Стрим-центр9 в эфире
☠ Легендарный Капитан XopBaT ☠ DreamSails стримит Hearthstone: Heroes of Warcraft
Twitch играет в Йог! ripper_and стримит The Yawhg
Tryhard from p1 to d5 Kappa leegumbo стримит League of Legends
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

57 24 6790
9 мин.

Пост в «Паб» от 31.10.2012

http://kanobu.ru/blog/russkij-assasin-delo-gavrilo-printsipa-351473/

Как страшно стало жить. Уже год ведется мировая война. В наше время можно надеяться только на три вещи: Что это война последняя и подобных войн больше не будет никогда, что я смогу пережить эту войну, что наше братство не раскроют.
А ведь все эти ужасы происходят из-за чертовых террористов. Нельзя с точностью сказать, что хоть кто-нибудь может точно понять то, что движет террористами. Желание прославиться, оставить свой след в истории или попросту красиво умереть. Лично мое мнение по этому поводу простое: Смерть есть смерть, нет хорошего способа умереть. Однако, человек очень эгоистичное существо, понять его мотивы слишком трудно.
Дело называлось «Сараевское убийство». Гаври́ло При́нцип и его сообщники, начали мировую войну убив австрийского престолонаследника Франца Фердинанда и его жену. Единственное что объединяло Гаври́ло и Франца это их болезнь. Туберкулез.
Наше правительство было занято скорее ведением войны и переговорами с другими странами, нежели планами вынашивания мести. Но в наше время люди достигшие вершин прокладывали себе путь через горы трупов. И такая фатальная ошибка как начало войны не может сойти с рук этим негодяям, даже если они не предвидели последствий. Скорее всего, вышестоящие тамплиеры даже не стали им разъяснять, что к чему. Их методы с каждым столетием становятся все более отвратительными.
В отличие от старых методов работы ассасинов в России мы устроились гораздо лучше. Если когда то тамплиеры не давали нам спокойно выполнять обязанности из-за вечных притеснений при помощи властей, то тут силы равны. На сей раз тамплиеры не только не имеют полной власти в нынешней Царской России, но и не могут действовать напрямую, ведь мы стали практически неприкасаемыми.
Наше братство закрепилось в Департаменте полиции. Мы были тенью пятого делопроизводства называвшегося «исполнительным», мы же были «приговорно-исполнительной» частью структуры департамента. Наш отдел занимался случаями когда, по мнению начальства, требовалось приложить «клинок правосудия» к тем личностям, которые каким либо образом не угодили нашему правительству, многие в котором являлись как ассасинами так и тамплиерами.
Мы были независимым отделом, с абсолютными полномочиями. Разумеется, такой отдел не мог существовать формально. Это шло в разрез с убеждениями большинства монархов. Особенно с моралью нынешнего Императора Николая II. Если нас убивали на задании, то хоронили в безымянных могилах, чтобы никто не узнал о тайном отделе Департамента полиции, если нас захватывали в плен, то мы должны были убивать сами себя любыми способами, чтобы тамплиеры не раскусили, то где мы организовали наш штаб и чтобы имена собратьев оставались в тайне. Работа- сплошной риск. Но платят за эту работу действительно хорошо. А то, что это сверху добавляется тем, что мы выполняем свой долг ассасинов, вдвойне делает это прикрытие, пожалуй, лучшим, что было за последние пару веков.
Я Николай Орлов, и это история моих самых ответственных действий, за всю мою жизнь. И история сложнейшего задания которое я только выполнял.

Быть ассасином дело непростое, так как наш отдел не был официальным, у нас не было каких либо доказательств, что мы работаем на правительство, да и вообще это не стоит афишировать.
Моя цель: Гаврило Принцип.

Собственно Гаврило это главная цель. Если я заодно отправлю на тот свет еще и его сообщников, то это хорошо скажется на моем жаловании. Они отбывали свое наказание в городе под названием Терезинштадт. Это была даже не Россия, это была Чехия. А значит, что не успел я еще вернуться с очередного задания в свою квартиру, как меня вновь отправляют в командировку. Этот путь пролегает на многие километры, если быть точным, то, как минимум 2000 километров.
После долгих дней 4 дней я добрался из Москвы в Терезинштадт. Единственной положительной чертой войны было, пожалуй, то, что ближайшие страны подстраивались под сильных союзников. Поэтому найти человека говорящего на русском было не так уж и сложно. Я начал свои поиски не с самого Терезинштадта, а с ближайшего населенного пункта к тюрьме под названием Lukavec. После пары подкупов, нескольких выбитых зубов и пьяных разговоров я выяснил очень плохую новость: Главой тюрьмы был тамплиер. Насколько было понятно из полученной информации, Гаврило взамен на свой террористический акт попросил у тамплиеров защиту от посторонних посягательств.
Это означало, что Гаврило знал о последствиях своих действий. Имя главного надзирателя тюрьмы и по совместительству тамплиера звучало как: Якоб Шуртц. Имя местное, но фамилия ясно давала знать о немецких корнях.
Я отправился в саму тюрьму. Решив внедриться туда для большей продуктивности моего пребывания в местах не столь отдаленных. Тюрьма была настолько ограничена от внешнего мира, что было жутко. Колючая проволока натянута по всему периметру. Снаружи казалось, что даже внутри тюрьмы проволоки было немереное количество. Первым чем выдавала тюрьма присутствие внутри тамплиеров это тем, что на форме охранников были вышивки. Яркие и хорошо отличимые. На них был отображен. Классический тамплиерский крест. Такой крест использовали во времена крестовых походов. Иногда некоторые из тех, кого допрашивал Николай, проскакивала информация о том, что он помешан на истории. Может он сможет это использовать, при выполнении задания, а может, и нет. Так или иначе, одним сюрпризом меньше.
Николай решил не искушать судьбу, проникая в тюрьму как заключенный. Он решил стать охранником. Это удобное прикрытие, ты можешь ходить по всей территории, заходить к надзирателю в любой момент и при этом не вызывать подозрений.
Пока он осматривал тюрьму, он никак не мог понять, зачем к столь огромной тюрьме пристроили небольшую времянку. Это показалось ему странным. Но как оказалось что Якоб, был не только фанатичным историком, но еще и параноиком. Прежде чем прийти к нему на прием, нужно было пройти отдельный отдел кадров. Связано это с тем, чтобы его никто не мог убить, как временами о том подумывал Орлов или же он не хотел тратить свое время на очередного пьяницу, который хочет заработать. После подкупа и получаса заигрываний с вполне привлекательной гражданкой Чехии которая не только знала русский в совершенстве но и невероятно красиво и в тоже время строго смотрелась в форме выданной ей. Николай все-таки получил пропуск внутрь тюрьмы и разрешение на аудиенцию у надзирателя.
Вначале Николай выбрал себе имя и фамилию. Чтобы не раскрыть себя, в случае если его окликнут по имени, он оставил себе прежнее имя, но немного переделанное «Никола», а фамилию взял «Новак». Никола Новак, пожалуй, к такому будет проще привыкнуть, чем к тем именам, которые он придумывал себе в других командировках.
Николай долго искал кабинет надзирателя. Но когда он увидел огромную деревянную дверь, явно из дуба, укрепленную железной рамой с некой латинской надписью он решил подойти ближе. Когда тьма отступила при приближении к двери, он увидел, как два внушительных доспеха словно охраняли этот кабинет. Он понял, что ошибки быть не может. Он решительно открыл дверь.
Внутри было все уютно и роскошно.
Большое кожаное кресло было без своего хозяина, оглянув комнату взглядом, он заметил небольшой полустеклянный шкаф. В нем были всяческие элементы доспехов эпохи крестовых походов. Даже был камин. Он полыхал так, словно на огонь никак не влиял вполне ощутимый сквозняк в комнате. На камине возвышался большой кубок. Он был преимущественно из золота, но в ручках его проскакивало серебро ради большей демонстрации того что он дорог обладателю. Он был сделан явно недавно, может лет 5 или 7 назад. Ведь всем известно, что со временем драгоценные металлы влияют друг на друга и теряют свой изначальный цвет.
Вдруг на всю комнату словно гром среди ясного неба прозвучал голос Якоба:
-Вас столь сильно заинтересовал мой Грааль?
Николай сам не заметил, что он отвлекся от задания. Это было непростительно для ассасина, находящегося в одной комнате с тамплиером. Это равноценно тому, что он дал своему убийце нож и повернулся бы к нему спиной. Что удивительно ведь его никогда не привлекали драгоценности и предметы искусства. Его спасло лишь то что Якоб не знал того человека который к нему пришел в комнату. Хотя сразу определил, что говорить нужно на русском.
-Да, очень хорошо выполнен. Простите, я не представился…
-Не утруждайтесь Никола, вас ведь так зовут?
Он произнес это с легкой ухмылкой. Демонстрируя папку у себя в руках. Ту самую, в которой не так давно привлекательная работница отдела кадров делала заметки о Николае.
-Все верно. Я бы хотел поступить к вам на службу.
Николай говорил с явным уклоном в ту часть его легенды, где упоминается его военное прошлое. Опыта у него не занимать, а привычки можно с легкостью имитировать. Якоб попался на наживку.
-Военный? Почему вернулся с войны? Надеюсь что ты не дезертир!
-Ни в коем случае. Получил пулю в плечо. Получил временную отсрочку от службы в армии.
Николай превосходно претворялся. Он даже подвигал плечом словно оно и в самом деле травмировано.
- Я одобряю твою кандидатуру.
На этих словах в комнату зашла красивая женщина в очках. Судя по глазам Якоба, у них были весьма теплые отношения. Николай не любил использовать людей как средство достижения цели. Но когда дело доходило то подобных случаев, Орлов не колеблется.

Под прикрытием он работал в течение недели. И Николай решил действовать. Это было 2 февраля 1915 года, Орлов знал тюрьму как свои пять пальцев. И то где находится камера ненавистного Гаврило, он знал.
Николай зашел на тюремную кухню и позаимствовал оттуда яд для крыс. Поварам не нравилось, что на их кухне орудуют грызуны. И были готовы к отчаянным мерам. Пусть даже они готовили для такого сброда, который собрался в этой тюрьме.
Яд предназначался не для Гаврило, он был для женщины Якоба. Николай даже не знал ее имени, зато от других охранников он понял две вещи: Что она любит издеваться над заключенными, и что при ее смерти никто и слезу не проронит на ее могиле.
Она любила пить красное вино, глядя на закат. Пусть Орлов и считал, что умереть красиво нельзя. Но, пожалуй, он хотел бы умереть в один из таких моментов.
Все было достаточно просто. Подсыпал яд жертве, подбросил коробку из под яда в камеру Гаврило, и отправился докладывать Якобу. Просто и со вкусом.
Якоб был настолько зол, что даже не стал размышлять на эту тему. В этот же день вышел приказ о том, чтобы казнили заключенного по имени Гаврило Принцип и его сообщников пребывавших в тюрьме. 3 февраля 1915 года, рассвет, приговор был исполнен. Казнь через повешенье. Страшная участь.
Но ассасину некогда горевать тем более, он сделал свою работу, сделал ее идеально. Для полной завершенности картины осталось замести следы.
Николай вошел в архив и вычеркнул из списка умерших 3 февраля 1915 года имя своей главной цели. Как правило, такие документы никто не разбирает. Но все же ни один ассасин в истории братства не жаловался на излишнюю осторожность. Достав новый бланк регистрации смерти заключенных, он вписал для Гаврило Принципа новую дату смерти 28 апреля 1918 года, первое, что пришло ему в голову. А причину смерти он выдумал уже давно. Туберкулез. На самом деле Николай задержался в тюрьме надолго не только чтобы получить дополнительную информацию. Но и чтобы посмотреть, не выполнит ли за него работу сама судьба. Жаль, но этого не произошло. Николай Орлов, возвращался в Москву с рапортом об успешном завершении миссии. По пути через границу он использовал свой поддельный паспорт и соответственно имя.
Это было не самое сложное задание в жизни Орлова. Но, пожалуй, самое ответственное. Никто не будет знать его имени в истории. Николай, находясь в своей квартире, сидел в своем большом кожаном кресле с чашкой чая в компании своего любимого оружия. Винтовка Манлихера образец 1895 года.
Пожалуй, это был лучший собеседник Николая за многие годы. Он держал ее в идеальной чистоте. На белой простыне вместе с ножом и двумя обоймами.
Эта компания знала, пожалуй, больше жутких историй, чем большинство людей, которых Николай каждый день встречал на улице.
Николай не мог рассказывать о своей работе кому либо. Это непрофессионально. И чревато последствиями. Тем более Орлов чувствовал некую вину за то, что оставил свою компанию дома, а сам пошел на задание. Ведь они столько вместе пережили, стольких убили.
Во время очередных размышлений в дверь квартиры кто-то постучал. Николай никого не ждал и поэтому знал, что это письмо. На всякий случай он взял со стола, где находилась его винтовка свой нож. Подошел к двери и увидел письмо. Оно было кристально белое как снег за окном. Он его раскрыл и увидел то же самое, что и обычно. Ничто. Белый лист бумаги означал, что нужно прийти в департамент. Его ждало новое дело.

24 комментария