Стрим-центр4 в эфире
Что с лицом? bekugrap стримит Dota 2
7 days to die Выживулькаем в коопе. kote373 стримит 7 Days to Die
Новая Хк лига Path of exile Onlyhardcoree стримит Path of Exile
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

2 2 439
6 мин.

Был поздний вечер. Обычный вечер, ничем не примечательный среди других вечеров, которые были уже далеко в прошлом. К ...

Был поздний вечер. Обычный вечер, ничем не примечательный среди других вечеров, которые были уже далеко в прошлом. Как обычно, где-то тускло светили фонари, загорались ярким светом окна соседних домов. Время от времени, свет фар где-то вдалеке выхватывал из темноты чей-то силуэт... Все как всегда. На скамейках во дворе расположилась небольшая компания – гитара, не очень разнообразные напитки, и среди них сидел Он. Ему безусловно было вполне уютно здесь – можно было послушать старые, знакомые с детства, песни, подумать о себе, даже иногда о жизни. Он часто думал о ней, хотя обычно не приходил ни к каким выводам – Он просто жил, что ему еще оставалось, ведь "все же как-то живут - живи и ты!". Он слышал это в ответ слишком часто, так, что уже даже не смеялся в ответ. “Глупая ведь отговорка’ – думал Он – “даже самого себя не убедишь, чего уж до других, а особенно – меня. Особенно... С чего это я решил, что я особенный? С чего я решил, что я думаю, а другие – нет? Ведь мы вроде все люди, вроде все живем... Только я, пожалуй, живу как то по-другому. Или думаю, что живу по-особенному... Опять это слово.” Он глотнул пива – то ли со злости, то ли по привычке. “Да какая собственно разница – по привычке или нет? В этой жизни просто нельзя быть трезвым – уж слишком все банально и просто. Хотя, опять-таки, не для всех. Кому-то ведь нравится... Вот так просто жить, чем-то заниматься, любить...” Он поймал себя на этой мысли – ведь Он никогда по-настоящему не верил в любовь и вообще не понимал, что скрывается под этим словом. Слово это всегда являлось для него не более чем очередной ненужной ценностью для тех, кто... “Это способ, чтобы не сойти с ума и не опухнуть” – вспомнилась ему строчка – “да, Шахрин это пел... Но ведь - он-то совсем о другом... А ладно, главное, что неплохо звучит, и - прямо как у меня. Хотя не до конца... И опять – особенность, черт побери...”

Он отхлебнул еще пива и огляделся вокруг. Все было как прежде – скамейка, деревья, гитара... Только все стало немного темней. Алкоголь начинал давать о себе знать – стало теплей, проще... Он отбросил мысли о непонятных чувствах и взял в руки гитару. Сыграл “Звезду”, потом “Осень”… Он до сих пор не слишком хорошо играл на гитаре – не хватало времени научиться, но пел с удовольствием, тем более, что все эти песни он чувствовал. Да и все присутствовавшие знали и подпевали – хор сглаживал огрехи игры и создавалось впечатление, что все было спето на ура... Он передал гитару дальше, глотнул пива, потом сделал еще один глоток и еще… “А кто я вообще такой?” – пришла сама собой новая мысль – “Мне еще немного лет, я учусь, не работаю… Ну собственно и все. А кому обо мне нужно знать больше? Ну может еще имя… Или на худой конец, фамилию. Вот и все, что интересует обычно людей. А где и что у тебя творится – это уже потом, да и то – может быть... Все мы эгоисты – кого волнуют чужие проблемы – у всех хватает своих. Кто-то где-то спрыгнул с крыши – да кого это волнует! Мы привыкли выражать свои соболезнования – но что они, черт возьми, значат? Неужели кто-то правда в эту чушь верит? Это не со мной, это не с моими друзьями – так мы ответим сами себе, и будем жить дальше. Да в общем то и правильно – нас ведь действительно это не касается. Но все таки что-то не так...” Он допил бутылку и поставил ее в ряд с уже стоявшими. “Пирамида зеленых штыков” – опять подсказала память нужную строчку - “Да помню, помню я… Такие песни не забываются” – отмахнулся Он... Гитара сама легла ему в руки, но эту песню он не умел играть… “Раз уж вспомнил... Да и на лирику тянет уже” – подумал он, и спел “Идиллию”... Пел Он в тишине, лишь кто-то из девушек изредка вспоминал слова. Гитара продолжила свой путь, и его мысли – тоже. “А ведь черт возьми, здесь тоже идиллия – а собственно все есть, почему бы и нет? Только вот всегда бы так... Ан нет, утро снова придет – да и выходные кончатся... Вот дожить бы до лета, а там – свалю куда-нибудь, может найду там кого и... А ладно, чего это я... Еще нескоро – апрель месяц...”

Он открыл новую бутылку, сделал глоток. Вокруг него сменилось несколько человек – кто-то уходил, кто-то приходил, пирамида все росла, гитара звучала все громче и потихоньку расстраивалась... Мелькали песни – как всегда, по второму разу спели “По плану”, да и “Осень” опять кто-то спел... Время постепенно уходило. “Не всю же ночь тут сидеть” – подумал Он – “Хотя в принципе какая разница… Можно и просидеть.” И опять память подсказала нужные слова – “Я люблю ночь, потому что в ней меньше машин...”. Он ухмыльнулся - “А ведь и я так... Тут спокойнее. Я никому ничего не должен, и никто не должен мне. сижу себе и сижу... Да и машин не так уж много... Это днем… Сколько ненужных разговоров, сколько ненужных и бесполезных людей... Одни пытаются меня чему-то учить, хотя и я и они прекрасно знают, что это никогда не понадобиться, другие пытаются даже учить меня жить, третьи – загнать в свои рамки, четвертые – пользуются плодами деятельности предыдущих трех. И это они называют обществом… Да еще иногда добавляют слова вроде “свободное”, ”развитое” … А что им – серой массе, объяснишь? Им и такой свободы хватает… А я вот здесь…” Он сделал еще несколько глотков и снова взял в руки гитару, спел “С войны”... Это была его любимая песня, и в свое время, Он научился играть практически ради нее.

На часах было уже около двух ночи. Самое время что-то решать. Никто уже не приходил - и все решили, что пора бы расходится. И Он, допив оставшееся пиво, пошел домой... Кого-то проводил, с кем-то постоял, поговорил... И пошел домой. Дома его не ждал никто, оставалось только лечь спать… “Да” – подумал он - “А завтра ведь будет новый день... Еще один серый день. И нечего мне от него ждать... Когда ж это все кончится? И чем? А черт с ним, в общем-то. Сейчас я не могу сделать ничего, кроме как заснуть... А завтра... Может быть, что-нибудь случиться или сам что-нибудь придумаю... Черт, я ведь говорю себе это каждый день... И ведь до сих пор действует... Хех...”

***

Утро... Обычное серое питерское утро, когда солнце еще не успело все и всех осветить. Я проснулся как обычно, нехотя, понимая, что ничего нового сегодня меня yе ждет. И все же надо было вставать. Зачем? Идти учиться… Почти каждый день одно и то же… Зачем? Снова этот дурацкий вопрос… Я уже чувствую, что не отвечать на него сложнее, чем наконец ответить. «Все уже украдено до нас!» - пришла на ум фраза старого фильма – да уж, точно, нам мало что на выбор осталось... Ассортимент небольшой, да и вообще такое ощущение, что в наше время историю уже не вершат – она сама кого хочешь завершит... Что, собственно, она и делает каждый день. Но ладно, хватит. Надежно отгоняю первые утренние мысли я и иду в ванную. Потом на кухню, завтракаю и пора... Зачем? Куда? Опять дурацкие вопросы... Черт ведь возьми, все это делают – значит и мне надо делать, отвалите наконец от меня! Но вопросы продолжают настойчиво давить на мозги… Остается последнее средство – плеер, с которым я никогда не расстаюсь. Но и он спасает ненадолго, после пары умных вещей от БГ мозг уже привыкает к символике и больше она его не занимает... Черт, опять вопросы… Куда я иду? Зачем иду? История, Система, Религия… Какие–то слова странные приходят на ум, да и причем здесь религия? Вот история и Система – это да, ответы, а религия причем… Ну и ладно, обойдемся. С Системой все ясно – так сложилось исторически, что ничего я не могу поделать, кроме как ехать по кем-то проложенным... Ага, вот тебе и Макаревич… Наверное самый частый образ – поезда. Похоже, похоже. Причем каждый день и по одному маршруту, если совсем уж приуменьшить. Раньше меня часто посещали мысли вроде «Убил бы я того, кто это придумал», а теперь похоже ясно, что убивать бы пришлось довольно много народу. О чем я вообще? Куда меня несет? Точно не по тем путям. А ведь живут же люди как-то – и живут хорошо, может сомневаются меньше. Да вроде ж не все вокруг дураки, должны бы задумываться. А вот тебе и Цой – «…И я не знаю каков процент…» Да, видимо все-таки сумасшедших больше и намного, раз уж мы все так живем.

Стоп, вот оно метро – мне туда… Опять рельсы, снова поезд. Вот черт. Все об одном. Я уже ехал навстречу очередному дню, такому же бесполезному и такому же необходимому, как все предыдущие. А где-то там, по другую сторону сна, остался Он. Но я знал - до нашей следующей встречи пройдет немного времени. Ведь без Него - так скучно, хотя... Иногда наши мысли совпадают.

=========================================

Это непонятное подобие куска рассказа, вырванное то ли из начала, то ли из середины чего-то ненаписанного, я записал лет шесть назад. Продолжения написать так и не получилось. Наверное, и не получится. Но может быть - кому-то и так понравится. А я буду ждать, когда я смогу что-нибудь из этого сделать...

2 комментария