Стрим-центр6 в эфире
Больше публики, больше ранг, и море общения Fuzzy45 стримит Overwatch
Fable Anniversary, часть 1 ripper_and стримит Fable Anniversary
Пытаемся выжить djey2828 стримит Vainglory
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

16 12 1614
14 мин.

Попытка №2. Первый раз мой рассказ вызвал негативную бурю, потому что был написан на украинском. Вот, для читателей ...

Попытка №2. Первый раз мой рассказ вызвал негативную бурю, потому что был написан на украинском. Вот, для читателей на Канобу я постарался и перевел первую главу.
Думаю теперь понравится.

Ведьма
(Химерия)
Идея от 05.11.2009
By US feat. DRONU4
(Несколько фантастический, иногда реальный, местами исторический рассказ)

Все орфографические, грамматические, морфологические, лексические, смысловые, пунктуационные ошибки не являются ошибками - это авторский текст, который не подлежит корректуре или высмеиваний со стороны авторской неграмотности.

Внимание!
Описанные события в данном рассказе содержат открытые сцены насилия и другие не менее «омерзительные» поведения людей. Поэтому прошу людей со слабой психикой и мирным мировоззрением даже и не начинать читать. А кто же все-таки отважится прочитать и задумается над вопросом: «Как такое можно было написать?» - Отвечаю: - Все события, возможно, такие были и в действительности, или еще хуже, но были ярко обрисованы бурным воображением авторских мыслей.
Некоторые исторические фигуры, которые использовались для создания ярких и колоритных образов, были хорошо замаскированы с целью не осуждения с авторской стороны, а лишь с задачей изобразить определенную эпоху жизни. Также, населенные пункты будут использоваться только фантастические (т.е. придуманные - чтобы не обидеть никого).

Кстати:
Все, что создано, было написано и нарисовано только на трезвую голову.

Это ли пролог?
Вопрос веры задавался человечеству неоднократно и остается актуальным. Но какой смысл мы вкладываем в это слово? Кто-то не может жить без веры в бога (с маленькой буквы, потому что не акцентирую на каком-то одном идоле), кто-то не хочет видеть завтрашнее солнце без веры в лучшее будущее, а кто-то просто верит в себя, в свои силы и ум… Каждый имеет свою веру. Верьте хоть в лысого ежика. A стоит ли навязывать свою «веру» другим, умно ли посвящать всю жизнь «ей», или отдать свою жизнь за «нее»…? А ещё хуже – убить, закрывши свое лицо маской, название которой «ВЕРА»…

И увидел я зверя, выходящего из моря, которое имело десять рогов и семь голов, а на рогах его было десять диадем, а на головах его имена богохульные ...
Апокалипсис, гл.13, в.1
Что-то первое
- Держи ее крепче! Смотри какая, еще и вырывается! Дьявольская подстилка! – Один из двух громадных мужчин еще сильнее налег на женщину, которая всеми своими силами пробовала вырваться с лап этих двух уродов, которые называли себя служителями Бога.
- Отпустите меня, ax вы ... Чтобы вас ...! – Сил бедной женщины было маловато, чтобы противостоять двум солдатам, которые насели на нее как два медведя. Та хотя бы и вырвалась, то куда от них убежишь – все равно догонят. Да и у каждого арбалет…
- Закрой ей рот, не давай этой ведьме возможности говорить. – Опять первый солдафон крикнул своему напарнику.
Товарищ, не долго думая, быстрым движением руки откинул свой меч в сторону, который прижимал к горлу заложницы, что освободить одну руку, потому что второй держал ту за голову – Лясь! – Удар в лицо хрупкой особы был на столько сильный и беспощадный, что черты, с которых можно было рисовать картины, теперь напоминали раздавленный томат. Не было ни носа, ни бровей, ни целых губ, не говоря уже про зубы… - Только кровавый отпечаток стальной рукавицы. Держать женщину уже не было смысла – все ее тело сразу обмякло.
- Taк ей! – Довольный своей работой, солдат снова схватил ее за горло и начал душить.
"Мама ..." - Из заплаканных глаз уже не могли бежать слезы, что скапывали с молодого лица испуганной девушки, которая наблюдала за всем этим беспределом через щель между досок старого шкафа, в который она успела спрятаться еще до прихода этих монстров. Каждый вздох сейчас казался ей, будто громкие раскаты грома, а сердце было не в силах терпеть то, как уничтожают твою родную кровь, с которой ты вышла…
- Mари Aнeт дe´Moppиc, Вас обвиняют в страшном преступлении против Святой церкви та ее верных людей в лице всех христиан как вероотступницу и идолопоклонницу нечистой силе в лице

самого Дьявола - С ехидной улыбкой зачитывал первый воин черные буквы с свитка пергамента в то время, когда другой достал нож с тонким лезвием и эфесом в виде креста и начал точить его широкой лентой для лезвий. – Приговор был вынесен мною, Мастером в деле истребления ведьм, сером Кристианом де´Вилом. Обвинения не подлежат оспариванию с причины неординарности. Форма наказания – смерть через отсечения головы… К черту эти формальности. Треба заканчивать с этой ведьмой.
- Дaвнo пopa! – Довольно выкрикнул друг.
Никогда не знаешь, когда то, что делает, нас людьми, исчезает, за грани разумного, за грани положенного, исчезает где-то в самых темных уголках сознания человеческой души. И вообще, существует та грань, переступив которую, человек начал существовать как Человек, отбросив животные начала через их примитивность и поменяв их на жестокость, неконтролируемую ярость, что постепенно перерастает в удовлетворение от боли других, или от убийств себе подобных, закрыв всем глаза прозрачной вуалью необходимости. Лучше быть животным...
Xpycь! – На лицо Кристиана де´Вила брызнула кровь – теплая багровая густая речка человеческой жизни:
- Заканчивай дальше!
Второй солдат без лишних вопросов взялся за рукоять крестообразного ножа, что торчал с шейных позвонков женщины, которая ступила на путь к светлому туннелю. Резкими и точными движениями он вертел острое лезвие, как будто в его опыте это уже привычное дело, пока предсмертные агонии еще живого тела не отпали вместе с отрезанной головой.
- Очень хорошо, Вахуд, очень хорошо! Сегодня мы сделали этот мир лучше. Не место нечистой силе топтать святую землю нашего Создателя…
Адреналин от увиденного заставлял все тело судорожно дергаться; тяжело контролировать все свои эмоции, когда они хотят вырваться наружу невменяемым сумасшедшим криком. Слез уже не было, глаза горели огнем – девушка, дочь так жестоко убитой матери, задыхалась в тесном творении холодный досок:
- Aaa! – Все случилось настолько быстро, что и глазом никто не успел моргнуть: двери шкафа слетели с петель, за которыми пряталось теперь страшное чудище в виде симпатичной черноволосой семнадцатилетней девушки. Весь ее ум находился будто в густом тумане, мысли застыли на одном месте – движения тела были не контролируемые. Она быстрым шагом подскочила к солдату, который находился над телом ее матери, выхватила у него с рук оружие, что оставило ее сиротою, и со всей силы загнала его в глаз мужчине – нож вошел по самую рукоять в череп, что даже лезвие вышло сзади на затылке. Вахуд не издал ни одного звука – смерть схватила его своими крепкими пальцами сразу – только лязг стальных доспехов, которые уже ненужной массой рухнули на окровавленный пол.
Девушка сделала резкий поворот вокруг своей оси и уже хотела броситься на другого урода Святой церкви, но сильная боль в животе заставила ее тело упасть на колени – Мастер знал свое дело, он ногою хорошенько залепил ей в живот.
Она упала ...
Все пошло кругом. В голове неожиданно закружилось, ее желудок не выдержал... Реальность в одно мгновение превратилась в страшный сон в ярких цветах и невыносимо реальными ощущениями.
- И кто же это у нас такой? - Тяжелая нога в прочной броне давила на горло девушке. Этого человека, казалось, ничто не удивило: никаких эмоций на его лице не было, черты достаточно, на первый взгляд, милой персоны, оставались неизменными - легкая ехидная улыбка настораживала, но самое необычное - глаза, они были полностью черные, а глазные яблоки были пронизаны густыми переплетениями капилляров, что делали их красными ...
Де´Вил наклонился к лицу испуганной до смерти, полной страстной ярости, юной особы:
- Интересно, очень интересно! Никто не предупредил, что в этой ведьмы есть такая хорошая дочь. - Его холодные пальцы залезли ей в рот, он смотрел ее зубы, словно выбирал в конюха хорошего чистокровного скакуна. - Хорошие зубки. Молодые ...Значит, еще не танцевала ...
Мужчина не успел договорить - рука девушки со всей силы ударила его по лицу - острые ногти оставили глубокий след на щеке, разорвали их от уха до рта:
- Ах ты сцука! - Де´Вил закипел от ярости и ударил ребром ладони девушку в горло. Та зашлась в агонии от боли.
Он встал, по лицу стекала черная кровь ...
- Знаешь, ты первая будешь, кто смог меня так подловить. - Кристиан вытер кровь рукавом, но раны уже не было - вместо ее четыре полосы алой кожи. - Красиво ... Не так ли? Я совсем незлопамятен, но память у меня хорошая.
Он подошел к мертвому Вахуду, вынул из его головы кинжал:

- Око за око! Резким движением острое лезвие разрезало нежную девичью кожу на лице - от края губ с левой стороны через всю щеку:
- А-а-а! - Боль была невыносимая. Голова кружилась, ей казалось она вот-вот потеряет сознание, но муж постоянно бил ее по разрезанной щеке, наслаждаясь мучениями юной особы. Кровь текла не переставая ...
- Думаешь, мне это нравится? Ну ... возможно и в некоторой степени ... Но не я сделал себя таким зверем, не я стремился стать тем, кем сейчас есть. - Муж начал расстегивать белую, залитую кровью, блузку девушки. - Достаточно зрелая для своего возраста ...
Девушка выкручивалась, понимая что именно будет сейчас, но силы мужчины были неравными - одолеть его просто невозможно ... Он навалился на нее всем телом, совершенно не давая ни единого шанса на спасение. Его нахальные руки начали ощупывать ее девичье тело, ее девичьи формы. Она выкручивалась, как могла:
- Никогда не пойму я вас, людей. - Человек снова взял кинжал. - Когда вам дается жизнь, вы ее тратите на всякое безумие, сведя ее к позорному циклу круговорота - родить детишек, всю жизнь прогорбатиться в ненужной работе с мыслями о еде ... Ужас! И это вы еще с гордостью называете достойно прожитой жизнью. И теперь, когда ты стоишь перед вопросом жить или умереть, ты даже не знаешь ответа на него, почему ты так борешься за свою жизнь ... Что это тебе даст? Постоянные страдания и разочарование ... Больше ничего.
Его гадкий язык стал облизывать ее лицо, слизывая кровь с разрезанной щеки:
- Странный привкус ... Как у ангела ... - он удивленно причмокивал губами, словно дегустатор дорогого вина. - Хм!.. Я вот только разглядел твои глаза! Никогда такого не видел, чтобы они были желто-зеленые, да еще когда у тебя черные волосы ... Чего только там наверху не придумают ... Тоже мне Создатели!..
Девушка почувствовала, как тело мужчины заметно расслабилось - она сделала резкое движение, чтобы вырваться - Хлоп! - Все было напрасно. Лишь новая порция боли ворвалась в нервные окончания юного тела. Ее сердце молило о спасении, но разум взывал в непонимании:
- Почему ты тянешь лямку?
- Вопрос на миллион золотых. - Расходился в безумном хохоте де´Вил. - Даже мне, Мастеру в деле истребления ведьм, импонируют свои законы и порядки. Знаешь, каждая очистка человеческого тела от бесовского зерна для меня как святое дело ... Ха-ха! Вот это сказанул - «святое» дело!
- Ты сумасшедший! - Девушка тянула время, надежда в ее сердце не стремилась сегодня отнюдь угасать - ожидания на помощь виднелось в ней слабым огоньком, который вот-вот погаснет вместе с жизнью.
- Сумасшедший! Ха! Еще хуже! - Христиан резким движением сорвал со своей шеи шарф, который защищает всадника на лошади от ветра и дождя. – Видишь, вот!
Он указывал на черный треугольник с тремя странными пятнами в каждом из углов. Этот треугольник был расположен как раз на кадыке:
- Эта метка сделала меня особенным среди своих! Эта метка дала мне большую честь подготовить все к приходу Великого Зверя. - С последними словами его глаза вспыхнули огнем. Нет, это не только красивые слова, действительно, красное пламя охватило зрачки. - И если Он хочет, чтобы я убивал ведьм, я буду это делать ... И это не трудно, потому что вы, люди, слепо верите во все, что вам скажут, либо красиво покажут ...
Как гром были его слова об истреблении ведьм. Все последнее время заболели на белую горячку - видеть в каждом верного служителя сатаны. Да еще бы ничего страшного, если бы церковь не решила старыми дедовскими способами уничтожать всех неверных и неверующих - вешать, жечь, топить ... Теперь каждый ходил с постоянным страхом в сердце, ибо лишь один косой взгляд, или некстати сказанного слова в сторону священнослужителей превращало тебя на потенциального демонопоклонника или, иначе говоря, на ведьму, или оборотня.

В голове девушки звучал сейчас крик отчаяния. Неужели они с матерью тоже стали жертвами этого бессмысленного мира. Однако этого просто не может быть: за всю жизнь ее мать, и она за свои семнадцать лет не успели сделать ничего плохого никому и ничему. Каждый дельный час они могли уделить церкви ...
- Пусть в твоих глазах я безжалостный убийца, но я думаю иначе. Я - эстет. Мой изысканный вкус сейчас противоречит мне. Он хочет, чтобы я оставил тебе жизнь ... но мои принципы кричат о соблюдении ритуала. - Кинжал с крестообразным эфесом прикоснулся своим холодным лезвием к молодой груди девушки, от него аж мурашки побежали по телу, что заставило каждую мышцу напрячься. - Твой возраст позволяет, чтобы ты имела право на жизнь, но при определенных условиях ...
- А-а-а! - Кинжал вошел в тело девушки.

- Жаль портить такое тело, но я должен отрезать тебе грудь, чтобы ты не могла выкормить потомков своим ведьмовским молоком.
Боль была настолько сильной, что сознание девушки должно было вылететь за пределы изуродованного тела, но разум оставался при ней - заставляя терпеть эти невыносимые муки. Кровь заливала все ее лицо, весь живот, место, которое должно стать сильным женским оружием против мужчин ... Кричать уже не было сил, лишь гримаса муки захватила ее лицо крепкими объятиями.
Мучитель не собирался на этом останавливаться. Он стремился продолжение кровавого банкета. Де´Вил отверг отрезанную плоть словно что-то лишнее с выражением отвращения:
- Терпение - удел слабых. Даже новая жизнь рождается через боль. - Он снова ударил кинжалом, но на этот раз понизу живота. - Теперь ты не сможешь почувствовать вкус материнства.
- А-а-а! - Еще больше боли проникло в юное тело. Из глаз текли слезы, которые смешивались с густыми багряными реками.
Мужчина поднялся в полный рост над девушкой, будто наслаждаясь своей работой, как великий художник законченным полотном:
- Это возбуждает!
Каждый вздох был с привкусом крови - собственной крови, которая заменила слюну. Веки начали тяжелеть, тело немело от холода - жизнь заканчивается ... вот так просто ужасно заканчивается ...
Де´Вил начал сбрасывать с себя тяжелые рыцарские доспехи, которые теперь ему мешали, казались тесными. Он в них просто задыхался. В жилах бил адреналин, его было так много, что возникало ощущение эйфории. Животный инстинкт захватил его созданную сущность.
Девушка чувствовала лишь агонию - нет никакой боли - это сон, длинный глупый кошмар, который пробуждает самые сильные страхи, но с утром он исчезнет ... Нет, этот кошмар никогда уже не исчезнет. Он останется вместе с ней в последние секунды ее короткой жизни ... И пусть больное, затуманенное кровью, воображение рисует все, что ей вздумается - даже и гадкое чудовище, которое сейчас стоит на том месте, где только что стоял ее убийца - черт возьми, но это не воображение ...
Кристиан де´Вил предстал в его истинном обличье - большой двухметровый монстр. Да, именно монстр, ибо только на расстоянии метров триста его бы можно было спутать с человеком, но только не за полметра. Серая кожа, словно пепел, обтягивала худой стан, он представлял собой скорее скелет, закутанный в серый чулок.
- Нравится? - Гортанный звук вылетел неожиданно через его огромную пасть, которая была до ушей с зубами-клыками наружу. - Каждый имеет своего демона ... Ха-ха! - Хохот пошел эхом по комнате.
Чудовище снова наклонилось над уже почти трупом девушки. С его лба торчало два огромных рога, как у барана, а из головы свисали длинные пряди густых черных волос. Он протянул руку, точнее лапу с длинными кривыми пальцами в лицо девушки:
- Ты очень красивая! - Клешни чудовища перешли медленно к шее, потом к отрезанной груди, вниз по животу и до самой юбки, которую он резким движением разорвал ... - Не могу удержаться, чтобы ...
Бех! - В дверь ворвался мужчина. Он был в широком длинном одеянии, которое обычно носят служители церкви.
- Что здесь происходит? - Голос у таинственной личности показался девушке достаточно молодым, и очень знаком. Где-то уже она раньше его слышала, но измученное тело могло ее подводить, а в глазах было все словно залито красной краской.
Существо соскочило на ноги:
- Дай еще времени. - Спокойным голосом оно обратилась к новоприбывшему на этот кровавый бал.
- Нет у нас времени. Кто-то сообщил городскую стражу. Сейчас они будут тут как тут.
- Разве это проблема. - Чудовище начало свою отвратительную метаморфозу. Это было мерзко - кости рук и ног выкручивались в разные стороны, голова приобрела странную форму, закрученные рога залезали обратно в середину.
- Фу!.. Проблема? Тебе возможно и нет, а вот, прихожанам придется ходить в соседние поселения, чтобы общаться с Богом ...
Да, точно - это был бесов служитель церкви. Кто же еще мог заварить такую густую приправленную человеческими жертвами кашу.
- Они обе мертвые? - Молодой голос прозвучал холодно и монотонно.

- Со старой клячей все было быстро. Но ты не предупредил, что еще тут одна ... Видишь, что может случиться, когда люди думают тем местом, которым обычно хотят сидеть там, где теплее и выгоднее. Не так ли? - Теперь уже Кристиан показывал в сторону мертвого Вахуда.
- Ее не должно было быть дома. Я за ней позвал своего послушника еще утром, чтобы она пришла ко мне ...
Эти слова были хуже, чем тот окровавленный кинжал, наделавший много бед всем, а теперь лежит у девушки: «Это Андре ...» - мысль, болезненная мысль выделилась на передний план среди всего хаоса мыслей, что роились громкими пчелами в ее голове. Она вспомнила, что утром, когда мать помогала ей готовить завтрак, прибежал в мыле послушник отца Андре, который послал за ней, чтобы она помогла ему раздать бедным и обездоленным людям церковный хлеб, но отказалась, потому что собиралась с другими девушками пойти стирать на реку, а потом махнуть в лес ... - «Как ты мог ...»
- Что ты с ней сделал?
- То, что надо было. - Яростно ответил де´Вил. - Пошел вон отсюда, прихвостень.
- Эй, полегче с такими словами. Я многое, знаю о вашем роде ...
- И кто тебе поверит? Скажи спасибо, что ты служитель церкви, а то бы лег рядом с Вахудом. Не хочу из тебя делать мученика ... Все равно встретимся в аду. Вот тогда и померяемся чле ...
- Да ну тебя. - Резко перебил Андре и быстрыми шагами вышел на двор.
Никогда не поймешь, что творится в голове безумного человека, а тем более, когда этот безумный вовсе не человек, а лютый зверь, вырвавшийся на волю, и нет ярма, что успокоит его.
- Рад был познакомиться. Еще встретимся. Ха! - Кристиан де´Вил вынул голой рукой из камина жар, адское красное пламя не причиняло ему совершенно никакой боли, а наоборот будто стало продолжением его руки, с которой резко вырвался огненный шар и угодил на пол там, где лежала мертвая женщина и ее измученная дочь . - Извини, не могу убить тебя собственноручно ...
С последними словами он выскочил в дверь - только глаза ехидно блеснули.
Красный монстр вошел в азарт, уничтожая все вокруг, вся комната, да и весь дом горел, словно был бумажный или соломенный, оставляя напоследок самое вкусное - тела двух женщин.
«Почему ...?» - Вопрос въелся в омраченный ум полуживой девушки. Она не могла понять, за что такое случилось с ее семьей, чем вот так за несколько минут она исчезнет под волной пламени...
Что случилось дальше, ее воображение не могло себе такого и нарисовать даже тогда, когда ее в жизнь и не висела на волоске до его конца - яркая вспышка ослепила глаза, это не был огонь, скорее походило на разряд молнии, из которой выскочил человек в черной мантии монаха ... «Неужели это еще не все?» - мгновение ужаса захватило последние пробелы ее сознания.
Фигура пробивалась к ней сквозь языки красного дракона, закрывая свое лицо широкими рукавами, чтобы не наглотаться едкого дыма, который заполонил все помещение. Сначала она склонилась над мертвой Анет, но резко отшатнулась от нее. Следующей в очереди была юная особа:
- Не бойся, все будет хорошо! - Это был пожилой мужчина, седые волосы сливали с его не менее белого лица. Он подхватил девушку на руки, она не имела силы, чтобы выдавить из себя крик боли, которая еще мощнее впилась зубами в ее тело. - Сейчас выберемся отсюда ...
«Не очень успокаивающие слова ...» - последнее, что успела породить сознание девушки перед тем, как исчезнуть в ослепительном пространстве легкости ...

P.S. Надеюсь комментарии будут теперь по делу.
Также я только выложил первую главу рассказа, чтобы создать интригу, если понравится, буду выкладывать еще.
Также рассказ состоит на стадии написания...
Есть вопросы - пишите.
С ув. Ваш СеКеМеДрон.

12 комментариев