Стрим-центр1 в эфире
TRAP bekugrap стримит Dota 2
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

1 4 512
9 мин.

Российская империя. 1917 год. Император Николай Второй отрекся от власти в пользу своего брата, Великого князя Михаи ...

Российская империя. 1917 год. Император Николай Второй отрекся от власти в пользу своего брата, Великого князя Михаи ... - Изображение 1

Российская империя. 1917 год. Император Николай Второй отрекся от власти в пользу своего брата, Великого князя Михаила. Михаил не готов взять на себя ответственность управлять огромной страной, раздираемой внутренними волнениями и терпящей поражения в столкновениях с Тройственным союзом. Вторая по величине империя того времени окунулась во мрак...

***

Уже смеркалось, а продолжавшаяся весь день вьюга даже не думала униматься. Огромные сугробы окружали дома, заборы, даже людей, которые простояли весь день в хлебных очередях. Кто-то уже нашел себе уютную постель под слоем снега. Ледяное спокойствие, вместо старого грубого хлеба — отличный обмен.

Николай целый день наблюдал за городом. Ни одного ассасина за месяц. Все как будто вымерли. Правда и раньше членов братства было немного в столице. Россия оказалась слишком большой и холодной, как для ассасинов, так и для тамплиеров.

И все же Николай чувствовал, что он остался один. Ни попыток выйти с ним на связь, ни, тем более, заданий. Но все же каждый день Николай обходил весь город. Зима — лучшее время для работы, несмотря на холод. Белый костюм идеально скрывал ассасина среди непролазных сугробов. В это смутное время никто не будет чистить улицы.

Николай собирался домой. На обратном пути надо посетить небольшую булочную на набережной. Говорят, что ее хозяин все же смог выпытать секреты выпечки у знаменитого Филиппова. Но Николая больше привлекало то, что там можно было получить хлеб. Да, по карточке, но главное, без очереди. Толстоватый булочник был в долгу перед Николаем, спасшим его дело в далеком 1905, во время погромов тогда еще Петербурга. Тогда же Николай узнал, что имеет отношение к братству Ассасинов, но это было уже не дело булочника.

Путь был близким: пройти по крышам до конца улицы, спрыгнуть в проулок, пересечь несколько обветшалых лачуг с трактиром и вот он, выход на набережную. Второй дом слева — это и есть цель ассасина.

Николай выпрямился и вдохнул поглубже морозный сухой воздух. Вьюга мела ему прямо в лица. Прыжок, и ассасин оказался на крыше соседнего дома. Бегом! Снег словно взрывался в тех местах, куда наступал Николай, разлетаясь мелкой пылью во все стороны. Ноги сами бежали в нужном направлении, перепрыгивая мусор на крышах и пустое пространство между ними. Вот уже и лачуги. Еще прыжок, и белый силуэт приземлился на землю, моментально исчезнув в снежном облаке.

Бах.

Что-то упало. Николай обернулся и выругался. Его винтовка лежала под его ногами. Ремень не выдержал очередного прыжка и порвался. Ассасин нежно поднял свое оружие и осмотрел. Внешне не пострадала, а детальный осмотр придется отложить.

Теперь нельзя спешить. Даже в это неспокойное время человек с оружием, бегущий по улицам вызывает подозрения. Еще сотня метров и можно будет согреться и перекусить.

Николай быстрыми шагами направился в нужную сторону. Возле трактира кто-то стоя, кто-то сидя, кто-то уже совсем охмелев, веселились матросы. Вседозволенность, чувство безнаказанности развратило армию, а больше всего тех, кто был в городских гарнизонах. Обнаглевший матросы грабили людей и целыми днями согревали свои тела в трактирах, пивнушках и прочих злачных местах.

- Эй, беленький, куда так спешишь? - раздался сзади пьяный голос. - Не хочешь выпить за революцию? А может ты контра?
Раздался дурной задурманенный смех, но Николай не обращал ни на кого внимания. Осталось совсем чуть-чуть...

Бах.

Раздался выстрел.

- Ты глухой что ли? Мы к тебе обращаемся, по-дружески. Предлагаем выпить за славное дело. Давай сюда, а то сейчас мы тебя в расход, как противника революции.

Николай резко остановился. Он видел, как пуля пролетела мимо и выбила из стены напротив. До выхода на набережную оставалось метров двадцать. Не успеть.

Ассасин развернулся. Его лицо осталось скрыто под капюшоном. Пьяные красные лица матросов, напротив, светились словно фонари на улицах в довоенное время. Один из них действительно держал у некрепких руках дымившийся револьвер.

- Давай, подходи, не бойся, не убьем. Может покалечим, но жить будешь, - проскочила очередная шутка, и матросы захлебнулись смехом.

Николай не хотел применять силу. Это вызовет гнев матросов, не этих, они будут мертвы, а остальных. Начнутся погромы, обыски. Они разнесут весь квартал в тупом порыве ярости. А терять такую удобную булочную было бы накладно. Осталось надеяться на мирный исход...

- Какая интересная винтовка, - злорадно ухмыльнулся ближайший к Николаю матрос. - Наверно бьет белке в глаз со ста шагов. А ведь я знатный охотник. Как демаешь, друг, почему бы тебе не поделиться этой винтовочкой? Мы служилые, ты городской. Мы обеспечиваем твою безопасность, а ты должен всячески содействовать нам. Сложное время, как никак.

Матрос сделал шаг вперед и вытянул руку, предвкушая получение очередного мародерского трофея. И это была последняя капля. Шесть матросов вокруг, один с уже опушенным револьвером, у другого ружье висело за спиной. Остальные безоружны, винтовки лежали у стены трактира. И еще поправка на общую степень их опьянения... Пришло время действия.

Бах.

И вот уже ружье, которое, казалось, покорно отдавалось матросу, выплюнуло свинец, превратив с помощью пули дум-дум грудь человека в кровавое месиво. Осталось еще четыре патрона в самозаряжающемся орудии смерти. Следующей целью стал матрос с револьвером Он даже не успел понять, почему его товарищ судорожно дернулся, когда и его коснулось леденящее дыхание смерти. Та же судьба ждала революционера с ружьем, успевшем только подумать о оружии перед смертью.

Оставшиеся «смельчаки» бросились к винтовкам. Но пули оказались быстрее, и уже два бездыханных тела оказались брошены своими владельцами, отправившимися на встречу к своим мертвым товарищам.

Все, заряды вышли и разъяренный дух зверя, заключенный в оружии ассасина смилостивился, принял обильную кровавую жертву. Но только один сможет уйти сегодня из злополучного переулка перед мостовой.

Николай привычным движением довернул ствол винтовки. В прикладе находился потайной пистолет, рассчитанный на один выстрел, столь необходимый в эту минуту. Осталось только откинуть механизм...

Заклинило. Сквозь снег, налипший на винтовку, ассасин заметил, что прокат, обеспечивающий смешение ствола, погнулся от падения, и надежда на дополнительный выстрел обернулась ловушкой.

Но каждый ассасин имел несколько клинков, которые не один раз спасали ему жизнь. Теперь и Николай потянулся к небольшому ножичку на поясе...

Но рука остановилась на полпути. Взгляд ассасина застыл на оставшемся матросе. Промедление с винтовкой кардинально изменило расклад сил. Жертва превратилась в охотника: матрос успел добежать до своего ружья, и теперь его глаза, еще несколько секунд назад светившиеся отчаянием, а теперь наполнившийся кровью, впивались в белый капюшон на голове Николая.

- Сдохни, сука...

Бах

И голова матроса разлетелась как картечный снаряд. Его тело по инерции отклонилось в сторону и сползло по стене трактира.

Но Николай уже повернул голову налево, туда, где сквозь думку порохового выстрела начала проявлять еще одна фигура в белом плаще...

***

Маленькая комната, низкие потолки. Обычное убежище ассасина. Но в во всем можно найти положительные стороны: выход на крышу и отсутствие соседей на этаже, превращают неприглядное место в желанный дом.

Николай устало сидел в углу, облокотившись на стол и завершая свою скудную трапезу. День оказался насыщенным, даже слишком. Смерть успела занести свою косу над его головой, но затем одумалась и пощадила.

Его спасли, значит братство не забыло его. Или он сильно понадобился братству. Но интереснее спаситель. Этого ассасина Николай знал давно, можно сказать с рождения. Правда, тогда он не догадывался, что рядом с ним ассасин, а пятнадцать лет назад они расстались. Как думал Николай, навсегда... Спаситель стоял напротив. Пришло время узнать всю правду.

-Я думал ты умер, отец, - начал Николай. - Пятнадцать лет каторги убивают любого.

-Убивают, но кто сказал, что я был на каторге? Совершить побег, когда тебя охраняют два усталых безразличных конвоира, что может быть проще? Тем более для ассасина.

-Так где ты был все это время?

-Скрывался. До отречения царя я числился в беглых. Теперь все беглые, в это время. Я уехал на юг, к Черном морю. Затем переправился в Османскую империю. Я ехал в Иерусалим, мне предстояло многое узнать.

Видишь, что сейчас творится? Здесь по крайней мере? А теперь представь, что весь мир в таком положении. Германия воюет на два фронта, более того Австро-Венгрия давно бы вышла из союза. Франция тоже устала от окопной войны. Войне скоро конец, но она не закончится, она перейдет в новую стадию. Падение монархии в России — это только шаг в будущий мир.

Я прибыл в Иерусалим в самое напряженное время. Ассасины всех стран собрались обсудить проблемы мира. К сожалению, многие члены братства пали во время первой революции. Поэтому меня выбрали представителем Российской империи, хотя я и не имел на это прав. Уже тогда стало ясно, что тамплиеры задумали глобальные изменения. Они хотели перевернуть весь мир. Каждый год мы узнавали все больше и больше. Тамплиеры организовали два мировых союза, Тройственный и Антанту. Они поделили мир на две части, чтобы столкнуть их и построить из обломков новый мир.

А затем случилось непредвиденное. Провокация. Гаврило Принцип убил австрийского эрцгерцога и в этом обвинили ассасинов. Начались гонения, многие не смогли уйти. Братство потеряла свои лучшие силы и не смогло ничего противопоставить тамплиерам, которые только того и желали. Они смогли развязать войну без всякого сопротивления с нашей стороны.

А теперь они хотят ее завершить. Но мы не знаем, как именно. Мы смогли восстановить свои силы, но инициатива была потеряна.

Но не все потеряно. Удалось узнать, что скоро орден совершит последний шаг. И мы знаем точное время и некоторые имена. Мы попробуем нанести удар первыми, хотя я не знаю, что мы пытаемся остановить.

Поэтому я здесь. У нас осталось слишком мало людей и каждый на счету. Я предлагаю тебе одну из важнейших целей. Подумай, сможешь ли ты справиться. Я наблюдал за тобой несколько дней и видел, что ты отлично подготовлен. Но я могу указать другую, менее важную цель...

-Нет, я готов.

-Отлично, через несколько дней я найду тебя снова. Тогда я расскажу детали. А теперь мне нужно идти, я должен навестить всех членов братства.

Ассасин открыл окно. Еще мгновение, и он исчезнет во мраке.

-Подожди. Ты сказал что наблюдал за мной несколько дней Но я тебя даже не заметил. Где ты скрывался от моего взгляда?

-Николай, я всегда тебе говорил, что всегда найдутся люди, выше тебя. Ты смотрел вниз, на улицы, высматривал лица людей. Но ты ни разу не поднял голову вверх...

Ассасин повернул голову в сторону Николая и широко улыбнулся. И уже через мгновение он растворился во мраке ночи.

***

Вот и наступил решающий вечер. Сколько на часах? Уже одиннадцать. Пора начинать восстание.

- Игнат, иди сюда.

Дверь открылась и в комнату сбежал молодой парень. От резкой остановки шапка съехала ему на глаза, а ботинки проехали по гладкому полу.

- Жду приказаний, товарищ Троцкий, - выпалил Игнат, поправляю шапку.

- Спокойнее, и потише. Иди вниз и скажи, чтобы матросы были готовы к выходу через пять минут. Я сейчас подойду. Нам предстоит занять мост и отрезать все пути к телеграфу. И тогда мы разошлем новость о победе Советов.

- Так точно, - все также громко сказал Игнат и исчез за дверью.

Троцкий подошел к окну — Петроград спал. Но скоро город сотрясет восстание, которое нельзя остановить. Пришло время взять власть тем, кто знает, что с ней делать.

Больше нельзя терять ни минуты. Троцкий подошел к столу и достал из него свой револьвер. Верное оружие, придающее уверенность в силах.

-Вряд ли он пригодится сегодня, - раздался голос сзади.

Троцкий успел повернуться и мельком заметить белую фигуру. В это время кинжал уже успел нанести смертельную рану. Револьвер выпал из рук, а тело, борющееся за жизнь, опустилось на стоящее рядом кресло.

-Боюсь, восстание придется отложить, прошептал Николай, убирая потайной клинок.

Троцкий судорожно улыбнулся. Не будь он смертельно ранен, эта улыбка переросла бы в смех, полные превосходства.

-Неужели ты думаешь, что мы не предполагали такой исход событий? Сколько раз вам удавалось убить лидеров ордена и тем самым помешать нашим планам. Но тамплиеры учатся на своих ошибках, в отличие от ассасинов. Вы знали, что руководить переворотом будет Троцкий. И возможно вы даже знали, где будет я буду находиться. Но вы даже не предположили, что Троцких может быть несколько. Отрастить бородку, одеть аккуратные очки — и десятки людей не смогут отличить двух человек. Назовите их Троцкими, и никто не заметит, что это не один человек. В эту минуту, в другом конце города другой Троцкий начинает восстание...

-Будь уверен, мы позаботимся и о нем...

-Если успеете..., - и тамплиер попытался рассмеяться, но силы покинули его тело. Это был последний вздох и его глаза навсегда остановились, словно всматриваясь в какую-то точку на потолке.

-Покойся с миром, - заключил ассасин. Спустя минуту, комната совсем опустела...

***

Этот день навсегда изменил мир. Трудно составить глобальный план, еще труднее исполнить его. Тамплиеры не смогли перевернуть весь мир. Где-то ассасины раскрыли планы по подмене лидеров восстания, где-то ордену помешали третьи силы. Но все же они смогли сосредоточить в своих руках большую силу, возможно, крупнейшую, с тех пор, когда церковь перестала играть главенствующую роль в жизни людей. Россия, почти весь Тройственный союз и многие другие государства оказались под их полным контролем.

Мир изменился. Но дальнейшее, совсем другая история...

4 комментария