Стрим-центр8 в эфире
Больше публики, больше ранг, и море общения Fuzzy45 стримит Overwatch
Final Fantasy XV - Вспоминаем серию ФФ RATIBORU стримит StarCraft II
Fable Anniversary, часть 2 ripper_and стримит Fable Anniversary
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

0 0 509
6 мин.

Год 2048. Дом в пригороде Финикса. Если можно назвать домом сырой подвал одной лишь лампой под потолком. Но это луч ...

Год 2048. Дом в пригороде Финикса. Если можно назвать домом сырой подвал одной лишь лампой под потолком. Но это лучше, чем ничего. Совсем ничего…
Тень. Тишина. Все вокруг напоминает об этой невыносимой боли. Ёе невозможно забыть, она дает знать о себе при любом прикосновении: руки покрыты огромными волдырями – результат «летнего загара». Это ультрафиолет с бета-излучением. Оно долго накапливается в организме, а свинец – не самая надёжная защита.
Единственное средство забыть боль – это болеутоляющее, но его не было. Хотя вместо него можно было использовать алкоголь или, в крайнем случае, сильный наркотик. Но у него не было ничего.
Так что ему оставалось лишь ждать. Ждать торговца, сумрачной погоды без осадков, забредшего путника с припасами. Или, в крайнем случае, смерти.
А сейчас перед ним лежала куча потертой и изорванной бумаги. Это было его самое дорогое имущество, самый ценный трофей, единственное средство выбраться из этой проклятой дыры. Лишь читая эти записи, он мог унестись вдаль – туда, где когда-то реками лилась кровь его предков, их семей; туда, где погиб его отец.
Но это было слишком давно. Сейчас уже некого винить. Да и, собственно говоря, некому. Нужно было думать только о себе. Здесь и сейчас, вдаваться в размышления о прошлом не имело смысла. А планировать свое будущее было еще более глупой тратой времени. Хотя времени было полно, так что он снова погрузился в записи.
Ему хотелось узнать намного больше о той войне, а в этих письмах по большей части были жалобы на командира, на врага, на товарищей, на свою судьбу. И глубоко в душе он ненавидел авторов этих писем, ведь они проиграли и обрекли человечество на такое существование. Может быть, если бы они о последствиях, проявили бы больше героизма, отваги, смелости; отстояли бы честь народа и страны в целом.
Но сомнения в этих людях были слишком велики. Его предки на протяжении сотен лет не знали горести поражений, не видели себя в роли проигравшей стороны. А потому и не почувствовали того патриотического подъема, какой мог бы быть у практически любой другой стороны. Не те люди, не тот менталитет.
И сейчас он перечитывал единственное письмо в нетрадиционном виде. Этот почтовый конверт отличался от остальных не только видом, но и содержанием. Когда-то давно именно этот конверт принесли в его дом. В нем лежало свидетельство о гибели его отца. Слишком тяжело в 12 лет, но терпимо во время таких жестоких боевых действий. А через три дня забрали его мать, его друзей, родных и знакомых. Ему удалось укрыться в этом самом подвале.
С тех пор он как мог помогал сопротивлению. Но их силы были слишком незначительны, поэтому глава подполья решил прибегнуть к последнему способу – ядерному оружию. Мало кто понимал смысл ядерной атаки, ведь это было самоубийство. Но никто не остановил этих безумцев – и вот результат.
После обмена ядерными атаками его страны практически не стало. Ни одна из боеголовок сопротивления не достигла цели, а ответный удар был слишком силен. С тех пор его основным занятием было выживание и попутный сбор, хранение и обработка информации из различных баз данных обеих сторон. Ему было интересно всё, но более всего его интересовали данные о секретном оружии Кореи, их планах о стране, её жителях, об их будущей стратегии. Кто мог стать следующей целью агрессора? Кого постигнет та же участь?

***

Рэй проснулся в холодном поту. Он был испуган, он не понимал, что с ним происходит. Эти сны пугали его. Они все больше походили на реальность. Это началось пару недель назад – после удара неизвестным оружием со стороны Объединенной Кореи. И это происходило не только с ним. Двое ребят из его отряда испытывали то же самое. Никто не знал, как это воздействует на мозг, об этой штуке не было известно вообще ничего.
Самое странное во всем этом было то, что воплощение его снов – это собрание всех негативных мыслей Рэя. Он боялся сказать вслух обо всем, что думает, его также ужасало одиночество, он также боялся смерти. Так что тем больше он думал о своем состоянии, тем больше его страшило будущее. Что, если это только начало, а дальше будет только хуже…
Но сейчас его отправляли на новое задание. После вторжения прошло только 10 дней, но все сопротивление уже перешло в режим партизанской войны. И теперь в течение 3-х дней им было нужно достать продовольствие, пополнить припасы оружия, патронов, набрать как можно больше людей в свои ряды. И это было самой сложной задачей, так как сражаться и погибать за свою страну не хотел никто.

***

17.07.2027.
Сегодня отправляемся в путь к южным штатам. Там должна быть одна из баз сопротивления, если их ещё не обнаружили. Хотя я надеюсь перебраться в Мексику, а оттуда уже по возможности в Европу или Африку с одним последних грузовых кораблей. Здесь оставаться смысла я не вижу.
Раньше никогда не был в Оклахоме. Какая-то глубокая дыра у черта в заднице. У них тут нет ни одного работающего военного терминала. Хорошо хоть корейцы не добрались сюда. А по делу мы смогли привлечь пару футболистов в свои «ряды». Правда толку от них не много: не знают даже как обращаться с винтовкой.

20.07.2027.

Поездка затянулась. Дорогу нам перекрыл фронт наступления. Оказалось, что это направление на Даллас. Как нам сообщили, в нем около трехсот тысяч человек. Неизвестно количество единиц техники, её состояние и есть ли поддержка с воздуха. Так что мы должны выждать какое-то время и надеяться, что они не повернут к Хьюстону. Поговаривают, что там остались ядерные боеголовки, не затронутые всемирной утилизацией. Значит это единственный шанс для Америки.
И я боюсь этого больше всего. Почему всё идет так, как он видел во сне. Ядерная атака, последняя надежда, исчезновение страны. Возможно, он хотел именно этого, где-то глубоко в подсознании. Что-то разбудило в нем неизвестного зверя. В бывших друзьях он видел кровожадных, безумных убийц, в агрессоре не замечал врага, но сам не желал отдавать то, что было его.
Так что мне нужно было бежать без оглядки. Может, без меня не случится всего этого. Бежать!

***

Но Рэй нужен был сопротивлению. В своё время он работал в группе по утилизации ядерного оружия, а контролировал весь процесс его отец – Говард Симмонс. Лишь он знал, где остались остатки ядерного арсенала США, и таких мест было не много. Из всех он хорошо знал только закрытую базу близ Хьюстона, и его отправили именно туда. Так что основной задачей отряда была доставка Рэя Симмонса в базу сопротивления на юге.
Никто не предполагал, что от ядерного запаса можно избавиться за 10 лет. Пока одни разрабатывали новые виды оружия, остальные избавлялись от старого. Как можно было довериться этим корейцам, как можно было допустить разоружение, как можно было…

***

05.08.2027.
Веракрус. Именно таким я его и представлял: обширный вонючий портовый город, где все живут морем и тухлой рыбой. Танкер «Аделаида» отходит в 14:05, и я смог договориться о месте в команде. Через 4 дня я должен быть в Марокко.
Нужно убираться подальше отсюда. Мне не удалось сбежать от этих безумцев вовремя, теперь они знают все коды доступа. Атаки не избежать,но я сомневаюсь в действенности этих методов. Слишком много поставлено на карту.

18.08.2027.
Всегда мечтал побывать на Канарских островах. Но я никогда не испытывал такого давления на себя, на гражданина США. Правда, бывшего гражданина. Как только люди узнают во мне американца, их отношение сразу же меняется. Долгое время мы были гарантом стабильности, а теперь из-за нашей невнимательности всему миру грозит опасность. Все это скатывается в обвинения, ведь всем хочется покоя, никто не хочет умирать. А время покоя прошло…
С того времени, как я приехал сюда, меня не гнетут эти ужасающие сны. Может, это результат смены обстановки, или все это время продолжалось остаточное действии их оружия. Я не знаю, но спокойный сон намекает на то, что все будет в порядке. Боже, как мне его недоставало…

***

Это была последняя запись Рэя Симмонса в дневнике. Через пару дней его нашли мертвым на заброшенном причале. Местные власти не знали кто и откуда он, но когда узнали, что этот человек бывший гражданин США, не стали разбираться. Его кремировали, а прах его лежит в безымянной усыпальнице. И даже при всём желании все данные о таком человеке, как Рэй Симмонс были уничтожены. Так что единственная память о нём – это его дневник. Человек, пришедший к нему, забрал дневник, в нем было много потенциально опасной информации. А убили Рэя Симмонса за предательство. Сам того не зная, он сообщил неверные данные его начальству. Теперь у них не было шанса на единственную и молниеносную атаку, необходимо искать другие пути борьбы.

***

Эпилог.
Говард Симмонс был очень недоверчивым человеком, но он верил в людей, в жизнь без ядерной угрозы. Именно такие люди нужны были для осуществления всех планов. Он полностью верил в свое дело, и только он знал всю информацию о местах базирования остаточного ядерного арсенала страны. Но все же этого было более чем достаточно. Но он хотел свести угрозу к нулю, так что сразу после атаки он изменил коды доступа всех уровней на всех объектах. Система защиты от взлома превосходила все существующие к этому времени, так что агенты сопротивления в Хьюстоне остались ни с чем. Вскоре они были уничтожены одним из разведывательных отрядов.

Нет комментариев