Стрим-центр7 в эфире
Новая Хк лига Path of exile Onlyhardcoree стримит Path of Exile
<Leonid> MasterYolo Leonidish стримит Star Wars Battlefront
Просто проходим. NovaAeterna стримит Shadow Tactics: Blades of the Shogun
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

37 34 5953
17 мин.

«В башне было тихо — тихо, но не спокойно. В объятиях ночи беззвучные тени скользили от окна к окну, вдоль балконов ...

«В башне было тихо — тихо, но не спокойно. В объятиях ночи беззвучные тени скользили от окна к окну, вдоль балконов и парапетов двигались призраки. Меньше, чем привидения, но больше, чем просто воспоминания, они были не чем иным, как кусочками прошлого, выпавшими из потока времени. Безумие владельца башни вырвало эти тени прошлого с их мест, и теперь они были обречены вновь и вновь проживать свои жизни в молчании покинутой башни. Не жить по-настоящему, а играть, не имея ни одного зрителя, который смог бы их увидеть»
Джефф Грабб, «Последний Страж»


Время – без сомнения тот, кто его создавал, обладал отменным чувством юмора. Время – будто ироничная насмешка «высших сил» над любыми человеческими усилиями. Мы мечтаем вернуться в прошлое – время с ухмылкой на лице подмигивает нам, и со всей силой, мощным потоком несет нас вперед. Мы хотим замедлить тиканье часов в прекрасные моменты жизни, а в ответ слышим лишь ехидный смешок, и часы, минуты и секунды пролетают мимо нас со скоростью света. Мы уповаем на Всевышнего, дабы он дал нам сил пережить тягостные минуты существования, но время вновь, как Чеширский кот, расплывается в ядовитой улыбке и делает всё с точностью до наоборот, растягивая эти минуты в часы… дни… недели… Где бы ты не находился и кем бы ты ни был, время не подвластно никому, даже Blizzard.
Всё это рассуждение о времени, приводит к очевидному выводу, что от него не скрыться даже в виртуальном мире. Игра со временем на просторах интернета продолжается всё на тех же условиях, что и в настоящем, реальном мире, время всё так же мухлюет и жульничает, подтасовывая карты и водит нас за нос.

Так горячо многими любимый Азерот постоянно растет, меняется и развивается из года в год, но порой не в лучшую сторону. Меняются правила игры, механика, цели и задачи постепенно, но очень искусно, подменяются совершенно другими. Величественные, некогда шумные города, полные жизни и бурлящие потоками людей - покрываются пылью забвения. Зловещие подземелья с титаническими гротами и бездонными пропастями, пропитанными кровью и яростью ко всему живому – тускнеют, и уже ничто, кроме злого воя веторов, не напоминает об их былой, кипящей злобе. Циклопические создания, восседавшие в своих цитаделях и внушавшие страх, трепет и ужас целым континентам – теперь представляют собой лишь жалкую тень былого величия, и удостаиваются разве что упоминания в детских страшилках.
Без сомнения: трава раньше была зеленее, снег белее, а World of Warcraft – эпичнее. Собственно об ушедшем в далекое, безвозвратное, как уже кажется, прошлое мы сегодня и поговорим. И я хотел бы, наконец, сбросить эту удушливую пелену забытья с одного из моих самых любимых уголков Азерота, а именно: с величественной башни Медива – Каражан.

Каражан представляет собой замком на пересечении потоков магии, что собственно и привлекло сюда всех здешних обитателей и сделало Каражан столь уникальным и незабываемым. Название башня получила в честь своего знаменитого обывателя – Медива, последнего Стража Азерота. После того, как Медив был убит Кадгаром, Гаронной и Лотаром – башня на века запечаталась от посторонних глаз, храня мрачные тайны в своих безмолвных коридорах. Прошло не одно поколение, прежде чем в Каражане вновь затеплелась жизнь. Можно ли назвать «жизнью» - кишащих там повсюду призраков и демонов, это спорный вопрос, но то, что врата Каражана вновь распахнулись – это очевидный факт. И даже убитый Страж Азерота, Медив, не удержался от пробуждения, уж так ему захотелось взглянуть на весь этот театр безумия, который творится в стенах его бывших владений.
«В центре долины из россыпи холмов выдвигалась голая скала, лысая, как макушка купеческого старейшины в Кал Тирасе. И действительно, ее склоны вздымались круто вверх, а затем полого тянулись до самой вершины. Так что скала напоминала по форме человеческий череп. Многие замечали это сходство, но лишь немногие были достаточно смелы, или могущественны, или бестактны, чтобы упомянуть об этом в присутствии хозяина этого места.»
Джефф Грабб, «Последний Страж»

Каражан находится в Перевале Мертвого Ветра, на юге Восточных Королевств. Неизвестно, кто построил эту башню, но она существовала задолго до того, как её безмятежный покой потревожил Медив. История Каражана начинается с огромного взрыва (теория большого взрыва?), который образовал Перевал Мертвого Ветра и ослабил тонкую ткань мироздания, высвобождая наружу потоки магии и оголяя дремавший в глубинах перекресток силы. Кто-то падкий до магии решил воспользоваться этим и возвёл на перекрестке потоков Каражан, где, позднее, и поселился Медив. Уже во время Первой Войны, в башне проживал Медив, управляющий Морос и его ученик Кадгар. Гарона так же проживала в Каражане, как эмиссар на время обучения Кадгара. Уже тогда башня была населена призраками и различными видениями, но Медив, благодаря своему могуществу, мог их контролировать, лишь после его смерти, духи освободились от оков власти колдуна.

«Незнакомец расслабился. Явления подобных призраков были здесь обычным Делом даже в те дни, когда в Каражане жили люди, а теперь, освободившись от контроля (и безумия) своего господина, они стали совсем дерзкими. И, однако, эти осколки прошлого принадлежали этому месту, а он нет. Это он был здесь незваным гостем, а не они.»
Джефф Грабб, «Последний Страж»

Дряхлая башня Каражан стала пристанищем одной из самых величественных сил в истории Азерота – колдуна Медива. После его смерти, ужасное проклятье, как чума, поразило башню и её окрестности. Духи людей, из ближайшего Темнолесья, вынуждены скитаться по залам Каражана, разделяя учесть гораздо более худшую, чем просто смерть, расплачиваясь за своё любопытство. Опаснее духов обреченных на вечное страдание, в башне Медива, можно повстречать разве что ужасных демонов, из самых глубин кошмаров, вызванных чародеем во служение себе.
Тем не менее, всё же находятся храбрецы (или глупцы, разница не велика), которые отправляются в Каражан в надежде разгадать его древние тайны и заполучить несметные сокровища, которыми якобы набиты подвалы, но как правило не находят ничего, кроме своей погибели.

Вся уникальность Каражана, как игрового энкаунтера – рейдового подземелья, заключается в его атмосфере безумия. Чем дальше мы продвигаемся в глубины этой башни, тем «страньше и страньше» становится. Этот театр сумасбродства впору сравнивать с Кэроловской Алисой и я говорю это не просто так. Впервые ступая по холодным, пыльным и, как может показаться на первый взгляд, безжизненным коридорам мы слышим незабываемое сплетение звуков клавесина, с тяжелыми, мрачными отголосками органа, который гулким эхом прокатывается по залам крепости. Откуда-то из глубин, до нас доносится измученный хор, будто прокаженные и проклятые души - тянут свою заупокойную песнь уже не первое столетие. Совсем рядом стук чьих-то каблуков, мы резко оборачиваемся, но там нет ничего, кроме горы черепов, покрытых вековым слоем паутины. Затишье. Чей-то нервный смех, толи это сдают нервы у ваших закованных в тяжелые латы бойцов, толи это вновь издёвка призрака, быть может вам всё это показалось и это просто шум ветра? И вот смычок разрывает напряженную тишину и вновь, как в диком хороводе повторяется это безумие. Час за часом. И не схожу ли я с ума? За всё это пиршеству звуков, стоит поблагодарить Рассэла Бровера (Russell Brower), который написал десятки великолепных композиций для World of Warcraft, Starcraft 2 и Diablo 3.

Духи кружат в бесконечном вальсе, общаются, смеются, трапезничают и опрокидывают фужеры с вином себе в рот, не понимая, что оно, проливаясь сквозь их неосязаемые тела, выливается под стол. Жуткое сочетание радости, счастья и торжественности со смертью, забвением и проклятием. Как две стороны одной медали, сплелись воедино. Меня эта картина всегда заставляла задуматься о том, на что же это больше похоже: на Ад или Рай? С одной стороны они мертвы, прокляты и обречены вечно кружить в этом безумном вальсе. Но с другой - они счастливы и даже не знают о том, что мертвы, а ближайшую вечность, они проведут в пиршествах и танцах. Как говорится: «Когда об усопших забывают, их кубки с вином – пустеют». Так ведь эти духи, по крайней мере всегда могут рассчитывать на полные кубки.
Карнавал безумия на этом, разумеется, не заканчивается. Впереди нас ожидают: Огромные шахматы, цена каждой фигуры которых, равнозначная цене человеческой жизни, и здесь ты действительно начинаешь задумываться о гамбите – победа ценой жертвы другим человеком, способен ли я на это? Опера, в которой главные роли играют игроки и чудовища, а смерть здесь не просто безупречная игра актёров, а самая, что ни на есть правда с трагическим финалом и неподдельными эмоциями. Благочестивая дева, которая кажется лишней в этом сумасшедшем доме. Обезумивший маг, блуждающий по бесконечным лестницам башни (точно как в Хогвартсе). Мрачный сатир, со своими кровавыми ритуалами. Спектральный дракон в обсерватории. Ну и повелитель демонов, который живет на крыше. Чего еще не хватает для этого безумного коктейля? Шляпника и кролика? Пожалуй, вы правы.

Каким бы безумным и сумасбродным Каражан не казался на первый взгляд, тайны, хранившиеся в его стенах, трепетно оберегались магическими замками и засовами. Неизвестно, для чего двери Каражана были запечатаны: для того, чтобы не впускать любопытных зевак внутрь или же чтобы не выпускать ужасных существ в наш мир? Созданы ли они были с благой целью – оберегать нас от страшных тайн Каражана, или же наоборот, оградить святыню от осквернения чужаками? Защищался ли Каражан от мира или защищал мир от себя? Остается только гадать.
За жизнью башни беспрестанно следил орден магов Аметистового Ока из Даларана. Пообщавшись с дежурившими у Каражана магами, мы узнаем, что вход туда запечатан, и лишь ключ самого Медива способен открыть врата. Выполняя задание магов Аметистового Ока, мы исколесим два континента. Побываем у покрытого куполом Даларана (в те далекие времена, он еще не оправился от удара плети и был укрыт непроницаемым магическим щитом). Пообщаемся с Кадгаром в городе контрастов – Шаттрате, и узнаем от него, что осколки ключа магистра разбросаны по самым темным закоулкам Запределья, дабы никто вновь не открыл врата Каражана. Отправимся в руины Аукиндона. Побываем в Крепости Бурь. И вот, собрав все осколки ключа воедино, мы узнаем, что его нужно «заверить» у Медива, вот только Медив уже давно мертв. Но смерть в наше время не такая уж и проблема, кого это останавливало? И мы, схватив отряд бравых бойцов, отправляемся в глубины пещер времени, к живому, еще тогда, Медиву, который совершает роковую ошибку: открывает Чёрный Портал. Но что поделать, мы не должны нарушать ход истории, ведь это может раздаться эхом еще большей трагедии, которая сотрясёт всю землю от наших поступков. Хотя казалось бы, что может быть хуже открытия Чёрного Портала, который повлёк за собой бесчисленные демонические орды? Что может быть хуже Артаса Менетила, порабощенного Личом? Быть может, если Артас погиб в Стратхольме, а Медив не смог бы открыть портал, мир стал бы чуточку спокойнее?

И вот, пройдя целую историю, ключ с печатью самого Медива у нас в руках, и мы, наконец, может открыть врата Каражана. Не каждый мог в то время выполнить череду этих заданий, в том числе я. Некоторое время мне приходилось просиживать штаны без заветного ключика, в надежде, что у кого-то из напарников будет этот ключ. Конечно бывало так, что ни у кого ключа не было. Я был зол на эту решетку, которая отделяла меня от тайн Каражана, так что хотелось просто взорвать ее! Каково же было мое удивление, когда мой друг инженер, услашав фразу «взорвать эту чертову дверь», с дебильным смехом, подбежал к воротам, установил сефориевый заряд и просто разнес ее в щепки.
Следить за судьбой Каражана интересно не только с точки зрения истории или атмосферы, но и с точки зрения политики Blizzard. Каражан стал первым шажком для Blizzard на пути к казуализации World of Warcraft. Это был, скажем так, дерзкий эксперимент, прощупывание почвы. Сама по себе концепция этого подземелья, уже была необычной для разработчиков, в отличие от всех остальных подземелий, которые были скованны жесткими рамками определенной тематики (нежить/драконы/железные дворфы/пираты/тролли и т.д), фантазию разработчиков в Каражане практически ничто не сдерживало, здесь они оторвались на славу устроив настоящий винегрет. Фактически они поступились идеалами Лора, впрочем они никогда его особо не жаловали и вертели его как хотели, лишь бы под «суровые реалии» хоть как-то подходило.

В Каражане появилась масса новых, совершенно и абсолютно никак и ничем необоснованных персонажей, что собственно уже наводит на мысли «высосанности из пальца» истории подземелья, но это мы оставим на совести сценаристов. Вся соль этого рейдового подземелья заключается в том, что Каражан стал эталонным подземельем, завоевав бешеную популярность и положив начало эре рейдовых подземелий на 10 человек. Во времена Burning Crusade - Каражан посетило примерно 90% игроков, это что-то около 8 миллионов, для сравнения Naxxramas, «последний рейдовый контент классик WoW’a» , посетило всего лишь 4-5% игроков. Улавливаете разницу? Добавим к этому самый простой, по сложности энкаунтер, прибавим возможность пропускать сложных боссов (из 11 боссов, обязательными были только 3) и получим на выходе рецепт приготовления контента для широких масс (домохозяек). Вот такая вот получается ложка дёгтя в бочке с мёдом. Но боюсь, что многоуважаемые Blizzard, как волки – учуяли приятный аромат легкой добычи и погнались по следам «широкой аудитории», и впереди нас ждет только беспросветная тьма: казуализация, упрощение, социализация и социально-казуальный «Titan». Я уже представляю себе прекрасное далёко, где Blizzard, да и не только они, заботливо укутают нас в коконы своих социально ориентированных проектов и будут методично выкачивать из нас финансовые соки. Впрочем, я не заметил, как ступил на тонкий лёд «обсуждения изменений в игровой индустрии». Дышим глубоко, не паникуем и надеемся на светлое будущее в целом и проектов от Blizzard в частности.

Ну а теперь, я хотел бы рассказать о каждом жителе Каражана немного поподробнее. Да, большинство из них – мистические фигуры, едва различимые тени в истории мира Warcraft, но это не делает их менее интересными. Вся эта таинственность, порой даже придает некий шарм, привкус загадки и аромат чего-то сокровенного. А начнем мы, пожалуй, с краткого жизнеописания самого известного обитателя здешних мест – Медива.

Великий маг Медив был последним Хранителем Тирисфаля – союза защитников, которые оберегали мир от вторжения демонов. Судьба Медива была предопределена еще задолго до его рождения, он был проклят Саргерасом, повелителем демонов, владыка Пылающего Легиона использовал пророка как марионетку для воплощения в жизнь своих ужасающих планов по вторжению в Азерот. По иронии судьбы, последний Страж Азерота – стал его палачом. Медив связался с печально известным орком чернокнижником Гул'даном и вместе они открыли Темный Портал, который позволил мириадам демонов Пылающего Легиона начать разрушение Азерота. Жизнь Медива закончилась так же абсурдно, как и началась – он был убит своим лучшим другом и учеником - Лотаром и Кадгаром.
Незадолго до начала Третей войны, Медив возвращается как таинственный пророк, манипулируя событиями для того, чтобы объединить смертные расы на Калимдоре и направить их к победе в битве у горы Хиджал. Имя пророка означает "Хранитель Тайн" в переводе с Талассийского. Так же Медив является гордым обладателем, пожалуй, самого легендарного посоха в Азероте – Атиеш.
Медив всегда был очень важным персонажем в истории Warcraft, потому описать его судьбу в нескольких абзацах или страницах – довольно трудно. Лучше всего дуализм Медива, его темную и светлую сторону души, описывает книга Джеффа Грабба, «Последний Страж», которая повествует о внутренних терзаниях Медива в последние дни его жизни, его безумия. Действительно интересное чтиво, достойное внимания всех поклонников World of Warcraft.

Аттумен – первый босс Каражана, гордый обладатель коня «Полночь». Фактически является одним из самых простых боссов Каражана и по совместительство – проверкой на экипировку всёго рейда. Ловчий не является обязательным для прохождения, но, несмотря на это, практически всегда раскладывается рейдом на составляющие части. Убивают его для получения так горячо всеми любимых эпиков, репутации с фракцией магов Аметистового Ока и, конечно же, скрестив пальцы, все ждут, что знаменитый конь Полночь, слава которого идет впереди него, достанется именно им. Конь действительно великолепный и обладает неповторимой упряжью, окрасом и горящими зеленым пламенем копытами и глазами. Сколько десятков раз я убивал этого злосчастного Аттумена, так и не видел ни разу поводья его скакуна, потому бегал на аналогичной «модели» коня всадника без головы. Бой с ловчим проходил в несколько простеньких фаз с танкованием коня и всадника двумя танками.

Морос – первый обязательный для дальнейшего прохождения босс. Является управляющим Каражана и ожидает заблудших путников в трапезной вместе с 4 своими слугами-духами. При жизни служил Медиву шеф-поваром, после смерти поднялся по карьерной лестнице и дослужился до управляющего. Морос был убит Медивом на последней стадии его безумия. Сейчас воскрешен новым хозяином в облике нежити. Довольно интересный персонаж. Как любой дворецкий, встречает посетителей с радушной улыбкой на облезлом черепе, да и вообще черепа, кажется, на веке застывают в зловещей улыбке. Но, не смотря на радушные слова и улыбку, мы-то знаем, что у него на уме: его планы выдает нож за спиной. Морос всегда готов встретить нас с 4 своими спутниками-духами. Благодаря тому, что энкаунтер состоит фактически из 5 одновременно атакующих боссов, бой выглядит хаотичным и запутанным. Действительно, Морос так просто не пропустит вас дальше во владения своих хозяев, его можно по праву считать одним из самых сложных боссов в Каражане , по крайней мере для меня это было именно так. Рейд должен был правильно распределиться на всех 4 спутников Мороса. Каждый дух обладал определенными способностями, был архетипом. Если лидер рейда правильно распределил бойцов по целям и назначил верные приоритеты, а во время боя не было суматохи и неразберихи, то рейд ждала заслуженная победа.

Благочестивая Дева – излучает свет благодати и носит доспехи из чистого золота, по злой шутке судьбы попала в Каражан, окруженная «дамами ночи». Совершенно непонятно, как она оказалась в этом проклятом и безумном месте. Это настолько же странно, как Дарт Вейдер, собирающий полевые цветы в пригороде какого-нибудь республиканского городка. Впрочем, это не мешает нам прочувствовать на своей шкуре всю мощь праведного гнева. Благочестивая дева с изобилием поливает своих врагов священным огнем и карами небесными. Впрочем, если задуматься, то можно вспомнить похожие случаи, когда вера в святые идеалы приводила к безумию – Алый орден. Быть может, Деву привело в Каражан желание искоренить зло, кишащее там повсюду, праведная месть или что-то другое. Как говорится от веры до фанатизма один шаг.

Куратор – магический робот, страж тайной магии, охраняет пустые коридоры «зверинца», в котором к моему удивлению не было ни одного зверя, кроме статуй сов со светящимися зеленым глазами. Судя по магическому происхождению, Куратор был создан сильным магом, обитавшим в Каражане, скорее всего это был сам Медив. Вот только неизвестно для чего был создан Куратор и почему он оберегает коридоры зверинца? Может эти статуи сов не таки уж простые, и хранят в своих зленных глазах какие-то тайны?
Куратор является одним из самых требовательных боссов к высокоуровневой экипировке. Сам бой не представляет из себя ничего особо сложного, здесь не нужно бегать, прыгать и плясать с бубном маршируя всем рейдом в ногу. Единственное, что в этой битве будет действительно важно – высокий показатель урона от ваших бойцов, но порой, для слабых и легковооруженных рейдов это может стать настоящим камнем преткновения.

Сатир Иллхуф – скрывается в потайных подвалах Каражана, проход к которому скрыт за книжной полкой, для того, чтобы попасть в святилище сатира, необходимо было потянуть нужную книгу на полке и дверь отворится. Собственно, Иллхув каким-то образом связан с Медивом, ведь в последние годы жизни, Медив всё глубже погружался в пучину безумия и занимался страшными вещами, в том числе призывом демонов. Я никогда не любил этого босса и при возможности старался схалтурить, пропустив этого рогатого парня. Бой с ним был всегда слегка хаотичным, хотя ничего сложного из себя не представлял. Всего-то нужно было разрушать магические оковы, в которые попадали ваши вояки, да отстреливать снующих повсюду чертей.

Тень Арана – дух отца Медива, по совместительству бывший хозяин башни. Сидит в библиотеке, почитывает книги и убивает незваных гостей. Аран всегда готов предоставить вам веселое времяпрепровождение в виде ледяных смерчей, водяных элементалей, взрывов таинственной магии и магнитных притяжений, здесь вы не успеете соскучиться. Вам придется вдоволь набегаться и напрыгаться от всего этого пиротехнического чуда. Здесь самое главное – выживать. После его убийства, открывается доступ к порталу в его комнату, дабы не нарезать марафонские дистанции по винтовым лестницам от кладбища до библиотеки Арана.

Шахматный турнир – довольно интересный энкаунтер, мало чем напоминающий бои с боссами. Это просто отдых между напряженными сражениями. Вся суть заключается в том, что игроки должны занять место определенной фигуры на шахматном поле. Альянс – белые фигуры, Орда – соответственно черные. Игровой процесс, конечно отдаленно напоминает шахматы, только вот все фигуры здесь ходят не по очереди, а одновременно через определенный временной интервал. Каждая фигура обладает своими способностями и полоской жизни. Цель, как и в обычных шахматах – свергнуть короля. Вот только Медив любит мухлевать, так, например, он без зазрения совести может исцелить свою фигуру или поджечь вражескую. Проиграть в шахматы было практически невозможно, но даже не смотря на это, мы умудрялись пару раз проигрывать компьютеру, но зато это было всегда весело. Именно по этому, готов поспорить, для многих шахматный турнир в Каражане был самым любимым энкаунтером. Да и кто не любил халявные эпики в те времена, в любом случае у Медива отличный вкус на развлечения.

Гнев Пустоты – дракон пустоты, обитает в личной обсерватории Медива. Огромен, прозрачен, зелен и зол. Скорее всего является следствием неудачно магического эксперимента, а может и удачного, но в любом случае вызвать дракона пустоты не простая задача. С точки зрения энкаунтера, этот босс довольно трудный скорее не для убийства, а для понимания того, как это сделать. Чтобы завалить этого дракона, весь рейд обязан был координировать свои действия и точно знать, что делать дальше. У дракона было несколько фаз, назначенные люди в рейде должны были перехватывать красный, зеленый и синий лучи, которые исходили из астрономических приборов. Эти лучи усиляли свойства того, на кого они попадали (усиливали защиту, урон и лечение), потому главная задача была не допустить попадания лучей на самого дракона. Во время битвы с этим полупрозрачным драконом, мне всегда вспоминались охотники за приведениями, со своим главным правилом: «не допускать перекрещивания лучей».

Ночная Погибель – тлеющий змей, является призываемым боссом, для вызова которого необходимо выполнить определенную цепочку заданий и получить урну с его прахом. По праву считается одним из самых сложных боссов Каражана. Любому осмелившемуся кинуть вызов, устраивает фаер-шоу, в конце которого обугленные останки зрителей выкидывают из Каражана. Лично для меня, да и для многих других, он был настоящим последним боссом в Каражане и занимал почетное первое место по сложности.

Малчезар – до последнего вздоха утверждает, что он принц Пылающего Легиона. Собственно является последним боссом Каражана. Как он сюда попал и зачем, как всегда не известно. Но раз Медив связан с Саргерасом, Пылающим Легионом, и Темным Порталом, то можно предположить происхождение принца. Ох уж этот таинственный Каражан…

Что можно сказать в заключение? То, что и так очевидно: Каражан по праву может считаться одним из самых лучших подземелий в мире World of Warcraft, этот факт неоспорим. И пускай мы всегда будем жалеть об ушедшем времени, которое уже никак не вернуть, мы всегда можем усесться в уютное кресло, закрыть глаза и помечтать, вспомнив былые времена и пустить ностальгическую слезу – ведь прошлое, это то, что делает нас такими, какие мы есть.

P.S. Эта статья является моим же переработанным постом, который не имел права на существование в связи с необычным оформлением (в виде 1 цельного изображения). Поняв свою ошибку, я переоформил, отредактировал и дополнил (увеличив в 2 раза), отполировав до блеска все неровности. Надеюсь что труды не пропадут даром и найдут своего читателя.
За предоставленную информацию благодарю wowiki.com

34 комментария