Стрим-центр16 в эфире
Смотрим масштабное обновление Paragon - "Монолит". Раздаем коды! Michael Kuzmin
Infestation New Z Убиваем людишек PSIH47 стримит Infestation: NewZ
Новая Хк лига Path of exile Onlyhardcoree стримит Path of Exile
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

3 3 1325
24 мин.

Трудно было собрать силу воли в кулак, чтобы побороть лень, но все же - Вашему вниманию: я доделал еще один кусочек ...

Трудно было собрать силу воли в кулак, чтобы побороть лень, но все же - Вашему вниманию: я доделал еще один кусочек своего рассказа про ведьму.
Кто не в курсе :когда-то давно, я выложил свой рассказ, но он поднял бучу, потому что был написан на украинском. И я решил адаптировать его на русский. Но так как свободного времени мало - перевод немного затянулся. А также я продолжаю работать над рассказом дальше. Так, что если кому-нибудь припадет к душе - читайте.

А вот линки на первые две части:
Первая глава - http://kanobu.ru/blog/id247494/
Вторая глава - http://kanobu.ru/blog/id272545/

Немножко третьего
Что есть мир - это лишь маленькая песчинка в глубокой чаши бесконечной неизвестности ... И когда разглядеть эту песчинку - станет неинтересно.
Моё Мнение
Возможно, и есть радость возвращения домой для кого-то долгожданной, когда каждый дюйм твоего тела содрогается от знакомого, когда сердце колотится в миллионах чувств, которые охватывают с ног до головы ... Но иногда серая реальность может оскалить свои зубы в цветных картинках , что аж режет в глаза. И тогда возвращение превращается просто в ужас. Все вокруг заставляет почувствовать бремя, тяжелое бремя, которое ложится на плечи, и его просто невозможно сбросить, ведь - это твой дом, твой мир ... И хочется бежать, да нет - все вокруг будет постоянно напоминать о том, что некогда было пережито, что некогда было оставлено позади ... Куда ни пойди - везде с тобой рядом будет идти твоя тень. От нее не уйдешь, как и от самого себя, как и от судьбы. Этот проклятый фатум: почему, чтобы почувствовать вкус сладкого, надо познать вкус горького ... (Только мысли, но, иногда, они словно черви съедают тебя изнутри, хотя ты еще жив - и жить хочешь дальше).
***
Снова множество чувств, которые напоминают, что ты жив, вернулись в тело. Доминирующим, конечно, была боль. Иначе нельзя, когда твою материальною сущность, будто пожевал и потом выплюнул крокодил:
- Где я? - Первое, что пришло в голову, когда юная девушка снова пришла в себя. Она лежала на кровати в неизвестной комнате. Ее движения были ограничены белыми простынями, в которые она была закутана, как маленький ребенок, только на месте грудной клетки было засохшее кровавое пятно. Сразу в памяти хаотичными вспышками вынырнули ужасные картины "судного" вечера ... Над ней склонился человек:
- Привет Франциска. - Его голос имел приятную тональность, хорошее произношение делало этого неизвестного еще более загадочным, не говоря уже о его мудром выражении лица. Можно с уверенностью сказать, что этот человек увидел многое, за свою немалую жизнь, и все это застыло навсегда в виде морщин. - Меня зовут отец Эдмон. Трудно было тебя найти. Не думал, что это будет дочка Анет ...

- О чем это вы? Может хватит говорить загадками и начать рассказывать все более человеческим языком. - Не утерпела девушка, ярость перехватила дыхание.
- Не стоит сердиться. У каждого свое призвание. Сказать правду тебе очень нужно. Но готова ли к ней? - Мужчина нахмурился, его мысли захватили разум. - Начинать с начала нет никакого резона, все равно, что было, то сплыло, и его уже не вернешь и изменишь ...
Речь прервалась на полуслове - со скрипучим писком открылась дверь, высвободив свежие потоки света и запахи ладана - в комнату вошел кот, серо-полосата шерсть блеснула на лучах. Он быстрыми скачками бросился к кровати, где лежала девушка, и запрыгнул. Удар от его лап пошел эхом боли: «Ах ты полосатый слон!» - Девушка была готова схватить его и раскрутить за хвост, но кот есть кот. Он прижал к ее лицу своего холодного носа и по-подхалимски начал мурлыкать. - «Ну все! Хорошо, хорошо! "
- Знакомься, это Хо! - Сообщил отец Эдмон. - Хо не мешай, пожалуйста.
Кот будто понял человеческую речь. Он уселся тихонько на подушке над головой и сделал вид, что спит.
- На чем я остановился ... Ах, точно. Случившееся с тобой не случайно ...
- Что? - Будто холодной водой тебе брызнули в лицо - такое было удивление от слов у девушки.
- Я тебя понимаю ...
- Нет, не понимаешь.
- Прекрасно понимаю. - Мужчина опустил голову, тема разговора также была ему болезненная и неприятная. - Хо покажи ...
Он обратился к коту, как к человеку. И кот послушался: «Я наверное сошла с ума» - то, что увидела девушка поразило ее изрядно.
Полосатый хищник домашнего применения неохотно слез с кровати на пол. Удивительно было наблюдать как кота действительно колбасило не по-детски. Он принялся вертеться по доскам, хватая себя же своими лапами, пытаясь содрать с себя кожу. Фран (сокращенно от Франциска) не верила своим глазам - кот начал увеличиваться, его кости росли с неимоверной скоростью. Но пугало не это, что кот начал странно себя вести, а то, что он начал принимать форму человеческого тела. Его лицо стало обычным, руки, ноги, о боже мой, даже «стыд» тоже был как у человека - молодой парень стоял во всей своей красе.
- Накинь что-нибудь на себя и возвращайся. - Сказал ему старик. Парень вышел из комнаты, только голые ягодицы сверкнули на свете ... но сейчас совсем не об этом. - Удивлена, вероятно что удивлена ...
- Какого черта? Ай! - Девушка почувствовала резкую боль на ее лице, а во рту привкус крови.
- Вот видишь, что ты наделала. Шов разошелся. - Отец достал чистый платок и прижал к лицу девушки. - Тебе лучше пока что помолчать. Все, что нужно знать я тебе расскажу, но потом опять отдыхать. Ладно?
Фран больше ничего не оставалось кивнуть головой в согласии, ибо не было никакого выбора.
- То, что ты только что видела, называется преобразованием. Метаморфозой человека в животное и наоборот.
Достаточно безумно все это звучало, но разумного объяснения все равно никто не знает:
- Каждый, кто рождается, имеет определенную силу, ее нельзя назвать магической, скорее это демоническая сила. Ибо у каждого есть свой демон и свой ангел хранитель, сопровождающие всю жизнь. И вот эта сила у каждого проявляется по-разному. В большинстве случаев она просто исчезает, но остаются единицы, в которых эта сила продолжает существовать. Обычно, у мужчин это превращение в различных животных. Но вот женщины наоборот становятся теми, что у нас привыкли называть ведьмами. Удивительно то, что это происходит в восемнадцать лет. К этому их называют теми, которые еще не танцевали ...

«Вот, что они значили, те слова ... То чудовище думало, что я стану ведьмой ... Чтоб его трижды ...» - разум девушки с трудом расхлебывал кашу, что так круто заварилась.
- Но в ночь восемнадцатого дня рождения сила, которая в них живет, пробуждается на полную мощность. Она зовет их к себе подобным. Эти девушки словно в трансе начинают свое необратимое путешествие на место собрания. Другими словами на шабаш, где только целомудренные тела превращались в ведьм, всех остальных заживо варили в огромном котле и съедали.
Трудно рационально думать, когда каждое слово пахнет откровенной чушью. Однако, что было пережито девушкой за последние несколько жизненных мгновений, заставляло ее неохотно поверить, ибо разобраться во всей этой паутине, в которую ее запутала судьба, самостоятельно просто невозможно.
В комнату вернулся мальчик. На нем было одета обычная рабочая рубашка и рваные штаны, латанные-перелатанные. Он тихонько подошел к отцу Эдмону и спрятался за его спиной.
- Это все звучит невероятно. Но то, что я скажу тебе далее, будет еще более похожим на хорошо продуманную сказку, чем настоящую реальность. Ведьмами можно было стать лишь тогда, когда сам черт с тобой затанцует, и ты, как это ни противно звучит, поцелуешь его холодный зад. Картина, конечно, омерзительная, но это еще цветочки, ягодками было то, что на каждом шабаше происходили демонические оргии. Каждая девушка должна была пройти через рогатого прихвостня Сатаниэля, т.е. Дьявола. - Мужчина перевел дыхание. Ему трудно рассказывать такие вещи. - Однако девушки знали на какой риск идут. Ведь после того, как запляшешь с темным уродом, твое имя заносят в Красную книгу, которая является ничем иным как сделкой с тем же Дьяволом. После записи твоя душа становится черной. Сила, которая все время в тебе дремала, начинает бурлить на полную катушку. Но и это не все. Способность летать также приходит с этой силой. Однако радует, и тот факт, что не все смогут с первого раза полететь как птицы, большинство новоиспеченных ведьм просто напросто разбиваются насмерть ...
В голове Франциски все закружилось. Она не могла понять: это было от услышанного, или через боль, которая миллионами игл заколола в грудь ... Сознание начало терять контакт с окружающим миром. Лицо мужчины, который с беспокойством начал суетиться возле нее, захватило размытое воображение. Все было будто через кривое стекло, а затем начало постепенно гаснуть, уступая дорогу уже знакомой темноте.
***
Девушка открыла глаза: картина была из разряда «а-ля тю-тю» ... Она стояла посреди пустыни серого песка. Страх снова неожиданно захватил ее сознание - легкость ощущалась по всему телу: «Неужели опять ...» - подумала юная особа. - «За что мне это все?» Но ответа, конечно, же никто не даст.
Пустыня угнетала. Покрыто черными грозовыми тучами небо летело с невероятной скоростью. Песчаная буря крутила тонны песка. Трудно было устоять на ногах, которых к тому же совсем не видишь и не чувствуешь. Куда идти или стоять на месте - грызло мысли затуманенной головы девушки. «Долбаная жизнь, и после смерти нет никакого покоя. Дураки, кто верит, что попадет в рай ... Ага, уже ... разогнались ... Надо еще туда добраться. А там как всегда «Свободных мест на данный момент нет, извините» или нечто подобное». - Отчаяние проникло в мысли и скулит, словно надоедливый комар среди жаркой летней ночи.
- А-а-а-а ... - где-то далеко раздались голоса. Их было много. Каждый был громче другого.

Тело всячески сопротивлялось, но отчаянные мысли уже не могли больше сдерживаться. Девушка решилась сделать последний рывок своего существования, чтобы узнать, кому принадлежали эти голоса. Она понимала, что это может быть последним, что она вообще может увидеть или услышать, но безысходность заставляла ее руки опуститься. Франциска уже не хотела бороться, а зачем ... Если ее там съедят - это будет еще лучше, чем скитаться так целую вечность по этой долбанной пустыне ...
Трудно было двигаться против ветра, особенно когда сам не имеешь материального тела. Но теперь уже интерес подгонял девушку. Она чувствовала, что движется в правильном направлении - крики становились все громче и громче ...
Ужас захватил врасплох: «Чтобы меня трижды об дерево ...»

Голоса принадлежали сотням, нет, тысячам душ. Однако не это пугало до усира..., то есть, до смерти - огромная, возможно, десятиметровая, тяжело и подобрать нужное слово, уродина тащила их каждую на длинной цепи. Девчонка протерла глаза, но картина осталась прежней, а, возможно, еще ужаснее.
Это дьявольское существо было произведением наиболее сумасшедшего воображения на всем мире - голова, точнее череп скалил свои зубы, наслаждаясь мучениями закованных в кандалы душ. Вместо глаз из черепа торчали длинные закрученные рога. И действительно, зачем глаза в пустыне, где нет солнца, один лишь ветер и песок ... Оно шло длинными размеренными шагами по натоптанной дороге, которую знало и без органов чувств. Чтобы это не было, но он почувствовал родную стихию. Густая грива рыжих волос была будто бы продолжением ветра. Трудно сквозь песок разглядеть всю уродливость этого чудовища - скелет из гигантских костей мог двигаться и без помощи мышц. Законы разумного отдыхали - ведь это ад. Иначе не скажешь ...
Костяные руки монстра волочили за собой девять толстых тяжелых цепей, к которому были прикреплены менее короткие - для каждой души. Мертвые нематериальные памятники жизни человека кричали, дергались, пытались сорвать с себя оковы, но это еще большие муки приносило им.
Страшная картина - маленькие дети тоже здесь были, им был отведен свой цепь. Они не могли идти, поэтому их маленькие тела просто раздавливало звеньями, оставляя лишь драные саванны.
А на другом вообще - души умерших ели друг друга ...
Если бы было такое возможно, то у девушки бы точно отвалилась челюсть. Конечно, что же в переносном смысле. Она стояла как вкопанная - ужас был самый сильный из всех возможных. Переосмыслить все, что здесь происходило просто невозможно. Ведь того, что не может быть, есть в действительности. То, что всегда считалось несуществующим, теперь происходит прямо перед глазами.
Ужас резко изменился на тревогу - Фран увидела на одной из цепей свою мать ... Немое выражение крика застыло на лице девушки: ее мать была закована в кандалы по рукам и ногам, а на шее был надет ошейник, словно у собаки, но головы не было - окровавленные пальцы прозрачной души держали ее за волосы, но голова постоянно выпадала из рук, и другие души бросали ее обратно владельцу.
«Мама ...» - больше ничего не смогла из себя выдавить девушка. Этого было достаточно, чтобы глаза у отрезанной головы сосредоточили свой взгляд на девичьем лице. Опустевшие материнские глаза были самой большой мукой для юной особы. Губы, что-то стремились сказать, но воздуха для звука не было - отдельно от легких ...
Слезы в этом месте ничего не значили. Их здесь было море. Каждый навзрыд рыдал, но зачем или за чем. Все равно не будет все как прежде, не уйдешь от судьбы, не уйдешь от ада, никто неособенный, никто сразу не попадает в рай к вечному блаженству. За свою жизнь рано или поздно придется расплачиваться. И хотя ее нарочно кто-то укоротил, это ничего не изменит. Все равно она твоя. А на убийцу ждет своя мука, своя цепь.
«Вот оно!...» - ум девушки словно озарило светом внезапного просветления. Странно, а местами и банально, но от своего назначения также не уйдешь: «Я отомщу за тебя мама. Я воздам полную цену расплаты за себя ... » - горькие реки с глаз, казалось, изменились на реки ярости. Франциска окунулась в мир адреналина. Она думала, что вот-вот взорвется изнутри, как вдруг ... Знакомое ощущение боли, словно электрический ток, прошло по всему телу, но на этот раз еще было странное то, что мелкими мурашками по коже пробежал мороз. Изо рта с каждым дыханием вырывалась пара - холодно, стало невыносимо холодно. Ощущение значимости утратило свое значение. Призрачное тело девушки-то дернуло вниз, будто кто привязал ее за ноги к лошади и дал такого рысака.
***

Возвращение в мир живых всегда неприятное. Но на этот раз было слишком неприятно - девушка начала приходить в себя от пронизывающего холода и влажности вокруг ее тела: «Неужели это я ...».
Она попыталась пошевелиться, но все усилия были напрасными, только тихий плеск воды нарушил тишину.
Фран оглянулась вокруг, насколько ей позволяла сделать это шея - она лежала в интересной какой-то посудине, очень подобной ванны, в комнате, где не было ни окон, ни, казалось, дверей. Лишь одинокая свеча мелькала слабым огоньком, давая слабое освещение.
ШР-шрх ... - в комнате Франциска оказывается не сама. После таинственного шороха прозвучали едва слышные мелкие шаги.
Девушка притихла - живое сердце в груди дало о себе знать. Приятно чувствовать как оно бьется от волнения, от легкого страха, который, казался, начинал становиться неизменным спутником девичьего жизни. Ко всему можно привыкнуть, но не до страха. Он всегда заставляет чувствовать, что ты не идеален, что, как говорится, на каждого раба свой кнут найдется. Но это ничего. Только дураки ничего не боятся, поэтому очень часто до них доходит уже слишком поздно.
Тихий скрип - тоненькая полоска света, юркнула в помещение, помогла разглядеть полосатый хвост, который лениво колыхался: «Хо?»
Девушка вспомнила, как из маленького кота образовался парень. Она все еще не могла понять как такое вообще возможно в природе ...
Снова скрип двери - на этот раз в комнату входили отец Эдмон и Хо в виде молодого паренька:
- Какие ощущения? - Вопрос мужчины был несколько непонятным. Он имел двоякий смысл.
- То есть? - Больше ничего не пришло в голову девушке.
- Ты снова покинула свое тело.
- Так это не был сон? - Фран до последнего верила, что это был лишь кошмар, но старик, словно тот ветер, разрушивший последние песчаные замки.
- Нет. Ты опять умерла ... Ну, точнее говоря, ты и сейчас-то мертвая ... - отец Эдмон понимал, что такая новость не каждому понравится. Другой бы давно отослал его куда подальше, а то и вообще бросился бить морду, но не девушка. Она лежала в холодной воде с выражением, будто получила по голове кувалдой. - Хо, помоги.
Мужчины подошли к ванне и начали поднимать девушку на ноги. Новость заглушила окружающий мир - чувство стыда сейчас крепко спало, ему было совершенно безразлично, что девушка была в том, в чем ее родила мать. «Мертвая? Что значит мертвая? Я дышу воздухом, чувствую сердце ... » - думать можно было что угодно, но факт остается фактом ...
Хо, хотя был молчалив, за все время Фран не слышала от него ни слова, но удивительно проворный - он сразу принес девушке теплый халат, но ничто не согреет душевные раны. Отец Эдмон старался быть вежливым и приветливым, но это не очень помогало в данной ситуации:
- Болтовни с тобой нам светит много, поэтому мы с Рикардом приготовим пока что что-нибудь поесть, а ты приведи себя в порядок. За эти два месяца, что ты у нас, я думаю, ты хочешь, наконец, увидеть себя в зеркале. - Человек словно читал мысли. Однако фраза о двух месяцах зависла знаком вопроса:
- Какие два месяца? - Недоразумение девушки вылилось через край разумного и толкового.
- Ты была в загробном мире два месяца. Так я думаю, что ты немножко удивлена ...
- Немного!?
- Ха-ха! - Старик засмеялся, будто это была какая-то смешная шутка. - Прости меня. В это трудно поверить, но время относительное понятие - здесь прошло два месяца, однако в мире умерших, кажется, будто прошло несколько минут или часов. Ну, хорошо, все вопросы потом. Одежда лежит на кровати. Извини, но женского нет, выбирали из лучшего.
- Да ничего. - А что еще скажешь. Девушка стояла посреди комнаты удивлена, озадачена, забитая ... одинокая и смотрела, как мужчины оставляют ее одну перед своим кривым изображением в плохонькой зеркале, которое увидело не одно поколение, но ничего не могло сказать, поделиться впечатлениями или мудростью, а в трудное время - приласкать и шепнуть на ухо что-то успокаивающее. Боязливо ей было подойти к нему и посмотреть на то, что сделала с ней жизнь. Однако решение, что рано или поздно наступит время, когда надо будет столкнуться со своим я. Так почему это не сделать прямо сейчас.
- Ой! - С глаз девушки полились горькие соленые ручейки слез. Она закрыла лицо руками - взглянула опять, думала, что это лишь померещилось, но нет - когда ее красивое лицо было обезображено кривым шрамом, который красной змеей пересекал ей лицо ... Теперь на нем была зла улыбка. Слезы потекли еще сильнее - волосы, ее длинная коса, ее черные волнистые пряди - их нет, теперь только глуповатая стрижка. У того цирюльника, который создал такое, точно руки растут не из того места, что у нормального человека.
Сердце колотилось как безумное - оно знало, что это только начало того отчаяния, которое захватит девушку, когда она посмотрит на свое молодое тело. Она вспомнила, как острое лезвие резало ее плоть, боль словно разряд грома пробежала телом, оставив после себя лишь неприятные спазмы.

- О, Боже мой! - Фран села на пол, обхватив себя руками за плечи. Она не могла с собой ничего поделать - слезы перешли в рыдания, судороги трясли ее, словно тоненькую березку на сильном ветру ... Разум полностью отказывался воспринимать то, что видели глаза, он до последнего боролся с реальностью, успокаивая себя мыслями о длинном безумном сне, который вот-вот закончится, и глаза откроются от ослепительного утреннего солнца ... Глаза открылись, но вместо приветливого желтого лица они видели лишь обезображенное тело, которое было покрыто грубыми рубцами шрамов на грудной клетке - нет больше того, чем наградила ее матушка природа, только воспоминания ... Пугало еще и то, что все туловище, руки, ноги были покрыты странными рисунками, не менее странными надписями, которые жутко начали чесаться. Франциска вспомнила знакомые ощущения, что были в Афаре - тату сделали ее еще более страшной.
Тук-тук! - Стук в дверь был неожиданный. Девушка вздрогнула и быстро накинула на себя халат.
В комнату вошел отец Эдмон. Он увидел, что юная особа сидит вся в слезах, и присел возле нее:
- Ну чего ты? Хуже уже не будет ... - он понял, что Фран увидела себя в зеркале.
- Да куда же хуже! - Девушка спрыгнула на ноги, в ее жилах сейчас пульсировала ярость, ей так хотелось заехать этому спокойному мужчине в нос, но невидимая сила сдерживала ее от бессмысленного поступка, который мог обернуться в неизвестно что.- Вы можете мне кое-что объяснить, пока я не слетела с катушек.
- Да. Но сразу говорю, что всего никто не может знать ... - мужчина стремился быть вежливым, но это больше бесило Франциску.
- Я уже сама догадалась, что это вы меня спасли из огня. - Девушка вытерла слезы, которые начали засыхать на лице и печь. - Но все никак не могу понять, как вам это удалось. Откуда вы знали, что происходит?
- Мне стыдно это признавать, но если бы я быстрее поспешил, то возможно этого бы всего не случилось. - Старик опустил глаза.
- Что? То есть вы хотите сказать, что знали все до того, как оно могло произойти. - Казался безумием этот разговор девушке.
- Да, я знал. Пророк Догир предупреждал, что надо будет спасти особую девушку, в жилах которой течет голубая кровь. Но я долго не мог найти, кто это будет. Пока до Глохрена не пожаловал Мастер по истреблению ведьм. Я сразу сообразил, что он прибыл из непростой причины. Ведь, где он, там всегда пахнет смертью. - Мужчина перевел дыхание. - Я знал, что в городе только одна женщина, которая имеет в своей крови задатки к открытому колдовству - это была твоя мать. Но пророк говорил, что нужно найти девушку ... И тут я вспомнил, что у Анет есть дочь ... Но уже очень поздно.
- Вам не кажется, что вся ваша история попахивает ахинеей. - Девушка смотрела на мужчину с широко открытыми глазами. - И какая к черту, голубая кровь? ... И как вы возникли тогда с воздуха?
- Объяснить это возможно, но не обещаю, что ты сразу все поймешь толком. Трудно воспринимать на слух то, что считал несуществующим, и во что просто никогда не верил. - Натянутая улыбка получилась несколько кривой. - Когда-то давно, может лет двадцать, Догир, когда еще был в своем уме, предсказывал, что произойдут страшные вещи, что опять темнота захочет вырваться наружу, что снова свет уничтожит все живое. Этим жутким событиям будет предшествовать массовое помешательство. Однако появится девушка, в жилах которой будет течь голубая кровь ангелов. Тебе это неизвестно, однако каждая душа человека имеет свой цвет. Преимущественно у обычного человека это молочно-белая, или с оттенком серой дымки. А вот в высших творений, таких как ангелы, она имеет голубой цвет и только такой. А вот у противоположного братства, демонов, которых породила Лилит, наоборот душа черная, с отливами красного или оранжевого.
- Вы хотите сказать, что во мне течет ангельская кровь? - Сейчас пойдет пар из ушей, котелок вообще отказывался служить девушке.
- Нет, кровь то обычная. Я даже и не знаю, как объяснить тебе это все ... - у старого также теперь была каша в голове. Он знал, что на его плечи легла огромная ответственность. Сравнить его можно было с Атлантом, который держит на своих плечах целую землю обеими руками, и ведь нельзя просто так все бросить. - Сила, которой наделена твоя душа, вот что бежит в твоих венах и артериях.

- Ну, хорошо. Вы убедили меня, что я какой-то урод, который имеет ангельскую силу. Но на какой х ... хвост она мне нада. Я что самая лысая из всех?
- Ты никак не поймешь, что ты непростая. Ты ключ к тому, что в ближайшее время должно случиться.
- А что должно случиться?
- Тебе не показалось странным, что тебя покалечил не просто человек. Де´Вил не пальцем сделан. Он - инкубус.
- Инкубус? - Фран даже и не стремилась вспоминать о страшном чудовище, которое издевалось над ней и ее мамой, но образ возник сам по себе.
- Так, инкубус. Это демон похоти. На наше счастье, что он думает преимущественно тем, чем и большинство мужчин. Это и спасло тебя. Однако удивляет то, как он мог стать на такой путь?
- Он-то твердил о приходе Великого Зверя. - Девушка хотела помочь составить до кучи мозаику.
- Великого Зверя! - Испуг на лице Эдмона был такой, что словами просто трудно передать. - Неужели все может случиться на самом деле? Тогда все хуже, чем мы себе представляли.
- Что это значит? - Девушка не могла понять о чем теперь вообще идет речь.
- Несколько, совсем немного человек, которые называют себя "приближенными", всегда стремились к поддержанию равновесия этого мира. Они несут в себе необычную силу, которая есть у каждого из нас, однако они развивают ее в совершенно ином русле. "Приближенные" несут в себе свет, который не дает пробиться демонам и другим еще хуже чудовищам в наш мир, но и этот свет не дает возможность спуститься и тем, кто царит наверху. Я и Догир, пророк о котором я упоминал, также является "приближенными". Каждый из нас имеет особый дар: Догир может предсказывать, а я имею силу моргать. Т.е. мгновенно перемещаться на дальние расстояния, однако в те места, о которых я знаю. Вот как я смог тебя спасти из огня. - Он вздохнул. - Мы несем не одно поколение тайну о сотворении мира и о его уничтожении. Нынешняя церковь знает лишь краткий рассказ об этом. Церковные служители постоянно болтают о приходе Великого Зверя, а простой народ обычно распустив уши ест это да еще и причмокивает, но никто ни на минуту не хочет поверить в те разговоры, потому что все думают, что это лишь красивая ужасная сказочка, которая учит не быть букой и угрожающе показывает пальчиком, что все когда отдастся с полна, но это ой как будет не скоро, так что можно жить так, как заблагорассудится. - Мужчина замолчал, на его лице было написано, что его что-то смущает. - Одного только не пойму: как Мастер-инкубус так быстро нашел вас?

- За то я знаю. - Франциска начала одеваться в мужскую одежду, который ей приготовил старый. - Отец Андре выдал нас за милую душу.
- Возможно. Однако я не думаю, что он такой дурак, что вот так просто подчинился нечистой силе. Он знает, кому доверять, а кому - нет. Хотя такого не может быть ... или нет?
- Что?
- Я знаю, что неудобно спрашивать тебя о той ужасном мгновении твоей жизни, но все же. Ты ничего не заметила странного в инкубусе. - Старый был полностью серьезен, хотя его вопрос таким не было, в виду того, что сама тварь была на все сто с лишним процентов странной из всех странных существ. - Никакой татуировки не было на нем?
- Он хвастался передо мной своей меткой. Некий треугольник с какими-то странными завитками.
- Я не был уверен, но догадывался ... - Отец Эдмон наклонил голову, над чем-то раздумывая.
- О чем? - Любопытство добавилось к тому водовороту всевозможных чувств, которые насыщали весь юный разум.
- Три шестерки ...
- Не поняла?
- Это не просто метка. То три проклятые шестерки - знак антихриста вот что это такое.- Мужчина был смущен.
- Значит тот, кто убил мою мать и чуть меня также не отправил к праотцам, есть антихрист. - Фран села опять на пол перед зеркалом: «Почему все, то плохое, что могло случиться, случилось именно со мной?" - Как мне его найти!?
Вопрос девушки настолько шокировал старика, что тот даже не смог произнести ни слова.
- Это бессмыслица! - Только это он сейчас мог ответить. - Зачем тебе его искать?
- Если он тот, кто заварил эту кашу, то я имею цель с ним приятно пообщаться. - Сарказм был неуместным, но он четко вычерчивал о намерениях девушки. - Да еще я должна сделать некоторую услугу.
- Это ты о чем? Какую услугу? – Казалось, мужчина и девушка теперь поменялись местами - он окончательно потерял ход умного разговора, который превратился теперь в нечто похожее на бред сумасшедшего.
- Когда я была в Афаре, меня спасла одна странная личность. Она помогла мне вернуться оттуда. - Франциска не хотела этого бы рассказывать, но надо же кому-то доверять.
- Но как такое возможно? - Чаша удивления у старого Эдмона перелилась за край. - Это мы помогли оттуда вернуть твою душу. Твои татуировки это не просто красивые картинки - это символы старого мира. Изображение Феникса помогло создать из твоего тела клетку для твоей души.
- И она так сказала. Что, те кто меня пытался вернуть, только тратят свои усилия и более ничего. Мое тело - это клетка для души? Или я уже совсем ку-ку или опять чего-то не уловила?
- Только одному существу такое возможно ... вернуть с того света, который создала она же сама. Это тупость! - Мужчина выкрикнул последние слова с чувством несогласия. - Это не может быть Лилит ...
- Лилит? - Девушка посмотрела на него из-подо лба. - Это та женщина со странной рукой ...
- Она дала тебе попробовать эдемов плод - яблоко? - Эдмон спрашивал и боялся, что сам дал ответ на свой же вопрос.
- Да.
- Вот. - Старик ударил себя ладонью по лбу. - Ты попробовала самый страшный грех - грех обмана. Того яблока пробовали только двое Адам и Ева. А теперь и ты ... Значит действительно наши усилия были напрасными ... Хотя нет же. Ты все же вернулась, хотя-то ненадолго, но ты теперь имеешь свою миссию, которая не заставит тебя долго ждать.

- Почему я вернулась ненадолго? - Фран казалось, что она способна принять уже любую правду, пусть это будет даже что-то страшное. - Мне так кажется, или вы постоянно чего-то не договариваете.
- Не то чтобы не договариваю, просто не знаю, как это правильно сказать. - Отец Эдмон приблизился к девушке в упор и взял ее за плечи. - Твое тело претерпело страшные муки и отказалось дальше существовать, потому твоя душа и попала в Афар. Мы с Хо долго думали как сделать так, чтобы тебя вернуть - результат ты видишь сама. Твое тело покрывает тату Феникса, которое заставляет твою душу держаться в теле, но тело функционирует иначе - все внутренние процессы замедлены ... То есть ты тихонько снова умираешь. Но клетка не может держать крепко твое духовное тело. Время от времени оно будет вырываться из физического - это уже раз произошло. Вот почему ты проснулась в холодной воде. Это было для того, пока ты была за пределами нашей реальности, чтобы физическая оболочка не стала пропадать ...
- Все ничего не говорите больше! - Франциска отказывалась всячески верить в то, что услышала. Нет, такой правды она точно не стремилась. - Отец Эдмон? - Она прижала свою израненную щеку к плечу старого. - Я что теперь живой мертвец?
- Нет, совсем нет. Просто твоего жизненного времени отведено теперь не так много как для других. - Он еще сильнее прижал ее к себе. - Поверь мне, каждая минута жизни бесценна. Не смотри на то, что так мало времени ...
Однако девушка уже его совсем не слушала. Она погрузилась в мир своего отчаяния. Только сейчас она поняла, что в этой вселенной она, Франциска де´Моррис, осталась совсем одна одинешенька, никому не нужна ... Слезы лились рекой, не соленой, а горькой рекой - ощущение полного уничтожения: только кому-то она оказалась нужна для осуществления своих бессмысленных предсказаний, а так просто напросто ее бы и никто и не собирался возвращать. Резким движением она оттолкнула старого служителя церкви:
- У вас есть лошадь?
- Есть - человек не мог понять к чему это. - Старый Гонза. Зачем он тебе?
- Можно я его временно у вас погоняю? - Девушка с настойчивым взглядом ожидала ответа.
- Чего бы ты там себе не надумала, не следует горячиться ... - слова отца были безрезультатными. Фран уже шла к двери.
Он не стал спорить - какой резон.
Эдмон вышел следом во двор:
- Сейчас я его подгоню, подожди.
Фран ничего не ответила - она наслаждалась еще теплым осенним воздухом. Как долго она не чувствовала солнечных лучей на своем лице. Пусть огненный шар уже не грел так как летом, но, казалось, что только солнце сейчас могло понять, что происходило внутри девушки.
Тихое ржание заставило вернуться к реальности:
- Фран, вот мои доспехи с первого похода в земли песка и ветра. - Мужчина протянул к ней широкий кожаный плащ, стальной наплечник, который был украшен большим крестом, и маску пилигрима также с крестом. - Знаю не шик, но думаю, они помогут тебе в дороге.
Франциска надела их - тяжеловато на довольно юные девичьи плечи. Боль в груди вспыхнула с новой силой, что аж в глазах потемнело. Однако она, стиснув зубы, претерпела ее - пусть боль невыносимая, но она напоминает, что ты еще жив:
- Я похожа на мужа. - Юная особа покрутилась вокруг своей оси. - Может это и к лучшему ...
Отец Эдмон не сказал ничего, только подвел коня.
Пусть скакун был и старый, но он выглядел довольно мужественно и держал высоко свою голову. Сразу видно, что в крови его текут гены отборных представителей лошадиного рода.
Фран раньше ездила верхом, но не уверенно себя чувствовала постоянно, когда под тобой живое существо со своими чертиками в голове. Она быстренько запрыгнула на Гонзу. Но он, такая зараза, смог показать свой характер - стал на дыбы - Фран только успела ахнуть, когда приземлилась ягодицами на землю. Она думала, что у нее сейчас пойдут искры из глаз:
- А ну прекрати! Или сейчас отправишься на колбасу! - Старик схватил стремена и замахнулся на него кулаком. Удивительно, но конь послушался, сразу притих. Возможно, он испугался кулака, или же угрозы стать незатейливым завтраком на столе.
Девушка перевела дыхание - еще одна попытка. Теперь рысак стоял покорно.
- Куда ты? - Мужчина догадывался, какой ответ получит.
- Как далеко до Глохрена?
- Если без остановок, то дня два. А так все три. - Эдмон достал из-за пояса большую шляпу. Это тебе. Сейчас начало осени, как раз сезон дождей ... Послушай, месть не снимет камень с души. Только хуже будет.
- Посмотрим. - Она пришпорила коня. Тот не спеша двинулся по единому тракту. Фран не хотела оглядываться. - Спасибо вам за помощь.
- А как же предсказание? - Старик стоял, опустив руки вниз.
- К черту пророчества! - Фран не стремилась сейчас думать о том, что возможно случится, а возможно и нет. Она мыслями была далеко от каких-то слов старого ясновидца с причудами.
- Не ругайся! ...
Последнее, что она успела услышать, когда Гонза стал набирать скорость.

P.S. Думаю понравилось.
P.S.S. Отпишитесь кому понравилось. Или просто - если хоть кто-то это прочитает.
ТАКЖЕ: Четвертая часть не за горами.
С ув. Ваш СеКеМеДрон.

3 комментария