PlayStation Experience 2016
Стрим-центр10 в эфире
Ламповый стрим с RioArtTv YurA_RiOaRt стримит Hearthstone: Heroes of Warcraft
Калибруемся | Overwatch | PC | 21:9 Ch-Play | Life&Games
Турнир 1х1 и розыгрыш Overwatch! Подробности в вк! Fuzzy45 стримит Overwatch
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

14 24 1263
10 мин.

Ниже представленный рассказ был участником конкурса "Конкурс БОРЩъ"... Первые воспоминания об этом блюде принадлежи ...

Ниже представленный рассказ был участником конкурса "Конкурс БОРЩъ"...

Первые воспоминания об этом блюде принадлежит 15 веку. Долгое время рецепт хранился в Европе и распространение знаний о блюде за рубеж стран был очень строго ограничен. Именно поэтому рецепт столь долго не покидал родных краев. Далее я хочу продемонстрировать Вашему вниманию письмо одно человека, в котором рассказывает о себе, жизни 40-50х годов 20 века и конечно о рецепте, который натворил немало дел в Америке того периода.

«Зовут меня... Хотя, это и не важно. Если Вы читаете это письмо, значит меня уже нет в живых, либо я нахожусь там, где меня уже зовут совсем по-другому. В этом письме я хочу рассказать всю правду о жестокости, происходящей в 40-50ые года двадцатого века: насилия, убийства, контрабанда. Это не полный список всего, во что погрязло не мало народу...
Родом я из Италии, но вскоре, в связи некоторых обстоятельств, мне с семьей пришлось уехать в Америку в поисках лучшей жизни. Город Тредлин — был наш пункт назначения. Квартира, в которой мы проживали была непригодной для нормального проживания. «Американская мечта» - так говорили в Америке про квартиры, но это утверждение никак не подходило под описание того помещения, где приходилось жить нам. Мой отец работал за гроши на стройке. Мать, в основном, сидела со мной и моей старшей сестрой дома, лишь иногда, по мере возможности, уходя на подработку. И это продолжалось в течении многих лет, когда денег катастрофически не хватало, но сводить концы с концами нам удавалось каким-то чудесным образом.

Во время учебы в школе я познакомился с одним парнем, который потом мне стал отличным другом, почти братом (если можно сказать). Живя в такое время, в которое жили мы, сорваться и пойти грабить магазины — было привычным и распространенным делом. Мне удалось не опуститься до грабежей, что не скажешь о моем друге. Но и после этого он не перестал быть мне другом. Я отговаривал от этого, но в ответ он лишь отнекивался. В одно ухо влетело, в другое — вылетело. Вскоре друг мой поплатился: его задержали при очередном ограблении магазина и отправили на фронт служить (как я потом узнал от него, это было его решение). Ну я тем временем искал свое «место под солнцем». Хм, забавное выражение, но это было так. Неплохая работа (да и немного прибыльнее, чем работа на стройке) была для меня работа таксистом.

Спустя три года относительно успешной работы, дела более не менее начали подниматься в гору, а вскоре и мой школьный приятель вернулся из армии. Конечно, я встретил его, после чего мы отправились в бар. За парой бутылочек пива мы по перебирали воспоминания, друг рассказ всю военную ситуацию и чего не хватает на фронте. Через пару месяцев после нашей встречи, мы с ним случайно встретились. Он был чем-то ошарашен, а его глаза бегали взад-вперед от нервов. Именно эта неожиданная встреча стала переломной и решающей, как в моей жизни, так и в жизни моего «брата». Но если для него встреча была положительной, но не настолько положительной для меня. Друг попросил меня, чтобы я как можно скорее отвез его с раненным приятелем к одному доктору. И конечно же, я согласился. Не успели мы отъехать, как за нами вдогонку бросился автомобиль. Достав автомат мой друг сказал, чтобы я ехал несмотря ни на что. Когда попадаешь в подобную ситуацию, единственное что нельзя делать — противоречить тому, что говорят. Это я прекрасно понимал. Разобравшись с погоней и добравшись до нужного доктора, друг предложил заглянуть в одно место, в котором мне предложат работу, которая в много раз прибыльнее, чем нынешняя. Согласившись с предложением, я узнал много людей и осознал то, что теперь я официально состою в преступном мире... Сорвался...

Так и началась моя преступная карьера. Поначалу все было не так уж и плохо. Моей главной обязанностью было вождение: забрать кого-то из клуба в два часа ночи и привести домой; быстро доставить после очередной перестрелки раненного к уже известному доктору или же отвезти важную «шишку» из точки А в точку Б. От работы таксиста отличалось лишь количеством адреналина, посещаемого мой организм, да и размером платы.

Но однажды я перестал быть обычным водителем после того, как мне пришлось взять в руки оружие и спасти друга в перестрелке от верной смерти. Не ожидал от себя такого... Хоть и просил раненного друга не рассказывать «вышке» о том, как хорошо я проявил себя с оружием в руках, но, как я уже понимал, «в одно ухо влетело, из другого — вылетело». Вскоре я стал участвовать чуть ли не в каждой разборке на пару со старым другом, что и следовало ожидать. Дрожание рук при стрельбе постепенно утихло и я с уверенностью раздавал пули налево и направо своим врагам. Не было ни помутнения разума, ни мысли сомнения. Проявление меня с лучшей стороны за рулем и на поле боя вытекло в принятие меня в семью.
«Здравствуй, мафия! А вот и я!» - так можно было охарактеризовать мое нынешнее положение. Еще одно интересное слово «мафия». Если верить газетам, то мафия — это криминальное сообщество, которые состояло из несколько мелких криминальных группировок, имеющее свою структуру и законы. Каждая группа «работала», осуществляя рэкет, на определенных территориях. В общем, они были правы, но не на все сто процентов. Да и у мафии было свое понимание этого слова. А точнее, они не называли себя мафией. Они называли себя семьей. Семья — группа людей (родственников, как любили еще говорить), у которой есть свои законы и правила, моральные и нравственные устои. Семей в одном городе могло быть не две и не три, а даже больше. В Тредлине было три: Скопвензи, Колли и Ланчети. Я попал в семью Скопвензи вместе со своим другом детства. Все семьи были в согласии между собой: четкая граница районов говорила о том, что никто ни к кому не лезут и все жили хорошо. Но вернемся, к моему положению. Следовательно, раз я теперь в семье, значит я автоматически получаю уважение в глазах одних и страх в глазах других. Это сравнимо, пожалуй, лишь с популярностью, которая сводит с ума, заставляя просыпаться твое внутреннее эго.

И в тоже время, по закону подлости, началась массовая охота за неким рецептом, который якобы мог озолотить владельца. Кстати, однажды я вычитал в одной книге, что говорил главный герой про этот самый закон: «Закон подлости — это единственный закон вселенной, который действует всегда и везде, абсолютно в любой ситуации и на любой географической широте.» Приглянулась мне эта фраза своей правдивостью. Семьи сначала не обращали на это никакого внимания до тех пор, пока в их районах не начались убийства, непосредственно связанные с этим рецептом. Началась междоусобица семей, подозрение и недоверие одних к другим, а следовательно, война между семьями за обладание. Никто не был в стороне. Ты в семье, значит ты в деле. Это касалось не только семей, но также и тех, кто тесно сотрудничал с ними и даже простые граждане городка были причастны. Каждый был на мушке. Конечно, были люди, которые не хотели не иметь с этой войной ничего общего. Положение в данном случае было приятнее только у граждан и у тех, кто не тесно связан с криминальными сообществами: не лезешь куда не следует — живешь спокойно. Счастливчики. Воспользовавшись неразберихой в семьях и общим положением в городе, мелкие сошки и не только начали подрабатывать на стороне. Убийства, насилия, грабежи — прибывание в городе становилось опасным, даже для простых городских зевак. Рецепт, всего один кулинарный рецепт борща. Да, это кажется смешным, если ты не причастен к этой «погоне за золотой жилкой». Но потом понимаешь, что это ни черта не смешно, когда из-за одно рецепта один за другим гибнут невинные люди. Люди, с которыми ты, возможно, еще вчера беззаботно пропускал стаканчик виски в баре, а сегодня ты видишь трупы около ресторанов, в парке или же в квартирах. Ну что? Теперь смешно? Но вслед за охотой начала процветать и контрабанда. По слухам, некоторые люди знали часть ингредиентов блюда, которые было не достать в городе, а импорт на них запрещен. Большие деньги крутились в контрабанде.

Вскоре правительству города надоело безобразия, творящиеся в городе, и они преступили к решительным мерам: арестам и изнурительным допросам людей, связанных с этими безобразиями. Мало было убийств со стороны мафии, так еще и копы с массовыми арестами сели на хвост. Не позавидуешь такого никому. И чтобы массовые аресты обрели еще большую силу, нужны подписи двух сенаторов. Одного из них убрать доверили мне с другом. Главная цель — сенатор. Если будет и его семья рядом, то также от них избавиться. Убивать не впервой. Но раньше я убивал только бандитов да преступников, а членов и глав города мне в новинку. На протяжении всего пути к отелю, где пребывал сенатор, мой друг был еще в шоке от того, как прям на его глазах в упор расстреляли его друга, молодого паренька лет 17 по имени Томми. Я не знал Томми так хорошо, как мой приятель, но пару раз его видел. Я понимаю, что сейчас чувствует мой друг, поэтому я решил не беспокоить пока. Прибыв на место, я понимал, что мой друг не то, что убить, даже пистолет в руке не сможет держать. И я отправился сам на это дело, предупредив, что скоро вернусь. Поднявшись на третий этаж гостиницы я прошел к номеру 37, где находился сенатор. Слегка приоткрыв дверь, я огляделся и никого не нашел. Первая мысль была «Неужели я опоздал и он уже уехал?», как вдруг из соседней комнаты выходит сенатор. Резко направив пистолет в его сторону я выстрелил ему точно между глаз. Смотря на сенатора и медленно рассекающуюся кровь вокруг трупа, я понимал, как же низко я пал. И на мое удивление из ванны выходит жена сенатора с маленькой дочкой лет пяти. Жена была сильно шокирована, но мое удивление она не кричала. Только прикрыла дочери глаза. Она умоляла, чтобы я ее не убивал. И тут я струсил. Мое сердце охватило сомнение: не убью ее с ребенком — нарушу законы семьи, но и убить женщину, а тем более и ребенка, мне не позволяли остатки совести. Совесть и раньше беспокоила меня, но именно в этот момент я услышал ее издыхающие мольбы. И все же... Сжалившись, я взял слово с жены сенатора, что через час она покинет гостиницу, а еще через два дня она покинет город на пароходе. Потом я вернулся к другу в машину и уехал прочь. Жена выполнила все условия и ровно через два дня она с дочкой покинула этот город. «Вот и хорошо, что все прошло удачно...» - подумал я тогда. Но вскоре я пожалел об этом и осознал, что совершил вторую большую ошибку в своей жизни...

Спустя несколько дней, мне друг предложил сходить в бар, чтобы пропустить пару стаканов виски и обсудить одно прибыльное дело. У него появилась вещь, которая сделает нас богатыми и мы сможем покинуть этот город и зажить в свое удовольствие. Сначала я подумал, что он бредит. Все разъяснилось, когда мы встретились в баре. Его идея была самым ужасным, что я мог себе представить — рецепт борща. Рецепт, записанный на клочке бумаге, за которым гоняется весь город был у него в кармане брюк. Мы долго с ним спорили, насчет этого рецепта. Я считал, что надо отнести его главе семьи и надеяться на то, что все это наконец прекратиться и мы продолжим жить, закончив эту беспощадную бойню. Но его мнение было совсем иным: забрать себе, свалить из города и там начать жить заново с самым дорогим рецептом за всю историю человечества. Долго сопротивляясь, я все таки согласился с приятелем и во избежании проблем, друг отдал рецепт мне, аргументировав тем, что я более компетентный из нас. Положив свернутый кусок бумаги с рецептом во внутренний карман пиджака, мы вышли из бара и пошли по домам собираться в путь. Не успев отойти от бара, я услышал визг шин и крики женщины. Инстинктивно, я побежал в ту сторону, откуда доносились крики. Я бежал с одной мыслью «Не дай Бог, если это мой друг.» Но мои худшие опасения подтвердились. Тело моего школьного приятеля (все в синяках, ушибах и крови) лежало по середине проезжей части. У меня все внутри перевернулось с ног на голову. Теперь я прекрасно понимал, что чувствовал мой друг после смерти Томми. Сообразив, что мне пора сматываться отсюда, принялся искать укрытие на ближайшее время. Возвращаться к себе на квартиру приравнивалось к самоубийству. Наверняка, там уже ожидали моего присутствия. Смерть друга ясно давала понять, что главы семей знали о том, что мы знали очень много о рецепте.

Но чтобы полностью удостовериться в правоте своих мыслей, я связался с одним парнем, которого однажды я очень выручил в гиблом деле. В этом городе я мог довериться только ему. Весь мир был против меня. Встретившись глубокой ночью в доках, парень рассказал мне, что весь город в курсе о том, что я с другом владели рецептом. А также главы семьи Скопвензи знали о моем промахе с женой и дочерью сенатора, которых я отпустил. Оказывается, одна из полицейских крыс выдала меня с потрохами. Никуда не деться от этих продажных крыс. Черт! Я залег на дно и в течении 50 часов вылезал только два раза, чтобы встретиться со своим информатором (парнем), которого я выручил. За что ему большое спасибо. Уйти просто так никто не даст. Два выхода: либо я уйду и меня убьют, либо я останусь и меня убьют. Неплохой выбор, однако. Встретившись в последний раз со своим информатором, я передал ему рецепт и попросил отнести рецепт в полицию. Как мне стало известно потом, информатору очень повезло и мучительных допросов ему удалось избежать. Отличный парень Помог мне тогда, когда он был последней надеждой. Никогда его не забуду...
На улице дождливый вечер пятницы. Я пишу это письмо, покуривая сигареты.

Все, что я смог сделать в нынешнем положения — я сделал. Оставалось лишь жить и ждать своей смерти. Вопрос лишь в том, сколько ждать придется. Может пару дней. Может несколько месяцев, а может и несколько лет. Ну и конечно, в каком облике смерть предстанет передо мной: естественная смерть от старости или же несколько грамм свинца в голову от парочки людей в смокингах. Время покажет. Боюсь ли смерти и ожидания ее? Если бы мне задали этот вопрос, когда я был еще простым водителем в этом криминальном сообществе, тогда бы я ответил, что боюсь. Тогда я ничего страшного и криминального, кроме того, что я отвозил людей туда, куда мне скажут, нету. И умереть ни за что — это конечно страшно. Но теперь нет. А сейчас я в ожидании смерти, поэтому я ничего не планирую на неделю вперед, ибо боюсь, что не смогу выполнить то, что запланировал...
Такова моя история. Единственный вывод, который могу сделать из всего вышесказанного - это один случай может изменить всю вашу жизнь. Но лишь мы в праве решать: воспользоваться или отказаться предоставленным случаем...»

Эпилог. В представленном тексте можно найти соответствия из игр Mafia: The City of Lost Heaven и Mafia II. Цитата про закон подлости, которую приводит герой письма взята из книги Василия Орехова “Линия огня” (одна из книг серии по мотивам игры S.T.A.L.K.E.R).

24 комментария