Стрим-центр18 в эфире
За очаг и дом! Kelsonowich стримит Final Fantasy XV
Марафон NES Mini Nuke73 стримит Final Fantasy
[ESL] EE vs Diamond Skin @HGC Qualifiers #3 esl_Luffi стримит Heroes of the Storm
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

35 53 2982
6 мин.

«Уходя, я оставил запасной ключ. Запасной ключ двери в ту жизнь, старую, в которую я когда-нибудь смогу вернуться. О ...

«Уходя, я оставил запасной ключ. Запасной ключ двери в ту жизнь, старую, в которую я когда-нибудь смогу вернуться. Оставил так – на всякий случай.»

Люди делятся на два типа: те, которые строят будущее и те, кто пытаются перестроить прошлое. Вот уже долгое время я плутал где-то между, строго следуя курсу боли и разрушения. Моя история не начинается 10 лет назад. Нет. Скорее, там ей нужно было закончится. По крайней мере, я так хотел. Я не считал минут, часов, не праздновал Рождество, Новый год, даже свои дни Рождения. Лишь обвисший живот напоминал мне о том, сколько мне лет. Я с трудом вспоминал, где я был вчера, что я делал. Эту информацию выдавала лишь бутылка виски на столе и опустевший на сто долларов бумажник. И не сказать, чтобы я был в восторге от такой жизни. Я напоминал себе Форд Мустанг 1979 года выпуска, который ещё на ходу и рвётся на жгучие от жары треки, но не может себе этого позволить, потому что морально устарел, да и вместо масла хозяин заливает текилу. Я жаждал перемен, я хотел измениться, мои остатки души горели этой идеей, а сердце билось быстрее при этой мысли. Но смотря на себя в зеркало, сердце замедляло свой темп, становилось льдом, а кусочки выжженной души так и застыли в ожидании.

Нью-Йорк олицетворял меня. Каждый день здесь велись баталии невидимой войны, которые плавно переходили к открытым столкновениям воюющих группировок. На моих глазах разворачивался сюжет Библии с пришествием в три часа ночи всех демонов Ада, которые устаивали свой карнавал насилия и боли. В этом городе все хотели измениться, уехать отсюда, забыть своё прошлое. Но, просыпаясь каждый день, они протирали свои бесцветные глаза и шли по своим делам, отвлекаясь от того ужаса, что окружал их. Я был одним из них, правда, не каждый мог позволить себе заснуть в пьяном бреду на асфальте у бара.

Я уже забыл о тех годах, когда я учился в полицейской академии. Если спросить меня сейчас, был ли я там с кем-нибудь знаком, в ответ вы услышите очередную шутку, которая в тысячный раз звучит, не так смешно, как в первый. Но оказывается, в академии я был не только примером для остальных, но и вполне дружелюбным юнцом, у которого были друзья. Не знаю, насколько это правда, но одним из них был Рауль Пассос. Я не мог вспомнить его может быть из-за того, что он мне врал, а может, потому что я уже скатился под гору и не ровен час, когда я забуду и своё имя. В любом случае с чувством юмора у него было всё в порядке, да и за словом он в карман не лезет, что можно было считать гарантом его честности. Знал бы я, в какой круговорот я влипну из-за него.

Может быть, кто-то свыше хотел, чтобы я снова начал убивать и сеять хаос на каждом шагу. В любом случае, этому миру никогда не поздно очиститься от того сброда, что населяет Сан-Пауло: дети, вынужденные убивать чтобы выбиться из фавел или продажные копы, снимающие проституток и убивая обездоленных. А может быть, судьба меня подводила к концу моей истории, а смерть устраивала ловушки на каждом шагу. Этот дуэт мог сломить кого угодно, тем более тупого жирного гринго с кризисом среднего возраста, появившегося не в том месте не в то время. Но один из ангелов не хотел моей смерти: он поместил меня в огромный лабиринт, представив, что я пасхальный кролик, которому нужно выбраться отсюда, убегая от разъярённых волков, подстерегающих на каждом шагу, представляя, что всё это одна большая игра, где выживает сильнейший.

В моём окружении не осталось людей, ради которых мне хотелось бы отдать жизнь - все они давно полегли в неравной схватке со смертью. Отдать жизнь за тупого бразильского богача, который был ещё большей тряпкой, чем я, теперь было моим долгом и обязанностью. Пассос уговорил меня устроиться на работу к Родриго Бранко, который был местным миллиардером, державший под контролем весь строительный бизнес в Сан-Пауло. Но защищать его не было моей первостепенной задачей.

Фабиана, некогда падшая женщина, в нынешнее время привлекает своей внешностью весь сброд Сан-Паулу с обложек глянцевых журналов и «жёлтых» газет. Семья Бранко в здешних кругах была лакомым кусочком для каждого главаря банды. Таковых было не много, но все представляли особую опасность. И тут скорее каждый боялся друг друга, как человек, который берётся за ближайшую палку, боится дворнягу, которая подходит к нему в поисках еды. Одна банда представляли собой большой оплот с огромной армией обученных головорезов, которые сеяли разрушение и имели связи в городских верхушках. Другая состояла из бешенных юнцов из бедных районов Сан-Пауло, которых жизнь вынудила подставлять свою голову под шальную под пулю каждый день, угождая своему напыщенному боссу и совершая дерзкие набеги на обычных граждан.

Беженцев из фавел никто не любит, это было подобно двум мирам, которые верховные боги отделили от простых смертных. Их жизнь была приравнена к рабам, которые были две тысячи лет назад в Египте, когда одним движением пальца, начальник мог вырезать всю молодую семью. Время идёт, но ничего не меняется. Единственным законным способом выбраться отсюда была игра в футбол, которая так же не гарантировала встреч с мафией. А если тебе даже удастся выбраться отсюда, то не факт, что шальная пуля не прилетит к тебе в голову из-за бандитского налёта в каком-нибудь ночном клубе. В этом городе выжить не так уж просто, на каждом шагу смерть и опасность. Я уже начинаю думать о тех временах в Нью-Йорке, когда ты просто сидишь в баре, выслушиваешь всякое дерьмо в свой адрес и с относительно «спокойной душой» бредёшь домой.

Тот ад, тот ужас, который образовался вокруг меня за столь маленький промежуток времени, тот снежный ком событий, который катился с горы прямо на меня, убивал во мне всё человеческое. Я уже не успевал за ходом событий. Моё тело было уже впереди, когда мозг ещё обдумывает то, что сделано 30 минут назад. Я бы всё время на шаг позади в любых вещах. В моём внутреннем мире уже 12 лет не было умиротворения, внутреннего спокойствия. Все мои «леса жизни» в души были сожжены и вырублены, а последние воздушные замки пали. Я не был человеком в обычном понимании этого слова. Я стал зверем. Я не различал добра от зла, даже если бы мне показали человека, который помогал бедным и человека, который изнасиловал мою сестру. Я не скатываюсь под гору. Я уже скатился.

Единственным другом всё это время было моё тело. Оно, несмотря на свой богомерзкий вид, ещё было на что-то способно. Я делал всё на автомате и не всегда правильным способом, даже когда таковой был. Я не мог пойти обходным путём, мне всегда нужно было заявить о себе, выставить себя полным дураком в глазах моих врагов. Как ни странно, я всегда выходил живым из, казалось бы, самоубийственных ситуаций. Последняя перестрелка Сан-Пауло отгремела. Плохие парни были посажены и перешли под юрисдикцию местного правосудия. В который раз фортуна была на моей стороне, даже не смотря на все мои действия, совершённые в этот период. Вынес ли я из этой истории урок? Об этом я спрашивал себя последний месяц.

Прошёл месяц после всех событий в Сан-Пауло. С телевизора на пляже отгремели срочные новости про те волнения, и, казалось, это было последнее, о чём мне и всем остальным надо было знать. И вот теперь я тут, сижу на пляже, пью колу, сбросил пару кило, но шрамы на лице ещё дают о себе знать. Но они уже не горят, как тогда. Душа заполняется приятными воспоминаниями из моей прошлой жизни, мозг трезвеет и больше не тянет к алкоголю. Вокруг только море… и большое солнце, которое освещает мой путь. Но уже другой путь, без боли и разрушения. Путь героя.

Американского героя, защитника обездоленных.

«И вот я снова у этой двери в ту жизнь. Пришёл трезвым, обновлённым, с другим взглядом на вещи. Но нужно ли мне переступать порог? Да и дверь заперта. Тут я вспомнил про ключ. Вопросы отпали сами собой.»

53 комментария