Стрим-центр5 в эфире
Марафон NES Mini Nuke73 стримит Kid Icarus
ИДЕМ в ТОП + Играем с ПОДПИСЧИКАМИ VOLKOFRENIA стримит Paladins
TRAP bekugrap стримит Dota 2
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

16 91 1527
6 мин.

Очень многие исследователи творчества Джойса посвящают чуть ли не целые монографии вопросу того, мастурбирует ли Мол ...

Очень многие исследователи творчества Джойса посвящают чуть ли не целые монографии вопросу того, мастурбирует ли Молли Блум, рассказчица последней главы “Улисса”, а если мастурбирует, то в каких именно отрывках.

Признаюсь, во время чтения третьей части “Атланта, расправившего плечи”, меня мучил этот же вопрос - мастурбировала ли Айн Рэнд во время написания своего “романа идей” и в каких именно местах. В тех, где главная героиня отдается самцу после десятистраничного монолога о связи рационализма и потенции? В тех, где обнаруживается, что в романе всего четверо человек, достойных по возрасту/положению внимания главной героини; все они без памяти в нее влюблены, трое из них с ней спят? Или же в 25-страничных монологах главных героев о деньгах, силе творческого воображения, преступности эмпатии? Я бы уделил больше времени вопросу “Кто есть Джон Галт?”, но к началу третьей части, благоразумно названной “А - это А”, становится понятно, что Джон Галт - это Джон Галт. Ну, это еще и мое альтер эго в игре Spacechem, конечно, но мы отклоняемся от сути вопроса.
“Атлант, расправивший плечи” - роман об Атлантиде, но не утерянной, а вновь обретенной, о том, как притесняемые интеллектуалы, наделенные эмоциональной зрелостью пятилетних детей, уходят от обидевшего их общества под пафосные оды человеческой амбиции. Это гимн праксису, разделение всего сущего и мыслимого на нужное и ненужное - с последующим отделением зёрен от плевел. Нетрудно догадаться, что из сотен действующих лиц пасквиля этот отбор провести способны лишь пятеро людей - главные герои пьесы; именно на них обрушивается обезличенная, беспощадная, прогнившая эмпатией людская масса, чудишще, которое обло, громадно и миллионозевно. Мы с вами где-то в серединке, к слову, помашите родителям. Поколение поросят.

Первые полчаса-час игры Bioshock кажется очень упрощенным модом на System Shock 2 (подставьте сюда Deus Ex, если вы не застали SS2). Те же мутанты, обезлюдевшие коридоры, тот же дизайн карт, миниигры на взлом всякой всячины, два вида валюты. И главный противник сперва кажется обычным сошедшим с ума деспотом - но только на первый. Дело в том, что почти вся идеология Райана полностью скопирована из речей положительных персонажей “Атланта”, разве что в романе вместо ‘parasite’ чаще фигурирует слово ‘looter’. Даже реклама огненного плазмида - ’fire at your fingertips’ (“огонь у кончиков ваших пальцев”//”прирученный огонь”) - дословная цитата из романа. Но это вы, скорее всего, уже знаете, и я поведу речь вовсе не о соответствиях романа и первой игры - геймдизайнер осознанно выстраивал эту аналогию, намереваясь показать, почему “солнечный город” на беспросветной глубине - фикция. Слишком сложно, друг. Это как бить по лицу маленькую девочку, рисующую на обоях единорогов, увесистым учебником палеозоологии или генетики, обернутым в дольку гигантского лимона. Если вкратце, то игра рассказывает нам о том, почему нельзя разбавлять спирт говном - он теряет чистоту вкуса, а говно ничуть не облагораживается; вам может показаться, что эта мысль не стоит и потраченных мною слов, не то что целой игры - так и есть, но обо всём по порядку.
“Атлант расправил плечи” - это американская платоновщина, русский дичок, пересаженный на каменистые склоны Голливуда. Первая часть книги настолько проникнута духом человеческих свершений и лишена каких бы там ни было социальных и экономических противоречий, что сравнить ее можно только с послереволюционным творчеством страны, только что поднявшейся с колен: налицо все симптомы счастливого одурения, когда впереди только вечные двигатели и залитый солнцем стеклобетонный город счастья, а позади - только обиды, склоки и разногласия. Как пример - цитата из Платонова: “Вермо глядел ей вслед и думал, сколько гвоздей, свечек, меди и минералов можно химически получить из тела Босталоевой. "Зачем строят крематории? - с грустью удивился инженер. - Нужно строить химзаводы для добычи из трупов цветметзолота, различных стройматериалов и оборудования".” В этом одном предложении - вся первая часть “Атланта”, от и до. Человек - всё та же тень на стене, но на сей раз тень отбрасывается тем, что не существует вообще, некими чертежами идеального мироустройства. Только со второй части Айн Рэнд пытается хоть как-то раскрыть это мироустройство и своих героев (и вместе с тем угодить Америке, но речь не об этом) - доказать, почему эгоизм лучше эмпатии, почему правительство есть узаконенная мафия, плюющая на конституцию, и почему человек должен отдавать больше, чем потреблять (да, здесь противоречие с первым пунктом, но это же Айн Рэнд, мать ее, она состоит из противоречий). Но как бы писательница ни уверяла меня, что ее персонажи повсеместны в нашей реальности, и подтверждением тому якобы служит сам факт издания книги, я не верю. Почти как Станиславский. Мисс Рэнд (да, она вышла замуж, но там “всё сложно”) брала живых магнатов-селфмэйдменов, вроде юдофоба Форда, разрезала их на части, выбрасывала в корзину всё, что не вписывается в канву, а потом сшивала из них своих бесполых литературных франкенштейнов. Игра в куклы, скажете вы. Но республиканцы ее полюбили (Айн Рэнд против бумажных денег и правительства, напомню), а вслед за ними ее заметила и половина населения Америки (Айн Рэнд против Бога и потребления, она за производство исключительно орудий производства и услуг для производства).

Кен Левайн, геймдизайнер Биошока решил с ней поспорить - на ее же территории - и безнадежно проиграл. Невозможно с помощью логики убедить нелогичного, как и невозможно говорить с человеком, который не настроен слушать. Главные герои Айн Рэнд подчеркнуто анархично-аполитичны, у них нет выраженного желания доминировать над себе подобными, им чуждо насилия. Меж тем Биошок начинается с распятий - и всюду подчеркивается, что инициатором этой травли выступил именно Райан. Стали бы герои Рэнд убивать и мучить людей? Нет. Они бы выдворили их за пределы своего рая и поставили бы архангела с огненным мечом.
Собственные же метафоры Биошока предельно натянуты и искуственны: would you kindly не выдерживает никакой критики хотя бы потому, что геймдизайнер ясным текстом нам говорит, что "принуждение" - это фикция. Первую половину игры мы молчим и слушаемся одного персонажа, вторую половину игры мы наделены свободной волей, но молчим и слушаемся второго, а на самом деле просто едем в тележке по рельсам, которые проложил для нас сам геймдизайнер, и ничего с этим поделать нельзя - другую игру он сделать не смог/не захотел. Маленькие же сестрички - это вообще за гранью добра и зла, прием из разряда "Вы согласны с моими доводами или едите детей?", до такого даже сама Айн Рэнд ни разу не опускается. В сухом остатке (bad pun) - заласкавшее себя до безумия общество потребления сомы, жажда власти, спор хозяйствующих субъектов. Да, некоторые персонажи прикрываются цитатами из "Атланта", но сходство скорее поверхностное, чем идейное; и спор между Кеном и Айн кончается, так и не начавшись.
Фрэн: Неужели тебе не надоели эти вечные сигареты и выпивка?

Бернард: Знаешь, честно говоря, после многих лет курения и пьянства ты иногда глядишь на себя и думаешь...

Фрэн (сострадательно): Да...

Бернард: Где-то между первой утренней сигаретой и четырехсотым бокалом кислятины из соседнего магазина, выпитым в три часа ночи ...

Фрэн (понимающе): Да...

Бернард: Ты глядишь на себя и думаешь — фантастика! Вот это настоящая райская жизнь!
К месту будет вспомнить Bioshock 2, который, будучи простым рельсовым шутером, устранил основное идеологическое противоречие первой игры - Большая сестра здесь теперь обычная Большая сестра, она следит за всеми жителями, а это плохо; и мы опять бездумно, на инстинктах боремся с самым обыкновенным тоталитарным режимом, аминь.

Подводим итоги: Айн Рэнд - это "роршах" американской литературной сцены, бульдог, для которого весь мир - чёрное и белое. Она считает, что компромиссы хуже и гаже анкилостом. Идеи Айн Рэнд невероятно трудно оспорить хотя бы потому, что она вырисовывает особый, несуществующий тип людей, которые находятся в симбиозе с такими идеями. Именно на реальности этих людей надо было строить свою полемику Левайну, но он решил ограничиться своим обычным повествованием (см. Систем Шок 2), украсив его сверху цитатами сумасшедшей женщины. На мой взгляд, получилась такая безвкусица и китч, что смотреть тошно, а вовсе не "лучший нарратив в играх ВАБЩЕ", как пытается втолковать мне зарубежная профильная пресса.

P.S. Конец первого Биошока жалок и убог даже по меркам игр, а особенно по сравнению с "Атлантом, расправившим плечи", в котором вооруженные идеалисты врываются в комнату пыток и спасают главного героя, чтобы пролететь в предрассветной тишине над мертвым, тихим Нью-Йорком в свою солнечную колорадскую страну кокань и предаваться там индустриализму не больше 12 часов день ради собственного, но не общественного блага.

http://grooveshark.com/s/Brazil/3qv1Is?src=5