когда-либо нарекали разумными, умели общаться – слоны, дельфины, вороны, муравьи, осьминоги.
- Как общаются осьминоги? Теоретически, это может нам помочь.
- Я как раз об этом и говорю! Земные осьминоги, каракатицы или кальмары развивались примерно в таких же условиях, что и октофалы – вода, давление, жабры, мозг и кровеносная система… Конечно, это совершенно разные существа, но мы можем проводить какие-то аналогии. Самый удобный способ общения под водой – это звуковые колебания. В водной среде звук распространяется на поразительные расстояния с поразительной скоростью – около 1500 метров в секунду. Что интереснее, с повышением давления на глубине – увеличивается и скорость распространения звука. Земные моллюски общаются посредством нескольких систем. Во-первых, они меняют цвет кожи – но для наших соседей по планете жесткий экзоскелет отсекает любую возможность для подобной коммуникации. Но, во-вторых, - что гораздо важнее для нас – они могут воспринимать звуки примерно той же частоты, что и люди. Иногда, чуть ниже – то есть инфразвук.
- Спасибо за лекцию, - зевнул Семенов, - это все, конечно, очень интересно, но нам-то это чем поможет?
- Тебе как врачу должно быть известно, - с непрекращающимся энтузиазмом говорил Харкнесс, - что инфразвук определенных частот может оказывать влияние на людей и животных. Проводились опыты, в которых звук с частотой 8 Гц, 120 Дб вызывал необратимые повреждения мозга у крыс. Инфразвуковое оружие даже использовалось в военных целях в реальных полевых условиях.
- То есть ты предлагаешь построить инфразвуковое оружие? – удивился Семенов.
- Почему бы и нет? Мы не можем пробить их скелет. У нас нет взрывчатки, чтобы уничтожать их массово. Возможно, нам даже не придется их убивать. Мы можем просто отпугивать их от мест добычи руды, или от Базы. Этого будет достаточно.
- Да, но как мы узнаем, какая именно частота будет отпугивать октофалов?
- А здесь, мой друг, мне и нужна твоя помощь. Ты должен убедить Мейера отпустить нас на место контакта для проверки опытного образца.
- Ты понимаешь насколько это опасно? Что если твое оружие не сработает? Что если кто-то погибнет? Что если мы сами пострадаем от инфразвука?
- Это огромный риск. Но у нас нет другого выхода.
- Это же взято с потолка! Никаких подтверждений, что даже в теории твои догадки окажутся верны.
- Антон, это наш единственный шанс. Кислород заканчивается. Нам нужна руда для купола.
- Ты знаешь про «Варяг»?
- Вся База об этом знает. Мы должны что-то сделать. Мы должны пойти на отчаянные меры. Нет времени ждать.
- Хорошо. Я поговорю с Беном. Но у меня есть одно условие.
- Какое?
- Я пойду с вами.
***

***
На дне было темно и холодно. Костюмы для подводного перемещения были выполнены из митрила - особого сплава, разработанного еще на поверхности Земли перед Большим Затоплением. Сплав был крайне прочным и без труда выдерживал огромное давление океана Европы. В то же время, костюм был все-таки костюмом, а не подводной лодкой в форме человека. В нем можно было двигаться относительно быстро благодаря отличной гидравлике и системе микродвигателей. Шлем представлял собой полностью закрытый митриловый шар. Никакого стекла или иллюминаторов – только камеры и несколько экранов на внутренней поверхности шлема, дающих полные 360 градусов обзора, помимо геолокационной информации, температурного сканера и полной статистики о состоянии всех систем жизнедеятельности дайвера – так по традиции называли пилотов этих ходячих крепостей. Механические руки, как правило, всегда были оснащены глубоководным автоматом небольшого калибра и точечными манипуляторами для работы. При необходимости, одна из механических рук полностью заменялась боевой установкой – «дастером». Это словечко из сленга дайверов было обязано своей популярностью минигану, который был способен превратить в пыль небольшую скалу, не говоря уже о каком-то живом существе. Младший приятель дастера – подствольный гранатомет – решал более крупные проблемы. Вершиной этого гимна смерти был 40 сантиметровый ржавый штык. Конечно, ржавчина была не настоящей. Это было лишь железное напыление. Дайверы специально придумали это украшение. Кто-то считал, что это делалось для того, чтобы потенциальный враг получал заражение крови при малейшем контакте со штыком. Кто-то видел в этом ту красоту, которая всегда была присуща оружию, несущему смерть. Другие же знали, - что штык был своеобразным знаком доблести. Только настоящему вояке, выпустившему всю, практически бесконечную ленту минигана во врага и опустошившему подствольник, мог понадобиться штык. Не многие успевали дожить до этого момента. А ржавый штык, очевидно, был доказательством того, что его владелец успел применить оружие для того, чтобы закончить не один десяток несчастных жизней.
Семенов смотрел на штык Вальжана – младшего сержанта, которого Мейер приставил к нему в качестве охраны – и невольно морщился от отвращения. Он был доктором, который спасал жизни, а не отбирал их. Семенов был рад, что это варварское оружие никогда не применялось на его родном Марсе. Кто-то говорил, что на Земле все еще находились люди, которые умудрялись воевать и проливать кровь, которая быстро исчезала, смешиваясь с солеными водами океана.
- Мы приближаемся, - произнес Харкнесс по рации. – Тут, все-таки, красиво.
Семенов посмотрел на мониторы. Ту часть дна Европы, которая была освещена небывалой мощности прожекторами, действительно можно было назвать красивой. Повсюду росли губки и кораллы небывалой формы и расцветок. Люминисцирующие медузы поспешно прятались от света, словно не желая делиться своей властью над тьмой. Этот холодный мир был полон жизни.
- Так. Где-то здесь должен быть генератор. Ван-Чи говорил, что освещение места было нетронуто взрывом. Фонари по периметру раскопа все еще должны функционировать… Готово!
Если до этого, лишь несколько освещенных метров дна произвели на Семенова неизгладимое впечатление, заставив его восхищаться красотой этой опасной планеты, то теперь его чувство прекрасного способно было ощутить те же самые эмоции, усиленные многократно.
- Какая красота! – восторженно произнес Харкнесс.
- Не отвлекайтесь, доктор, - строго сказал Вальжан. Включайте вашу пушку и давайте поскорее уберемся отсюда.
- Я буду рядом, - сказал Семенов, удаляясь от генератора.
- Доктор, - прорычал Вальжан. – Я знаю, что командуете здесь вы. Но помните. Это чертовски опасное место.
- Я помню, - отмахнулся Семенов.
Не успел он сделать и нескольких шагов, как вдруг, заметил то, ради чего он и отправился на эту рискованную прогулку. Впереди, всего в нескольких метрах от него, завис живой октофал. Его щупальца грациозно двигались, поддерживая удлиненное туловище вертикально, относительно морского дна. Семенов замер. Октофал также не менял положения.
- Прочь! – раздалось по рации. Это кричал Вальжан. Октофал молниеносно скрылся из виду, оставив за собой медленно расплывающееся чернильное пятно. Существо не могло слышать переговоров, но оно явно способно было заметить несущуюся навстречу ему смертоносную машину.
- Он уплыл? – спросил Вальжан.
- Кажется да.
- Я готов, - объявил Харкнесс.
- Подожди, - сказал Семенов. Тут что-то есть.
Доктор сделал несколько шагов вперед, пытаясь разогнать руками чернильное пятно, оставленное октофалом. На дне перед Семеновым лежало что-то странное. Объект, казалось, сделанный из стекла, имел сигарообразную форму, пару метров в высоту и около полуметра в ширину, и смиренно покоился на морском дне. Семенов нагнулся, чтобы в последних парах чернил увидеть то, что так часто снилось ему в кошмарах. Сквозь толстые, но прозрачные стенки кокона, - а другого слова Семенов не нашел, - была едва различима человеческая фигура. Семенов настроил оптику шлема и издал истошный крик. Пети смотрела прямо на него и улыбалась.
***

14 комментариев