Стрим-центр13 в эфире
Плейсменты leegumbo стримит League of Legends
Холод, тлен и атмосфера icantrollyoudude стримит The Banner Saga
Выживание продолжается djey2828 стримит Don't Starve Together
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

4 9 3472
37 мин.

Всем доброго вечера. Как то давно я пытался вернуть традицию "Пятничного Винни Пуха". Сейчас я решил вернуть традици ...

Всем доброго вечера. Как то давно я пытался вернуть традицию "Пятничного Винни Пуха". Сейчас я решил вернуть традици ... - Изображение 1
Всем доброго вечера. Как то давно я пытался вернуть традицию "Пятничного Винни Пуха". Сейчас я решил вернуть традици ... - Изображение 2
Всем доброго вечера. Как то давно я пытался вернуть традицию "Пятничного Винни Пуха". Сейчас я решил вернуть традици ... - Изображение 3

Всем доброго вечера. Как то давно я пытался вернуть традицию "Пятничного Винни Пуха". Сейчас я решил вернуть традицию полностью. Сегодня мы просто вспомним историю Винни Пуха, а кто то узнает его историю.

Ви́нни-Пу́х (англ. Winnie-the-Pooh) — плюшевый мишка, персонаж повестей и стихов Алана Александра Милна (цикл не имеет общего названия и обычно тоже называется «Винни-Пух», по первой книге). Один из самых известных героев детской литературы XX века. В 1960-е—1970-е годы, благодаря пересказу Бориса Заходера «Винни-Пух и все-все-все», а затем и фильмам студии «Союзмультфильм», где мишку озвучивал Евгений Леонов, Винни-Пух стал очень популярен и в Советском Союзе.

А́лан Алекса́ндр Милн (англ. Alan Alexander Milne) (18 января 1882 — 31 января 1956) — английский писатель, автор повестей о «медведе с опилками в голове» — Винни-Пухе. Родился в лондонском районе Килбёрн. Принимал участие в Первой мировой войне. Много лет был сотрудником английского юмористического журнала «Панч». Сочинять истории о Винни-Пухе Милн начал для своего сына Кристофера Робина Милна (1920—1996). До выхода в свет книг о Винни-Пухе Милн уже был довольно известным драматургом, однако успех Винни-Пуха приобрёл такие масштабы, что другие произведения Милна сейчас практически неизвестны.

Биография

Милн родился в Лондоне. Он учился в небольшой частной школе, владельцем которой был его отец, Джон Милн (John Vine Milne). Одним из его учителей в 1889—1890 был Герберт Уэллс. Затем поступил в Вестминстерскую школу, а потом в Тринити-колледж Кембриджа, где с 1900 по 1903 год изучал математику. Будучи студентом, он писал заметки в студенческую газету «Grant». Обычно он писал вместе со своим братом Кеннетом, и они подписывали заметки именем АКМ. Работы Милна были замечены, и с ним стал сотрудничать британский юмористический журнал «Punch», впоследствии Милн стал там помощником редактора.

Милн участвовал в Первой мировой войне в качестве офицера британской армии. Позже он написал книгу «Мир с честью», в которой осуждал войну.

В 1913 году Милн женился на Дороти де Селинкурт, в 1920 году у них родился единственный сын — Кристофер Робин Милн.

Происхождение персонажа

Как и многие другие персонажи книги Милна, медвежонок Винни получил имя от одной из реальных игрушек Кристофера Робина (1920—1996), сына писателя. В свою очередь, плюшевый мишка Винни-Пух был назван по имени медведицы по кличке Виннипег (Винни), содержавшейся в 1920-х в Лондонском зоопарке.

Медведица Виннипег (американский чёрный медведь) попала в Великобританию как живой талисман (маскот) Канадского армейского ветеринарного корпуса из Канады, а именно из окрестностей города Виннипега. Она оказалась в кавалерийском полку «Форт Гарри Хорс» 24 августа 1914 года ещё будучи медвежонком (её купил у канадского охотника-траппера за двадцать долларов 27-летний полковой ветеринар лейтенант Гарри Колборн, заботившийся о ней и в дальнейшем). Уже в октябре того же года медвежонок был привезён вместе с войсками в Британию, а так как полк должен был быть в ходе Первой мировой войны переправлен во Францию, то в декабре было принято решение оставить зверя до конца войны в Лондонском зоопарке. Медведица полюбилась лондонцам, и военные не стали возражать против того, чтобы не забирать её из зоопарка и после войны. До конца дней (она умерла 12 мая 1934 года) медведица находилась на довольствии ветеринарного корпуса, о чём в 1919 году на её клетке сделали соответствующую надпись.

В 1924 году Алан Милн впервые пришёл в зоопарк с четырёхлетним сыном Кристофером Робином, который по-настоящему сдружился с Винни. За три года до этого Милн купил в универмаге Harrods и подарил сыну на его первый день рождения плюшевого медведя фирмы «Альфа Фарнелл». После знакомства хозяина с Винни этот медведь получил имя в её честь. В дальнейшем медведь был «неразлучным спутником» Кристофера: «у каждого ребёнка есть любимая игрушка, и особенно она нужна каждому ребёнку, который один в семье».

В сентябре 1981 года 61-летний Кристофер Робин Милн открыл памятник медведице Винни (в натуральную величину) в Лондонском зоопарке (скульптор Лорн Маккин). В 1999 году канадские кавалеристы из «Форт Гарри Хорс» открыли там же второй памятник (скульптор Билли Эпп), изображающий лейтенанта Гарри Колборна с медвежонком. Копия последнего памятника воздвигнута также в зоопарке канадского города Виннипег.

Кристофер Робин Милн (англ. Christopher Robin Milne) (21 августа 1920 — 20 апреля 1996) — мемуарист, сын английского писателя Алана Александра Милна, ставший прототипом Кристофера Робина в сборнике рассказов про Винни-Пуха.

Биография

Детство

Кристофер Робин родился на Мэллорд-стрит в Челси в 8 часов утра в семье писателя Алана Милна и его жены Дороти. Родители думали, что родится девочка и заранее придумали ей имя Розмари. «Мы действительно больше хотели, чтобы была Розмари, но я надеюсь, что мы будем просто счастливы с этим джентельменом», — скажет Алан Бидди Уорену спустя несколько дней после рождения сына. Когда же выяснилось, что родился мальчик, Алан и Дороти решили назвать его Билли, но потом передумали, так как это имя, по их мнению, звучало неофициально. В итоге они решили дать ребёнку два имени, по одному от каждого родителя. И хотя официально мальчик был назван Кристофером Робином, родители часто называли его Билли. Когда мальчик начал говорить, у него не получалось правильно выговорить свою фамилию Милн, и вместо этого выходило Мун. Из-за этого родители часто называли его даже, как Билли Мун. Став постарше, мальчик часто представлялся только первой половиной имени — Кристофер.

На свой первый день рождения он получил в подарок «медвежонка Тэдди» фирмы «Фарнелл» (Alpha Bear), которого он назвал Эдвардом. Этот игрушечный медведь не только стал постоянным спутником мальчика, но и наряду с реальной медведицей Винни, которую Милны видели в лондонском зоопарке, в конечном счете послужил вдохновением к созданию главного героя книг про Винни-Пуха. Игрушечный медведь был приблизительно в два фута высотой, имел светлую окраску и у него часто выпадали глаза.

Как это было принято в то время в состоятельных семействах и высшем сословии, к мальчику была приставлена няня — Оливия Ренд-Брокуэлл (в стихотворении А. Милна «Королевский дворец» она названа Элис) — и, как следствие, его детство протекало так же, как у детей того же круга: общение с родителями ограничивались лишь краткими моментами после завтрака, во время чая и вечером, перед сном. Став постарше, он стремился проводить с родителями больше времени, но поскольку Алан и Дороти сами проводили свободное время порознь, Кристофер был какое-то время с отцом, какое-то - с мамой. Хотя Алан к моменту рождения сына утратил интерес к ортодоксальному Христианству и Кристофрера так никогда и не крестили, он разрешил Оливии дать мальчику религиозное воспитание.

Общение с отцом стимулировало его интерес к математике и крикету, а также к совместному пацифизму. Хотя Кристофер и был весьма умён для мальчика своего возраста, сам он позднее о своих умственных способностях отзывался критически. Говорили, что мальчик мог запросто решить сложную математическую задачу, но мог потерпеть неудачу при попытке решить простую. Его природная застенчивость в конечном итоге привела к тому, что интерес к крикету со временем сник, а любовь к математике растаяла, когда он поступил в Кембридж. И хотя в своих письмах Кристофер указывает, что Алан не умел хорошо ладить с детьми и сам он с отцом в детстве близок не был, в подростковые годы отношения Алана с сыном были весьма близкими и сам Кристофер позже вспоминал тот период своей жизни с ностальгией. При общении с мамой у него обнаружились способности к ручной работе. Мальчик был наделён набором инструментов, с помощью которых он занимался своим любимым, в 7 лет, занятием – разборкой и сборкой замка на двери детской. К десяти годам он разобрал большие часы с маятником и переделал своё игрушечное духовое ружьё, которое теперь могло стрелять "настоящими" зарядами. В раннем детстве волосы Кристофера были каштановыми, из-за чего его тёзка в диснеевских экранизациях всегда изображён брюнетом. По мере взросления волосы Кристофера начали светлеть, как у Алана.

Близким другом детства Кристофера была Анна Дарлингтон, которая была на восемь месяцев его старше. Анна с Кристофером стали героями нескольких стихотворений в сборнике «Теперь нам шесть» (англ. Now We Are Six). Как и у Кристофера, у которого был медведь Эдвард, у Анны также была любимая игрушка — обезьянка Джамбо. Осталось неизвестным, собирался ли Алан ввести Джамбо в качестве персонажа в книги о Винни-Пухе.

Школьные годы

В детстве Кристоферу нравилось помогать отцу в создании его книжного творчества. Помимо Винни-Пуха он также стал протипом нескольких героев стихотворений в сборниках «Когда мы были совсем маленькими» (англ. When We Were Very Young) и «Теперь нам шесть», который написал Алан. Один раз Кристофер организовал для своих родителей небольшую игру, в которой воспроизвёл несколько историй с его героем и его друзьями. Вплоть до того, как он пошёл в школу, Кристоферу, по его собственным словам, «вполне нравилось быть Кристофром Робином и быть известным», однако, в независимой лондонской школе Гиббса, в которую он поступил в 1929, над ним начали издеваться одноклассники, которые дразнили его цитатами из книги и особенно из стихотворения «Vespers», где была такая строчка «Hush! Hush! Whisper who dares! Christopher Robin is saying his prayers» (рус. Тихо! Тихо! Кто смеет шептаться! Кристофер Робин молится). Вполне вероятно, что здесь злую шутку сыграло религиозное воспитание Оливии. В результате Кристофер вырос чуть ли не с ненавистью к той славе, которую привлекло к нему творчество отца.

В 9 лет Кристофер перешёл в другую независимую школу для мальчиков Стоуи в Бакингемшире, где начал заниматься боксом, чтобы давать отпор на колкости одноклассников. В 1939 он выиграл стипендию на изучение английского языка в Тринити-колледже в Кембридже.

Дальнейшая жизнь

Когда началась Вторая мировая война, Кристофер прекратил свои занятия и попытался вступить в ряды английской армии, но не прошёл медицинскую комиссию. Тогда его отец, используя своё влияние, добился, чтобы Кристофера зачислили, как инженера, во второй учебный батальон Корпуса Королевской Инженерии. В июле 1942 Кристофер, получив звание офицера, был сначала отправлен на Средний Восток, а потом — в Италию. Но даже служа за границей, Кристофер привлекал к себе внимание, как сын Милна, и поэтому только ещё больше возненавидел творчество отца, так как считал это эксплуатацией своего детства. Кристоферу очень понравилась Италия, ему даже довелось увидеть последнее извержение Везувия. Здесь же у него случилась первая юношеская любовь в виде итальяно-австрийки Гедды из группы ополченцев. Девушка училась в Веницианском университете, где изучала английский и выучила его, фактически, благодаря Кристоферу, который, в свою очередь, поднаторел в итальянском. Во время итальянской кампании Кристоферу ранило голову шрапнелью во время бомбардировки моста, который он строил. И хотя это серьёзно не сказалось на его здоровье, но спустя 50 лет в его мозгу были обнаружены маленькие частички метала. Будучи после этого освобождённым от обязательств в армии, Кристофер вернулся в Кембридж, но перед этим успел признаться Гедде в любви и обещал вернуться к ней. Но когда он вернулся спустя шесть месяцев весь их роман постепенно сошёл на нет. Последнее письмо от Гедды он получил в 1948 году, в котором она поздравила его с помолвкой. Закончив своё обучение он получил диплом бакалавра Третьей Степени в области английского языка.

7 апреля Кристофер был помолвлен со своей двоюродной сестрой Лесли Селинкурт, а 24 июля того же года они поженились. Родители Кристофера не очень одобрили этот брак, у Дороти были не очень хорошие отношения со своим братом, отцом Лесли — Обри и сама она хотела, чтобы её сын женился на Анне Дарлингтон, а Алан испытывал беспокойство за будущих внуков из-за родственной связи между молодожёнами. Кристофер хотел быть, как и его отец, писателем, но послевоенное время было очень трудным для писаталей, а, имея только Третью Степень бакалавра, он не мог пробиться традиционными средствами. Свою лепту внесло то, что он понял, что даже, как писателя, его будут сранивать с отцом, и то, что Лесли тоже не очень любила Винни-Пуха и поэтому вся любовь Кристофера к своему книжному прототипу испарилась окончательно. В 1951 Кристофер с женой переехали в Дартмут, где открыли книжный магазин «Харбур», хотя Дороти считала решение сына очень странным, поскольку Кристоферу не очень нравился этот «бизнес», так как даже продавая книги, ему приходилось встречаться с поклонниками Винни-Пуха. И тем не менее в течение многих лет Кристофер и Лесли управляли магазином без какой-либо помощи, вроде гонораров от продажи книг про Винни-Пуха. Это период жизни помог Кристоферу окончательно избавиться от природной застенчивости. После того, как отец серьёзно заболел, Кристофер изредка приезжал к родителям домой, но после его смерти не виделся с матерью целых пятнадцать лет вплоть до её смерти; даже на смертном одре она отказалась видеть своего сына.

Спустя несколько месяцев после смерти отца в 1956 у Кристофера родилась дочь Клэр Милн, у которой диагностировали ДЦП. В 52 года Кристофер, отдав бразды управления магазином Лесли, начал писать свою автобиографию, первая из которых вышла в 1974 под названием «The Enchanted Places» (рус. Очарованные места). В ней он рассказал о тех проблемах, с которыми ему пришлось столкнуться в детстве из-за Винни-Пуха. Вторая называлась «The Path Through The Trees» (рус. Путь сквозь деревья) и затрагивала те же вещи, третья — «The Hollow On The Hill» (рус. Пустота на холме), — рассказывала о его философском взгляде на жизнь. Подлинные игрушки Кристофера, которые послужили прототипами героев книги, были пожертвованы Нью-Йоркской публичной библиотеке.

Смерть и наследство

После того, как ему диагностировали миастению, Кристофер Робин Милн прожил ещё несколько лет и умер во сне 20 апреля 1996 года. После его смерти газета «The Observer» написала, что Кристофер был «убеждённым атеистом».

По инициативе вдовы Кристофера — Лесли Милн в 2002 году был учреждён благотворительный «Фонд Клэр Милн» для помощи таким же больным детям, как их дочь Клэр, в Девоншире и Корнуолле: в него идёт значительная часть гонораров за использование образа Винни-Пуха, на которые имеет права Клэр Милн.

Магазин «Харбур», который с момента открытия был единственным независимым магазином Дармута, в сентябре 2011 был закрыт его нынешними владельцами Роландом и Кэролайн Абрам, так как не выдержал конкуренции с Интернет-магазинами и местным супермаркетом, а также из-за того, что нынешние владельцы здания, где он располагался, завысили арендную плату. Однако, в декабре того же года поклонники скупили всё оборудование магазина и, став его новыми владельцами, открыли магазин в новом здании.

Прототип персонажа

В своих автобиографических книгах К. Милн признавался в своём негативном отношении к популярности «Винни-Пуха» и главного героя: «Были две вещи, которые омрачили мою жизнь и от которых я должен был спасаться: слава моего отца и „Кристофер Робин“…». «Кристофера Милна всю жизнь преследовало творение его отца, и его принимали за Кристофера Робина в основном потому, что публика страстно желала поверить, что „зачарованное место“ существует». Высказывались различные мнения о соотношении персонажа и его прототипа: так, согласно одной теории Кристофер послужил прототипом одновременно Кристофера Робина и Пятачка, который выражал его истинную суть — невротичного ребёнка, которого воспитывали, как девочку.

Некоторым современникам то, как Милн описывал своего сына в стихах и книгах, казалось неискренним и спекулятивным. Так, П.Г Вудхаус, который хорошо знал Милнов, высмеял стихи о Кристофере Робине в рассказе «Лирический приступ» (англ. Rodney Has a Relapse).

Цикл Милна

Книги и иллюстрации

Винни-Пух — главный персонаж двух прозаических книг Милна:

Winnie-the-Pooh (первая глава опубликована в газете London Evening News перед Рождеством, 24 декабря 1925 года, шестая — в августовском номере Royal Magazine за 1926 год; первое отдельное издание вышло 14 октября 1926 года в лондонском издательстве Methuen & Co);
The House at Pooh Corner (Дом на Пуховой опушке, 1928).

Обе прозаические книги посвящены «Ей» — жене Милна и матери Кристофера Робина Дафне Селенкур; эти посвящения написаны в стихах.

Кроме того, в двух сборниках детских стихов Милна, When We Were Very Young (Когда мы были совсем маленькими, 1924) и Now We Are Six (Теперь нам уже шесть, 1927) есть несколько стихотворений о Винни-Пухе, хотя в первой из них он ещё не носит этого имени. Первую из этих книг, вышедшую раньше прозаической книги Winnie-the-Pooh, Милн в предисловии к ней называет «другой книгой о Кристофере Робине».

Все эти четыре книги иллюстрированы Э. Х. Шепардом, карикатуристом журнала «Панч», где он работал вместе с Милном, и боевым товарищем Милна по Первой мировой войне. Графические иллюстрации Шепарда тесно связаны с внутренней логикой повествования и во многом дополняют текст, в котором, к примеру, не сообщается, что Слонопотам (Heffalump) похож на слона; Шепарда нередко называют «соавтором» Милна. Иногда иллюстрации Шепарда соответствуют значимому расположению текста на странице. Мальчик был срисован непосредственно с Кристофера Робина, и образ мальчика, созданный художником, — в свободной блузе поверх коротких штанишек, как Кристофер и одевался в действительности, — вошёл в моду.

На волне ошеломляющего успеха книг о Пухе появилась целая библиотечка книг — «Истории про Кристофера Робина», «Книга для чтения о Кристофере Робине», «Истории ко дню рождения о Кристофере Робине», «Букварь Кристофера Робина» и ряд книжек-картинок, однако новых текстов эти сборники не содержали, а включали только перепечатку из предыдущих.

Список рассказов/глав

«Винни-Пух» представляет собой дилогию, но каждая из двух книг Милна распадается на 10 рассказов (stories) с собственным сюжетом, которые могут читаться, экранизироваться и т. д. независимо друг от друга. В некоторых переводах деление на две части не сохранено, в других не переведена вторая («Дом на Пуховой опушке»). Иногда первая и вторая книги выполнены разными переводчиками. Такова необычная судьба немецкого Винни-Пуха: первая книга вышла в немецком переводе в 1928 году, а вторая лишь в 1954; между этими датами — ряд трагических событий германской истории. Далее в скобках даётся название соответствующей главы в пересказе Бориса Заходера (по «полной» версии, см. ниже в разделе о русских переводах).

Первая книга — Winnie-the-Pooh:

1.We Are Introduced to Winnie-the-Pooh and Some Bees and the Stories Begin (…в которой мы знакомимся с Винни-Пухом и несколькими пчёлами).
2.Pooh Goes Visiting and Gets Into a Tight Place (…в которой Винни-Пух пошёл в гости, а попал в безвыходное положение).
3.Pooh and Piglet Go Hunting and Nearly Catch a Woozle (…в которой Пух и Пятачок отправились на охоту и чуть-чуть не поймали Буку).
4.Eeyore Loses A Tail and Pooh Finds One (…в которой Иа-Иа теряет хвост, а Пух находит).
5.Piglet Meets a Heffalump (…в которой Пятачок встречает Слонопотама).
6.Eeyore Has A Birthday And Gets Two Presents (…в которой у Иа-Иа был день рождения, а Пятачок чуть-чуть не улетел на Луну).
7.Kanga And Baby Roo Come To The Forest And Piglet Has A Bath (…в которой Кенга и Крошка Ру появляются в лесу, а Пятачок принимает ванну).
8.Christopher Robin Leads An Expotition To The North Pole (…в которой Кристофер Робин организует «искпедицию» к Северному Полюсу).
9.Piglet Is Entirely Surrounded By Water (…в которой Пятачок совершенно окружён водой).
10.Christopher Robin Gives Pooh A Party and We Say Goodbye (…в которой Кристофер Робин устраивает торжественный Пиргорой и мы говорим Всем-Всем-Всем До Свиданья).

Вторая книга — The House at Pooh Corner:

1.A House Is Built At Pooh Corner For Eeyore (…в которой для Иа-Иа строят дом на Пуховой опушке).
2.Tigger Comes to the Forest and Has Breakfast (…в которой в лес приходит Тигра и завтракает).
3.A Search is Organdized, and Piglet Nearly Meets the Heffalump Again (…в которой огрызуются поиски, а Пятачок опять чуть-чуть не попался Слонопотаму).
4.It Is Shown That Tiggers Don’t Climb Trees (…в которой выясняется, что Тигры не лазят по деревьям).
5.Rabbit Has a Busy Day, and We Learn What Christopher Robin Does in the Mornings (…в которой Кролик очень занят и мы впервые встречаемся с Пятнистым Щасвирнусом).
6.Pooh Invents a New Game and Eeyore Joins In (…в которой Пух изобретает новую игру и в неё включается Иа-Иа).
7.Tigger Is Unbounced (…в которой Тигру укрощают).
8.Piglet Does a Very Grand Thing (…в которой Пятачок совершает великий подвиг).
9.Eeyore Finds the Wolery and Owl Moves Into It (…в которой Иа находит совешник и Сова переезжает).
10.Christopher Robin and Pooh Come to an Enchanted Place, and We Leave Them There (…в которой мы оставляем Кристофера Робина и Винни-Пуха в зачарованном месте).

Мир произведения

Действие книг о Пухе происходит в 500-акровом лесу Эшдаун близ купленной Милнами в 1925 году фермы Кочфорд в графстве Восточный Сассекс, Англия, представленном в книге как Стоакровый лес (англ. The Hundred Acre Wood, в пересказе Заходера — Чудесный лес). Реальными являются также Шесть сосен и ручеёк, у которого был найден Северный Полюс, а также упоминаемая в тексте растительность, в том числе колючий утёсник (gorse-bush, чертополох у Заходера), в который падает Пух. Маленький Кристофер Робин любил забираться в дупла деревьев и играть там с Пухом, поэтому многие персонажи книг живут в дуплах, и значительная часть действия происходит в таких жилищах или на ветвях деревьев.

Действие «Винни-Пуха» разворачивается одновременно в трёх планах — это мир игрушек в детской, мир зверей «на своей территории» в Стоакровом лесу и мир персонажей в рассказах отца сыну (это наиболее чётко показано в самом начале). В дальнейшем рассказчик исчезает из повествования, и сказочный мир начинает собственное существование, разрастаясь от главы к главе. Отмечалось сходство пространства и мира персонажей «Винни-Пуха» с классическим античным и средневековым эпосом. Многообещающие эпические начинания персонажей (путешествия, подвиги, охоты, игры) оказываются комически малозначительными, в то время как настоящие события происходят во внутреннем мире героев (помощь в беде, гостеприимство, дружба).

Книги Милна выросли из устных рассказов и игр с Кристофером Робином; устное происхождение характерно и для многих других знаменитых литературных сказок. «Я, собственно, ничего не придумывал, мне оставалось только описывать», как говорил впоследствии Милн. Реальными игрушками Кристофера Робина были также Пятачок (подарок соседей), Иа-Иа без хвоста (ранний подарок родителей), Кенга с Крошкой Ру в сумке и Тигра (куплены родителями впоследствии специально для развития сюжета вечерних рассказов сыну). В рассказах они появляются именно в таком порядке. Сову и Кролика Милн придумал сам; на иллюстрациях Шепарда они выглядят не как игрушки, а как настоящие животные, Кролик говорит Сове: «Только у меня и тебя есть мозги. У остальных — опилки». В процессе игры все эти персонажи получили индивидуальные повадки, привычки и манеру разговора. На созданный Милном мир животных повлияла повесть Кеннета Грэма «Ветер в ивах», которой он восхищался и которую ранее иллюстрировал Шепард, возможна также скрытая полемика с «Книгой джунглей» Киплинга.

В книге воссоздаётся атмосфера всеобщей любви и заботы, «нормального», защищённого детства, без претензий на решение взрослых проблем, что во многом способствовало позднейшей популярности этой книги в СССР, в том числе повлияло на решение Бориса Заходера перевести эту книгу. В «Винни-Пухе» отражён семейный быт британского среднего класса 1920-х годов, впоследствии воскрешённый Кристофером Робином в своих воспоминаниях для понимания контекста, в котором возникла сказка.

Приёмы

Книги Милна проникнуты многочисленными каламбурами и другими видами языковой игры, для них типично обыгрывание и искажение «взрослых» слов (явно показанное в сцене диалога Совы с Пухом), выражений, заимствованных из рекламы, учебных текстов и т. д. (многочисленные конкретные примеры собраны в комментарии А. И. Полторацкого). Изощрённое обыгрывание фразеологии, языковой неоднозначности (иногда более чем двух значений слова) не всегда доступно детской аудитории, зато высоко ценится взрослыми.

К числу типичных приёмов дилогии Милна относится приём «значимой пустоты» и игры с различными фикциями: в «Противоречии» (предисловие ко второй части) утверждается, что предстоящие события приснились читателю; Пуху приходят на ум «великие мысли ни о чём», Кролик отвечает ему, что дома нет «совсем никого», Пятачок описывает Слонопотама — «большая штука, как огромное ничто». Подобные игры рассчитаны в том числе и на взрослую аудиторию.

Обе книги насыщены стихотворениями, вложенными в уста Пуха; эти стихотворения написаны в английской традиции детских абсурдных стихов — нонсенса, продолжая опыт Эдварда Лира и Льюиса Кэррола. С. Я. Маршак (первый переводчик детских стихотворений Милна) в письме к Г. И. Зинченко от 11 июля 1962 года называл Милна «последним <…> прямым наследником Эдварда Лира».

С точки зрения Лилианы Лунгиной, «Винни-Пух» сочетает черты детской сказки, романа воспитания, народного героического эпоса и поэтической прозы.

Место в творчестве Милна

Цикл о Винни-Пухе затмил всё достаточно разнообразное и популярное в своё время взрослое творчество Милна: «обратный путь во „взрослую“ литературу он себе отрезал. Все его попытки вырваться из лап игрушечного медведя оказались безуспешными». Сам Милн тяжело переживал такое стечение обстоятельств, не считал себя детским писателем и утверждал, что для детей пишет с такой же ответственностью, как и для взрослых.

Персонаж

Характер

Винни-Пух, он же Д. П. (Друг Пятачка), П. К. (Приятель Кролика), О. П. (Открыватель Полюса), У. И.-И. (Утешитель Иа-Иа) и Н. Х. (Находитель Хвоста) — это наивный, добродушный и скромный «Медведь с Маленькими Мозгами» (англ. Bear of Very Little Brain); в переводе Заходера Винни неоднократно говорит о том, что в его голове опилки, хотя в оригинале лишь один раз говорится о мякине (pulp). Любимые занятия Пуха — сочинять стихи и есть мёд. Пуха «пугают длинные слова», он забывчив, но нередко в его голову приходят блестящие идеи. Характер Пуха, страдающего от «отсутствия разума», но в то же время «великого наивного мудреца», ряд исследователей относит к архетипам мировой литературы, так, Борис Заходер сближает его с образами Дон-Кихота, Гамлета и Швейка. Л. З. Лунгина считает, что Пух напоминает диккенсовского мистера Пиквика (любовь к еде, интерес к погоде, зонтик, «бескорыстная страсть к путешествиям»). Она же видит в нём «ребёнка, который ничего не знает, но хочет знать всё». В англоязычной детской литературе к нему близок Страшила Мудрый в повести «Волшебник из страны Оз» Л. Ф. Баума.

В Пухе совмещено сразу несколько образов — плюшевый мишка, живой медвежонок и грозный Медведь, которым он хочет казаться. Характер Пуха самостоятелен и в то же время зависит от характера Кристофера Робина, Пух таков, каким его хочет видеть маленький хозяин.

Образ Пуха находится в центре всех двадцати рассказов. В ряде начальных историй, таких как история с норой, поиски Буки, поимка Слонопотама, Пух попадает в то или иное «Безвыходное положение» и часто выходит из него лишь с помощью Кристофера Робина. В дальнейшем комические черты в образе Пуха отступают на второй план перед «героическими». Очень часто сюжетный поворот в рассказе — это то или иное неожиданное решение Пуха. Кульминация образа Пуха-героя приходится на 9 главу первой книги, когда Пух, предложив использовать зонтик Кристофера Робина как транспортное средство («Мы поплывём на твоём зонтике»), спасает от неминуемой гибели Пятачка; великому пиру в честь Пуха посвящена вся десятая глава. Во второй книге подвигу Пуха композиционно соответствует Великий Подвиг Пятачка, который спасает героев, запертых в обвалившемся дереве, где жила Сова.

Кроме того, Пух — творец, главный поэт Стоакрового (Чудесного) леса, он постоянно слагает стихи из шума, звучащего у него в голове. О своём вдохновении он говорит: «Ведь Поэзия, Кричалки — это не такие вещи, которые вы находите, когда хотите, это вещи, которые находят вас». Благодаря образу Пуха в сказку входит ещё одно действующее лицо — Поэзия, и текст приобретает новое измерение.

Имя

Имя Winnie (его носила медведица Виннипег, в честь которой был назван Пух) на английский слух воспринимается как характерно женское, уменьшительное от женского имени Уинифрид (Winifred); «А я-то думал, что это девочка», — говорит в прологе отец Кристоферу Робину. В английской традиции плюшевые мишки могут восприниматься и как «мальчики», и как «девочки», в зависимости от выбора хозяина. Милн чаще называет Пуха местоимением мужского рода (he), но иногда и оставляет его пол неопределённым (it).

Именем Пух (Pooh, междометие вроде «ух!» или «фу!», связано со звуком, когда дуют) звали лебедя, который жил у знакомых Милнов (он фигурирует в сборнике «Когда мы были совсем маленькими»). В английском языке «h» в имени Pooh не произносится, это имя рифмуется постоянно с who или do.

По-английски между именем Винни и прозвищем Пух идёт артикль the (Winnie-the-Pooh), как это обычно с прозвищами и эпитетами (ср. имена монархов Alfred the Great — Альфред Великий, Charles the Bald — Карл Лысый, или литературно-исторических персонажей John the Baptist — Иоанн Креститель, Tevye the Milkman — Тевье-молочник). Комизм имени Winnie-the-Pooh в целом заключается не только в изменении гендера, но и в несоответствии эпической формы содержанию.

У Винни-Пуха есть и другое имя — Edward (Эдуард), уменьшительным от которого (наряду с Теодор) является традиционное английское название плюшевых мишек — Тедди. В качестве «фамилии» Пуха всегда используется Bear (Медведь), после посвящения его Кристофером Робином в рыцари Пух получает титул Sir Pooh de Bear (сэр Пух де Медведь); сочетание норманского старофранцузского предлога de с исконно английским словом производит комический эффект.

Передача имени на других языках

В подавляющем большинстве переводов «женская» семантика имени Winnie никак не передаётся. В переводе Моники Адамчик-Гарбовской на польский язык (1986) главный персонаж носит женское имя Fredzia Phi-Phi (при этом он всё же мужского рода). Но этот перевод не завоевал всеобщего признания; в Польше считается классическим довоенный перевод Ирены Тувим (сестры поэта Юлиана Тувима), где имя медведя Kubuś Puchatek однозначно мужское — Kubuś является уменьшительным от Jakub. В русском переводе Руднева и Михайловой Winnie используется в оригинальном написании; по замыслу переводчиков, это должно намекать на гендерную неоднозначность этого имени.

Так же, как английское имя (с артиклем посередине), устроены, например, нидерл. Winnie de Poeh, эспер. Winnie la Pu и идиш װיני-דער-פּו (Вини-дэр-Пу), почти так же — лат. Winnie ille Pu (где ille — местоимение «он», «тот», от которого произошёл артикль в романских языках). На многих языках персонажа зовут каким-то одним из этих двух имён: «Медведем Пухом» (нем. Pu der Bär, чеш. Medvídek Pú, болг. Мечо Пух, ивр. פו הדוב‎ (Пу а-Дов)) или «Медвежонком Винни» (фр. Winnie l’ourson); к этой же категории относится упомянутое польское название Kubuś Puchatek. Встречаются также имена, где нет ни Винни, ни Пуха, например, венг. Micimackó, дат. Peter Plys или норв. Ole Brumm.

На немецком, чешском, латыни и эсперанто имя Pooh передаётся как Pu, в соответствии с английским произношением. Тем не менее, благодаря Заходеру в русскую (а затем и украинскую, укр. Вінні-Пух) традицию весьма удачно вошло естественно звучащее имя Пух (обыгрывание славянских слов пух, пухлый очевидно и в польском названии Puchatek). В белорусском переводе Виталя Воронова — белор. Віня-Пых, вторая часть имени переведена как «Пых», что созвучно с белорусскими словами пыха (высокомерие и гордость) и запыхацца.

В пересказе Заходера и в титрах советских мультфильмов имя Пуха пишется, как и в оригинале Милна, через дефис: Винни-Пух. В 1990-е годы, возможно, под влиянием диснеевских мультфильмов, где Winnie the Pooh без дефиса, распространение получил орфографический вариант Винни Пух (так, например, в работах Руднева и Михайловой; в одних изданиях перевода Вебера дефис есть, в других — нет). В Русском орфографическом словаре РАН под редакцией В. В. Лопатина имя пишется через дефис. В Грамматическом словаре русского языка А. А. Зализняка, издание 2003 г., также дано Ви́нни-Пу́х. В соответствии с текстами, через которые это имя вошло в русскую культуру, в настоящей статье принято традиционное написание — через дефис.

Прочее

Днём рождения Пуха считается:

либо 21 августа 1921, то есть день, когда Кристоферу Робину Милну исполнился год. В этот день Милн подарил сыну плюшевого медведя (который, правда, получил имя Пуха только через четыре года). В последней главе «Дома на пуховой опушке» Кристофер Робин говорит, что, когда ему будет сто лет, Пуху будет девяносто девять;
либо 14 октября 1926, когда вышла в свет первая книга о Винни-Пухе (хотя отдельные её фрагменты появлялись в печати и раньше).

Плюшевый медведь Винни-Пух, принадлежавший Кристоферу Робину, сейчас находится в детской комнате Нью-Йоркской библиотеки. Он не очень похож на медведя, которого мы видим на иллюстрациях Шепарда. Моделью иллюстратору послужил «Growler» (Ворчун), плюшевый мишка его собственного сына. К сожалению, он не сохранился, став жертвой собаки, жившей в семье художника.

Лучший друг Пуха — поросёнок Пятачок (Piglet). Другие персонажи:

Кристофер Робин (Christopher Robin)
Иа-Иа (Eeyore)
Кенга (Kanga)
Крошка Ру (Little Roo)
Сова (Owl), в оригинале мужского пола; этот образ ассоциируется у англоязычного читателя с мудростью и сообразительностью
Кролик (Rabbit)
Тигра (Tigger)
Бука (Woozle) — «виртуальный» персонаж, упоминается в тексте, но не участвует в сюжете как действующее лицо
Слонопотам (Heffalump) — «виртуальный» персонаж, упоминается в тексте, но не участвует в сюжете как действующее лицо

Продолжение Дэвида Бенедиктуса

В 2009 году в Великобритании вышло продолжение книг о Винни-Пухе «Возвращение в зачарованный лес», одобренное организацией Pooh Properties Trust. Автором книги стал Дэвид Бенедиктус, стремящийся близко подражать стилистике и композиции милновской прозы. Иллюстрации к книге также ориентированы на сохранение стиля Шепарда. «Возвращение в зачарованный лес» переведено на несколько языков.

«Возвращение в зачарованный лес» («Возвращение в дремучий лес») (англ. Return to the Hundred Acre Wood) — продолжение истории про Винни-Пуха, написанное Дэвидом Бенедиктусом (англ.). Английское издание вышло 5 октября 2009 года. Это первое авторизованное продолжение серии о Винни-Пухе с 1928 года. Представители Pooh Properties утвердили Бенедиктуса в качестве автора продолжения только после того, как писатель прислал им черновой вариант книги.

Британский писатель и драматург Дэвид Бенедиктус постарался сделать её максимально похожей по стилю на оригинальные произведения «отца» Винни-Пуха Александра Милна. Иллюстрации к первому изданию сделаны художником Марком Берджессом и выполнены в том же стиле, что и рисунки к книгам Милна.

В новой повести в жизни Винни-Пуха возникает ещё один друг — выдра Лотти (Lottie the Otter). Она обладает вздорным характером, но при этом является ярой защитницей норм этикета и любительницей игры в крикет.

«Некоторые люди действительно ненавидят саму идею продолжения этой истории, но я ведь не причиню тем самым никакого вреда оригиналу, который всё ещё будет с нами. Я надеюсь, что люди закончат читать и будут хотеть ещё больше», — приводит газета Guardian слова Бенедиктуса.

Диснеевские экранизации и фильмы-продолжения

В 1929 году Милн продал права на коммерческую эксплуатацию образа Винни-Пуха (англ. merchandising right) американскому продюсеру Стивену Слезингеру (умер в 1953). В этот период были выпущены, в частности, несколько пластинок-спектаклей по книгам Милна, очень популярные в США.

В 1961 году права на персонаж были куплены у вдовы Слезингера студией Диснея. По сюжету некоторых глав первой книги студия выпустила короткометражные мультфильмы. Заметим, что в диснеевских фильмах и изданиях имя персонажа, в отличие от книг Милна, пишется без дефисов (Winnie the Pooh), что может отражать американскую пунктуацию в отличие от британской. Начиная с 1970-х годов студия Диснея выпускает мультфильмы на вновь придуманные сюжеты, уже не связанные с книгами Милна.

Многие любители произведений Милна считают, что сюжеты и стиль диснеевских фильмов имеют мало общего с духом книг о Винни. Резко отрицательно о продукции Диснея отзывалась семья Милна (в частности, Кристофер Робин Милн, умерший в 1996). Американская исследовательница творчества Милна Паола Конноли утверждает: «„Раскрученные“, пародируемые и видоизменённые в коммерческой продукции, персонажи сказки стали культурным мифом, но мифом очень далёким от автора. Особенно этот процесс отчуждения усилился после смерти Милна». Внешность персонажей мультфильмов, в общем, восходит к иллюстрациям Шепарда, но рисунок упрощён, а некоторые запоминающиеся черты преувеличены. Винни-Пух Шепарда носит короткую красную кофточку только зимой (поиски Буки), в то время как диснеевский ходит в ней круглый год.

Второй мультфильм о Винни-Пухе под названием Winnie the Pooh and the Blustery Day завоевал премию «Оскар» в 1968 году за лучший короткометражный мультфильм.

Компания Диснея приобрела авторские права и на рисунки Шепарда: соответствующий образ именуется «Классический Пух».

Самой яркой чертой американизации сюжета стало появление в полнометражном фильме The Many Adventures of Winnie The Pooh («Множество приключений Винни-Пуха») (1977; включает наряду с новыми сценами три ранее вышедших коротких мультфильма) нового персонажа по имени Gopher (в русских переводах мультфильмов Диснея он называется Суслик). Дело в том, что зверёк гофер водится только в Северной Америке. Появление Суслика стало программным — он восклицает: «Конечно, меня нет в книге!» Также Суслик появляется в мультсериале «Новые приключения Винни-Пуха» (The New Adventures of Winnie the Pooh), насчитывающем четыре сезона (1988-1991). Мультсериал снискал огромную популярность как в мире, так и на территории бывшего СССР.

Авторские права на образ Винни-Пуха и его друзей — одни из самых доходных в мире, во всяком случае, что касается именно литературных персонажей. Сейчас компания Диснея зарабатывает на продаже видео- и прочей продукции, связанной с Пухом, 1 миллиард долларов в год — столько же, сколько на созданных собственно Диснеем знаменитых образах Микки Мауса, Минни Маус, Дональда Дака, Гуфи и Плуто вместе взятых. По итогам опроса населения Гонконга в 2004 году Винни оказался любимым персонажем диснеевских мультфильмов всех времён. В 2005 году аналогичные социологические результаты были получены и на Филиппинах.

11 апреля 2006 года на Аллее славы в Голливуде была открыта звезда Винни-Пуха.

В 2007 году вышел новый диснеевский мультсериал о Пухе «Мои друзья Тигра и Пух». В нём добавлен новый персонаж — 6-летняя рыжая девочка Дарби, однако, вопреки первоначальным сообщениям, она не заменит Кристофера Робина, который также будет фигурировать в сериале. Трансляция сериала продолжается по сей день.

В 2010 году вышел диснеевский фильм о Пухе «Мои друзья Тигруля и Винни: Мюзикл волшебного леса» (Tigger and Pooh and a Musical Too).

В 2011 году вышел новый полнометражный фильм про Пуха и компанию.

Борьба за авторские права

В 1991 году вдова Слезингера, Ширли Слезингер Ласуэлл, подала иск против Диснея, утверждая, что за тридцать лет до того при продаже Диснею авторских прав она была обманута. Хотя г-жа Слезингер к тому времени уже заработала на Пухе 66 миллионов долларов, она требовала сверх того 200 миллионов. Дело закончилось только через 13 лет, в марте 2004 года, победой Диснея.

В ходе этой борьбы Дисней предпринял ответный шаг, объединившись (на финансовой почве) с наследниками Милна, несмотря на их неприятие диснеевских мультфильмов. В 1998 году, после принятия американского закона об истечении авторских прав, Клара Милн, дочь Кристофера Робина, предприняла попытку вообще прекратить авторские права компании Слезингера на создания своего деда, подав об этом совместный иск с компанией Диснея. Но на сей раз суд поддержал Слезингера.

В странах, где сроки авторского права не превосходят требуемые Бернской конвенцией, всякое авторское право на тексты Милна прекратилось в конце 2006 года, то есть по прошествии полувекового срока (50-летие смерти Милна — 31 января 2006) плюс время до окончания календарного года. (Авторские права на иллюстрации Шепарда сохранятся дольше на двадцать лет, так как он умер в 1976 году).

Винни-Пух в СССР и России

Первый перевод «Винни-Пуха» в СССР вышел в 1958 году в Литве (лит. Mikė Pūkuotukas), его выполнил 20-летний литовский писатель Виргилюс Чепайтис, пользовавшийся польским переводом Ирены Тувим. Впоследствии Чепайтис, познакомившись с английским оригиналом, существенно переработал свой перевод, переиздававшийся в Литве неоднократно.

Пересказ Бориса Заходера

История Винни-Пуха в России начинается с того же 1958 года, когда с книгой познакомился Борис Владимирович Заходер. Знакомство началось с энциклопедической статьи. Вот как рассказывал он сам об этом:

Наша встреча произошла в библиотеке, где я просматривал английскую детскую энциклопедию. Это была любовь с первого взгляда: я увидел изображение симпатичного медвежонка, прочитал несколько стихотворных цитат — и бросился искать книжку. Так наступил один из счастливейших моментов моей жизни: дни работы над «Пухом».

«Детгиз» отверг рукопись книги (курьёзным образом её сочли «американской»). В 1960 году (подписано к печати 13 июля) её удалось издать в только что учреждённом издательстве Минкультуры РСФСР «Детский мир» тиражом в 215 тысяч экземпляров с иллюстрациями Алисы Ивановны Порет. Первоначальное название книги, под которым вышло первое издание, было «Винни-Пух и все остальные», впоследствии утвердилось название «Винни-Пух и Все-все-все». В 1965 году уже ставшая очень популярной книга вышла и в Детгизе. В выходных данных первых нескольких изданий автором книги был ошибочно указан «Артур Милн» (хотя одна книга Алана Александра Милна до «Винни-Пуха» по-русски уже выходила — это пьеса «Мистер Пим проходит мимо», вышедшая в издательстве «Искусство» спустя всего год после смерти автора, в 1957 году, — а кроме того, при жизни автора печатались его детские стихи в переводе С. Я. Маршака). Уже в 1967 году русский Винни-Пух был издан в американском издательстве «Даттон», где выпускалось большинство книг о Пухе и в здании которого в то время хранились игрушки Кристофера Робина.

Композиция и состав оригинала в тексте Заходера соблюдены не полностью. В редакции пересказа, появившейся в 1960 году, имеется только 18 глав; две из оригинальных глав Милна — десятая из первой книги и третья из второй — пропущены (точнее, десятая глава сокращена до нескольких абзацев, «пристёгнутых» в конце девятой). Отсутствуют предисловия и посвящения к обеим книгам, как и само авторское разделение на две книги; фрагменты предисловия к первой части использованы в тексте первой главы. В 1990 году, к 30-летию русского Винни-Пуха, Заходер перевёл обе пропущенные главы. Третья глава второй книги публиковалась отдельно в журнале «Трамвай», в февральском выпуске 1990 года. Обе главы вошли в окончательную редакцию заходеровского пересказа в составе сборника «Винни-Пух и многое другое», вышедшего в том же 1990 году и в дальнейшем переиздававшегося неоднократно. В этой редакции, как и в первой, отсутствуют предисловия и посвящения, хотя деление на две книги («Винни-Пух» и «Дом на Пуховой Опушке») восстановлено, а сквозная нумерация глав заменена на отдельную для каждой книги. Фрагмент в конце девятой главы о празднике в честь Винни-Пуха, теперь фактически дублирующий текст десятой главы, в полном тексте сохранён.

Сам факт существования более полной редакции заходеровского пересказа сравнительно малоизвестен; в культуру текст уже успел войти в сокращённом виде.

Заходер всегда подчёркивал, что его книга — не перевод, а пересказ, плод сотворчества и «пересоздания» Милна по-русски. Действительно, его текст не всегда буквально следует за оригиналом. Ряд находок, отсутствующих у Милна (например, разнообразные названия песен Пуха — Шумелки, Кричалки, Вопилки, Сопелки, Пыхтелки, — или знаменитый вопрос Пятачка: «Любит ли Слонопотам поросят? И как он их любит?»), удачно вписывается в контекст произведения. Не имеет полной параллели у Милна и широкое употребление прописных букв (Неизвестно Кто, Родные и Знакомые Кролика), частое олицетворение неодушевлённых предметов (Пух подходит к «знакомой луже»), большее количество «сказочной» лексики, не говоря уже о немногочисленных скрытых отсылках к советской действительности.

В то же время ряд исследователей, включая Е. Г. Эткинда, относят это произведение всё же к переводам. Текст Заходера также сохраняет языковую игру и юмор оригинала, «интонацию и дух подлинника» и «с ювелирной точностью» передаёт многие важные детали. К достоинствам перевода относится также отсутствие излишней русификации мира сказки, соблюдение парадоксальной английской ментальности.

Книга в пересказе Заходера с 1960—1970-х годов была исключительно популярна не только как детское чтение, но и среди взрослых, в том числе научной интеллигенции. В постсоветский период продолжается традиция присутствия заходеровского «Винни-Пуха» в устойчивом кругу семейного чтения.

С первой, сокращённой редакции пересказа Заходера, а не с английского оригинала, выполнены некоторые переводы «Винни-Пуха» на языки народов СССР: грузинский (1988), армянский (1981), одна из украинских версий (А. Костецкого).

Иллюстрации

В советское время получили известность несколько серий иллюстраций к «Винни-Пуху».

Алиса Ивановна Порет, известная ленинградская художница, ученица Петрова-Водкина и Филонова, иллюстрировала самое первое издание пересказа Заходера (1960) и ряд последующих (издательство «Малыш», М., 1970). Наряду с небольшими чёрно-белыми картинками, Порет создала и цветные многофигурные композиции («Спасение Крошки Ру», «Савешник» др.), а также первую карту Стоакрового леса на русском языке.

Эдуард Васильевич Назаров — один из художников-аниматоров, участвовавших в создании мультфильмов Хитрука. Ему принадлежат графические черно-белые иллюстрации, очень близкие к образам мультфильма и также получившие большую популярность (1985). На некоторых из них фигурируют Тигра, Крошка Ру, родственники и знакомые Кролика, которых нет в мультфильмах.

Другое издание книги о Винни-Пухе иллюстрировал в цвете Виктор Чижиков.

Более 200 цветных иллюстраций, заставок и рисованных заголовков к «Винни-Пуху» принадлежит Борису Диодорову. Б. Диодоров и Г. Калиновский являются авторами чёрно-белых иллюстраций и цветных вкладок в издании «Детской литературы» 1969 г.; цикл цветных диодоровских иллюстраций создан в 1986—1989 г. и появлялся в нескольких изданиях.

Украинский перевод Леонида Солонько (первое издание — Вінні-Пух та його друзі, К.: Дитвидав УРСР, 1963) иллюстрировал Валентин Чернуха.

В 1990-е—2000-е годы в России продолжают появляться новые иллюстрации к «Винни-Пуху». Борис Диодоров продолжил свой цикл иллюстраций для расширенного издания перевода Заходера (М., «АСТ — Астрель», 2000).

Мультфильмы Фёдора Хитрука

В студии «Союзмультфильм» под руководством Фёдора Хитрука было создано три мультфильма:

Винни-Пух (1969) — основан на первой главе книги
Винни-Пух идёт в гости (1971) — основан на второй главе книги
Винни-Пух и день забот (1972) — основан на четвёртой (о потерянном хвосте) и шестой (о дне рождения) главах книги.

Сценарий написал Хитрук в соавторстве с Заходером; работа соавторов не всегда шла гладко, что стало в конечном счёте причиной прекращения выпуска мультфильмов (первоначально планировалось выпустить сериал по всей книге). Некоторые эпизоды, фразы и песни (прежде всего знаменитая «Куда идём мы с Пятачком…») отсутствуют в книге и сочинены специально для мультфильмов; впоследствии эти песни Заходер в несколько иной редакции публиковал отдельным изданием (книжка-картонка для малышей «Песенки Винни-Пуха», К., «Веселка», 1987) и включал как приложение в сборник «Винни-Пух и многое другое». С другой стороны, из сюжета мультфильма исключён (вопреки воле Заходера) Кристофер Робин; в первом мультфильме его сюжетная роль передана Пятачку, во втором — Кролику.

Во время работы над фильмом Хитрук так писал Заходеру о своей концепции главного персонажа:

Я понимаю его так: он постоянно наполнен какими-то грандиозными планами, слишком сложными и громоздкими для тех пустяковых дел, которые он собирается предпринимать, поэтому планы рушатся при соприкосновении с действительностью. Он постоянно попадает впросак, но не по глупости, а потому, что его мир не совпадает с реальностью. В этом я вижу комизм его характера и действия. Конечно, он любит пожрать, но не это главное.

Для озвучивания сериала были привлечены актёры первой величины. Винни-Пуха озвучивал Евгений Леонов, Пятачка — Ия Саввина, Иа-Иа — Эраст Гарин.

Цикл мультфильмов получил огромную популярность. Цитаты из него стали общим достоянием советских детей и взрослых и послужили основой для создания образа Винни-Пуха в советском юмористическом фольклоре (см. ниже). Всего в разговорную речь горожан вошла 21 цитата из фильма, половина которых приходится на фильм «Винни-Пух и день забот».

За этот цикл в числе прочих работ Хитрук получил в 1976 году Государственную премию СССР.

Во время работы над фильмом режиссёр не знал о существовании мультфильмов студии Диснея о Винни-Пухе. Позже, по словам Хитрука, его версия понравилась диснеевскому режиссёру Вольфгангу Райтерману (Wolfgang Reitherman). В то же время то, что советские мультфильмы были созданы без учёта принадлежащих студии Диснея исключительных прав на экранизацию, сделало невозможным их показ за рубежом и участие в международных кинофестивалях.

Анекдоты

Винни-Пух и Пятачок стали персонажами цикла советских и постсоветских анекдотов, обычно относимых к «детским анекдотам». Этот цикл является также и свидетельством популярности мультфильмов среди взрослых, так как анекдоты выходят далеко за пределы «детского юмора», а многие и подчёркнуто «недетские». «Популярность Винни-Пуха, Чебурашки и компании поддерживалась ещё и их функционированием в книжной среде, хотя, конечно, основную роль в образовании анекдотов сыграли всё-таки мультфильмы: во-первых, в анекдотах пародируются фразы и сюжеты из мультфильмов, а во-вторых, многие дети, рассказывающие анекдоты, данных книг ещё не читали (или им не читали), зато смотрели мультфильмы».

В них на первый план выходит очевидная уже в фильме Хитрука некоторая брутальность и прямолинейность образа Пуха. Как отмечает исследователь, «Ф. Хитруку пришлось сделать самого Винни-Пуха более взрослым и агрессивным, перевалив бремя инфантилизма целиком на Пятачка». В анекдотах медведю также приписываются «взрослые» черты — помимо «любителя пожрать» Пух становится любителем выпить и отпустить остроту с сексуальным подтекстом. Объектом пародии предстаёт дружба Пуха и Пятачка, превращающаяся в соперничество: «большой и сильный» Пух проявляет агрессию к беззащитному и несамостоятельному Пятачку. Нередко в анекдотах в духе «детской жестокости» и чёрного юмора обыгрываются «гастрономические» качества Пятачка. Комический эффект часто возникает из-за несоответствия коммуникативной ситуации Пуха («взрослой» и циничной) и Пятачка (инфантильной и наивной). Наконец, анекдоты о Пухе и Пятачке, как и цикл о Штирлице, содержат элементы языковой игры (в частности, каламбура).

Анекдоты продолжают создаваться и в постсоветское время: так, в одном из вариантов приведённого выше текста с Пятачком разговаривает секретарь Пуха — «нового русского» (вообще для образа Пуха в анекдотах характерна целеустремлённая и конструктивная деятельность, обычно он обладает собственностью), а в другом анекдоте Пятачок подаёт донос «Хорошо живёт на свете Винни-Пух» в налоговую инспекцию.

Заходит как-то Пятачок к Винни-Пуху, а дверь открывает какая-то медведица.
— Здрасьте, а Винни-Пух дома?
— Во-первых, не Винни-Пух, а медведь Вениамин Пульхериевич, а во-вторых, его нету дома!
Пятачок, обидевшись:
— Ага, тогда передайте, что Хряк Полтинник заходил!

Публикация оригинала

В 1983 году под редакцией и с примечаниями филолога-англиста А. И. Полторацкого в Москве в издательстве «Радуга» были изданы в одном томе все четыре прозаические и стихотворные книги о Пухе (Milne A. Winnie-the-Pooh; The House at Pooh Corner; When we were very young; Now we are six. M., 1983) и, в приложении к ним, шесть эссе Милна; так советский читатель, владеющий английским языком, смог познакомиться и с оригинальным текстом. Предисловие к книге написал советский литературовед Д. М. Урнов: эта работа содержала один из первых «взрослых» разборов текста милновского цикла в России. Интерес Полторацкого (инициатора издания) к Винни-Пуху пробудили студенты Отделения структурной и прикладной лингвистики (ОСиПЛ) филологического факультета МГУ, предложившие разбирать английский текст «Винни-Пуха» во время занятий на спецкурсе.

Новые переводы

1990-е годы стали временем создания новых русских переводов «Винни-Пуха». Пересказ Заходера перестал быть единственным.

Перевод Виктора Вебера стал наиболее известным из альтернативных заходеровскому и несколько раз выходил в издательстве «ЭКСМО»; кроме того, он был напечатан параллельно оригиналу в двуязычном комментированном издании, вышедшем в 2001 году в издательстве «Радуга». В версии Вебера сохранены разделение на две части, а также предисловия и стихотворные посвящения в каждой из них, полностью переведены все 20 глав. Тем не менее, по мнению ряда критиков (А. Борисенко, Л. Бруни), этот перевод не столь ценен с художественной точки зрения, как заходеровский, а также в ряде мест излишне буквалистично передаёт оригинал, пренебрегая языковой игрой; переводчик последовательно стремится избегать решений Заходера, даже там, где они бесспорны. Критиковались также переводы стихов (выполненные не Вебером, а Натальей Рейн). У Вебера Пятачок — Хрюка, Слонопотам — Хоботун, а Тигра — Тигер.

Перевод Вадима Руднева и Татьяны Михайловой («Winnie Пух. Дом в Медвежьем Углу») издавался сначала в составе работы Руднева «Винни Пух и философия обыденного языка», а затем выдержал несколько отдельных изданий. Хронологически это второй перевод после заходеровского. Переводчики ставили целью создать «взрослого», «интеллектуального» Пуха, ассоциирующегося прежде всего с литературой и философией 1920-х годов. К этой цели они шли через сознательную эклектику, во многом отдаляясь от оригинала. Названия глав и отчасти текст, по установке Руднева и Михайловой, стилизованы под Фолкнера (что мотивируется сходством художественного пространства «Пуха» и йокнапатофской саги Фолкнера), стилистика стихотворений и отчасти диалогов — под русскую и советскую массовую поэзию, ряд имён собственных (например, Winnie или Heffalump — о своеобразной трактовке этого образа см. Слонопотам) и нарицательных оставлен без перевода для соответствующего восприятия и проч. У Руднева и Михайловой Пятачок — Поросёнок, Сова — Сыч (мужского рода, как в оригинале), Кенга — Канга, Иа-Иа — И-Ё (в соответствии с произношением Eeyore; по автокомментарию, такая русская запись придаёт ему черты «китайского мудреца»). С точки зрения А. Борисенко, «перевод оставляет впечатление некой литературной мистификации, где один текст выдаётся за другой… не является ни точным, ни научным, ни просветительским. Строго говоря, он вообще не является переводом. Это своеобразная игра с господствующей традицией, деконструкция, произвольное выделение одной (воображаемой!) части целого с нарушением всех пропорций». Согласно М. Елифёровой, Руднев «насыщает текст непристойностями, отсутствующими в оригинале».

В 1996 году в издательстве «Моимпекс» вышел с параллельным английским текстом, «для удобства изучения языков», перевод Т. Ворогушина и Л. Лисицкой, который, по мнению А. Борисенко, «вполне отвечает» задаче подстрочника, но, по оценке М. Елифёровой, «полон немотивированных отступлений от оригинала, а также таких погрешностей против русской стилистики, которые не оправдываются ссылкой на задачи подстрочника». Имена сохранены те же, что у Заходера, однако Сова в соответствии с оригиналом сделана персонажем мужского пола, что с таким именем в русском языке выглядит как ошибка.

Наконец, нужно упомянуть о трансформации имён героев в переводах диснеевских мультфильмов, хотя к переводу текста Милна это и не имеет отношения. Так как имена Пятачок, Тигра, Иа-Иа придуманы Заходером, то в последнее время эти имена в диснеевской продукции были изменены на другие (Хрюня, Тигруля, Ушастик — не путать с Кроликом! — и др.).

Винни-Пух в литературе и философии

Подобно «Алисе в стране чудес» Льюиса Кэрролла, «Винни-Пух» на протяжении XX века стал предметом для различных философских, психоаналитических и сатирических вариаций.

Бенджамин Хофф в своих книгах (ныне изданных и по-русски) The Tao of Pooh («Дао Пуха») и The Te of Piglet («Дэ Пятачка») при помощи героев Милна популярно объясняет философию даосизма. Текст Милна при этом видоизменён.

Дж. Т. Уильямс использовал образ медведя для сатиры на философию (Pooh and the Philosophers, «Пух и философы»), а Фредерик Крюс — на литературоведение (The Pooh Perplex, «Пухова путаница» и Postmodern Pooh, «Постмодернистский Пух»). В «Пуховой путанице» произведён шуточный анализ «Винни-Пуха» с точки зрения фрейдизма, формализма и т. п.

Все эти англоязычные работы повлияли на книгу семиотика и философа В. П. Руднева «Винни Пух и философия обыденного языка» (имя героя — без дефиса, 1996). Текст Милна препарирован в этой книге при помощи структурализма, идей Бахтина, философии Людвига Витгенштейна и ряда других идей 1920-х, в том числе психоанализа. По мысли Руднева, «эстетические и философские идеи всегда носятся в воздухе… ВП появился в период самого мощного расцвета прозы XX века, что не могло не повлиять на структуру этого произведения, не могло, так сказать, не отбросить на него своих лучей». Эта книга содержит также полный перевод обеих книг Милна о Пухе (см. выше, в разделе «Новые переводы»).

Данная информация была взята с нескольких статей Википедии.

9 комментариев