Стрим-центр16 в эфире
Стрим на массе #4 Zloi_Mikki_Mouse стримит Mass Effect
[RU] GameBattles/UMG/Паблик MeSaNei стримит Call of Duty: Infinite Warfare
The Last Guardian | Про животных и детей Darling_Jen стримит The Last Guardian
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

11 5 4253
11 мин.

все происходит однаждыи не повторяясь ...это могло быть с другими - вовсе не с Вамиинтересно - это два сна и два про ...

все происходит однажды
и не повторяясь ...
это могло быть с другими - вовсе не с Вами
интересно - это два сна и два пробужденья?
это мечты на бегу
догоняя розовый оттенок зори...
Токугава Еиасу / TokugawaIeyasu
1542-1616
Здравствуйте дорогие друзья!
Сегодня я хочу вам поведать историю людей, которые жили в далеком прошлом. Они были храбрыми войнами, послушными слугами, верными мужьями и достойными сыновьями. Они сражались за честь, за родных, за друзей, за господина. Они не знали, что такое предательство, трусость, слабость и неповиновение. Они лучшие войны. Это история про самураев.

Самурай – это светский феодал, начиная от крупных владетельных князей (даймё) и кончая мелкими дворянами; военно-феодальное сословие. Также, в некоторых определениях, самурай — это японский рыцарь.
Само же слово «самурай» происходит от глагола «самурау», в дословном переводе означающего «служить вышестоящему лицу»; то есть самурай — служивый человек. Самураи — не просто воины-рыцари, они были и телохранителями своего даймё, и в то же время его слугами в повседневной жизни. Самая почётная должность — смотритель меча своего господина, но были и такие должности, как «смотритель зонтика» или «подаватель воды утром, после сна».
История от начала до конца
Самурайство зародилось в VIII веке на востоке, северо-востоке и крайнем юге Японии. На окраинах империи, издревле осевшие здесь племена айну, ожесточённо обороняли свои земли от императорских войск. Основу самурайства составили беглые крестьяне и вольные охотники, искавшие «земли и воли» на границах империи. Подобно донским и запорожским казакам, они проводили жизнь в непрестанных походах и стычках с воинственными аборигенами, защищая государственные границы.
До конца IX века, прежде всего на севере нынешней территории Японии, бушевала война. Чтобы противостоять подстерегавшей на каждом шагу опасности, поселенцы строили укреплённые поселения и вели кровопролитную борьбу за существование, участвуя в карательных экспедициях на территории туземцев.
Опасной была жизнь и в других провинциях тогдашней Японии. Уже несколько столетий в прибрежных водах промышляли пираты. Во внутренних районах, в лесах и горах бесчинствовали разбойничьи банды. По всей стране то и дело вспыхивали восстания крестьян. В этих условиях губернаторы и знать провинций, в особенности пограничных, не хотели, да и не могли полагаться на императорское правительство и войска, а предпочитали своими силами наводить порядок. Для этого они из боеспособных мужчин создавали небольшие военные формирования, находившиеся под их непосредственным командованием.

Военными отрядами командовали представители знати, владельцы крупных поместий, то есть частных земель, которыми их наделяло императорское правительство. Владельцы поместий всеми силами старались расширить свой надел, захватывая новые земли в военных походах и вырубая леса.
В X—XII вв. в процессе феодальных междоусобиц окончательно оформились владетельные роды, предводительствовавшие значительными военными силами, которые лишь номинально числились на императорской службе. К тому времени сложились и устои неписанного морального кодекса самурая «Путь лука и скакуна» («Кюба-но мити»), позже превратившегося в свод заповедей «Путь Воина» («Бусидо»).

Начало выделения самураев как особого сословия обычно датируется периодом правления в Японии феодального дома Минамото (1192—1333). Предшествовавшая этому затяжная и кровопролитная гражданская война между феодальными домами Тайра и Минамото создала предпосылки для установления сёгуната — правления самурайского сословия с верховным военачальником («сёгуном») во главе.
После победы над домом Тайра Минамото но Ёритомо вынудил императора присвоить ему титул сёгуна, а рыбацкое селение Камакура, где размещалась его штаб-квартира, превратил в свою резиденцию. Отныне сёгун становился самым могущественным человеком в стране: наивысшим по рангу самураем и главным министром в одном лице. Хотя официально верховная власть в государстве принадлежала императору, да и двор его сохранял определённое влияние, господствующее положение они утратили — император вынужден был соглашаться с решениями сёгуна под угрозой «добровольного» отречения от престола.
Ёритомо создал новый орган управления империей, именовавшийся «полевой ставкой» («бакуфу»). Как и сёгун, большинство его министров и их помощников были самураями. Благодаря этому, дух самурайского сословия проник во все сферы общественной жизни Японии.
Опытный полководец, Ёритомо на все важные посты в провинциях назначил людей, снискавших его доверие в войне Гэмпэй. Кроме того, в каждой провинции были учреждены две новые должности военного губернатора и земельного главы, подчинявшихся и подотчётных непосредственно бакуфу, главой которого был сам сёгун. Таким образом, сёгун и его министры были прекрасно осведомлены о том, что происходило в стране, и могли, в случае необходимости, своевременно принять решительные меры.

Камакурский сёгунат, просуществовавший около полутораста лет, открыл новую главу в истории Японии и самурайства.
Со временем военные губернаторы становились всё более независимыми от сёгуната. Они превращались в крупных феодалов, сосредотачивая в своих руках богатые земельные наделы. Особенно усилились дома юго-западных провинций Японии, которые значительно увеличили свои вооружённые силы.
Кроме того, благодаря оживлённой торговле с Китаем и Кореей феодалы западных и юго-западных провинций, откуда она в основном велась, значительно обогатились. Камакурский сёгунат, не желая мирится с усилением отдельных самурайских домов, препятствовал торговой деятельности феодалов, что послужило одним из поводов для возникновения оппозиционных настроений по отношению к Камакурскому сёгунату среди самурайских домов.
В результате Камакурский сёгунат был низложен, а титул сёгуна перешёл к представителям дома Асикага. Первым сёгуном новой династии стал Асикага Такаудзи. Глава нового сёгуната оставил разрушенную во время междоусобицы прежнюю ставку бакуфу — Камакура — и вместе со всем правительством переехал в императорскую столицу Киото. Попав в Киото, сёгун и влиятельные самураи, для того, чтобы сравняться с кичливой придворной знатью, начали строить себе великолепные дворцы и постепенно погрязли в роскоши, безделье, интригах императорского двора и начали пренебрегать государственными делами.
Ослаблением централизованной власти немедленно воспользовались военные губернаторы провинций. Они формировали собственные отряды самураев, с которыми нападали на своих соседей, видя в каждом врага, пока, наконец, в стране не вспыхнула полномасштабная гражданская война.
Последняя фаза этой войны в средневековых хрониках именуется «эпоха сражающихся провинций» (Сэнгоку Дзидай). Длилась она с 1478 по 1577 гг.
В середине XVI века казалось, что империя, сотрясаемая гражданской войной, развалится на отдельные государства, но даймё провинции Овара (в центральной части острова Хонсю) Ода Нобунага удалось положить начало процессу нового объединения страны. Совершив нескольколько удачных военных походов против крупных феодалов и разгромив некоторые буддистские монастыри, участвовавшие в междоусобных войнах, Ода Нобунага смог подчинить своей власти центр страны с императорской столицей Киото. В 1573 году он сверг Асикага Ёсиаки, последнего сёгуна из семьи Асикага. В 1583 г. в одном из храмов Киото Нобунага совершил сэппуку, чтобы избежать пленения армией предавшего его генерала.
Дело объединения страны продолжил один из самых способных генералов Нобунаги — Тоётоми Хидэёси, необразованный, тщеславный, но смышлёный и волевой выходец из крестьянских низов. Он продолжил дело своего покровителя с беспощадной решимостью и уже к 1588 г. фактически объединил страну.
В эпоху междоусобных войн произошло некоторое размывание границ сословия, так как удачливый простолюдин мог, подобно Тоётоми Хидэёси, не просто стать самураем, а сделать головокружительную карьеру (сам Тоётоми Хидэёси, будучи сыном простого крестьянина, не мог стать сёгуном, но был им без титула). Размыванию границ сословия также способствовало то, что многие полководцы в ту эпоху использовали в качестве вспомогательных воинских сил непрофессиональных солдат, завербованных из крестьянских семей. Ещё более подорвали систему традиционного самурайства законы о рекрутских повинностях, введённые Ода Нобунага.
Однако уже при Тоётоми Хидэёси размывание самурайского сословия было временно приостановлено. Хидэёси особыми эдиктами подтвердил привилегии самураев и наложил запрет на отходничество крестьян. Указом от 1588 г. простолюдинам было строго запрещено владеть оружием. Началась так называемая «охота за мечами», в ходе которой крестьян разоружили.
В 1598 г. Хидэёси умер, оставив власть своему несовершеннолетнему сыну, вместо которого государственными делами должен был руководить регентский совет. Именно из этого круга вскоре выделился человек, завершивший объединение страны установлением единовластия — Токугава Иэясу. Он избрал своей резиденцией город Эдо (ныне Токио), хитростью и силой устранил сына Хидэёси и провозгласил себя сёгуном, положив начало сёгунату Токугава, эпоха которого продолжалась более двухсот пятидесяти лет.
Сословие самураев получило чёткое оформление во время правления в Японии сёгунов из феодального дома Токугава (1603—1867). Наиболее привилегированный слой самураев составляли так называемые хатамото, являвшиеся непосредственными вассалами сёгуна. Хатамото в своём большинстве занимали положение служивого слоя в личных владениях сёгуна. Основная масса самураев являлась вассалами князей (даймё); чаще всего они не имели земли, а получали от князя жалование рисом.
Кодекс поведения самурая «Бусидо» был проникнут духом беспрекословного подчинения господину и презрения к смерти. Законодательство Токугава разрешало самураю безнаказанно убивать на месте «простолюдина, который неприличествующим образом ведёт себя по отношению к членам военного класса». В период правления дома Токугава, когда внутренние феодальные войны были прекращены, военные отряды самураев использовались, главным образом, для подавления крестьянских восстаний.
Вместе с тем, даймё не нуждались в таких больших отрядах самураев, которые существовали ранее, в периоды феодальных войн, и число самураев в их военных отрядах сокращалось. Часть самураев превращалась в ронинов (деклассированных самураев, вассальная зависимость которых от князей прекратилась; ронины часто переходили на положение горожан, занимались ремеслом, торговлей и другой деятельностью). Иные самураи пополняли ряды ниндзя — наёмных убийц.
Процесс внутреннего распада сословия самураев заметно усилился с середины XVIII века. Развитие мануфактурного производства и усиление городской буржуазии приводили к постепенному экономическому вырождению самурайства. Всё больше и больше самураев и даже влиятельных даймё попадало в долговую зависимость от ростовщиков.
Своего рода комплекс неполноценности, порождённый в самураях их странным положением, находил выражение в обострённой тяге к традиционным духовным ценностям. Повсюду возникали разнообразные школы воинских искусств. С новой силой вспыхнул угасший на время междоусобных войн интерес к философии Дзэн, чайной церемонии, живописи и гравюре, изящной словесности.
Многие самураи, даже не переходя на положение ронинов, занимались торговлей, ремёслами и т. д. Рядовые самураи (особенно в княжествах Сацума, Тёсю, Тоса и Хидзен), тесно связанные с буржуазией, сыграли значительную роль в незавершённой буржуазной революции 1867—1868. После неё сословие самураев, как и другие феодальные сословия, было упразднено, однако самураи не потеряли своего привилегированного положения.
Значительная часть самураев, ещё при Токугава фактически владевшая землёй (госи), стала после аграрных законов 1872—1873 и юридическим собственником этой земли, войдя в состав так называемых «новых помещиков». Из среды бывших самураев пополнялись кадры чиновников, из них состоял в основном офицерский состав армии и флота. Кодекс «Бусидо», прославление самурайской доблести и традиций, культ войны — всё это стало составной частью идеологии милитаристской Японии до начала Второй мировой войны. Термин «самурай» и сейчас иногда применяется для обозначения служащих японской армии.

Оружие самураев

Первоначально воины царства Ямато имели на вооружении один меч и один нож. Со временем мечи стали носить в паре: короткий и длинный, сохранив при этом еще и нож. Во времена сёгуната Асикага традиция носить два меча стала обязательной для всех самураев — от младших пехотинцев до самого сёгуна.
Такая пара мечей называлась дайсё (большой и малый). Дайсё имела две разновидности: для доспехов и для повседневной одежды. В первом случае большой меч (длиной 1,0–1,5 м) назывался дайто, или о-дати, и носился в специальных ножнах на левом боку, а малый (длиной до 60 см) под названием вакидзаси просто затыкался за пояс. Во втором случае большой меч назывался катана и также затыкался за пояс режущей кромкой вверх. Кроме дайсё хороший самурай имел еще и танто — короткий кинжал, по форме повторяющий катана или вакидзаси. Воин, готовясь к боевым действиям, запасался обычно еще ножами кодзука (или когатана) и когай.

У каждого из этих предметов было свое специальное предназначение. Дайто или катана были основным боевым оружием, вакидзаси был удобен для отрезания головы поверженного противника или — при противоположном исходе дела — для сэппуку. Кодзука (когатана), который, как и когай, вставлялся в ножны дайто или эфес, использовался в походной жизни как обычный хозяйственный нож или в крайнем случае как метательное оружие. Когай применялся при еде, а также для выцарапывания иероглифов, подтягивания конской упряжи и был полезен даже как шпилька для волос. Его же втыкали в голову убитого врага, чтобы после боя можно было определить, от чьей руки он пал, или укрепляли им эту голову на поясе победителя.
Дайсё была важнейшей составляющей костюма самурая, его сословным удостоверением. Кроме них никто не имел права на ношение дайсё, и этот закон свято соблюдался и неоднократно подтверждался указами военных лидеров и сёгунов. Соответственным было и отношение воинов к дайсё. Самураи самым тщательнейшим образом следили за состоянием своего оружия и никогда не разлучались с ним.
Одним из древнейших видов оружия были лук и стрелы. Японский лук юми (или о-юми) сохранил свою форму и размеры (от 180 до 220 см) с глубокой древности до наших дней. Его главная особенность заключается в том, что место, где накладывается стрела, расположено не в центре, как у большинства народов мира, а немного ниже. Сам лук изготавливался из многочисленных деревянных планок, скрепленных между собой и обмотанных тростниковой бечевкой. Такая форма и конструкция позволяли добиться большей дальности стрельбы (до 300–350 м!) и в то же время давали возможность стрелять с лошади всаднику.

Стрелы для юми использовались разные, в зависимости от назначения. Для каждого случая (боевая стрельба по противнику, охота, соревнования, передача сигналов или сообщений) воин мог выбрать специальную, предназначенную именно для этого случая стрелу. На тренировочных стрелах крепились наконечники из рога, кости или даже бамбука. Наконечники боевых стрел были металлическими. У хорошего воина в колчане обязательно были стрела со свистящим наконечником, которая оповещала о начале сражения, и стрела с именем владельца, которая выпускалась по особенно важной мишени. По такой фамильной стреле потом легко можно было найти победителя. При необходимости использовались и стрелы с легковоспламеняющимися наконечниками.
Колчанов существовало несколько вариантов. Состоятельные воины носили два: один маленький, из ивовых ветвей — на боку, а второй — большой, тоже из ивы или из бамбука — на спине. Часто их еще обшивали снаружи мехом и украшали гербами или орнаментом.
Помимо лука и стрел воины были вооружены еще копьями (короткими и длинными), которые назывались яри. Мастерство владения копьем ценилось так же высоко, как и владение луком или мечом. Древки для яри делали из специально отобранной древесины. Наконечники на копьях могли быть с обеих сторон, а иногда главное острие делалось с двумя и даже тремя лезвиями, крючьями или дополнялось выскакивающими иглами, часто отравленными. Излюбленным оружием воинов-монахов была нагината — особого рода алебарда, которой они также владели с удивительным мастерством. Пользовались самураи и кистенями — тигирики, и железными дубинками — дзиттэ, и некоторыми другими видами оружия. Особняком в этом ряду стоят ружья, появившиеся впервые в середине ХVI в.
В 1543 г. судьба забросила португальцев к берегам Японии на остров Танэгасима. Местный даймё стал свидетелем того, как португальцы стреляют уток, и купил оба имевшихся у них ружья.

Через 10 лет ружья производились по всей Японии, а к 1600 г. в Японии насчитывалось около 100 тысяч огнестрельных стволов. Все частные дружины, каждая самурайская армия имели в своем составе подразделения, вооруженные ружьями.

Спасибо за внимание!

5 комментариев