Стрим-центр14 в эфире
Гвинт ЗБТ (новый патч!) IstiGI стримит Gwent: The Witcher Card Game
Ранкед с друзьями. Стараемся не гореть (нет)! GTHs стримит Overwatch
Saints Row 2 BazZz_GC стримит Saints Row 2
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

0 6 6444
23 мин.

От автора.Пан Анджей Сапковский создал в своём цикле романов о Ведьмаке уникальный, неповторимый в своей реалистично ...

От автора.
Пан Анджей Сапковский создал в своём цикле романов о Ведьмаке уникальный, неповторимый в своей реалистичности вымышленный мир. И несмотря на то, что в этом мире он создал полноценный семитомный роман-эпопею, многие части этого мира остались лишь в виде неких призраков, мимолётно упомянутых по ходу повествования. Одними из таких "призраков" являются, как ни странно, ведьмаки. Несомненно, Геральт из Ривии, Белый Волк, - один из наиболее комплексных и живых персонажей в западноевропейской фантази. Он ведьмак, но, ведьмак нетипичный, уникальный. Он, скорее Герой с большой буквы, спаситель драконов, гроза чародеев и друг вампиров, а не бесчувственный мутант, избавляющий крестьян от разномастных упырей за звонкие монеты. Геральт склонен к философии и драматизму, что несомненно делает его привлекательным для читателей Главным Героем, но и одновременно отдаляет от образа того профессионала, которого показывает нам автор в повести "Ведьмак".
Итак, в этом небольшом рассказе я бы хотел показать именно холодного убийцу чудовищ, того, кто делает свою работу ради денег, а не за ради спасения человечества в лице неблагодарных кметов. Хотелось бы создать настоящую производственную прозу, но как знать, возможно в каждом ведьмаке живёт жестокий и практичный спаситель человечества.
Ведьмаки из школы Волка хорошо известны как читателям книги, так и тем, кто прошёл одноимённую игру: Весемир, Эскель, Ламберт, погибшй при Бренне Койон, появившиеся лишь в игре Лео и Беренгар и, разумеется, сам Геральт. Но в книгах есть упоминания ещё о двух школах - Грифоне и Коте. Так как они являются очередными "призраками" мира ведьмака, они оставляют свободное место для полёта творческой фантазии.
Пролог.
В самой границе Северных Королевств, на берегу холодного моря лежит небольшое королевство Повисс. Как и его ближайший сосед Ковир, государство это образовалось и заполучило независимость по случайности. Так вышло, что у Короля Реданни, Радовида Первого Великого, славного предка нынешнего молодого Радовида Третьего Свирепого, был брат, Тройден. И был он ещё в юношестве он был типом
разгульным и исключительно вредным. При дворе его, говоря мягко, не любили, так что при первой же возможности, Радовид пожаловал тому земли на самой окраине государства - в Ковире. Ковир был землёй холодной, скалистой и не слишком плодородной, а главное- был достаточно далеко чтобы зловредный Тройден не попадался на глаза при дворе в Третогоре - столице Редании.
Формально, Ковир, и отделившийся от него позднее Повисс, были ленами Реданской короны, но не несли никаких экономических обязательств, дани не платили и на торжества тамошние правители не приглашались. Время шло, и Ковир был всё так же далеко, далеко на столько, что в столице его продолжали считать захолустной окраиной. Каково же было удивление послов, отправившихся туда посмотреть, как идут дела, когда они вместо деревянного форта с частоколом они увидели богатейший белокаменный город Понт Ванис с каналами вместо улиц. Вдруг выяснилось, что неплодородные скалы Ковира и Повисса скрывали огромные залежи золота и серебра, из песка получалось великолепное стекло, а все творческие умы из соседних королевств стягивались на север, привлечённые пустующими землями солидными гонорарами.
Государства Ковир и Повисс заняли своё место на мировой арене, приняв позицию нейтралитета в любых войнах и конфликтах, занимаясь честной торговлей со всем миром.
Но до масштабного заселения людьми с Юга, леса и скалы Севера уже были заселены многие века. И людей там было отнюдь не большинство. Их рыболовецкие деревушки ютились на побережье, не вдаваясь вглубь неплодородной, враждебной земли. После достопамятного Сопряжения Сфер, в мир явились десятки новых видов, многие из которых успешно прижились в здешних диких лесах, отыскав себе вполне сносные условия существования.
Повальная же колонизация нарушила сложившееся положение, привнесла кардинальные изменения в экосистему. Люди с боем отвоёвывали у лесов и их жителей землю для постройки новых деревень и городов, посевные площади и вообще пространство для существования.
Началось это противостояние уже больше ста лет назад, тогда же кто-то вспомнил о ведьмаках, людях которые по долгу службы занимались решением такого рода проблем и, кхм, конфликтов. По всем направлениям были отправлены гонцы с листовками, кои велено было крепить на каждый трактир, передавать а каждую деревню. Содержание в листовках было примерно следующее:
"Требуются ведьмаки. Трудоустройство и оплату гарантируем. Обращаться в любое посольство Ковира или Повисса. Срочно"
Возможно, получилось так случайно, или же виной тому Предназначение, но тогда же в королевствах южнее бушевали погромы и беспорядки, подстрекаемые личностями, коих ранее никто не видел, и подкрепляемыми раздачей факелов, оружия и буклетов "Монструм, или Ведьмака описание". В ходе этих печальных событий был почти разрушен Каэр-Морхен, обитель ведьмаков школы Волка, и полностью уничтожен Каэр-Верис - школа Грифа в Аэдирне. Ведьмаки же из школы Кошки, располагавшейся на Востоке Редании, нашли в себе силы внять гласу рассудка и не повторять ошибок Грифа и Волка. Прослышав об ужасной судьбе, постигшей других ведьмаков, лёгкие на подьём убийцы чудовищ собрали свои бесценные мутагены, хорошенько законсервировали грибки и штаммы бактерий, обитавшие в пещерах под замком и оставили Каэр-Арвилль прежде, чем резъярённая толпа, чья ярость подстёгивалась безымянными агентами, пришла бушевать в покинутую и опустевшую навеки крепость. Они отправились странствовать по свету, кто куда, в поисках приюта и заработка. Несказанной удачей было для них появление вакансии на далёком и неизвестном Севере, в Повиссе и Ковире.
Глава 1
Дела шли неплохо. Но всё же хуже, чем он надеялся. Чёрное и неприветливое небо вот уже второй день с переменным успехом, но всё же при этом безостановочно извергало плотную, пробирающуюся за воротник и, к тому же, ледяную смесь дождя и снега, которая налипала на одежду и оседала на шапке, за не полный час превращая человека в сугроб. Казалось, что в мире нет ничего, кроме этих влажных, тяжёлых сумерек, а солнце и лето - вещи, оставшееся лишь в сказках для детей, наравне с единорогами и золотыми драконами. Ведьмак с кутался в потёртый плащ, пусть и зимний, но всё же недостаточно плотный для того, чтобы создавать хотя бы малейшую видимость тепла и комфорта. С десяток раз он уже с благодарностью вспоминал свой ведьмачий иммунитет, не позволявший ему получить воспаление лёгких. Он с величайшим трудом переставлял ноги, увязая в полужидкой массе, состоящей из грязи, льда, воды и снега, которую представляло собой поле, через которое он решил срезать путь до тракта. Пегая кобыла по имени Шмура медленно шла позади, ведомая под уздцы. Несчастная коняга слегка проседала под тяжестью туши, притороченной поперёк седла. Чудище доставало длинной треугольной головой почти до земли, а кончик хвоста и вовсе волочился по слякоти. "Удача, что она почти месяц голодала, а то, видят боги, пришлось бы брать только голову, да, пожалуй ещё селезёнку," - думал ведьмак.
Вывертку он убил ещё позавчера, до того, как погода испортилась окончательно. Работа оказалась сложнее, чем он думал, старая самка защищала гнездовье и сражалась до последнего. В пещере оказалось ещё с дюжину виверн помельче, которые уже ушли в спячку, их ведьмак трогать не стал. До весны они создавать проблем не собирались, к тому же, в контракте была указана одна единственная королевская виверна, за других ему всё равно не заплатят. Пока.
Крестьяне долго живописали ему дракона, "большого, что сарай ля плугов да лемехов, милсдарь ведьмак, от такой вот огромадный, честно не лжу". В ответ он только кивал головой и изредка задавал вопросы на счёт того, сколько именно людей пострадали, где тварь видели в последний раз и выжил ли кто-нибудь. Под конец вечера, устав от сбивчивых историй об отвертах, мамунах и прочих скарбниках, отравлявших жизнь простым кметам, он заключил контракт с солтысом, упрямым пожилым человеком из местных, который выгодно отличался он собратьев тем, что не пытался доказать собеседнику важность своей проблемы криком. Контракт включал в себя убийство "дракона" и оплату по мере сложности.
Сейчас же, ведьмак раздумывал над тем, как бы повыгоднее пристроить труп виверны, по частям или целиком, и о том, что бадья с горячей водой и чистая тёплая постель в таверне будут непременно включены им в счёт солтысу. А ещё ему был нужен новый меч. Любимый меч из метеоритной стали, на который знакомый гном в своё время за символическую цену нанёс несколько рун, сломался во время боя. Глупо вышло: сильный хвост монстра выбил меч у него из рук, сбив самого ведьмака на землю. Клинок застрял между камнями и, когда поднявшийся ведьмак попытался схватить его на бегу, треснул. Запаса прочности хватило лишь на то, чтобы прикончить монстра, разрубив ему горло быстрым вольтом после полупируэта. Так ведьмак потерял ценный лимфоузел, а ведь тот тянул на десяток новиградских крон, если считать реданской валютой, лубой алхимик или магик не раздумывая раскошелился бы. Он возвращался в Верхние Маки.
Так Ведьмак и и тащился по слякотному, пробирающему до костей влажному холоду, надеясь, что работа действительно того стоила. Подумать только, ведь всего пару недель назад ещё сияло солнце по небу резво весело пробегали, резвясь на свежем ветерке, белые барашки кучевых облаков. Он тогда сидел в корчме и пил привозное реданское тёмное на деньги полученные от солтыса за голову плавуна, докучавшего местным прачкам. У стойки сидел бард с лютней и развлекал собравшихся немудрёными, порой похабными, но забавными лёгкими виршами. насроение было лучше обычного ведьмак даже раздумывал над тем, что не плохо было бы побаловать себя ещё и походом в бордель, легко пришло - легко ушло; а ещё он раздумывал над тем, что, сделав небольшой крюк, пора бы уже отправляться в Каэр-Ларас, на зимовку.
"Каэр-Ларас, "крепость чайки". Это ведь, если так подумать даже и не крепость никакая, просто старый замок.Ненавижу это место, там слишком влажно и холодно."- подумалось ему тогда. Он отпил из кружки: здесь, на севере, пиво подавали о больших глиняных кружках, пары которых хватало для того, чтобы в голове появлялось нечто большее, чем просто приятный гул. Хотя, возможно этому способствовало и то, что в Повиссе трактирщика, уличённого в разбавлении напитков штрафовали, а особо бессовестных даже могли упечь за решётку. Не на долго, конечно, но достаточно для того, чтобы корчмари старались не попадаться. Пиво было довольно дорогое, но оно того стоило, к тому же, Ведьмак искренне верил, что, когда деньги достаются с таким трудом, и каждый день приходится подставлять шею за гроши, скупиться на пиво было бы просто глупо. Своё пиво в Повиссе не варили, по крайней мере, не в массовом количестве. И без того холодный климат в последние годы стал ещё хуже, и в некоторых предгорных районах снег сходил всего на пару-другую месяцев, так что хмель и ячмень, достаточно хорошие для того, чтобы конкурировать с более южными соседями, просто не росли. Однако, ввозные пошлины был установлены крайне символические, спасибо королю Эстераду Тиссену, так что цена на некоторые сорта порой опускалась ниже, чем на родине этого самого пива.
О чём-то подобном рассуждал Ведьмак, когда в таверну вошли трое. От вошедших в корчму несло угрозой, вызовом, лошадьми и дешёвым Вызимским Светлым. Причём последний запах был значительно более стойким поддавался опознанию даже не обладавшим ведьмачьим нюхом посетителям. На новеньких куртках из дублёной бычьей кожи поблескивали серебристые заклёпки, в ушах сверкали золотом серьги, а пояса оттягивались под тяжестью навешанного оружия. Самый трезвый из них, обладатель буйной чёрной гривы и дисгармонирующих с ней пегих усов метёлкой заговорил:
- Кто тута из вас, кметы, тот паршивый выродок, что пришёл сутреца пораньше? - спросил Лещ, намереваясь показать всем, что слухи о мастерстве ведьмаков сильно преувеличены. Пару дней назад знакомый торговец принёс им новую работёнку. В послании, которое он притащил от некоего господина значилось, мол так и эдак, в село придет мужик с мечом, будет работу искать, так вот ему-то и надо руки-ноги поукорачивать. Ганза тогда разразилась долгим хохотом, мол целую шайку головорезов нанимать на какого-то одинокого фраера с железкой. Узнав же, что это ведьмак, они немного поутихли, но бандитская бравада взяла верх, да и к тому же за "клиента" обещали хорошие деньги. Слишком хорошие, сказать по правде.
Грабежом они промышляли уже шесть лет, и могли с уверенностью сказать, что видели многое: за ними гонялись по лесам рыцари, к ним пытались втереться ищейки бургомистра, они провозили контрабанду прямо под носом стражи и, разумеется, участвовали в несчётном количестве драк. Их было семеро и они считали себя хозяевами окрестных лесов, кметы пусть и недолюбливали шайку, но и не хватались за вилы, завидев их, да и языками лишнего не трепали. Они называл себя Шакалами, хотя и плохо представляли, что это за диковинные звери. Просто как-то они услышали, что в степях, далеко на Юге, водится такая порода волков, отличающихся хитростью ловкостью. Чего им не рассказали, так того, что шакал - самое низменное и подлое существо, по мнению жителей тех самых степей далеко на Юге.
И вот, взяв с собой братьев Кридов и оставив четверых сторожить окна и дверь, Лещ вошёл в корчму.
- Ну так кто, етить вашу мать, тута выродок? - повторил он и сплюнул на выскобленный, покрытый свежей соломой пол. В принципе, он уже и так знал, кто. В углу, спиной к стене, сидел человек неопределённого возраста. Тёмно-русые волосы были неаккуратно острижены и торчали самым хаотичным образом, в лице же была какая-то острота, но при этом и плавность, хищность. Небольшой острый нос был явно неоднократно сломан, а на щеке был небольшой, но отчётливый шрам из четырёх вертикальных полос. Когда же он молча встал, плавно ступая направился к ним, перекидывая через плечо ремень с ножнами, сходство стало очевидно, "Кот, как есть самый настоящий Котище,"- промелькнуло в голове Леща. Глаза, жутковатые кноварные глаза с вертикальными зрачками, и рваное ухо лишь довершили образ. На шее у него висел серебряный с виду медальон в виде головы недовольного кота. Он приглянулся Лещу и тот решил, что оставит его себе, как талиман, когда всё закончится.
Кот заговорил, тихим, довольно гнусавым голосом, странно глотая звонкие согласные:
- Выйдем, нечего людей беспокоить,- и, обращаясь к барду, - играй, маэстро, не отвлекайся.
Головорезы лишь кивнули и выпустили ведьмака вперед себя. Они, что было довольно ожидаемо, не производил впечатления склонных к переговорам людей, но попытаться стоило, людей убивать можно только в крайнем случае.
- Уходите, не хочу крови. - Начал было Кот.
- Ха, щас, слыщали, пацаны, не хочет он! - пацаны загоготали, - может, хрен в хопу хочешь? - ещё хохот.
- Не шути, бери дружков и выметайся.
- Да я бы и за, милсдарь вшивый выродок, да вот токмо ессть одно, понимешь, но: ты - паршивый, как я ужо сказал выродок, грязь и дерьмо на глазах у честных людей. Так что доставай жедезку ли сдохни как собака, на выбор, - Лещ щебрато оскаблился.
Что произошло дальше, запомнил только Хрящ, который стоял дальше всех от ведьмака. Младший из братьев Кридов, известный идиот и подлец, прыгнул на ведьмака сзади с топором. Меч сверкнул несколько раз, оружие бандитов рассекло воздух там, где только что стоял Кот, а потом послышался хрип Леща. Через минуту все бандиты лежали и не двигались, из рассечённых артерий и висков лилась на истоптанный пыльный двор кровь. Сталь коснулась горла Хряща, он лежал на земле, зажимая руками пустую теперь глазницу.
- Кто? - послышался голос.
- Купец, торговец с рынка, Сойка, он знает... на убивайй, милсдарь, я брошу, брошу....
Хлопнула дверь, на опушке подала голос кукушка. Довольно долго не смолкали мерные "ку-ку", хрящ боялся шевельнуться, его била дрожь.
На следующее утро, с рассветом, провожаемый неприязненным, напополам со страхом, взглядом корчмаря, ведьмак отбыл. По тракту в деревню Верхние Маки.
Глава 2.
Никто так и не смог достоверно вспомнить, когда ведьмак впервые появился на хуторе. Некоторые говорили, мол ублюдок тихо, как и подобает всякой нечисти, прокрался за частокол под покровом ночи, некоторые, что приехал из кровавого заката, некоторые, что просто однажды возник из ничего перед дверью трактира, ведь именно так поступают зловредные колдуны. Было ещё много версий, но все они сходились на том, что именно ведьмак с медальоном-котом был повинен в неприятностях, которые постигли деревню после его отъезда.
Природа медленно просыпалась. С каждым днём она делала это всё не охотнее, ленивее. Скоро ей предстояло впасть в долгую спячку, до самой весны. Поздний рассвет будил птиц, ночующих в кронах деревьев у тракта и они принимались неохотно, вяло щебетать, невидимые среди золотой листвы берёз. несмотря на то, что была уже середина октября - поздняя осень в Повиссе, было тепло и медленно ехавший по тракту человек был одет в кожаную куртку и лёгкий дорожный плащ. За спиной у него был укреплён меч, к седлу - приторочены несколько небольших вьюков. Лошадь размеренно шагала по сухой, разбитой гружёными телегами дороге. Бледно-голубое небо было девственно чисто, но на севере, над морем начинали появляться облачка. Рассветное солнце золотило и заставляло слабо светиться всё вокруг.
- Как спокойно, - проговорил ведьмак; несмотря на бессонную ночь, он чувствовал себя свежим и бодрым, на душе было легко ясно. Вот уже три дня минуло после стычки с бандитами в придорожном трактире, и Кот уже перестал думать об этой неприятной истории. Тем более, что поиски некоего Сойки ничего не дали, никто из местных даже не слышал о нём. Так что ведьмак списал всё на то, что бандиты перебрали и искали повода для драки, а перепуганный юнец просто не хотел расставаться с жизнью. Такое уже случалось, да и Кот не был склонен к драматизму. Дела людей его не касаются, он - ведьмак.
Дорогу на Маки он выбрал без какого-либо повода, основываясь на том, что он там ни разу не был, и направление вполне подходило для того, чтобы уже через пару - тройку недель можно было бы добраться до Каэр-Лараса и с чистой душой зазимовать там.
К полудню Кот добрался до Нижних Маков. Большой, в два десятка дворов, зажиточный хутор был разделён надвое идиллического вида речкой, в тени плакучих ив у берега виднелась небольшая, но ухоженная лодочная пристань и лодочный сарай. В общем, деревня мало отличалась от остальных Ковирских и Повисских деревень, разве что лесок невдалеке, несколько аккуратных холмов и водяная мельница создавали прямо-таки пряничную картинку. Вообще, деревни севера совсем не походили на своих грязных и серых южных собратьев: здесь вот уже два века правили мудрые и мирные короли, а государство процветало на торговле, так что налоги не представлялись крестьянам непосильной ношей, а война уже очень давно не проносилась по этим землям испепеляющим кровавым галопом на своих костлявых скакунах.
Ведьмак не обманывался видом хутора, для ведьмака всегда найдётся какая-никакая работёнка. Кот подстегнул лошадь Шмурку и направился к большому бревенчатому зданию таверны, крыша которой была крыта свежим дерном, а небольшие окна с резными ставенками затянуты рыбьими пузырями. оставив лошадь у коновязи, Кот вошёл в полумрак корчмы, пахнущий чем-то мясным, картофельным и определённо запечённым. По своему обыкновению, ведьмак нашёл свободный стол в углу и сел лицом к двери, а спиной к конопаченной мхом стене. В помещении было почти пусто: за исключением пары тихих завсегдатаев и скучающей девки у стойки никого не было видно.
- Светлого пива и того, чем так замечательно пахнет из кухни, пожалуйста, - ответил на вопрос официантки ведьмак.
- Это наше знаменитое мясное рагу с картошкой, дорогуша, за ним сюда из соседних деревень люди приезжают, - заметила девушка и убежала выполнять заказ.
Рагу действительно было отменным, а пиво - холодным и не горчило. Отодвинув опустевшую деревянную миску, ведьмак решил больше не откладывать и спросил, где живёт солтыс и есть ли у него работа для ведьмака. Девушка же, вместо того, чтобы просто объяснить, кликнула из задней комнаты мальчика лет десяти велела ему передать солтысу, мол, явился милсдарь ведьмак и готов выслушать все накопившиеся проблемы.
- Такая удача, что вы к нам приехали, господин хорший, всякие страховидлы просто-таки житья никакого не дают, милсдарь ведьмак, прямо так вот одолели, нечистые. Ну да что я, щас солтыс придёт, сам всё вам расскажет да истолкует, - щебетала словоохотливая официантка. Видно было, что в корчму редко наведываются новые люди, а местные не слишком любили слушать её трёп. Ведьмак попросил ещё кружку светлого.
Пока официантка ходила в подвал, в зал вышел крупный мужчина в фартуке, с виду трактирщик. Он сел напротив и заговорил:
- Ох, прошу простить мою Далину, язык прям в мать, без костей, по ветру волочится. Но девочка правду говорит, ведьмака нам в последнее время дюже не доставало, никто из вашей, милсдарь, братии в Маках давно ужо не появлялся. Думали уж, пора по округе объявления развешивать.
- Но, как видите, не пришлось, я уже здесь, - легко улыбнулся ведьмак, ему действительно нравились местные, было в них что-то такое душевное, доброе. Они его не боялись и, по видимому, не считали выродком, как большинство других. О чём он и не примянул спросить. Трактирщик только рассмеялся:
- Дык как же можно, мастер... извините?
- Ммм... Кот, просто Кот, - ответил, слегка запнувшись ведьмак.
- О чём бишь я? Ах да, мастер Кот, как же нам крестьянам без ведьмака-то жить? больше никто нас от нечистых и не охранит, к томуже, вы люди рассудительные и код.. конд..
- Кодекс - подсказал Кот
- Да, он самый, так вот блюдете вы его ревностно и проблем честным людям не создаете. За что же вас не любить? У всех свои недостатки, и то, что вы бледный и глаза у вас жёлтые, милсдарь ведьмак, хуже вас не делает
"Невероятно,- подумалось ведьмаку, - не думал я, что кметы бывают благодарными." А сам сказал:
- Спасибо, милсдарь трактирщик, думаю, работать в у вас, в Маках, будет приятно.
Хлопнула дверь, и в дверях показался солтыс - немолодой крестьянин с высоким лбом и при окладистой седой почти бороде. За его спиной маячили ещё с десяток кметов и дети, пришедшие поглазеть на убийцу чудищ. Один мальчик, похоже тот самый, что бегал за солтысом, первым протиснулся в дверь и, подбежав к Коту, слегка запинаясь спросил:
- Дяденька, дяденька, а вы, случайно, не Геральт из Ривии?
- Кто? Нет, я не Геральт и в Ривии никогда не был, это очень далеко. А кто это, знаменитый легендарный рыцарь?
Разочарованный ответом Кота мальчик отошёл к своим, одна девочка с насмешкой прошептала "Да какой же он Геральт, у него волосы не белые, и вообще он не красивый..."
- Здравствуйте, милсдарь ведьмак,- солтыс подал крепкую руку,- меня звать Харен, Харен Митьковиц, солтыс я тутошний, понимаете так.
- Кот, ведьмак, - рукопожатие было немного крепче, чем требовалось.
- Очень славно, понимаете так, что вы ведьмак. Надеюсь, вы у нас задержитесь, работ у нас для вашего брата много наберётся, понимаете так.
***
Уже почти две недели ведьмак жил в корчме Нижних Маков, когда наконец пришло время браться за злосчастную виверну. Он почти каждый день ходил на охоту то на пристань, то в поля, то на кладбище. работа была не трудная, небольшую проблему составил только гуль из старого склепа какого-то давным-давно почившего в здешних местах на охоте графа. Трупоед отказывался показываться на глаза и только выл среды крестов. На третью ночь Кот его таки изловил, но тот клялся собственной смертью, что никогда живого человека не убивал, и что ему вполне хватает трупов и животных, забредающих на кладбище. Ведьмак сжалился, но приказал не выть по ночам и не пугать людей почём зря.
В последних числах октября солнце уже перестало появляться на небе,затянутом свинцовыми, тяжёлыми тучами. Тогда-то ведьмак отправился в лес, выполнять свой последний контракт в Нижних Маках. Пока он брёл через разбухшее поле, он вновь вспомнил об инциденте двухнедельной давности. теперь, хорошенько взвесив произошедшее, он больше не был так уверен в том, что это было обычным нападением пьяных бандитов.
Вернувшись в деревню, он получил 7 крон по контракту и, приняв обещанную себе ванну и выспавшись в кровати, на утро отбыл. Через день он прибыл в небольшой город Нордрингдейл и сбыл тушку виверны по частям местным алхимику, трактирщику и скорняку, выручив в общем ещё пять крон. В местной оружейной лавке и у кузнеца он не нашел подходящего оружия, так что достал из переметной сумы длинный кинжал и повесил его на пояс, на всякий случай.
Спустя ещё неделю на холоде, ветре и сырости со стоянками в придорожных тавернах, он добрался до побережья. тут было ещё хуже - холодный ветер нес капельки морской воды и оседал ледяной коркой на зимнем чёрном плаще Кота. Он не любил сырость, от неё у него ломило сустав правого плеча, который он ещё в пору своего обучения повредил на "маятнике". На утро следующего дня - ведьмак ехал без остановки всю ночь- он выехал наконец к Серому приземистому замку на утёсе, крепости Каэр-Ларас.

Глава 3.

Крепость Каэр-Ларас стояла на утёсе, возносящим свои отвесные стены над пенистыми волнами свинцового северного моря на добрых семьдесят метров. Замок был построен ещё в эпоху первой волны колонизации, при князе Тройдене, больше пяти поколений назад. Принадлежал он некоему графу Хоххаунду, человеку суровому и замкнутому, предпочитавшего общество собак и небольшой дружины балам и светским раутам. Крепостью Чайки этот серый, грузный, неприветливый замок, стоящий вдали от ныне торных трактов, был назван потому, что утёс, державший на своих могучих плечах крепость давал приют так же бессчётной колонии морских чаек, гнездившихся в узких расщелинах и на едва ли достаточных, чтобы поставить ногу, скальных выступах. Птицы со временем оккупировали и сам замок: стены, крыши, двор - все было расчерчено белыми штрихами чаячьего помёта. Однажды, они остались единственными жильцами крепости. Как и где сгинул граф и его люди история умалчивала, скорее всего, он пал в одной из множества мелких войн, которые вели Ковир и Повисс в начале своей истории.
Новых жильцов, замок обрёл лишь десятилетие спустя. Во владениях покойного барона Хоххаунда появился необычный человек. Он в одиночку, без тени сомнений и страха ехал на серой в яблоках лошади через глухой северный лес. За спиной у него был закреплён меч, левый глаз его закрывала чёрная кожаная повязка. Правый же глаз менее всего походил на человеческий. Изумрудная радужка покрывала всю видимую часть глазного яблока и обрамляла вертикальный змеиный зрачок, сужающийся на солнце. Волосы у него были длинные и рыжие, перехваченные на затылке в высокий воинский хвост. Он то и нашёл брошенный, позабытый людьми замок с местами обвалившейся крепостной стеной и узкими окнами, зияющие зловещими чёрными порезам в когда-то темной, а теперь белой от многих слоёв птичьего помета, кладке высоких стен. Дубовые ворота упали и вросли в землю - металлические петли не выдержали солёной влажности и сгнили, внутри тоже царило запустение. Ведьмак осмотрел всё, заночевал, а наутро отправился в дальний путь, ему предстояло проехать через всю страну, от побережья до реданской границы, туда, где в небольшой деревушке жили ведьмаки школы Кота.
Ведьмаки жили там после того, как король Тройден II, сын первого правителя этих земель, призвал их в Повисс и Ковир. Тогда в государстве шла непрерывная война поселенцев с самой землей. Монстры, потревоженные человеком не давали житья не только деревням, но и городам. Каждый населённый пункт был обнесен внушительным частоколом и содержал небольшой отряд стражи, на случай нападения чудовищ из леса. С появлением ведьмаков жизнь стала куда проще, спустя пять лет люди уже позабыли страхи, одолевавшие их казалось бы совсем недавно. Убийцы чудовищ, хладнокровные мастера меча с медальонами в форме головы кошки не только уничтожали одолевавших население виверн, леших, утопцев, кикимор и василисков , но и давали крестьянам полезные советы. За заслуги им выделили надел земли на границе, где вскоре появилась деревушка, обнесенная высоким бревенчатым забором. Ведьмаки ценят уединение. Когда же Карель отыскал замок, ведьмаки немедля перебрались туда.
И вот, Кот наконец выехал к крепости Каэр-Ларас. Он не любил этот холодный, полный солёных брызг ветер, постоянный крик морских птиц над головой, серое унылое небо, низко нависающее над утесом десять месяцев в году. Но, тем не менее, это был его дом. здесь он нашёл свое призвание, обрел немногословных, но верных и преданных друзей, научился владеть мечом и прошёл мутацию, превратившую его в то, чем он теперь стал.
У ворот его встретил знакомый голос:
- Кого там ещё принесло?
- Это я, Бром, открывай.
- Наконец добрался, мы уж думали, тебя нетопырь загрыз.
- Ждите, - рассмеялся Кот, юмор у ведьмаков был весьма специфическим.
Он въехал в пустой двор, отвёл Шмуру в конюшню, где уже стояли пятнадцать ведьмачьих лошадей - спокойных, крепких рабочих лошадок, пусть и не слишком быстроногих, но выносливых , самое главное не пугливых. Ведьмак нашёл свободное стойло, насыпал в кормушку овса, вычистил кобылу пучком соломы и накрыл её тёплой попоной. Только после этого он, пройдя через двор, пошёл в сам замок.
В камине бушевало пламя, в котле закипало что-то съестное, за длинным столом сидели трое, одетые в обычные для ведьмаков кожаные куртки с набойками. на шеях у всех поблескивали серебряные оскаленные котовьи головы. Среди сидящих за столом была и девушка. Длинные волосы цветы пепла свободно спадали ниже плеч. Когда Кот вошёл, она обернулась и приветливо помахала ему рукой:
- Наконец-то! А мы уже тебя тут заждались, - большие зелёные глаза блеснули, - где ты пропадал? Садись, Лир как раз рассказывает, как его наняли изгонять призрака бывшего мужа одной городской фифы, который бродил ночью по улицам и во всеуслышание декламировал стихи собственного сочинения.
- И они были действительно ужасны, - лир пожал Коту руку. - Так вот, слонялся он по переулкам, пугал шлюх и рассказывал всем о том, какая его жена, понимаете, курва, и с кем она ему, как он прознал уже после смерти, ему изменяла. Как рифмованно, так и в прозе.
***
К ужину собрались все - двадцать три человека. Были среди них шесть учеников разного возраста, некоторых Кот помнил по прошлым сезонам, некоторые были новичками. Ели по большей части молча, не спеша. Позже, когда тарелки опустели, ведьмаки завели разговоры о том, кто где был, чего интересного видел и слышал. Кот рассказал об инциденте с бандитами почти месяц назад. К его величайшему удивлению, ведьмак не отмахнулись, мол, случайность, как поступали обыкновенно, а напротив, в разнобой принялись вспоминать, что, дескать, и у них тоже были проблемы с наёмниками. В голове стола встал Карель. В единственном зелёном глазе старого ведьмака застыла тревога. Он откашлялся и начал:
- Не нравится мне это. Я слишком хорошо помню, что случилоси тогда, давно в Каэр-Арвилле, Каэр-Морхене и Каэр-Верисе... тогда тоже к ведьмакам сначала цеплялась шпана, потом кидали камни люди, не пускали в города... Но ведь прошло уже больше ста лет, так ведь, котята? Времена изменились, да и страна здесь совсем другая...- слегка запыхавшись после необычайно длинной речи, старый
кот сел и тихо добавил, - Надеюсь, что правда.
***
ССвиристель сидел на печи и плёл лапти. Его жена, Лина, три младших дочки и сын Снегирек тоже плели лапти. Все крестьяне зимними вечерами этим занимаются. Или пьют, но тоже со скуки. В нижних маках пили умеренно, это был образцовый хутор. За этой работой и застал их Колоколец, сун кузнеца, ворвавшись в хату с круглыми, что темерский орен, от страха и волнения глазами:
- Пожар! Корчма горит! Солтыса убили, прямо совсем убили, насмерть! - тяжело дыша выпалил он и снова выбежал в темноту.
В ту ночь сгорела не только корчма, от ещё шести хат остались лишь головешки. Зарубили и затоптпли лошадьми ещё почти двадцать человек.
Как позже выяснилось, пострадали только те, кто общался с гостившим в Маках ведьмаком. Солтыса бандиты долго пытали, допытываясь, куда он ушёл, а после просто мучали и избивали старика за то, что "не выгнал чёртова ублюдка взашей". С тех пор, в людях что-то надломилось. деревня так и не оправилась от потрясения. Со временем её переименовали в Кровавые маки.
Повсеместно ходили разговоры о том, что ведьмаки - богомерзкие ублюдки, дескать самое их естество черно и порочно, и существование их - смертельное оскорбление для любого доброго человека. никто так и не смог вспомнить, кто начинал эти разговоры.
***
Случилось это в середине апреля, когда наконец с дорог сошёл снег и ведьмаки снова собирались выдвигаться на общак. С самой осени никто не вспоминал о словах Кота и Кареля. Выходит, зря.
Разъярённая толпа появилась неожиданно, медленно вылилась из леса черным гудящим потоком. Люди с вилами шли, зажигая по пути факелы скандирую всяческие лозунги. Слишком ладные для крестьян.
Кот первым заметил нападение, он стоял с сероволосой ведьмачкой на стене и смотрел на звёзды. Ведьмаки на склонны к романтике, они не могут влюбиться по-настоящему, но на звёзды смотреть любят, сами не зная, почему. Заметив толпу, он кинулся вниз, к воротам, она - к щербатому колоколу над ними. Ведьмаки выбегали, застёгивая на бегу куртк поправляя пояса с мечами. Карель, казавшийся в ленном свете бледнее, чем обычно, сказал лишь одно слово - "Предназначение". Он грустно улыбнулся и пошёл на стену.
толпа была безумна, неумолима и жаждала ведьмачьей крови. Верховодил ими некий Свиристель, простой с виду кмет, но в глазах у него ярко пылала ярость и жажда мести.
Ведьмаки держали осаду три дня, потом нападавшие притащили таран и справились наконец с дубовыми воротами. Была бойня. Кровь заливала всё вокруг, мощёный булыжником дворик был завален трупами, красное хлюпало и чавкало под ногами. Из трех с половиной сотен нападавших выжил двадцать. Потери же ведьмаков были воистину ужасны: выжил только один из учеников, он, как самый младший спрятался в подвале; среди взрослых - шестеро. Ведьмачка в какой-то момент просто растворилась, её труп так и не смогли отыскать.
Кот бился до последнего, но его подвёл несчастный случай. он так и не достал себе нового меча, так что сражаться ему пришлось старым, ржавым тренировочным, к тому же почти тупым. В какой-то момент, он поскользнулся на крови, потому что меч то ли застрял в теле, то ли зацепился за вражескую одежду, но факт в том, что скользящий удар в полном пируэте, который должен был перейти в вольт из второй кварты, не прошёл. ведьмак припал на колено, поднял меч, рубану ещё одного по шее, просто, без финта, тут мир взорвался, заплясал, потемнел и растворился с красном мареве. Огромного кузнеца с кувалдой какой-то ведьмак разделал жестоко и ужасно, он был иссечён до неузнаваемости, лишился конечностей, а после и головы, кишки разметало вокруг чудовищным ореолом. Все удары были сделаны чем-то очень острым. Очень.
Придав павших огню, ведьмаки свалили трупы крестьян в ров. Они ушли из Повисса, растворились среди лесов и скал. озже, ведьмаков кота видели и в Темерии, и в Каэдвене, и даже в Цинтре. Они так и не нашли ответственных за Погром на Чаячьем Утесе.

6 комментариев