Стрим-центр10 в эфире
Больше публики, больше ранг, и море общения Fuzzy45 стримит Overwatch
ЛОШАДЬ ГЕЙМИНГ Rawkfist92 стримит Overwatch
Pokemon Sun. Собираю покедекс. Nuke73 стримит Pokémon Sun/Moon
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

1 0 694
8 мин.

Пост в «Паб» от 02.06.2011

http://kanobu.ru/blog/id239672/
http://kanobu.ru/blog/id239962/

Глава III

Черные мрачные облака сгустились, закрывая небо. Яркие лучи восходящего солнца, победно пронизывают облака, придавая небу кроваво-красный оттенок. В дали слышится дикий рев, заставляющий дрожать даже самых храбрых минотавров, и он сводит меня с ума. Даже кровь в жилах сгустилась, что я чувствую, как скоро встречусь с черной и холодной смертью. Минотавры, стоящие возле меня, до четырех метров в высоту, и в руке каждого огромная секира, а у кого-то даже две. Металлические пластины, покрывающие части их тел, невообразимо ужасны, что пугают больше, чем защищают. Разнообразные шипы на наплечниках и наручах, наводят еще больший ужас. Трудно даже подумать, что эти существа чего-то могут испугаться, но оказавшись в центре таких редких событий, когда стоящего рядом минотавра сковывает, словно цепями, холодный страх, понимаешь, впереди к тебе направляется что-то, что вызывает настоящий трепет. Надев свои старые доспехи, полностью готовым к битве, прохожу по флангам, и замечаю, что паладины, которые опора нам в этой битве, молятся у алтаря. Я не понимал для чего они так долго сидят на коленях и шепчут, прося помощь не столько себе, сколько всем остальным. Их чистые сердца, доброта и щедрость, меня воодушевляют. У алтарей лежат кучки золотых, можно подумать, что это и есть сокровищница, но когда видишь, как исчезают эти монетки прямо у тебя на глазах, понимаешь, что сила алтарей не выдумана. Я подошел к этому паладину и завязал разговор:
- Здравствуйте!
- Здравствуйте, я чем-то могу помощь?
- Да, я хотел спросить, можно?
- Конечно можно.
- Я видел, как вы стояли на коленях перед алтарем, и рядом лежала груда золота, но когда вы закончили шептать, прося помощь в этой битве, все золото просто исчезло, как?
- Ах, это пожертвование мое, маги создали маленькие алтари, связанные с главным, и золото которое я преподнес, телепортируется в главное хранилище нашей святыни.
- А как это поможет в предстоящей битве?
- Это дает уверенность, храбрость и воодушевляет. Я чувствую, что моя сила растет, и в бою я смогу помощь больше своим соратникам.
- А я смогу тоже помолиться вашему алтарю?
- Конечно, от чего же нет.
- А что мне нужно для этого сделать?
- Положи рядом столько, сколько можешь дать и вежливо попроси, что тебе нужно больше всего.
Я медленно подхожу к алтарю, и аккуратно ложу возле себя раскрытый кошелек наполненный золотом. «Дай мне силу и храбрость противостоять врагам, и если мне суждено умереть в битве, то даруй мне достойную смерть» робко шепчу у алтаря. Долго стоя на коленях, представляю бойню, как надо мной уже кто-то поднимает меч, но тут на мое плечо прикладывает руку паладин и говорит. - Мы будем биться как одно целое, и мы победим, - сквозь мои закрытые глаза проскальзывает слеза, и тут я подумал «надо же, я дьявол, а плачу как человек», чего я боялся, разве смерти? И отчего я заплакал. В эту же секунду, прозвучал горн людей, это сигнал о начале сбора. Из палаты, собранной рядом, выходит молодая колдунья, одетая в сине-голубой балахон, и в руке посох, на конце которого вращается сфера, и от нее исходит холод. Она подходит к паладину, и вместе уходят на правый фланг. А я этим временем направляюсь на левый, где уже ждут мои сородичи, демонические создания.
Взяв в руки щит, обнажаю клинок и стою в ожидании начала битвы. Небо становится вдруг темным и, похоже, надвигаются буря и гроза. Резко похолодало, но мне уже не столь страшно, и я готов разорвать на куски любого врага, что вылезет из тьмы. Наши лучники уже выходят на переднюю линию, и становится уже понятно, что бой вот-вот начнется. Вдали виднеются знамена, и звучит жуткий рог, что мурашки по телу пробегают. На горизонте выбегают очень странные всадники, черные как ночь. Неторопливо подбегают все ближе. Наши лучники открывают огонь, но мало кто из них падает с коней на землю. Или стрелы не ранили или они попусту не долетают. Второй залп лучники делать не стали.
Не нарушая строя, мы начинаем выдвигаться, а в это время уже виднеется большая часть войска противника нашим лучникам, и осыпают их стрелами. Остановившись в центре мертвого поля, изготовившись к атаке, на нас обрушивается волна таинственных всадников, чья броня пахнет гнилью и на ней видна ржавчина, но крепости не уступает нашей. Их копья ударом пронизывают через доспехи плоть, заливая кровью землю. Стараясь сбить их с коней как можно быстрее, добиваем пока лежат.
Разбив отряд черных всадников, взглядами встретили неспешно идущих скелетов. Голые сухие кости вызывают отвращение, глядя на них. Еле удерживая булаву в руках, ринулись на нас мертвые, боевой клич ободрил солдат, и единым строем слились воедино с вражьей пехотой скелетов, не знающие жалости или чести. Сражаясь в самом центре поля боя, легко потерять, где враги, а где союзники. Взмахи клинка, разрубают кости еле двигающих скелетов. Обезглавленные мертвяки, ударами булавы, ломают кости друг другу. У меня даже начинало появляться чувство, что им нет конца, но с приходом пехоты людей, рыцарей, облаченных в крепкие латы и вооруженных мечами, перевес сил оказался на нашей стороне, и мы быстро осыпали землю раздробленными костями. Только вздохнул спокойно, и откуда не возьмись, появляются черные воины, вооруженные двуручными мечами и облаченные в гнилую сталь. С большим трудом удается отбивать тяжелые удары двуручных мечей.
- Павшие рыцари!!!- закричал один из рыцарей и полез в бой, а тем временем я вспомнил, что это именно о них рассказывал мне оруженосец Сивен.
Яростно сражаются с ними рыцари и паладины, а маги разрывают на куски, взрывая изнутри. Бросив щит, возвращаю в ножны клинок, и подбираю двуручный меч, лежащий рядом одного из павших рыцарей. На мгновение закрываются мои глаза и я набрасываюсь на врага. Огромной силы взмахи клинка, срубают головы с костлявых плеч, ломая кости, я легко валю их на землю, уже всю залитой кровью. Паладин, что молился тогда у алтаря, легким движением клинка разрубает даже рыцарей как капусту, после очередного удара, вонзает меч в землю, и от светящего клинка возникает волна света, слепящая нежить, и глаза паладина загораются ярким золотым блеском света, будто солнца. Один лишь взгляд рассыпает в пыль скелетов. Теперь я понял, почему их так боятся даже мертвые. Сражаясь с одним из павших рыцарей, надвигаются другие, и с каждой секундой становится сложнее биться. От неожиданного удара булавы, я пал на землю с мыслями, вот он, конец. Открыв глаза, вижу, как мертвые тела рыцарей пронзили ледяные осколки, направила их та самая колдунья, что вышла с палаты. До этого боя я был уверен, что я один из самых сильных бойцов, но после такого, понял, что это совсем не так.
Встав на ноги, бросил взгляд на некроманта, появившегося сквозь ряды вражеских войск в окружение двух личей. Пылает огонь в глазах, жестами рук поднимает мертвых, а личи отравляют землю и ослабляют живых. Молодая колдунья бросается на личей, заморозив одного из них, но попадается под огненную бурю резкими движениями созданную некромантом. От взрыва, с сильными ожогами отлетает в сторону тело колдуньи. Молниеносные удары разрубают каждого стоящего на пути к ней, неспокойный взгляд застыл на колдунье, быстро подбегает паладин, вонзив меч в землю рядом с ней, и над ними возникает энергетический купол, не пускающий внутрь некого и ничего. Руки покрытые латными перчатками поднимают тяжелый шлеп с головы паладина, и шлем падает на землю рядом с ногами колдуньи. С глаз стекает слеза, с рук слетают перчатки, и воин света приложил руки к ранам, всеми силами пытается излечить их, с глаз соскальзывают слезы, сияет ослепительный свет, тяжелые вздохи наполняют купол. Не делая ни секундной паузы, с надеждой в глазах, старается всеми силами вернуть ей жизнь. Колдунья проводит нежным взглядом, еле открытых глаз, по губам паладина, устремляясь выше. Не увидев покрытые слезами глаза воина, веки девушки, закрываются навсегда. Паладин закрывает полные боли глаза, проскальзывают последние капли слез с них. Держа крепко у себя в объятиях, девушка, медленно приобретая облик мелких частиц, поднимается к небу, последние слезы паладина через ее тело усыхают в земле. Не жалея себя, защищаю их от всех, кто пытается пробиться через купол, чувствуя, что каждый удар по куполу отнимает силы паладина. Когда купол исчезает, в глазах паладина загорается ненависть, жажда смерти всех врагов. Пылающие глаза ненавистью, направляют взор на меч, торчащий из земли. Надев перчатки и шлем, охватывает рукоять обеими руками и с огнем высвобождается из земли клинок, наполняя энергией всех соратников вокруг. Мне даже становится страшно смотреть, как разлетаются кости мертвых от разящих пламенных ударов паладина. Удар его настолько сильный, что сначала разрезает землю и только потом рыцаря, земля продолжает гореть и спустя время.
Воин света подбегает к некроманту, и вонзает меч в грудь некроманта, выжигая изнутри. В глазах некроманта гаснет огонь, но загорается адская боль, горячих внутренностей. Держа двумя руками клинок, медленным движением поднимает клинок вверх, добираясь до ключиц, молниеносно выдирает клинок из тела некроманта, и срезает размахом голову с плеч предателя мага так быстро, что я не все успел увидеть. Убив некроманта, подлого мага, жестокий взгляд охватывает лича, уже испытывающего нечеловеческий страх. Рывком устремляется к нему и с удара ноги валит на землю, громким криком вонзает клинок в еще живую плоть лича, протыкая землю, и настигает волна огромного радиуса, и вся нежить сгорает, что неподалеку. Ярость в глазах паладина угасает с огнем в округе, насладившись местью, вытаскивает клинок из земли.
Мы поспешили на помощь к другим, еле дыша сражающимся минотаврам. Нанося жестокие удары, усыпали землю костями. Перебив всех, вдали завиднелись надвигающие всадники врага, и я уже понимал, что горстка наших солдат даже с паладином не сумеет выжить после них и это будет наш последний бой. Собравшись в строй, в полной готовности ожидаем натиска вражеской конницы, галопом скачущих выставив перед собой острые наконечники копий. Проходит секунда, и половину наших, ломаясь, пронизывают копья, и они мгновенно уходят из мира живых. Сражаясь до последнего вздоха, мертвые рыцари разрубают минотавров как кукол на тренировке, обессиленные, изнуренные еле стоящие на ногах воины. Паладин сражается в окружении, один против троих. Проткнув одного из них, остальные не дожидаясь следующего удара, вонзают клинки в спину заклятому врагу, следующий разящий удар паладина срубает голову второго рыцаря. С парой клинков торчащих из тела, еле стоя на ногах, благородный воин, разрезает ударом сверху последнего рыцаря. Истекая кровью, падает, окутываясь в бесконечный мрак в ожидании кончины. На меня накидываются два рыцаря, срубив одному руку, второй ранит меня в ногу. Опираясь на клинок, я еле стою, ожидая удара. Чувствуя сильных размах меча рыцаря, резко перестраиваюсь, опираясь на другую ногу. И скользящим ударом, прорезает спину рыцарю клинок, и падая на колени, добиваю без раздумий. От потери сил, встать с колен мне уже не удается, закрыв глаза, прислушиваюсь на шаги, не выпуская из рук меча. Боль, резкая боль в груди, открывая глаза, я вижу, как стрела проткнула мое легкое, и я не могу дышать. Через мгновение еще одна стрела протыкает меня. Из кончиков пары стрел, стекает моя кровь, и я чувствую, что сзади меня пристроился рыцарь, подняв надо мной меч, за секунду до него, повернувшись, разрубаю на две части, и сразу же падаю на листья. Я умираю, умираю героем, одним из последних героев, сражавшихся до последнего вздоха. В глазах все чернеет, и я уже не чувствую тела. Это конец, я умираю, чувствую лишь дыхание смерти, как она дышит мне в затылок, я погружаюсь в ее холодные объятия.
В поту просыпаюсь я в своей постели, с отдышкой будто пробежал десять километров. «Это был сон, ахах, это был сон», радостно подумал я. Вставая с постели, вижу, что сегодня прекрасное утро, и нет и не было никакой последней битвы.

http://kanobu.ru/blog/id240586/
http://kanobu.ru/blog/id242032/
http://kanobu.ru/blog/id245680/
http://kanobu.ru/blog/id250767/
http://kanobu.ru/blog/id250769/
http://kanobu.ru/blog/id250207/

Нет комментариев