Стрим-центр14 в эфире
Трайхард в межсезонье?(тщетные попытки взять мастер) leegumbo стримит League of Legends
[RU/PS4Pro/60fps] MLG GameBattles/Паблик MeSaNei стримит Call of Duty: Infinite Warfare
Dark Souls: Prepare to Die Edition | СТРИМ ChannelRion стримит Dark Souls
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

3 1 1066
14 мин.

Долг эльдаров Уильям Кинг Над головой нещадно палило солнце, превращавшее пепельную равнину в ...

Долг эльдаров

Уильям Кинг

Над головой нещадно палило солнце, превращавшее пепельную равнину в озеро багрового света. «Доброе знамение», — решил Карэдрон. Они сметут с этой планеты мерзкие путы Хаоса.
Он осматривал равнину через окуляры своего шлема колдуна, а его длинную плотную мантию развевал ветерок. Колдун вперил взор в горизонт в надежде увидеть противника.
В его голове бились волны смертоносной энергии. Ему захотелось пропустить их через себя. Он был сосудом сверхъестественной силы. Ему нужно было лишь сфокусировать её на направляющих рунах ведьмовского клинка, чтобы принести врагам погибель.
Он вспомнил, как был воином аспекта, вспомнил то, чему надеялся никогда больше не поддаваться. Бессчётное число раз стоял он вот так в ожидании битвы. Будучи Огненным Драконом, Карэдрон сражался на ледяных полях под бирюзовыми небесами, танцевал среди вихрей красной пыли на пылающих дюнах, ползал по подземным лабиринтам из мокрого тёмного камня. Древнее оружие в его руках тоже обладало памятью. Он не всегда владел им — Карэдрон забрал его с тела знаменитой колдуньи Татейи, окружённого трупами орков.
Воздух наполнился шумом крыльев, когда отряд Пикирующих Ястребов радостно взмыл в небо. Они лениво поднимались ввысь, ловя восходящие тёплые потоки, словно хищные птицы. Карэдрон знал, что эта ленца была лишь внешней. Зоркие Ястребы следили за тем, чтобы противник не предпринял неожиданную атаку.
Он изучил взглядом отряд воинов аспекта, сидевших на камнях неподалёку и медитировавших над устройством оружия. На их синих доспехах сверкало солнце, освещавшее руну Огненного Алтаря, отмечавшую их принадлежность к миру-ковчегу. Сюрикенные катапульты покоились у них на коленях. Карэдрона не обманывало внешнее спокойствие воинов. Он знал, что Зловещие Мстители могли из тихого покоя перейти к яростному бою в мгновение ока.
Воздух наполнился пронзительным воем, когда Воющие Баньши начали исполнять Танец Черепов рядом со своим челноком. Карэдрон наблюдал за тем, как женщины нарочито медленно сражаются с невидимыми противниками, сплетая каждое движение в единую сложную сеть, словно весь отряд был одним существом с единым разумом. Рыжие локоны двигавшихся женщин расчерчивали дугами воздух. Танцоры ловко уклонялись от воображаемых ударов. Чем дольше продолжался ритуал, тем более быстрыми, почти неуловимыми, становились шаги и хлопки Баньши, за передвижениями и прыжками которых теперь едва мог уследить глаз.
Мерцание воздуха между тетраэдрами врат оповестило о прибытии отряда Жалящих Скорпионов в хитиновых доспехах. Они проскользнули к ставке провидца и склонились перед Кельмоном, избранным Направляющим Битву. Кельмон изысканно поприветствовал их. Мандибластеры прощёлкали ответ, а затем Скорпионы развернулись и выдвинулись на позицию по периметру.
На высоком холме неподалёку стояли, словно истуканы, Тёмные Жнецы, разбитые на огневые команды по трое. Их высокие силуэты излучали угрозу, но само присутствие странно успокаивало. Карэдрон знал, что ни один враг не сможет приблизиться, не попав под огонь их ракетомётов.
По равнине прошла колонна Огненных Драконов. Войско эльдаров прибывало через врата и собиралось на равнине отряд за отрядом. Карэдрон вздрогнул, осознав всю мощь собранного миром-ковчегом войска. Отряд за отрядом прибывали стражники, занимавшие места в общем построении. Могучие духи-стражи шагали меж рядов на длинных тонких ногах.

Пока подходили последние отряды, Карэдрон задумался о природе противника. Он подумал, что зараза Хаоса, наверное, распространилась глубоко, если против неё собрали такую силу.
Когда построение почти завершилось, в солдатах что-то изменилось. Он почувствовал, как Зловещие Мстители напряглись. Баньши прекратили свой танец и застыли в ожидании, словно балерины. Все собравшиеся эльдары ждали чего-то. Всё войско затаило дыхание.
Воздух вдруг наполнился запахом озона. Тетраэдры врат затрещали и заскрипели. Руны на них вспыхнули, как от переизбытка энергии. Землю между пирамидами залил кроваво-красный свет.
Пространство исказилось и прибыла Аватара, довлевшая над почётной гвардией экзархов. Даже эти могучие воители в масках казались ниже рядом с ней. Воплощение Хаина было вдвое выше окружающих. В правой руке его был огромный клинок. С пальцев левой капала кровь. Из-под шлема сверкали багровые глаза, похожие на раскалённые докрасна камни. Пылающим взором оно окинуло восторженных почитателей. По душе Карэдрона, наблюдавшего за божественным созданием, прокатилась ледяная волна ужаса, за которой последовало недоброе возбуждение и ожидание.
Яркий взгляд Аватары, казалось, проникал в сердца воинов эльдаров, зажигая в них пламя жажды битвы. Страх и сомнения были испепелены нечестивым наслаждением и жаждой убийства. Тёмная часть их натуры ответила на зов Аватары. Из горла Карэдрона вырвался торжествующий вопль, слившийся с оглушительным рёвом всего войска.
По равнине громом прокатился боевой клич, вселявший ужас во всех, слышавших его. Он всё нарастал и нарастал, пока Аватара не подала знак. Все тут же стихли.
А затем эльдары пошли за своим Кроваворуким Богом на войну.

***

Окружённый учениками, Кельмон готовился к битве, машинально играя пальцами с рунами из психокости. В воздухе витал запах озона и крови. Он посмотрел в тессеракт и изучил расположение войск, запомнив его.
Силы Света в Бесконечной Тьме растянулись широким фронтом. Аватара и большая часть воинов аспекта занимали позицию в центре. Восставшие духи охраняли правый фланг. Левый фланг упирался в основание холма. На возвышенности находились Тёмные Жнецы. Ударная группа Баньши ждала в канаве, готовая выдвигаться по пересохшему руслу реки. Отряды стражников укрепляли центр. Пикирующие Ястребы отбрасывали на пепельную равнину длинные тени. Войско эльдаров выглядело внезапно застывшим разноцветным потоком.
Сектанты Хаоса, огромное пёстрое войско из людей-изгоев с плохо подобранным оружием, расположились на кряже. Когда-то, наверное, они были частью сил планетарной обороны, мир которых пал перед силами разложения. Теперь же они стояли, неслышно выкрикивая оскорбления. На дальнем склоне кряжа стояли несколько наскоро переделанных «Носорогов», невидимых для эльдаров. На их боковой стороне красной краской был намалёван знак Слаанеша. В небо вцепились скрюченные ветви мёртвых деревьев. За ними Кельмон скорее уловил, чем увидел, присутствие омерзительной мощи. На позицию на левом фланге людей ковыляла дюжина дредноутов.
Час настал. Кельмон глубоко вдохнул и вошёл в транс. Его пальцы танцевали в воздухе, перемешивая красные и синие руны, символизировавшие войска. Он очистил разум и просеивал возможные варианты будущего, выискивая тот, что приносил эльдарам победу. Как и всегда, будущее было неясным, волны вероятностей, пси-энергии и эмоций затуманивали ход событий. Мощь самой Аватары искажала вокруг неё время.
Он оживился, когда через него потекла сила — ничто не могло сравниться с этим чувством. Все игры и состязания видящих были лишь подготовкой к нему и давали только бледные намёки на удовольствие от него. Он сосредоточился на рунах, и под его внимательным взглядом они начали взаимодействие, определяя узор конструкции. Вокруг него танцевали руны, перемещавшиеся, словно косяк рыбы в глубинах моря. Каждая символизировала часть войска, и через них он мог поддерживать пси-связь с воинами эльдаров.
Синий камень, символизировавший духов-стражей, осторожно выдвинулся вперёд, и на поле боя огромные боевые машины зашагали. В разделённом на участки разуме провидца засветилась дюжина возможных вариантов будущего. Он увидел, как машины пали, разорванные залпами из тяжёлых орудий. Он увидел, как они подходят к дредноутам и начинают рукопашную. Он увидел, как они падают на жёсткую землю.
В воздухе перегруппировывались красные руны. Разумом он увидел, как тяжёлые орудия людей открывают огонь. У ног духов-стражей расцвели пылающие цветы. Кельмон развернулся, почувствовав, как из вихря вероятностей выплывает рисунок сражения. События всё ускорялись, и танец рун отражал это. Он старался не потерять из виду рисунок, становившийся всё сложнее и запутанней, скручивавшийся в невероятно сложный узор, отражавший ход сражения.
Когда двигалась одна группа рун, ей отвечала другая. В разуме Кельмона мелькали картины битвы. Пикирующие Ястребы парили над рядами врагов, раскидывая осколочные гранаты. Вокруг них засверкали лазерные лучи. Несколько Ястребов упали во вражеское войско, словно подбитые птицы, и их быстро разорвали на куски. Их мерцающая руна отдалилась от опасной позиции, и летучие отряды улетели из зоны поражения.

Вперёд рванула волна орущих людей с застывшим на лицах выражением кровожадного блаженства, скатившаяся по склону кряжа, вздымая клубы пыли, паля из болтеров. «Носороги» поддерживали их огнём. Красные руны закружились фейерверком и коснулись руны Тёмных Жнецов. С холма вылетел залп ракет, порвавший сектантов в клочья. В рисунок вплелась ещё одна руна, и Баньши начали красться по пересохшему руслу.
По телу провидца прокатилась боль, когда руна Аватары выросла и засияла ярче, привлекая к себе больше синих рун — Кроваворукий повёл за собой Скорпионов и Драконов против недобитков. Кельмон постарался отследить новую линию вероятности, которую выбрала Аватара. Ястребы пролетели над кряжем, атакуя снайперов и «Носороги». Изящной атака летучих отрядов не была, но она отвлекла людей от штурмовой группы.
Подкрепления людей ринулись вниз по склону, бросившись в атаку и словно бы не испытывая страха перед Аватарой. И снова Кельмон уловил присутствие некой демонической мощи. В центр рисунка выдвинулась руна Проклятой, и ощущение давящего присутствия усилилось. Люди завопили, когда расплавители Драконов сожгли их плоть. Скорпионы разорвали их, неся смерть мандибластерами.
На правом фланге духи-стражи завязли в перестрелке с дредноутами. Кажется, они проигрывали. Руна духов-стражей переместилась на новое место, сплетясь с оберегом. Духи передвинулись вправо, в укрытие.
Теперь двинулись дредноуты, направившись в бурлящую рукопашную схватку у подножия кряжа. Кельмон увидел разумом, как Аватара развернулась и разорвала могучую машину, словно бумажную поделку. Кровь и масло потекли рекой — пилота дредноута разрезало пополам.
В схватке танцевали колдуны, разрывая противников пси-молниями. Кельмон чувствовал приливы и отливы их сил через руны. Он мельком уловил неожиданную связь с собой и взглянул на бой глазами колдуна Карэдрона, почувствовав бой на себе, когда колдун вонзил ведьмовской клинок в живот сектанта и вытащил его чуть ли не быстрее, чем потекла кровь.
«Носороги» пришли в движение и поехали вперёд, открыв болтружейный огонь. Снаряды разрывали на части как сектантов, так и эльдаров. От доспехов Аватары они отскакивали, как капли дождика. Когда бронетехника вошла в зону поражения, в бой вступили Тёмные Жнецы. Адским оранжевым пламенем вспыхнули инверсионные следы ракет, и землю вокруг «Носорогов» вспахали взрывы. После прямого попадания одна из машин превратилась в искорёженную груду металла.
Бурный поток ракет остановил бронетехнику. Кельмон обратил своё внимание в другом направлении. Воющие Баньши добрались до кряжа, и их руна изменилась, когда они побежали вверх по склону, чтобы зачистить его вершину. Исход этого движения был странно туманен, и, когда они добежали до вершины, он понял, почему.
Его сердце пропустило удар, когда он разделил с воительницами ужас. В ожидании стояли ряды людей, и, когда Кельмон узнал их предводителя, он понял, что скрывало их от его взора. Хранитель Тайн. Великий демон на службе Слаанеша возвышался над людским сбродом. На его бычьей голове, словно драгоценные камни, сверкали глаза. Огромные клешни почти любовно гладили жрицу по голове. Он подал сигнал второй парой рук, человеческой, и на Баньши набросилась толпа сектантов.

Танцовщицы стояли насмерть перед безумными солдатами. Их маски закричали, и Кельмон услышал высокий вопль у себя в голове. Люди падали, закрывая руками кровоточащие уши, их лица разжижала ударная волна мощного ультразвука. Затем в бой вступил демон, и Баньши погибли. Ярость твари была завораживающей.
Хранитель Тайн прямо-таки торжествующе шёл по эльдарам, срезая головы клешнями. Он поднял одно из хрупких тел и спокойно откинул его в сторону, словно наскучившую игрушку. Лазерные лучи отражались от его сияющей кожи. Он даже не обратил внимания на то, что лидер Баньши ударила его силовым мечом, прежде чем он выпотрошил её. Баньши попытались отступить, но их отрезали столпившиеся вокруг сектанты. С залитых пеной губ срывался безумный смех, пока люди убивали воинов аспекта.
Теперь Хранитель Тайн поднялся на вершину кряжа, держа высоко над головой изуродованное тело Баньши. Он стоял так, ярко очерченный лучами солнца, и рычал от презрения к врагам внизу. Демон сорвал ярко светящийся путевой камень с доспеха женщины и сунул в рот, как конфету. По его лицу прошла волна порочного наслаждения, когда он проглотил душу внутри камня.
Войско эльдаров замерло. С нескольких уст сорвались испуганные вскрики. Над полем боя повисла тишина, и даже шум перестрелок словно бы затих.
Аватара перевела пылающий взор на демона, безмолвно отвечая на насмешливый вызов. Капанье крови с её левой руки ускорилось, сжатый в правой руке клинок ярко засветился.
Кельмон почувствовал, что наступил решающий момент боя. Готовы были схлестнуться две мощные вероятностные волны, одна из которых несла смертельный ужас и поражение его народу, а другая — упоение победы. Исход был неясен. Бушевали силы, которых осознать он не мог.
Демон повёл своих почитателей вниз по склону. Эльдары ринулись им навстречу. Вокруг противников вздымались клубы пыли. Всякая тонкость планов была отброшена перед лицом животной ярости схватки. Когда войска встретились, они перешли в смертельный ближний бой. Аватара и Хранитель Тайн прорывались друг другу навстречу, оставляя за собой кровавые следы. Пикирующие Ястребы ввязались в рукопашную. Демон разорвал на куски двоих экзархов перед встречей с Аватарой.
Земля содрогнулась от встречи двух могущественных созданий. Аватара и демон сражались, ища для себя преимущества. Вокруг их голов сверкали нимбы от битвы на клинках из пси-энергии. Демон вонзил свои когти в доспех Аватары, стремясь раздавить существо внутри. Левая рука Кроваворукого сжала глотку демона, пытаясь задушить врага.
Кельмон почувствовал всплеск энергии, когда к дуэли присоединились колдуны. Их ведьмовские клинки сверкнули и рассекли шкуру демона, что отвлекло его на то мгновение, что он убивал их голыми руками, круша тела каждым ужасающим ударом.
Миг, казавшийся вечностью, бой был равным. Аватара и демон сцепились, стараясь изо всех сил, но не имея возможности к победе. Кельмон уловил суть битвы: две сущности, ведомые пылающей ненавистью, сражались на всех уровнях, физическом, психическом и духовном, вновь разыгрывая древнюю космическую битву. Вокруг них стычки людей и эльдаров затмевались высвободившейся энергией, словно бы двое великанов сражались в муравейнике.
Медленно и с натугой Аватара заставила демона отступить. Демон держался, но был вынужден разворачиваться лицом к врагу. Аватара словно разгоралась всё ярче, полностью раскрывая свой потенциал. Наконец, последним отчаянным усилием она подняла демона и сломала ему хребет о бронированное колено. Раздался ужасный пси-вопль. От его передачи рунами Кельмон чуть не потерял сознание.
Аватара теперь стояла в гуще сражения, победоносно подняв клинок. Сектанты застонали, увидев гибель своего бога. Аватара осмотрелась. Её взгляд остановился на кричащем человеке, упавшем на колени. Аватара протянула окровавленную руку. Кости человека затрещали и сломались, его сердце вырвалось из груди и упало в ладонь Аватары. Обезумевшие сектанты отшатнулись.
Битва закончилась. Началась резня.

***

Карэдрон шёл по долине праха. Кругом из сумерек вырисовывались костопевы, чьи изукрашенные шлемы и доспехи из психокости превращали их в жуткие призрачные силуэты. Они стояли над телами погибших эльдаров и пели реквием по павшим героям.
В тени мерцали тысячи огоньков, превращая поле боя в усыпанный звёздочками ковёр. Каждый огонёк был путевым камнем с бьющейся внутри душой павшего воина, последним его убежищем от абсолютной смерти. Огоньки медленно гасли — костопевы почтительно собирали их для присоединения к кругу бесконечности.
Карэдрон прошёл мимо обуглившихся останков павшего духа-стража. Машину уже невозможно было починить, её внешняя оболочка была усыпана пробоинами, а голова полностью расплавилась. Она лежала на боку, словно скелет великана.
Он вспомнил, как духи-стражи шли в бой, грациозно и с достоинством шагая вперёд, с вымпелами, развевающимися на ветру. Он сожалел о гибели машины. Уничтожен ещё один реликт древности, ещё один незаменимый образец красоты покинул этот мир из-за сил слепого разрушения.
Он перешагнул через труп человека. Тот после смерти выглядел мелким и жалким, со своими вытянутыми в мольбе о так и не полученном милосердии руками. Его глаза были открыты и удивлённо смотрели в безжалостное небо. Колдун наклонился и осторожно прикрыл ему веки, подумав, что никто не должен вечно глядеть во тьму.
Теперь, когда битва закончилась, на равнине было удивительно тихо. Карэдрону трудно было поверить, что всего несколько часов назад он сражался в ближнем бою, наполовину оглушённый рёвом сражения. Теперь у него звенело в ушах от отсутствия звука.
Поблизости у тела павшего товарища сидела, поджав ноги, Зловещая Мстительница. Она сняла маску и прозрачные слёзы текли у неё по щекам. Он знал, что её звали Талесса. Он положил ладони на свою маску и подумал о том, чтобы снять её. Не стал.
Он знал, что после этого последние осколки его боевого «я» исчезнут, и ему придётся столкнуться с собственной реакцией на битву. И тогда он тоже плакал бы. Сейчас, в броне личности колдуна, он мог не обращать внимания на горечь.
Карэдрон всюду видел последствия бойни и задумался, всегда ли бою сопутствовали печаль и пустота в сердце. Он начал понимать, почему некоторые эльдары застревали на пути Воителя. Иметь дело с подобным разрушением могло стать невыносимым.
«Мы выиграли битву, но мы не сможем выиграть войну. В конце концов бесконечные сражения уничтожат нас. После каждого боя мы считаем павших, ещё несколько душ, навечно потерянных в Искажении» — подумал он.
Он подумал о Шьере, Баньши, чей путевой камень поглотил демон. Смышлёной и весёлой девчушке больше не доведётся танцевать на Пиру Позабытых Печалей. Она была мертва, и маленькая доля народа эльдаров ушла вместе с ней. «В мире с её смертью стало чуточку холоднее» — подумал он.
Теперь ушли жажда крови и ослепительное безумие битвы. Словно бы Аватара забрала их с собой, исчезнув в своём небытии в сердце мира-ковчега.

Думая о тех потёмках духа, которые ему открыло присутствие Кроваворукого, Карэдрон почти ненавидел создание. Часть его наслаждалась битвой, упивалась отбиранием у других жизни и ужасающей радостью, к которым их привело существо. «Аватара — часть нас» — подумал он. «Мы не можем скрыть это или переложить вину на неё. Мы создали её и мы призвали её. Её разрушительная сила — часть каждого эльдара. Присутствие Аватары — просто причина выпустить наши тёмные сущности. Она — всего-навсего наше отражение, воплощённый кошмар насилия и смерти, овеществлённый нашими желаниями».
Он добрался до центра поля, где собрались уцелевшие воины. Большая часть воинов аспекта сняла маски, вновь стала собой. Некоторые тихо сидели, некоторые рыдали, некоторые смеялись. Безликий механизм отрядов аспекта исчез, сменившись чувствами отдельных эльдаров.
Часть эльдаров собралась около провидца. Среди них Карэдрон разглядел лицо своей наставницы, Лаэссы. Кельмон поднялся, встречая их безмолвное одобрение. Его лицо, лицо победителя, было залито румянцем. Его тонкое измождённое тело легко подняли двое стражников, которые понесли его к основной части войска.
Где-то кто-то начал наигрывать мелодию на свирели. Живая музыка плыла над полем боя, медленно переходя от меланхолии и грусти к восторженной триумфальности. Это была музыка выживших, тех, кто прошёл через ад битвы незадетым. Она говорила о странной радости победы, о простом счастье жизни. Она оплакивала уход павших, но взывала к бьющимся сердцам живых. Она говорила: «Завтра мы будем горевать, но сегодня давайте воздадим хвалу за то, что мы выжили. Всё проходит, жизнь продолжается».
Всё ещё под бронёй колдуна, Карэдрон не был ею тронут. Он застыл в образе героя, вечного воителя. С ним столкнулась видящая Лаэсса, твёрдо встретившая его взгляд.
- Всё прошло. — сказала она. – Время героев прошло.
Он долго смотрел на неё, ища ответа на вопрос, сможет ли он снова смириться с жизнью простого смертного, умирающего существа в умирающем мире. Музыка и значение её взгляда дошли до него. Карэдрон снял маску, снова стал самим собой и заплакал.

1 комментарий