PlayStation Experience 2016
Стрим-центр14 в эфире
[16:00] Battlerite в прямом эфире Канобу
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

9 4 1411
9 мин.

25 февраля 1968 год, 22:30.Я сидел прикованным к стулу. Моя голова раскалывалась, а во рту был гадкий привкус крови. ...

25 февраля 1968 год, 22:30.
Я сидел прикованным к стулу. Моя голова раскалывалась, а во рту был гадкий привкус крови. Я осмотрелся – вокруг себя я обнаружил унылый вид, ржавые столы и много телевизоров, на которых я видел свою обезвоженное тело. Я не помнил сам себя, имя, дата рождения, место жительство – всё это с трудом удавалось мне вспомнить. Последние свои семь лет я помню фрагментально, а в ушах крутится одна и та же мелодия: холодный женский голос наговаривает какие-то цифры на фоне гула. Я находился как будто во сне, но без возможности проснуться. Всё это было реально и нереально одновременно. Пробуждающий эффект произвёл на меня разряд тока, который прошёлся по моему телу, как молния по грозному облачному небу. Оказалось, я был в допросной камере. Два чёрных силуэта спрашивали меня про Кубу, «Воркуту», Байконур и Резнова. Тогда я ещё не знал, какой ком из военных тайн преследовал меня.

17 апреля 1961 года, 5:00.
Я состоял в военном отряде при правительстве США. Нас было тогда трое: я, Боумэн и Вудс. Нашей главной задачей на Кубе была поимка и убийство Фиделя Кастро. План был выношен и обдумывался несколько месяцев. Всё сопротивление Кубы было на взводе, как курок пистолета у виска тирана. Каким же гадом был Фидель, когда мы его нашли. Он не мог встретить смерть самостоятельно. Даже тут он прикрывался беззащитной девушкой. Но дело было сделано и нам осталось только уносить ноги. К несчастью, отряды сопротивления и наш взвод были окружены войсками Кастро. Единственный путь из этого ада: сесть в транспортный самолёт и улететь. Но не всё так просто: слева от взлётной полосы стояли зенитки, не давая нам улететь. Тогда мой разум подумал, что лучше было бы умереть за страну, выполняя свой долг. Но моё тело уже неслось к зенитной установке, попутно очищая взлётную полосу от врагов. В конечном счёте меня схватили и понесли на пристань. Там я увидел три фигуры. Две из них мне были не знакомы, но третью я узнал – им был Кастро. Он не так глуп, как оказался. Они втроём что-то обсуждали – что-то, что я слышать не должен. Это было последнее, что помнил тот Алекс Мейсон. Следующие 7 лет был уже не я.

6 октября 1963 года, 5:00.
Это было самое ужасное место на свете – Воркута. Здесь были все: учёные, писатели политзаключённые, обычные преступники – те, кто пошёл против системы. Одним из них был Виктор Резнов. Я знал, что это за человек. Он прошёл все круги ада Второй Мировой. Он знает, что такое честь и предательство. Человек, который видел слишком много, чтобы разгуливать свободно. В 1945 году, весь его отряд послали в Арктику, чтобы найти важного учёного третьего Рейха – Фридриха Штайнера, мерзкого типа, который славился своей хитростью и жестокостью. Виктор и его напарник, Дмитрий Петренко вместе дошли до Берлина. Они стали «братьями по оружию», настоящими друзьями. Это делает потерю такого человека вдвойне больнее. Когда отряд нашёл Штайнера, Фридрих договорился с начальством, возглавлявшим всю эту операцию, с Никитой Драговичем и его правой рукой Львом Кравченко. Опасные люди, поглощённые идеей всемирной власти, при наличии такого катализатора, как Штайнер, становятся вдвойне опасней. Фридрих завершил работу над новым проектом – газ «Нова-6», ужасное оружие, убивающее людей в считанные секунды с гримасой ужаса на лице. Впоследствии оказалось, что «лабораторными крысами» для этого опыта был отряд Резнова. Первой камерой, куда пустили этот газ, была камера с Петренко. Каково это, когда пройдя все ужасы войны, ты погибаешь от рук своего недавнего союзника. Он не заслуживал такой смерти. Резнов сумел выбраться, но пройти несколько миль до базы в Арктике было нереально. Его схватили. Он был героем, который мог поднять людей на подвиги, даже если для этого нужно было пожертвовать жизнью. Он не хотел мириться с действительностью. Поэтому, под его руководством началось восстание в «Воркуте», по итогам которого я сбежал из этого проклятого места. Но о дальнейшей судьбе Резнова я ничего не знал.

10 ноября 1963 года, 17:00.
И вот теперь я сидел в лимузине, сопровождаемым кортежем из десятка машин. Такое внимание к моей персоне. Наш путь лежал прямиком в Пентагон, на встречу к Джону Кеннеди. Сказать честно, я впервые тут. Осматривая всё вокруг, мне посетило чувство, что все мы на грани Третьей Мировой. Все готовятся к чему-то, но сам не знают, к чему. Это чувство неопределённости, когда ты цепляешься за малейший клочок информации, может сделать неподготовленного человека параноиком и просто свести с ума. Зная об опасности Штайнера, и конкретно «Новы-6», президент даёт мне указ ликвидировать Штайнера и Драговича. В это время со мной происходит что-то странное. В ушах стоит жуткий шум. В руках у меня пистолет. Курок взведён. Цель – Кеннеди. Через секунду этого как будто и не было. Что со мной сделали тогда в «Воркуте»? Кто я в этой игре? Пешка или ферзь?

17 ноября 1963 года, 7:00.
Я, Боумэн, Вудс на «Байконуре». Агент Уивер пойман врагами. Наша цель – уничтожить космический корабль «Союз-2». Запуск данного объекта – одна из главных целей для Драговича. Местный пейзаж удручал, веял чем-то мрачным: обломки упавших ракет на выжженной пустыне, чёрные силуэты, еле проглядывающиеся через пыльную бурю – всё это удручало, хотелось держаться от такого места подальше. Никогда бы не захотел встретить здесь свою смерть. Здесь мы нашли Драговича, но упустили его. Его поисками я буду заниматься следующие свои 5 лет. Освободив Уивера, мы закончили это задание и чудом ушли из-под града пуль.

21 января 1968 года, 9:00.
Я прибыл в расположение американской армии во главе с Вудсом. Его заданием здесь было оттеснением вражеских позиций. Но так было написано в бумагах. На самом деле, и я и он были здесь только ради информации о «Нове-6» и о местонахождении Кравченко. Война во Вьетнаме затевалась ради поимки одного человека. Позор всей нации был следствием неправильных действий штаба. В это же время, в Гонконге, агент Хадсон и агент Уивер, допрашивают Дэниэла Кларка, учёного, приложившего руку к созданию «Новы-6», ещё одного резидента этой обители зла. Они узнают, что Штайнер где-то в горах Ямантау.

2 февраля 1968 года, 19:00.
Перебежчик, поставлявший нам информацию о местоположении врага, решил встретиться с нами ради передачи какой-то очень важной информации. Он выбрал не самое лучшее для встречи. Это был Южный район Вьетнама. По атмосфере всё напоминало Байконур. Палитра красок менялась от тёмно-красного до чёрного. В вечном дыму, в взрывах не было видно ровным счётом ничего. По переулкам и коридорам здешних зданий гуляла смерть, забирая почти всех. Но я шёл, не обращая на это внимания. Я должен был найти этого перебежчика. Им оказался Виктор Резнов. Он остался жив после побега. Он рассказал мне о причастности Драговича ко всем этим событиям и объяснил, где его найти. После всего этого он сказал, что «Штайнер, Драгович, Кравченко должны умереть». Он повторял это и повторял, снова и снова… После получения информации мы улетели из этого места.

11 февраля 1968 года, 13:00.
Мы чувствовали себя королями бала. Мы были ими. На борту моей лодки, оснащённой ракетницей и пулемётом, играл еле-слышный рок. Это предавало больше величия нашему появлению здесь. Задача – найти рухнувший самолёт с тоннами «Новы-6» на борту. Но что-то мне подсказывало, что он там рухнул не просто так. Кто-то нас заманивал туда, чтобы мы специально нашли его. Так и оказалось – это были Драгович и Кравченко. Большая часть нашего отряда была расстреляна. Вудс, Боумэн и я попали в плен. Оглядываясь в прошлое, я понимаю, что параллельно нашим действиям, Хадсон и Уивер прокладывали свой путь к победе по заснеженным горам Ямантау. Даже невероятной силы мороз, пронзающий каждый сантиметр тела, не смог бы их остановить. В конечном итоге они выяснили, что Штайнера на базе в горах давно уже нет. Он перебрался на остров Возрождения в Аральском море и просил своих недавних врагов о помощи.

19 февраля 1968 года, 11:00.
Я сидел за грязным деревянным столом, на котором ещё были следы недавней крови. Вокруг меня столпились вьетнамцы. Они уже не напоминали людей. Нет, скорее наоброт. Это были животные, кровожадные, поддающееся стадному инстинкту. Все они смотрели на нас и скалились, зная, что скоро они будут упиваться нашей кровью. Никто из нас не хотел мириться с такой скоропостижной смертью, тем более здесь. Первым был Боумэн. Его глаза наполнились страхом и ненавистью одновременно, голос был уверенный, но дрожал. Он говорил, что когда это всё закончится, неплохо было бы посидеть в каком-нибудь баре на окраине Нью-Йорка. Но судьба распорядилась иначе. Эти «животные» заставили нас играть в «Русскую рулетку», словно отдавая дань уважения к человеку, поймавшему нас – Кравченко. Боумэн не хотел со всем этим мириться и умирать таким образом. Главарь вьетнамцев убил его собственноручно, изуродовав его лицо мачете. Теперь я понимал, что чувствовал Резнов в Арктике. Настала очередь Вудса. Фрэнк, бравый воин, повидавший много перестрелок, отчасти был везуч, раз не поймал пулю в одной из них. Первая его попытка оставила ему жизнь. Вторая – тоже. Нервы были на пределе. Вудс понимал, что следующий выстрел лишит его жизни. Мы с ним поняли друг друга и затеяли диверсию. В ходе пятисекундной перестрелки в нашей части пещеры не было ни одного вьетнамца. Мы шли дальше вглубь, преследуя Кравченко. Мы были одержимы местью за смерть нашего товарища. До этого момента и судьба Резнова для нас оставалась загадкой. Но время расплаты пришло. Мы дрались с Кравченко упорно – никто не хотел сдаваться. Но у него был козырь, точнее пояс козырей, состоящий из бомб на его теле. Я думал, что это конец. Но за секунду до взрыва, Фрэнк выпрыгнул из окна, утаскивая за собой Кравченко. Я услышал взрыв. Затем я увидел Резнова, который сказал, что Кравченко был убит, пускай и для этого пришлось отдать жизнь Вудса. Теперь остались только Штайнер и Драгович.

23 февраля 1968 года, 22:30.
Остров возрождения в Аральском море был одной из цитаделей ада с «Новой-6». Мы с Резновым точно знали, что Штайнер будет тут неподалёку. Но так же мы понимали, что малейшее неверное движение в этой особо-секретной зоне может разрушить наш план. Но что план – у нас его даже не было. Мы с ним были одержимы местью за павших товарищей. Их утрата нас объединяла и предавала нам сил на следующий рывок. И вот этот мерзкий тип перед нами – Штайнер. Виктор давно хотел с ним расквитаться за всё. За создание «Новы-6», за помощь Драговичу… Или это был я? Те силуэты в допросной комнате, говорили, что его убил я. Но это был Резнов…В допросной комнате, я вспоминаю ещё некоторые детали. Силуэты говорят мне, что Резнов умер при побеге из Воркуты. Всё это мне казалось нереальным, а в ушах стоял только женский голос, наговаривающий цифры. Но что это? Код? Шифр? Послание? Координаты?.. Люди, допрашивающие меня, оказались Хадсон и Уивер. Они знали обо всём с самого начала. Кеннеди знал. Я оказался пешкой в этой игре. Но ещё оставалась последняя надежда. Что это за цифры? Что со мной сделали в Воркуте? И кто я на самом деле? После очередного наплыва воспоминаний, я начал различать голоса, слышалть слова и понимать их смысл. Оказывается, Драгович насильственно встроил в моё сознание программу по убийству президента Кеннеди. Но его плану не суждено было воплотиться в жизнь, так как корректировку с другим заданием внёс Резнов. «Драгович, Кравченко, Штайнер должны умереть!». Теперь, разобравшись со всем, что творилось у меня в голове, я понял истинное предназначение цифр – это координаты конца света, начала третьей мировой, координаты подводной базы с «Новой-6», координаты Драговича. Весь мир в тот момент был наполнен пропаном, а Драговича была зажигалка, чтобы взорвать всё, начать мировой пожар и написать новую историю.

26 февраля 1968 года, 6:00.
Мне остался последний рывок, и моя программа будет завершена. Пройдя через толпы наёмников, я дошёл до Драговича. Он упивался нашим сражением. Даже предвкушая смерть, на его лице оставалась злобная гримаса, как будто, так и должно быть. Я сказал ему, что его планам пришёл конец, а программа дала сбой. Но он ответил, что всё уже сделано. Эти слова не выходили у меня из головы, даже когда отряд ВВС разгромил базу, а Уивер объявил о победе. Я всё ещё помню его слова. Но Драгович был уничтожен. Программа была завершена.

*последняя страница дневника*
22 ноября 1963 года.
Со мной происходит что-то странное. В ушах стоит жуткий шум. В руках у меня винтовка. Курок взведён. Цель – Кеннеди. Первый выстрел. Второй. Через секунду этого как будто и не было.

4 комментария