Стрим-центр10 в эфире
Пытаемся выжить djey2828 стримит Don't Starve Together
ДХ - Чат читаю, квесты выполняю Kenalfy стримит World of Warcraft
Final Fantasy XV - Вспоминаем серию ФФ RATIBORU стримит StarCraft II
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

1 3 1276
28 мин.

Глава первая, в которой мистер Клэчет сморит на мир свысока.Как же я до этого докатился?А вы знали, что сидеть на са ...

Глава первая, в которой мистер Клэчет сморит на мир свысока.
Как же я до этого докатился?
А вы знали, что сидеть на самом краю крыши – это не очень комфортно. Это я так. К слову. Вниз старался не смотреть, хотя соблазн был очень велик.
Одна половина моего мозга была занята тем, чтобы удержать тело от преждевременного падения. Другая, менее напряжённая, посвятила себя рассуждениям о вреде преждевременной смерти.
Как видите, оба полушария мозга голосовали за то, чтобы оставить меня в живых. А сердце было в оппозиции и кричало что-то вроде: “А может лучше прыгнуть? Лучше умереть, чем продолжать мучится!”. Двое против одного. Сердце пока проигрывало, но сдаваться не собиралось. Оно активно агитировало руки и ноги взбунтоваться, чтобы раз и навсегда свергнуть тиранию мозга над всеми конечностями тела.
Эта зима была особенно суровой ко всем живым существам. Неодушевлённые предметы покорно покрывались слоем инея и льда. Холодный воздух пронизывал каждый сантиметр города. Абсолютно белый снег, который рождался высоко в тучах, опускался медленно вниз. Во время контакта с землёй, он становился подозрительно серым, невзрачным, блёклым. Снежинки одна за другой падали вниз. Как скоротечна их жизнь!
Я тем временем продолжал сидеть, свесив вниз ноги и глядя на снующие туда-сюда силуеты. Торговцы, не смотря на невообразимый холод, выкрикивали что-то, выглядывая из-за дверей своих лавок, зазывая случайных прохожих приобрести совершенно никчёмное яблочное варенье, которое на самом деле изготавливали из кураги. Подомной уже собралась не маленькая толпа зевак, которые что-то бурно обсуждали и постоянно смотрели наверх. Это было предсказуемо, ведь сидел я уже достаточно долгое время.
Ноги начинали мёрзнуть. Пятки били тревогу и требовали выплаты репараций в виде тазика с горячей водой. Идти им на уступки я не был готов, но почему-то мне в голову пришла мысль, что если уж прыгать, то головой вниз. Чтобы уж наверняка…
Я отклонил спину назад, лёг на спину и отполз от крыши на удобное расстояние для того, чтобы встать на ноги. Оказавшись в положении стоя, немного походил из стороны в сторону, чтобы размять ноги. Затем протянул руку чуть вперёд от себя. Несколько белых пушистых созданий моментально разбились об её грубую поверхность. Я с каждой минутой наполнялся решимостью, чтобы последовать их примеру. Вот уже подошёл к самому краю… Полностью отрёкся всего сущего… Расставил руки по обе стороны света, закрыл глаза…
Как же я до этого докатился?

Глава вторая, из которой читатель узнает о существовании “тайны” и отношении мистера Клэчета к незваным гостям.
Было холодное морозное утро. Одно из тех, когда только от одного взгляда в сторону окна, за которым открывался вид на широкую улицу, постоянно атакуемую ветром и покрытую белой пеленой, уже не хотелось вставать с постели. Хотелось просто зарыться в одеяло, отречься от всего мира… И куда пропал весь былой энтузиазм? Может тому виной утренняя апатия или неудавшиеся исследования на работе?
От дурных мыслей меня как всегда оторвала жена, чей возглас было легко уловить даже из спальни, находившейся на втором этаже.
- Дорогой, ты же не хочешь, чтобы твое любимое печенье остыло, так и не дождавшись тебя! – зазывала жена.
- Уже иду! – ответил я и начал свой не лёгкий путь к пробуждению, проходящий через ванную комнату.
Ароматный запах выпечки, просочившийся в каждую щель, манил скорее забежать на кухню и отломить кусочек от первой попавшейся вкусной печеньки. Мысли о предстоящем завтраке окончательно разрушили дрёму. Приодевшись и спустившись вниз, я обнаружил, что у нас гость. Он разгорячено толкал речь, не позволяя мне проявлять своё гостеприимство.
- Уму не постижимо! Что же это в мире творится! – вновь кипятился гость, склонившись над свежим выпуском газеты. – У этих американцев совсем снесло крышу.
- Доброе утро. Что случилось? – поинтересовался я, протягивая ладонь для рукопожатия.
- Ну, наконец-то, вы, профессор, почтили нас своим присутствием! – ёрничал гость. – Представляете, в нашем “Daily Telegraph” пишут, что американская журналистка, начитавшись Жюля Верна, совершила кругосветное путешествие за 72 дня. Это рекордные для нашего времени цифры!
- Думаю, дорогой мистер Дженкинс, что лет через 100, этим уже никого не удивишь. Вы, кстати, по делу к нам или из праздного любопытства? – поинтересовался я с некоторой тенью недоверия, повсеместно изобразив интерес.
- Дорогой, неужели нашему доброму стражу закона нельзя просто зайти и перекусить блинчиками! – сказала с улыбкой жена.
“Иногда я её просто не понимаю. Неужели Джессика глупа и не осознаёт всю серьёзность ситуации? Или она просто притворяется, пытается быть гостеприимной? Может быть, мне просто нужно ввести её в курс дела, тогда количество глупых реплик с её стороны уменьшится?” – думал я, осознавая ко всему прочему, что мои руки так и не добрались до блинчиков.
- Поговаривают, что вы строите у себя в лаборатории какую-то странную машину, от которой дыбом становятся волосы у всех животных в округе, – твердил капитан Дженкинс – Ко всему прочему, ваши исследования очень серьёзно ударяют по городскому бюджету и…
- Что вы к нему пристали? – с улыбкой сказала Джессика – Мой муж – ученый человек и если он тратит ресурсы города, то они, непременно, рано или поздно окупятся сполна.
- Ну, знаете ли, миссис Клэчет, мы с вами хоть и друзья, но когда дело касается чужих денег, то тут уж не до шуток. Начальник нашего отдела, мнительный старик, подозревает вас, профессор, в том, что вы якобы воруете средства и вместо нового экономного аккумулятора энергии конструируете странную астролябию!
- Вздор! Я бы никогда не пошёл на преступление! – вполне естественно возмутился я.
- Вот и я им про это толкую! Эх, ладно. Пойду я. До свидания мистер и миссис Клэчет. Спасибо за блинчики, – сказал полицейский, вставая со стула.
– И к слову, капитан, астролябия – это астрономический прибор, а я занимаюсь физикой.
- Вам виднее, профессор! Удачи!
Вскоре после того, как мистер Дженкинс покинул мой дом, я, насытившись печеньем, решил последовать его примеру. Осмыслив за чашкой кофе сложившуюся ситуацию, я не стал, вводить свою милую женушку в курс дела. Собрав портфель и одев куртку, Поцеловал супругу на прощание, отправился как ни в чем ни бывало в лабораторию.
Нужно заметить, что зимой Ливерпуль, на мой взгляд, не выглядит так опрятно, как летом. Дворники не торопятся очищать занесённые снегом улицы. Оголтелые снежинки, подгоняемые ветерком, садятся там, где им вздумается. Порой, не спрашивая разрешения, лезут в глаза. А если им и этого кажется мало, то белоснежные демоны трансформируются в лёд, по которому, как известно, не очень безопасно ходить, а тем более ездить на машине.
Дорога до лаборатории пролегала через оживлённый квартал города. Я чувствовал себя преисполненным порывам бодрости. Вокруг были оживленные толпы людей, находившихся в Броуновском движении. Я был нужен этим людям, чтобы они наконец-то прозрели и увидели истину. Но, неожиданно, приподнятое настроение сменилось отчаянием, которое подогревал морозный ветер. Я осознал, что мне никто не нужен. Ни родная мать, ни Джессика, ни тот ближайший ко мне прохожий, укутавшийся в свою тонюсенькую курточку, ожидающий прибытия автобуса. Я ощутил головную боль. Возможно, это был один из побочных эффектов…
Мгновение спустя весь негатив трансформировался в целеустремлённость. Я стоял у дверей лаборатории с твёрдым намерением завершить эксперимент, во что бы то ни стало.
Вот я уже миновал оба лестничных пролёта. Мой ассистент Клайв встретил меня у порога. Мгновение спустя вся моя целеустремлённость улетучивается. Возникает страх. Клайв в очередной раз пристёгивает меня ремнями к креслу. Меня можно было смело назвать безумцем. Ведь я день ото дня повторял одни и те же действия, ожидая разных результатов и совершенно не задумываясь о последствиях…

Глава третья, в которой мистера Клэчета постигнет ждут одна сокрушительная победа и две неудачи.
- Эй, проснитесь, сейчас ваш выход! – сказал чей-то мягкий голос. – Публика уже ждёт.
- Да, да, сейчас… - пробормотал я, сквозь сон, не вставая с лежанки.
- Неужели вы собираетесь шокировать своих фанатов тем, что снова не выйдете из-за кулис?!
Незнакомый голос существенно повысил свой тон на несколько децебел. Усилеим воли я открыл глаза и вскочил с постели.
- Я готов свернуть горы – бодро ответил я, как будто залпом выпил 3 чашки кофе. – Что у нас сегодня в меню?
- Хм… Посмотрим… - Строго одетая девушка деловито посмотрела на кусок пергамента, лежащий неподалёку. – С вами хочет побеседовать целый корпус оживших солдат. Справишься?
- Да раз плюнуть, – сказал я, скрыв ослепительной улыбкой тень неуверенности. – Ты, что снова прибиралась? Где мой термо-плазменный бластер?
- Вы не помните, как я вчера положила его в ящик с вашими минами-ловушками? – сказала девушка, протягивая оружие. - Да, и не забудьте одеть свой бронекостюм! Помните, как в прошлый раз вы чуть не потеряли свою голову!
- Да я просто решил подразнить того дракона… Хватит придираться! – неожиданно возмутился я. - Броня для слабаков. Дай-ка это мне.
Позаимствовав у девушки двуручный меч, я уже было направился в сторону тёмного коридора.
- Скажи мне, я безумен? – бросил я напоследок.
- Не могу судить, ведь мы не так долго знакомы. Но могу совершенно точно заявить, что вы не безумны до тех пор, пока ваши действия поддаются логике здравого смысла.
- А что, если я буду до безумия логичен? – спросил я.
- Лучше будьте осторожны! – крикнула на прощание девушка.
Её голос, как и все мои дурные мысли уже растворились во тьме. Приходилось пробираться на ощупь, держась, за холодную каменную стену. Вдруг моя рука столкнулась с чем-то очень похожим на рубильник. Я дёрнул ручку вниз и тут же закрыл глаза от яркого света, который неожиданно вторгся в коридор из-за открывшейся двери. Впереди, на фоне общего хаоса, виднелись огни палаток неприятеля. “Шагнуть наружу или всё же остаться? Выбора нет… – думал я. – Нужно действовать”.
Собрав кусочки сознания, разрозненного дурными мыслями, я прыгнул вперёд и в то же мгновение величественный замок за моей спиной превратился в белый утренний туман, который постепенно растворился в воздухе.
Кусочек земли, на котором я стоял, был уже насквозь прожжён вражескими снарядами. Впереди меня была огромная круглая арена. Взрывы и снаряды, прожигавшие купол здания, казались довольно таки аутентичными. Я был готов, поклясться, что чувствую запах пороха. А звук ломающихся костей у мертвецов, медленно и неуклюже перебирающихся через спинки сидений к арене, был невообразимо натуральным и живым.
“Почему именно солдаты? – поймал себя на мысли я. – Наверное, не стоило смешивать накануне чтение научной фантастики с исторической литературой и посещением цирка… ”
К слову, стоит отдать должное солдатам, которые пытались достать меня. Они использовали интерактивное окружение по максимуму. Выстреливали себя из пушек, пытались перебраться по канатным верёвкам, балансируя с шестом или, усаживаясь на одноколёсный велосипед, яростно устремлялись на меня. Но как бы воображаемые солдаты не старались, все их уморительные попытки достигнуть своей цели заканчивались нелепыми падениями и травмами, не совместимыми с жизнью.
Послушный гладкий меч, заряженный отрицательными электродами, под воздействием моих рук разрезал мертвецов одного за другим. А там, где заострённый двуручник не справлялся, помогал бластер, испепеляющий адресатов на безопасном расстоянии.
Но одному из солдат всё же удалось подобраться ко мне слишком близко. Мимо моих ушей пронёсся штык-нож, прикреплённый к винтовке противника. Я схватил неуклюжего солдата за горло и что есть силы топнул каблуком левой ноги о землю. Из широкого разлома появились странные щупальца, похожие на резиновые трубки.
Пара вражеских пуль попала в моего заложника. Парировав все выстрелы, я бросаю щупальцам свой “живой щит”. Но вместо того, чтобы разорвать бренное тело, резиновые трубки обвившись вокруг солдата, оживили его.
- Я думал, вы на моей стороне – крикнул я бездушным резиновым трубкам.
Заложив мину, отступил назад. Оглянувшись я обнаружил, что ловушка не сработала. Газ, который выделила мина, сделала мертвецов более свирепей. В качестве отвлекающего манёвра, я создал голографические проекции самого себя. Враги, не заметив подмены, продолжают кормить свинцом моих клонов.
Забравшись на смотровую башню, я понял, что это был не самый лучший тактический приём. Пара выстрелов из пушек – и вот мое новое убежище уже похоже на шведский сыр. Бум! Я падаю вниз вместе с башней…
Неужели это конец? Тяжёлые обломки не позволяли мне сдвинуться с места. Погибнув в своём сознании, я буду обречен на вечную кому. Не самый лучший расклад. Заметив краешком глаза надвигающихся солдат противника и отчаявшись окончательно, я неожиданно услышал нежный женский голос:
Где же ты, мой милый странник?
Вновь ищу тебя во тьме.
Ты для всех теперь изгнанник
Прячешься в своей тюрьме.
“Что это было? – подумал я. – Неужели машина перестала подчиняться мне стала создавать образы людей самостоятельно?”.
Воодушевившись пением девушки, я понял, что ещё не всё потеряно, сконцентрировался и превратил обломки тяжёлых камней в песчаную бурю. Она с лёгкостью запорошила глаза неприятелям. Спрятавшись за бетонной стеной, которая выросла из земли, я пытался наколдовать дождь. Но, вопреки моим ожиданиям, откуда-то сверху неожиданно начали лететь пробирки и чашки Петри. Парочка стекляшек больно ударила меня по голове.
Дойдя до точки кипения, я зажмурился, и всё вокруг заполыхало огнём. Зловещая улыбка невольно расползлась по моему лицу. Несуразный дождь прекратился, а недобитые супостаты превратились в пепел.
Расправившись со всеми выдуманными врагами, я попытался представить в своём сознании довольно таки обыкновенные вещи. Выходила какая-то несуразица. То крейсер, который плывет среди облаков и сигналит надоедливым птицам, напоминающим по форме отвертки, которые так и норовят залететь в машинное отделение. То вдалеке появлялись горы, которые похожи на куски железа, сваренные между собой и привинченные болтами к земле…
“Пора за работу” – подумал я и тут же почувствовал холодок, который пробежал по спине.
Позади меня появилась строго одетая девушка с хорошей фигурой. Да, та самая, что пару минут назад одевала меня и посылала в бой.
- Это ты только что пела? - спросил я.
- Нет, что вы! У меня без этого хватает дел! Вы хорошо выглядите, профессор. И не надоело вам играть в войну? – сказала она и потрепав меня за плечо.
- Ты же знаешь, Кейт, это всего лишь разминка… - сказал я и замялся, так как понял, что мужчине в сорок лет должно быть стыдно создавать в своём сознании полчища солдат, чтобы бесславно в один миг всех их уничтожить. - Что у нас сегодня на повестке дня?
- Кажется, вчера вы остановились на том, что попросили меня проанализировать кору вашего головного мозга для того, чтобы я составила отчёт о видимых изменениях…
- Это было до того, как мы проверили кровать на прочность или после?
В своём сознании я отчего-то позволял себе пошлые шутки, хотя в реальности вёл себя иначе. Видно, шотландцу вроде меня все-таки не суждено стать чопорным английским джентльменом. Смутив свою воображаемую ассистентку, я испытал порыв страсти, который разрешился непродолжительным односторонним поцелуем.
- Вы же знаете, что я была создана не для того, чтобы ублажать вас! – укоризненно сказала девушка, отталкивая меня.
- Прости, Кейт, я сегодня что-то увлекся… Введи меня в курс дела… - пробормотал я.
- Ваши ментальные способности достигли достаточно высокого уровня. Теперь вы можете создавать не только одиночные объекты, но и целые города с непохожими друг на друга людьми, у которых будут свои свойства, потребности и даже чувства.
- Хочешь сказать, что я теперь должен выполнять функции Бога, чтобы проверить удался наш эксперимент или нет? – скептически поинтересовался я.
- Что-то вроде этого, – ответила Кейт. – Видите вон тот холм? Попробуйте создать на нем поселение.
- Ладно, сейчас проверим… - взволнованно произнёс я.
Громкий шум и пищание раздалось у меня в ушах. Я ощутил, как муражки, покрыв 99% тела, исчезли в одно мгновение. Всё исчезло. Я открыл глаза. Клайв смотрел на меня выпученными глазами. Было очевидно, что эксперимент провалился.
- Вы в порядке, мистер Клэчет? – взволнованно спросил Клайв. – Показания приборов были нестабильны. Я еле сумел вывести вас от туда…
- Сколько времени прошло? - устало перебил я.
- Вы пролежали в кресле пять часов. Как всё прошло?
Клайв аккуратными движениями отстёгивал меня от кресла. Освободив правую руку, я вырвался и прокричал:
- Ничего не произошло! Чёртова машина вновь дала сбой! Видно расчеты оказались не совсем верны…
- Вам нужно успокоиться. – Клайв старался быть тактичным и у него это получалось. – Если хотите, я всё ещё раз пересчитаю сам?
- Да как же ты не понимаешь, что я 10 лет своей жизни угробил на её создание! Она должна работать! – прокричал я и яростно ударил кулаком об стол, на котором стоял кофейник. Жестяной сосуд покачнулся от ударной волны, но остался на своей прежней позиции.
- Тише. Представьте, что случится, если мэр узнает, чем мы здесь занимаемся! Он ведь посадит нас обоих за решётку. Может нам стоит заморозить исследования на некоторый промежуток времени и заняться чем-нибудь более гуманным?
Клайв порой терял присутствие духа и готов был признаться во всех своих грехах первому встречному. Ассистент уже не в первый раз пытался меня отговорить. Нужно было просто надавить на него, чтобы он не поднимал панику.
- Послушай, мы должны довести исследования до конца. Это будет настоящий прорыв в науке! Мы сможем воздействовать на мозг человека! Какие для нас тогда откроются перспективы, ты даже и не представляешь!
- Военные попросят нас поделиться секретом успеха, а если будем слишком возникать, то убьют нас и скажут, что всему виной несчастный случай!
- Ты иронизируешь. Мы им не продадимся. Верно, Клайв? Скажи, ты со мной?
Клайв, щуплый талантливый малый, закончивший пять лет назад высшее учебное заведение, посмотрел на меня поверх своих наполовину запотевших очков, а затем изрек:
- Мы с вами в одной лодке плывем, мистер Клэчет. Кто не рискует, то не пьет виски со льдом!
- Хорошо, молодец. Я знал, что ты все поймешь, – сказал я с облегчением. – Можешь идти домой. А я ещё задержусь на работе.
Клайв попрощался и направился к двери. Я бросил взгляд в сторону коридора. Приглядевшись, я заметил, что тумбочку для обуви украшают знакомые мне перчатки.
- Клайв! – окликнул я своего ассистента. – К нам что заходила Джессика? Она, кажется, оставила перчатки…
- Эх, да ваша жена… - растеряно бросил Клайв. – Она просила передать, что сегодня уехала к родственникам в Манчестер и вернётся только в воскресенье…
Глаза моего ассистента бегали по сторонам, будто он что-то скрывал. Я сделал вид, что не придал этому большого значения.
- Спасибо, Клайв. Можешь идти, – ответил я.
Дверь захлопнулась. Я решил поиграть в детектива и решил проследить, куда направился мой ассистент. Два с половиной оборота ключа и моя драгоценная лаборатория осталась за спиной, закрытая на замок.
К вечеру снег уже прекратил идти. Было отчетливо видно всё происходящее на улицах. Силуэт Клайва быстро удалялся вперёд. Я старался не отставать. Миновав пару кварталов, я стал свидетелем того, чего боялся больше всего. Страстно обняв моего уже бывшего ассистента, Джессика изменяла мне, целуясь с Клайвом. Ставлю десять к одному, что пока я валялся без сознания, эти двое разрушали мою семейную жизнь.
Я поймал себя на мысли о том, что я всегда был эгоистом. Вот моя милая женушка и сбежала к моему дорогому другу, которого я никак не мог подозревать в предательстве.
Между тем ноги мои продолжали следовать за парочкой любовников. Я пронаблюдал, как два ненавистных мне силуэта вошли в дом, в котором жил Клайв. Нужно было решить: вломиться к ним сейчас или дождаться завтрашнего дня, чтобы побеседовать со своим приятелем начистоту? Монетку я бросать не стал и отправился в апартаменты бывшего товарища.
Все прошло как-то быстро. Короткий звонок в дверь. Шум по ту сторону. Слащавое лицо Клайва, которое встречает удар моего кулака. Капли крови на полу. Крик выбежавшей Джессики. Ещё один удар, на этот раз уже ногой, адресуется Клайву в область грудной клетки.
- Как ты посмела изменять мне? – обращаюсь я к Джессике.
Жена в слезах не могла связать ни слова. Но Клайв, не осознавая, что только ухудшит положение, выкрикнул:
- Чарли, ты первый начал ей изменять в своём симуляторе реальности!
Я схватил Клайва за воротник рубашки и приготовился впечатать его в ближайшую стену. Но тут Джессика, утерев слезы, наверное, впервые за долгие годы впервые проявив живой интерес к моим исследованиям, воскликнула, забыв про все свои грехи:
- Как ты посмел изменять мне со своей дурацкой машиной?
Я был в замешательстве. Шах и мат. Жена смотрела на меня, будто ждала какого-то откровения. А я, сделав изумленное лицо, бросился прочь навстречу темноте, оставив свой позади гнев и тех двоих, что хорошо проводили время за моей спиной, а теперь были вынуждены зализывать раны, нанесённые мной.

По скромному мнению автора, очень красочная Глава четвёртая, в которой мистер Клэчет наконец-то берёт всё в свои руки.
В нашей жизни связи играют очень важную роль. Они решают любые проблемы. В этом я убедился на собственном опыте. Благодаря своей ученой степени я познакомился с очень состоятельными людьми, которые с радостью согласились финансировать мои исследования. Так же я не редко прибегал к помощи так называемой “третьей стороны” для устранения “шпионов”, возомнивших, что могут безнаказанно украсть все мои наработки. Так что мне было достаточно сделать всего лишь один телефонный звонок, чтобы Клайв не проснулся завтрашним утром…
Погрузившись в раздумья, я и не помышлял об убийстве верного напарника. Мне нужно было прояснить кое-что: зачем ему было уговаривать меня остановить эксперимент, если моя смерть для него была бы выгодна? Может быть он, зная мою натуру, только хотел разжечь во мне желание довести начатое дело до конца? В любом случае, Клайв мог ещё пригодиться. Оставалось только уладить междоусобные конфликты.
Ночь я провёл в лаборатории. Клайв так и не появился на утро. Видимо, боялся моего гнева или не сумел подняться с кровати после того, как я его потрепал. К слову, без него мой личный КПД почему-то понизился. Солнце уже давно выглянуло из-за горизонта, озарив всё вокруг, а мне всё не давала покоя одна формула, которая не вписывалась в общую систему расчётов…
“Будь что будет – подумал я, устраиваясь поудобнее в кресле испытуемого. – Если сейчас ничего не выйдет, значит, так тому и быть. Хотя главное, чтобы никто не зашёл в лабораторию и не сжёг мне мозг, пока я здесь лежу…”. Дернув за верёвку, привязанную к рычагу, расположенному на приборной панели моей чудо-машины, я почувствовал жжение в районе правого виска. Шлем, прикреплённый к моей голове, излучал особые волны переменного тока, позволяющие сконцентрироваться на подсознательном уровне. Краешком глаза я заметил, как гамма лучи пронзают мою грудную клетку. Мгновение спустя одна из шестерёнок громко скрипнула. Это был очень плохой знак, но клиническая смерть не наступила. Я вновь оказался внутри своего подсознания.
- Я уж думала, ты не придёшь – ласково прошептала Кейт. – Готов свернуть горы?
Я огляделся. Вокруг была всё та же чёрная пустота вместо неба, пара клочков земли, которая слилась бы с общим фоном, если бы не желтоватая желеобразная жидкость, покрывающая отдельные участки почвы и источающая специфический запах, напоминающий жжённую пластмассу с тонкими нотками углерода.
- С каких пор мы с тобой на “ты”? – игриво спросил я. – И откуда всё это взялось?
Я указал пальцем на слизь. Кейт незамедлительно ответила:
- Я думала, что того, как от тебя ушла жена, мы сблизимся и сможем узнать друг друга получше… Что касается слизи, то лучше тебе её не трогать. Она ядовита и появилась здесь из-за твоих неурядиц в реальной жизни, которые оставляют отпечатки на твоём настроении и расположении духа.
Кейт почти меня запутала. Сначала я хотел ответить ей, что мы и так знакомы ближе некуда, так как она существует только в моем сознании. Но затем, когда девушка начала рассказывать про слизь, я вспомнил кое-что очень важное. На ранних стадиях разработки своей машины мы с Клайвом проводили опыты на лабораторных крысах. Воздействие гамма лучей давало неутешительные результаты.
Если подопытные находились в состоянии покоя, то, подключив их мозг к машине, пульс не учащался, и дыхание оставалось в норме. Но крысы в большинстве своем чувствовали опасность, и эксперименты заканчивались сердечными приступами. Наверное, перед смертью они тоже видели эту мерзкую слизь. Я понял, что лучше не стоит погружаться в сои переживания. Сложно было абстрагироваться от всех дурных мыслей, но во что бы то ни стало, необходимо было завершить эксперимент…
От раздумий меня оторвала Кейт. Дело в том, что я стоял, уставившись в пол, уже около 10 минут. Девушка продекламировала:
- Чарли, ты готов?
- К чему? – пробормотал я.
- К тому, чтобы вершить историю! В прошлый раз, щелкнув пальцем, мы хотели построить огромную вселенную. Как видишь, даже богу вроде тебя это не под силу. Попробуй создавать объекты в геометрической прогрессии…
Кейт неожиданно прервала свой монолог. Она увидела, как из воздуха начали появляться причудливые замысловатые фигуры. Меня не требовалось долго уговаривать. В детстве я был большим фантазёром и рисовал в своих многочисленных альбомах сюрреалистичные пейзажи, отнюдь не соседствующие со здравым смыслом. Вот и сейчас мой воображаемый мир начал заполняться по воле своего хозяина.
Всё вокруг уже не было таким бездушным. Появилось пурпурное небо и синеватые облачка-многоугольники. Огненно жёлтая сфера, выполняя функции небесного светила, озарила долину впереди меня, где один за другим начали появляться разноцветные мозаичные кубики, от которых исходило свечение.
Я закрыл глаза и представил оживлённый город. Мгновение спустя я открыл глаза и обнаружил, что стою на центральной площади созданного мной Гидрополиса. Вот рядом со мной пробежали странные целлофановые человечки, внутри которых плескалась вода. Чуть подальше от меня струился гейзер, рядом с которым бесновалась группа молодых студентов, которые состояли из чистого льда. Аккуратные симметричные домики, разбросанные вокруг, были построены из разноцветных кусочков стекла. Приглядевшись, я заметил, что внутри они доверху наполнены водой, а из земли прорастали корни какого-то растения, которым, очевидно и питались местные жители.
В некоторых местах города была та мерзкая жёлтая слизь, возникшая из-за моей внутренней уязвимости. Как же приятно было видеть, как водяные человечки без вреда для здоровья хватали её и кормили своих питомцев – рыбок.
Пройдя ещё пару кварталов и наглядевшись на различные размельчители почвы, причудливые помповые насосы, желеобразных рабочих с резиновыми щупальцеподобными трубочками, прикрепленными к рукам, я увидел величественное сооружение цилиндрической формы с различными ответвлениями, похожее на корону. Вход охраняли вооруженные копьями рыцари в металлических доспехах с маленькими аквариумами вместо сердца.
- Стой! – прогремели басом в унисон оба рыцаря, – проход закрыт.
- Я так не считаю – произнесла неожиданно Кейт, в руках которой был непонятно откуда взявшийся факел. – Мы не причиним вам зла. Нам нужно пообщаться с вашим градоначальником.
Рыцари послушно расступились. Мы прошли в широкую залу, увешанную водорослями, ракушками, кораллами и прочими морскими атрибутами. Чтобы попасть в покои короля, требовалось встать на довольно таки вместительную деревянную платформу, расположенную в сосуде. Когда мы забежали внутрь, стенки сомкнулись. Снизу в сосуд поступала вода, за счёт которой платформа и поднималась. “Примитивно, но со вкусом”, – мысленно подметил я.
Покои короля располагались на пятом этаже в правом крыле. Когда платформа поднималась на нужный этаж, она могла перемещаться и по горизонтали. Это было довольно удобно в тех случаях, когда требовалось транспортировать большие грузы.
- Зачем мы едём к королю? – шепнул я Кейт.
- Мы должны его предупредить… - ответила девушка.
- Предупредить о чем? – перебил я. – Мой эксперимент не подразумевал гасторли по выдуманной стране.
- Подожди, скоро ты всё поймёшь!
Я не стал продолжать спорить, так как мы уже достигли покоев короля. А точнее дверей, рядом с которыми прохлаждался очередной рыцарь. Но этот страж не был похож на своих предшественников. На нем было лёгкое обмундирование из кожи и кольчуга, а источник жизненных сил – баночка со светящейся водой – находилась за спиной, скрытая коротким плащом от посторонних глаз. Голова у него не была прикрыта чем-либо. Лицо казалось молодцеватым, румяным и подтянутым.
Увидев факел, водной юноша встрепенулся, встал в боевую стойку, обнажил ледяной меч и произнёс:
- Что вам нужно?
- Мы пришли повидаться с вашим королём, – вставила реплику Кейт, невзирая на все ещё ничего не понимающего меня. – Мы не хотим тебе зла, дай пройти!
- Короля сегодня нет дома. Он в отъезде. Но даже если бы он был за этими дверьми, то я бы не впустил вас, – продекламировал рыцарь.
- Ты лжёшь, - закричала Кейт. – Я знаю, что он там пропусти нас или тебе не поздоровится!
- Я буду защищать покои моего правителя до конца! – отозвался рыцарь.
- Ну тогда ты сам напросился… - не дожидаясь реакции рыцаря сказала Кейт.
Девушка быстрым движением руки оттолкнула рыцаря, который уже потерял свой боевой настрой и просто попятился назад. Кейт распахнула двери, вбежала внутрь и огляделась. Покои царя были пусты. Лишь на полочке возле кровати лежала небольшая записка. Кейт взяла пергамент в руки. На нём полуразмытыми водяными чернилами были написано следующее:
“Дорогой Томас! В этот знаменательный день твоего совершеннолетия я покидаю тебя. Не печалься, возможно, когда-нибудь я вернусь. Пусть в начинаниях тебе сопутствует удача. P.S.: разведчики доложили, что наш город собираются атаковать. Удачи, сынок!”
- Кто такой Томас? – спросила Кейт, держа записку в руках.
- Это я – ответил молодой рыцарь, который пару минут назад строил из себя храбреца. – Я сэр Томас I, по печальному стечению обстоятельств, правитель этого города.
- Простите, сэр, что чуть не снесла вам голову, – сказала Кейт – Так значит вы уже в курсе дела?
- К сожалению, да, – ответил молодой король.
- Так, подождите! – пробормотал я. – А почему меня никто не ввёл в курс дела?
- Мы ведь все живем в твоем сознании, Чарли! – ответила Кейт. – Как же ты можешь быть не знать, что у тебя там творится? Сконцентрируйся и ты увидишь…
Я закрыл глаза и почувствовал, как Кейт прикоснулась своей ладонью к моему лбу. Вместе с ней мы перенеслись на песчаную равнину, на которой стояло поселение существ, напоминающих по своей генетической структуре каменные глыбы. Их жилища были вычурными и не аккуратными. Будто пещерные люди подались в архитекторы и занялись дизайном. По интеллекту питекантропы, наверняка, очень немного проигрывают камнеподобным существам.
Ожившие человекоподные валуны, облаченные в меха, передвигались и изображали какую-то бурную деятельность, направленную на подготовку к ведению боевых действий. На окраинах поселения старый поросший мхом камень-мастер тренировал подопечных. На вид они состояли из хрупкой гальки и ели держали в руках свои дубинки. В центре поселения на помосте стоял вождь, который бурно жестикулировал и вопил, взывая собравшихся к дисциплине и настраивая на предстоящий поединок.
- То, что ты видишь перед собой – это Стоун-таун. – сказала Кейт.
- Не помню, чтобы я создавал этих уродливых созданий… - отозвался я. – Откуда они взялись?
- Ты считаешь, что в этом мире никто больше не способен ничего создавать при помощи ментальной силы? – ответила Кейт, матерелизовав стакан Мартини. – Как бы это глупо не звучало, твое сознание развивается само собой без твоего непосредственного участия. Проблема в том, что тебе придется пожинать плоды разрушений.
- Почему бы нам просто не сжечь их из бластера? – сказал я, указывая на враждебные глыбы.
- Да, это определённо решит все проблемы. Если только тебя не прикончат.
- Тогда мы вполне можем попытаться решить всё мирным путём. Или заручиться помощью союзников…
Вместе с Кейт мы вновь в мгновение ока переместились в опочивальню короля, который не находил себе места и шагал из стороны в сторону.
- Томас, мы нашли выход! – радостно вскрикнула Кейт.
- Где твои манеры! – нахально перебил её молодой король. – Ты должна обращаться ко мне “ваше величество”!
- Не забывайте, ваше величество, что я все ещё могу выдернуть эту баночку за вашей спиной и полить её содержимым цветочки… - в сердцах сказала Кейт.
- Не стоит этого делать! Думаю, для тебя можно сделать исключение… Ну же, рассказывайте, что там у вас? – взволнованно произнёс вчерашний принц.
- Сэр Томас, мы предлагаем вам устроить дипломатические переговоры с вашей враждующей стороной. – вставил реплику я.
- Ни в коем случае. Наш народ не может находиться рядом с ними. При виде их мы испаряемся. В буквальном смысле.
- То есть, как это? – недоумевала Кейт? – Они лишь просто каменные глыбы?
- О чем это вы? Камни? Их мы вроде не боимся… - замялся сэр Томас. - Мы ведём войну против огненного народа…
- Существует и третья сторона? – недоуменно поинтересовался я.
- К сожалению, да. Видите тот вулкан? – вздохнул король и указал в сторону окна. – Это Фаервуд. Там живут наши заклятые враги…
- Я ведь могу просто так покинуть всю эту Страну Чудес, верно? – шепнул я Кейт, игнорирую монолог короля.
- А кто отключит тебя от аппарата, если Клайва нет в лаборатории? – ответила девушка.
- Ваше величество, давайте я сам всё улажу, – перебил я Томаса I. – Только скажите, где у вас тут ближайшая таверна?

Переплюнувшая свою предшественницу, Глава пятая, в которой мистер Клэчет непременно задаст всем жару.
Даже и не знаю, что получилось хуже: напиться или потолковать с ожившими булыжниками. Скажу одно: дело дрянь. Подлый хозяин таверны в Гидрополисе подмешал мне в пиво какой-то странный экстракт мухомора, от которого все расплывалось в глазах. Но это был самый безобидный побочный эффект. Вместо того, чтобы со временем исчезать, клетки алкоголя в моей крови с каждой минутой всё множились. Если бы Кейт не наколдовала противоядия, то я бы давно уже скоропостижно закончил свою жизнь.
Что касается переговоров, то как я уже упомянул, всё прошло ещё хуже. Каменный народ не понимает не единого слова по-английски. Я пробовал разговаривать с булыжниками на латыни, но безрезультатно. Тогда на помощь пришла Кейт и её наглядный язык жестов. Она попыталась продемонстрировать силу после непродолжительной жестикуляции, но оказалось, что на том месте, где у мужчин находятся яйца у камней… эм… скажем так, всё через чур твёрдо.
Как бы то ни было, вождь булыжников, видимо, обиделся на Кейт и отправил за нами в погоню свою дружину. Наш план состоял в том, чтобы загнать каменных ребят в Фаервуд. А дальше уж как повезёт.
Стоит, наверное, уточнить, что благодаря силе воображения, мы вместе с Кейт, сидя на Тысячелетнем соколе – особом виде птицы, который я сам сгенерировал.
- Ты уверена, что мы не погибнем – спросил я у Кейт.
- Птица вроде летит ровно. Не думаю, что мы разобьемся. А если ты имеешь в виду, что боишься, как встретит нас огненный народ, то лучше одень это, - сказала Кейт и протянула мне каску пожарника.
- Спасибо! – воодушевлённо ответил я, надевая защитный шлем – Ты всегда умела разрядить обстановку.
Спустя 2 часа перелёта, мы достигли заветного вулкана. Птица-перевозчик высадила нас у самой вершины. Стало жарковато. Наши преследователи, как ни странно, ничуть не устали. Они яростно забирались на вулкан, хватаясь за уступы. “Да, камни и, правда, очень выносливы!” – подумал я.
- Неужели ты думаешь, что каска спасет тебя, когда ты будешь гулять в самом жерле вулкана, – съязвила Кейт, создавая вокруг себя водяную ауру.
- Не строй из себя амазонку! – отшутился я, следуя примеру девушки. – Если кому-то и придётся здесь погибнуть, то это будут те пустоголовые ребята, которые пробежали за нами через всю пустыню!
- Я не хочу потерять тебя Чарли, – взволнованно прошептала Кейт, глядя мне в глаза. – Пожалуйста, не играй с огнём.
- Знаешь, в данном контексте эта фраза звучит довольно таки необычно…
- Да заткнись ты уже!
Кейт в мгновение ока прильнула ко мне и, расположив свои горячие ладони на моих щеках, пронзила искренним поцелуем. Я поймал себя на мысли, что мог просто заткнуть вулкан огромным булыжником и лишиться удовольствия устроить свидание с девушкой жерле вулкана. Как хорошо, что я этого не сделал!
Тем временем романтическая сцена невольно прервалась остервенелым ревом каменных человечков. Недолго наблюдая, как булыжники стремительно приближаются, мы решили спасаться бегством. Ситуацию усугубил тот факт, что когда мы начали приближаться к воротам Файервуда, лучники начали поливать нас огнём.
О контратаке мы не особо задумывались. Нужно было только прорвать оборону и проникнуть внутрь огненного города. Кейт, будто прочитав мои мысли, решила пойти на отвлекающий маневр. Она успешно стала центром внимания раззадоренных ею лучников. А я тем временем взорвал железные ворота и дал каменным носорогам потоптать лужайку Фаейервуда. Оказавшись внутри города, озверевшие булыжники уже позабыли про нас с Кейт. Они сносили на своем пути, не зная пощады. Тщетные попытки огненных тварей утихомирить дикие булыжники так и не увенчались успехом. Довольные проведённой диверсией, мы с Кейт переместись в Гидрополис.
- Ну, что у вас всё получилось? – взволнованно спросил Томас I.
- Да, - коротко ответил я.
–Изумительно! – воскликнул молодой король. - Давайте устроим пир в честь вашей победы!
- Отличная идея. – ответила Кейт, держа меня за руку. – Мы с радостью на нём поприсутствуем…
Я услышал резкий визг и потрескивание, которое означало только одно. Кто-то отключил меня от машины. Я открыл глаза и увидел изумлённое лицо Клайва.
- Кто она? - спросил он, опешив.
Я огляделся. Рядом со мной стояла совершенно реальная Кейт. Она была точная копия той, что была в моем воображении. Я попробовал моргать, но она не исчезала.
- Она доказательство того, что наш эксперимент удался, – воскликнул я и радостно обнял Кейт. – Прости Клайв, что потрепал тебя. Я никогда на самом деле не любил Джессику, так что к её измене отношусь спокойно. Но меня волнует одно: если ты уходил к ней, то кто оставался в лаборатории?
- Я не-не-незнаю – начал заикаться Клайв. – Простите меня, мистер Клэчет!
- Скажи, когда ты пришёл тут никого не было? Отвечай! – крикнул я.
- Я встретил здесь капитана Дженкинса... Он просил передать вам, что вернётся не одни. Я еле удержал его от того, чтобы вас потревожить… - ответил Клайв.
- Как давно он заходил?
- Буквально пя-пят-пятнадцать минут назад…
- Так, Клайв, споконо! Иди домой и ни о чем не думай. Мы с Кейт дальше справимся. Хорошо?
- Как прикажете, мистер Клэчет. Простите меня…
- Ты искупишь свою вину, если ты никому ничего не скажешь о том, что мы здесь делали, ясно?
Клайв утвердительно кивнул и скрылся из виду.
- Вот теперь я ничего не понимаю… За тобой охотится полиция? – поинтересовалась Кейт?
- Эта долгая история, милая. Я тебе потом расскажу… - бросил я, начав демонтировать машину.
- Что же мы будем делать? Без наших ментальных способностей мы ничто!
- Говори за себя. Я же как-то жил в этом мире. Поверь, ты тоже научишься. А пока план действий таков: ты увезешь вот этот блокнот на мою конспиративную квартиру. Я скоро приеду туда.

- Почему ты не можешь отправиться туда вместе со мной?
- Я расскажу тебе обо всем чуть позже, обещаю…
Глава шестая, в которой мистера Клэчета лишь упоминают вскользь
Пятничный вечер для начальника 27-го отделения полиции города Ливерпуля был примечателен тем, что за ним следовал выходной. А, значит, сильно на работе выкладываться было не обязательно. До окончания смены оставалось всего полчаса. Этого времени мистеру Гамильтону (именно так звали начальника 27-го отделения полиции) хватило бы ровно для того, чтобы сделать парочку набросков в картотечном журнале и, обойдя некоторых своих сотрудников, пожелать всем удачных выходных.
Но в этот вечер ему не суждено было закончить все стандартные свои дела. В тот момент, когда мистер Гамильтон уже завершал свой “круг почета”, в 27-ое отделение полиции влетел капитан Дженкинс, который прокричал:
- Чарли Клэчет - лжец! Его срочно задержать!
- Успокойтесь, мистер Дженкинс, – меланхолично произнёс начальник 27-го отделения полиции Фрэнк Гамельтон. – Расскажите обо всём по порядку.
- Я был в лаборатории мистера Клэчета. – начал капитан Дженкинс. – Всем нам известно что он трудится на благо города, конструирует аккомулятор, который позволит в 300 раз сократить расход электричества. Но он всё это время врал нам и расхищал городской бюджет!
- Что ж, я думаю это достаточно объективная причина, чтобы его задержать, – проговорил мистер Гамильтон. – А доказательства у вас есть?
- Конечно же! – ответил капитан Дженкинс и приволок за шиворот щуплого потрепанного паренька, закованного в наручники. – Знакомьтесь, Клайв Уайт – ассистент профессора Клэчета…

Глава седьмая, в которой мистер Клэчет приковывает внимание к своей персоне.
Итак, я стоял на крыше высотного дома, дожидаясь приезда полиции. Прошло уже больше получаса, после того, как я попрощался с Кейт и покинул лабораторию. Забраться на крышу в одном пиджаке было, мягко говоря, дискомфортно. Я боялся упасть раньше времени, поэтому решил привязать себя веревкой к ближайшей трубе.
Мой план не трещал бы по швам, если бы а) полиция приехала чуть пораньше и б) тринитротолуол не намок. Для второй проблемы я нашёл выход в виде бочки с бензином, которую вместе с огнём использовал как удобрение для пола и стен в моей лаборатории. Оставалось только дождаться приезда полиции.
Стоит заметить, что для того, чтобы правильно инсценировать свою смерть не достаточно создать копию себя при помощи машины, которая создает всё, что только можно вообразить. Нужно добавить капельку актёрской игры. Так сказать, подкормить публику.
Когда стрелки часов показали двадцать три минуты девятого, мистер Гамельтон с эскортом из пяти машин подъехал к зданию, под которым полыхала подземная лаборатория и над которым я, еле перебирая ногами, шатался по крыше.
- Профессор Клэчет! Прекратите безобразие! Немедленно спускайтесь! – прокричал мистер Гамильтон, вылезая из машины.
- И не подумаю! – ответил я. – Мне не зачем больше жить в этом ужасном мире. Прощайте!
- Нет! – прокричал капитан Дженкинс, но было уже поздно.
Силует, видневшийся на самом верху крыши, стремительно приближался к земле. А в лаборатории тем временем прогремел взрыв, уничтожив все улики. Земля дрогнула, но никто этого даже и не заметил. Собравшиеся вокруг зеваки ахнули от ужаса. На снегу лежало окровавленное тело, в точь-точь похожее, на меня – Доктора Клэчета.
Газеты на следующий день пестрили заголовками. И в каждой из них было что-то вроде: “Уважаемый человек, профессор Клэчет, который задолжал городу 721 тысячу фунтов, на сорок втором году жизни покончил с собой”. Никто даже и не подозревал, что настоящий я уже давно плыл на барже в Нью-Йорк - город больших возможностей. Там меня уже ждали не только новые инвесторы, но и новые приключения, о которых вы, несомненно, ещё не раз услышите.

От автора
А вы сможете найти все пасхалки?
Специально для конкурса Мой безумный мир... от Gama-Gama
All rights almost received

3 комментария