Стрим The Last Guardian
Стрим-центр12 в эфире
Пытаемся выжить djey2828 стримит Vainglory
Afterbirth † (нет) и Saints Row 2 BazZz_GC стримит The Binding of Isaac: Afterbirth
Final Fantasy XV - Вспоминаем серию ФФ RATIBORU стримит StarCraft II
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

7 23 1821
6 мин.

Солнце заходит,Мрачные ели в дымке.Это выпи крик?Квайриё, странствующий монах, бодрой походкой все дальше и дальше у ...

Солнце заходит,
Мрачные ели в дымке.
Это выпи крик?
Квайриё, странствующий монах, бодрой походкой все дальше и дальше уходил от деревни, где ему пришлось совершать обряд над усопшим крестьянином. Дорога вела путника по вечернему лесу, изредка позволяя любоваться небольшими полянами, заросшими по краям полынью. Квайриё давно забыл, что значит спать на уютной циновке под крышей дома. Много лет назад он был одним из лучших воинов своего даймё, прошел с ним много битв и сражений и звали его тогда совсем по-другому. Но со временем, клан его господина пал, потерял былое величие, а сам даймё погиб, не оставив никого после себя. Как ни старался Квайриё забыть свою службу и попытаться наняться к другому господину, ничего не выходила. Так и стал он странствующим монахом, так и приобрел это имя. Верные ноги, сумка, посох и молитвы помогали ему в дороге. Тем временем наступала ночь. До ближайшего поселения ещё идти и идти, а потому Квайриё, не долго думая, расположился на одной из полянок, перекусив крестьянскими подношениями, которые получал за работу. Только-только бывший самурай уснул, как его разбудили чьи-то шаги – оказалось, мимо проходил довольно опрятно одетый дровосек с вязанкой хвороста за плечами. Он – то и предложил монаху переночевать в его хижине, расположенной неподалеку. Квайриё учтиво согласился, тем более дровосек то и дело поминал некое страшное существо, живущее в этих местах и питающееся одинокими путниками. Вместе они двинулись по неприметной тропинке в сторону от дороги. Тропинка петляла среди густых елей и, казалось, вела в самое сердце древнего леса, но вдруг перед взором монаха открылась полянка рядом с небольшим озером, которое питалось из нескольких ручейков. На краю полянки, рядом с водой стояла хижина дровосека – маленькая, старая, но ещё не ветхая. В доме их ожидала семья из трех мужчин и одной женщины. Они-то и встретили гостя, выказав все знаки гостеприимства. Перед сном хозяин, так радушно приветивший, незнакомого монаха в своем доме, рассказал ему историю своей жизни: о том, что был он когда-то самураем, но совершив много неправильного, покинул суетный мир, чтобы жить в гармонии с природой. С ним отправились его жена и верные слуги. Квайрие, в очередной раз подивившись человеческой доброте, спокойный и умиротворенный уснул.

Демоны воют.
Рты сломало ухмылкой.
Точно меч рубит.
Посреди ночи монах проснулся, почувствовав жажду. Мысль о ручейке с прохладной и вкусной водой пришла сразу, отогнав сон. Тихо, крадучись, чтобы не разбудить хозяев Квайриё двинулся к выходу. Прикрыв за собой дверь, он медленно зашагал к ручью. Тут, на мгновенье, тучи освободили луну, позволив ей осветить поверхность озера и площадку перед домом. Нечто удивительное открылось взору монаха: на берегу, рядом друг с другом лежат пять тел приютивших его людей. Но это не все. У них не было голов! Квайриё ещё раз спокойно все рассмотрел. Четыре мужских тела и одно женское. Ни крови, ни следов боя. И тут его осенило. Нагнувшись, монах осторожно отодвинул ворот кимоно у одного из тел. Точно! Это – нукекуби, демоны в виде летающих голов. Красная полоска на шее, с нанесенными на неё заклинаниями, не оставляла сомнений. Так вот почему дровосек и его домочадцы оказались такими радушными и приютили незнакомого путника так поздно ночью. Квайриё быстро думал, что делать дальше. Древние книги говорили, что нукекуби ночные демоны, а потому с наступлением солнца, не соединившись с телом, они гибнут. Монах наскоро раздобыл тяжелую дубину, вырыв корень дремучей сосны, затем оттащил тела подальше и спрятал, закидав камнями. Бывший самурай не собирался дожидаться возвращения демонов, а сам отправился на их поиски. Зная об их способности парализовывать жертву истошным криком, залепил свои уши кусочками лепешки, покрепче перехватил дубину и побрел в чащу леса. Луна снова озарила пики деревьев и помогла Квайрие: головы нукекуби, с растрепанными волосами, носились между стволами сосен, жадно выковыривая личинок насекомых и поедая ночных мотыльков. Между собой они переругивались, отталкивая друг друга от гнилых стволов, хотя и довольных возгласов было хоть отбавляй: головы благодарили дровосека за такого упитанного и вкусного гостя, которого он привел сегодня домой. Не раздумывая более, монах, ударив по сосне дубиной, обратил на себя внимание, вызвав шипение и вой. Затем одна из голов в панике бросилась в сторону хижины, беспокоясь о телах. Оставшиеся яростно набросились на Квайриё, раскрывшего их тайну. Но хватка самурая не пропала – дубина священника то и дело наносила меткие удары по головам, заставляя их выть от собственной беспомощности. Самым яростным был несомненно нукекуби, выдававший себя за дровосека. Он-то и подобрался к монаху, так близко, что даже сумел укусить его за рукав кимоно, однако крепкий удар коленом выбил дух из демона. Тут и вернулась пятая голова, сообщившая о пропаже тел. Атаки становились все жестче и жестче, но и до утра оставалось совсем немного времени. Прошедший множество битв гордый самурай, а ныне священник, не собирался сдаваться просто так и продержался до первого луча солнца. С рассветом нукекуби потеряли свои силы и упали, сморщившись, как жухлые яблоки. Квайрие закопал их, а тела сжег вместе с хижиной.

От чего монах так и не смог избавиться, так это от головы хозяина-нукекуби – он так и висела на рукаве его кимоно, как память о произошедшем. Прочитав молитвы об упокоении, освятив местность, Квайриё двинулся в путь, продолжая работать священником до конца своих дней. В памяти же людей он остается монахом с демоном на рукаве.
Эхо пугает,
Кара - молния божья.
Дремучести век.
Приблизительно такими сказками в японской мифологии повествуется о страшных бабаях – нукекуби. В обычной, повседневной жизни, эти существа выглядят как простые японцы – маленькие, с узкими глазами, мило улыбаются, что-то лопочут на непонятном языке, часто говорят «гоменасай» и «оригато». Но вот только наступает ночь, как их головы отделяются от тел и они в истинном обличие носятся по городу поедая людей, которых легко поймать – бомжей, пьяниц, загулявших допоздна в кабаке, продавцов ночных ларьков с сигаретами. Собственно, истинное их обличие распознать довольно легко – мало, думаю, людей встречали в своей жизни летающие головы и считали это обычным делом. Что же делать днём, когда не все так очевидно? На этот вопрос отвечают древние и мудрые книги. Нукекуби на шее имеют тонкую красную полосу – именно по ней и происходит отделение головы от тела. На полоску нанесены особые заклятья. Кто-то считает, что это древнеяпонское слово «Отделись!», а кто-то думает что там расположен обычный магический замок-молния. Понятно, показывать шею такие ребята ой как не хотят, а поэтому обращайте больше внимание на японцев с платками на шее или в закрытых костюмах. А вдруг они нукекуби? Методы борьбы с ними вы уже прочитали – тела проклятущих демонов надо спрятать или утопить. По некоторым данным нукекуби гибнут или с рассветом или, заметив отсутствие родного тела, от печали расшибаются о землю, три раза о неё треснувшись. В целом, такое избавление всех устраивает, главное до рассвета продержаться. Тут и поможет опыт священника-самурая из сказки. В руки - палку покрепче и вперед – пересчитывать демонам зубы. Айя яй, точно. При нападении эти треклятые нукекуби орут, как умалишенные, а потому, желательно, использовать беруши, чтобы не парализовало от крика.
Очень часто нукекуби путают с их сородичами – рокуро-куби. Японцы, люди занятные, и даже таких страшил выдумали. У рокуро-куби голова не отделяется от тела, но зато в миг становится, как у жирафа длинной-предлинной. Древние японцы считали, что такие демоны подглядывают в окна соседей и могут пролезать во всякие труднодоступные места, воруя детей. Так что, если не хотите оказаться в неловком положении во время переодеваний, поплотней закрывайте шторы, мало ли рядом с кем живете.

В тоже время под этих подонков иногда косят добродушные оборотни – тануки. Эта японская енотовидная собака хоть и несет людям счастье и благополучие, но очень любит пошутить. К примеру, превратившись в нукекуби. А чего? Разве не смешно поржать с товарища выпрыгнув к нему из-за угла в маске мартышки. Вот. А тануки чем хуже?
Сейчас все уже меньше и меньше свидетельств существования нукекуби. То ли они бояться стали злобных человеков, то ли пытаются до старости прожить, не ясно. Но в документалистике все же встречаются эпизоды, указывающие на их существование. К примеру, в документальном комиксе The Right Hand of Doom и мультфильме снятом по его мотивам (Hellboy: Sword of Storms) есть упоминание об этих демонах. Бесспорный герой нашего времени, Хеллбой, встречает их во время своего путешествия по Японии. Жаль, конечно, за потерю такого материала для науки, но он не стал с ними долго церемониться исразу утопил тела в ближайщей речке. Головы, естественно, потерю не пережили.

С другой стороны образ нукекуби встречается и в творчестве игроделов. Один из монстров D&D – Vargouille, довольно презанятный экземпляр. Ушастая такая голова носится взад-назад, ищет себе жертву, а затем зацеловывает. При поцелуе жертва заражается особым ядом – со временем её голова тоже превращается в Vargouille, отрывается от тела и летит в поисках добычи.

Если вспомните ещё что-то подобное, буду только рад – папка с описанием деяний нукекуби ещё много в себя вместит.

23 комментария