Стрим-центр8 в эфире
Fable Anniversary, часть 2 ripper_and стримит Fable Anniversary
Утренний ранговый Overwatch. День #12 orels1 стримит Overwatch
R U T I N A Sacur_Tantalus стримит Path of Exile
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

0 0 429
7 мин.

Марко Панеро, внебрачный сын сицилийского дона и английской туристки, провел свое детство за книгой и молитвой, как ...

Марко Панеро, внебрачный сын сицилийского дона и английской туристки, провел свое детство за книгой и молитвой, как и положено прилежному ученику пожелавшей остаться неназванной духовной семинарии. От отца ему достались живой ум и твердый характер, от матери - сострадающий взгляд и нордический профиль. Быть может его даже взяли бы в школу для одаренных детей. Но дон Винченцо Кателлини был слишком широко известен в узких кругах, чтобы мальчик мог себе позволить роскошь беззаботного детства.
До 12 лет юный Марко постигал науки и Закон Божий. Будучи способным учеником и всяческой отрадой местного прихода, он стал местным символом праведной жизни. Обычный день в семинарии, как правило, начинался с подъема в 6 утра, зарядки, молитвы и нехитрого завтрака. В полдень кончались занятия, и у притомившихся послушников было время перевести дух и насытить тело. Затем до самого вечера ученики занимались хозяйством: кто возделывал местные грядки (а, надо сказать, местная кухня славилась на всю округу своими простыми, но очень вкусными блюдами), кто подлатывал вечноподтекающую крышу, кто тайком забивался в сарайчике, чтобы подарить себе лишних пару часов сна.
День своего 12-летия Марко ждал с особенной радостью. Ведь к нему наконец должен был приехать отец, которого он видел всего несколько раз в жизни. Мелодичный баритон в трубке сказал, что жизнь мальчика скоро изменится к лучшему, и скоро они будут вместе. Навсегда. Вычистив свою комнатушку до блеска и надев свежевыглаженную форму, он вышел во двор. Строгая лаконичная одежда придавала и без того серьезному и осмысленному лицу Марко ту ауру носителя Слова Божия, которая заставляла даже местных пьянчуг креститься и думать о душе.
Вдали у ворот зоркий глаз юнца поймал высокую фигуру широкоплечего мужчины в костюме-тройке. Папа! Никогда Марко еще не бегал стометровку так быстро. Запыхавшийся не столько от преодоленной дистанции, сколько от избытка чувств, мальчик крепко обнял отца. Кровавый убийца, взяточник, один из самых влиятельных боссов сицилийской мафии, Винченцо Кателлини был сейчас просто отцом, нежно укрывшим своими объятиями свое самое дорогое сокровище. Все, что осталось ему в память от любимой Элен, после того, как ОНИ нашли ее... Теперь он не допустит такой ошибки. Он увезет Марко в Америку, где прочно обосновалась семья Кателлини. Уж там-то мальчик будет в полной безопасности.
Обернувшись, Винченцо увидел своих телохранителей Антонио и Маттео стоящими со сконфуженными лицами и направленными на него пистолетами. Старый мафиозо все понял, но для проформы задал вопрос.
- Господа, я так понимаю, вы продались этой змее Корнелио? Можете убить меня, но мальчика не трогайте. Он ничего ему не сделал.
- Простите, босс... Но он - наследник семьи... Его придется тоже...
Маленькому Марко казалось, что он стоит посреди сна, страшного сна, который сейчас кончится, он проснется и окажется у себя в кровати в том самом дне, когда должен приехать его папа. И он начал делать единственное, что ему оставалось - молиться. Не по годам сильный голос пронизывал мерзкую сущность двух предателей, напоминая о великом грехе. Винченцо воспользовался моментом замешательства. Оттолкнув сына в кусты, он выбил пистолет из рук Антонио и бросился на растерянного Маттео. Завязалась борьба. Находящийся в безумной ярости отца, защищающего свое чадо, Винченцо буквально Выгрыз кадык из горла Маттео. Но слабеющая рука успела нажать на курок. Винченцо почувствовал резкую боль в правом боку. Опытный убица понял - попало в печень, и осталось ему недолго. Вид кровавой драки сильно испугал неопытного Антонио, и тот скоропостижно и победоносно сбежал.
Кровь текла из правого бока, но черный линкольн, привезенный из Америки двоюродным братом, Алессандро Панеро, мчался к родовому поместью Кателлини. Несчастный Марко впервые увидел жизнь, о какой ему не рассказывали в семинарии. Жизнь, полную жестокости и предательства. Грязных денег, дешевых шлюх и дорогих лимузинов. Взволнованная прислуга осторожно втащила раненого в дом, но было уже поздно: Винченцо бредил в предсмертной горячке.
- Америка... Лос Сантос... мальчика... отвезите... брат... не даст...
Глаза его закатились, рука в последней судороге сжала руку Марко, все это время сидевшего рядом и пребывавшего в полной прострации. Он до последнего надеялся, что это была просто шутка, плохая шутка. Сейчас папа откроет глаза, стряхнет с одежды кетчуп и скажет, что это все было понарошку, просто спектакль. Он еще не знал, что жизнь в своем трагифарсе подготовила для него главную роль.
Не успели последние горсти земли скрыть гроб в могиле отца, а Марко уже летел в Америку к дяде. Алессандро оформил ему документы на свою фамилию, отчего известный нам герой и приобрел свое нынешнее именование.
В аэропорту мальчика встретил добродушный толстый итальянец в традиционном деловом костюме.
- Привет, парень! Твой дядя попросил меня заехать за тобой. У него есть неотложные дела. Он очень извиняется и обещает навестить тебя так скоро, как только сможет.
В окнах большого автомобиля, такого же большого и грузного, как его водитель, проносились невиданные пейзажи. Марко ехал мимо стройных рядов пальм, пляжей, неприлично одетых женщин и высоченных небоскребов. Мимо дома на 58 улице, где делал свой последний вздох, убитый конкурирующей семьей Алессандро.
Та же участь ждала бы и Марко, доберись он благополучно до места назначения. Путь к привычному месту казни, Витторио Строззи, он же Толстый Вито, решил срезать через печально известный "черный" район. В семейном ресторане его ждал обильный вкусный ужин, и он хотел успеть съесть его горячим.
Если ваш ангел-хранитель выглядит как небесный рыцарь о шести крылах, то у Марко их было три, они были злыми, они были в масках, с двумя пистолетами наперевес.
- Эй, макароны! Вылазь из тачки, пока брюхо цело! Братэлло, ты глухой чтоль?
Толстый Вито был опытным убийцей. И несколько бандитов, окруживших его в столь некстати образовавшемся тупичке, его нисколько не пугали. Приобретенная беспечность губит опытных электриков и штатных головорезов итальянских мафиозных семей. Вито открыл дверь и медленно засунул руку за пазуху. Что-то подсказало парням, что огромный итальянец отсидевшей наружности во внутреннем кармане хранит явно не кошелек. В одну секунду в теле Вито образовалось столько дырок, что при желании через него можно было бы отбрасывать спагетти, которые сейчас готовились по его любимому рецепту в 10 милях отсюда.
- Пацаны! Охренеть! Это же снежок! В костюме священника епта! Не знаю как вам, а мне его убивать что-то стремно. Давайте отвезем его отцу Изекиилю, а там он пусть дальше смотрит, что с ним делать.
Шикарный седан незыблемым и горделивым кораблем рассекал окружающее море нищеты, оставляя позади ветхие дома, темные дворы и разбитые надежды. Остановившись у многократно залатанной церквушки, парни повели шокированного уже в который раз мальчика внутрь.
- Отец Изекииль! - пытался докричаться до кого-то один из парней.- Мы тут, в общем, пацаненка нашли. В вашенском.
В конце зала, склонившись над кафедрой, стоял отец Изекииль.
Высокий чернокожий мужчина 40 лет оторвал взгляд от священного писания и выпрямился. Строгая одежда священника подчеркивала его военную выправку, а шрамы на лице говорили о не одной пройденной горячей точке. Отец Изекииль, в миру отставной майор морской пехоты Джеймс Грин, пользовался в районе большим уважением. Не столько благодаря способности за секунду сломать несколько костей или попасть в яблочко с огромной дистанции, сколько его природному благородству и чести, что в суровых условиях гетто являлось непозволительной роскошью. Многие ищут в этой церкви защиты. И не только у Бога.
- Здравствуй, дитя. Что привело тебя в наши края?
- Я приехоль сюда к мой дядя. - ответил Марко с жутким итальянским акцентом.
- На тебе одежда священника.. Ты учился в семинарии, так? - как можно медленнее и доходчивее говорил Изекииль.
- Да, сэр. Я был пел в хоре...
- Ты пел в хоре? Это хорошо. Можешь напеть что-нибудь?
- Я... постараюсь...
И он запел Ave Maria. Нежный, но в то же время такой сильный юношеский голос заполнял каждый уголок большого зала, отражаясь в старых церковных стенах и измученных сердцах. Парни натянули козырьки пониже. Ведь настоящие мужики никогда не плачут. Перед глазами отца Изекииля предстали его любимая жена и дочка, которых забрала автокатастрофа, пока он в очередной раз защищал американскую безопасность в далекой тропической стране.
- Господь услышал мои молитвы! Нашему хору как раз нужен такой человек! Будешь жить здесь. А там посмотрим, куда можно тебя определить.
Для Марко началась новая, полная смысла жизнь. Он пел в хоре и воодушевлял прихожан; помогал по хозяйству старикам и приглядывал за малышами. Отец Изекииль, несмотря на миролюбие, настоял, чтобы Марко обучился у него рукопашному бою и навыкам стрельбы. Добро должно быть с кулаками, пояснял он. Особенно дружил Марко с чернокожим мальчиком по имени Майкл. К совершеннолетию Марко получил гражданство и пошел служить в армию, как и его "приемный отец". Был награжден "Пурпурным сердцем" за полученные ранения. Когда во время рейда его отряд попал в засаду, многих убили, многих ранили. Марко пуля угодила в легкое, но он держался до самого прихода подкрепления, чем и спас весь отряд. По состоянию здоровья, уже героем, был комиссован.
Но вернулся он лишь для того, чтобы прийти на обуглившийся остов старой церквушки. В этот момент он испытал ужас, впервые с того момента, как он еще маленьким мальчиком сжимал ослабевающую руку умирающего отца. Не помня себя, он помчался на квартиру к Майклу. Новые жильцы пробурчали что-то вроде "бандюган твой Майкл.. у шлюх каких-нибудь поди болтается".
В те дни, пока Марко искал своего друга по местным барам, притонам, борделям, ночлежкам, в его душе что-то умерло. Грязные облеванные наркоманы, размалеванные шлюхи, барыги, сулящие бычий кайф - все это смешалось в один большой калейдоскоп мерзости, которая как кислота, выжигает любые зачатки добродетели, к которым прикоснется. Майкла он нашел спустя неделю. Нашел среди трупов пытавших его рэкетиров из соседнего района. Они и понять толком ничего не успели.
От Майкла он узнал, что два года назад какие-то итальяшки приезжали в церковь к отцу Изекиилю. Вышли они оттуда в бешенстве, подогреваемые крепкими тумаками святого отца. Следующей ночью церковь сгорела. Майор Грин погиб от упавшей на него балки...
Снова Марко потерял все. Нового отца, новых друзей, новый смысл жизни. У теперь уже матерого ветерана, но в душе все того же мальчика, осталась единственная ниточка, что удерживала его над пропастью безумия - единственный друг Майкл. И теперь он будет поддерживать его во всех начинаниях, какими бы они ни были.

Марко Панеро - идеальный боец. Он умен, обладает великолепными боевыми и тактическими навыками. Также он может вести разведку, используя "социальный стелс" облачаясь в костюм священника. Владеет всеми видами оружия, водит все виды транспорта. В какой бы роли не выступал на задании Марко, его напарники знают - их спины надежно прикрыты.

Нет комментариев