[19:15] Смотрите конференцию EA на Gamescom 2017 вместе с «Канобу»
Стрим-центр5 в эфире
GTA 3 - day 2 guit88man стримит Grand Theft Auto III
Девушка проводит анализ+кастинг на интернешнл 2018 lilyanvil стримит Dota 2
[ЗАПИСЬ] Стримы из 2015 Nuke73 стримит Games + Demos
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

1 18 1385
3 мин.

Обычно рецензирование фильма начинается с мыслей, которые этот фильм вызвал. Однако и название, и сюжет, и всякие ок ...

Обычно рецензирование фильма начинается с мыслей, которые этот фильм вызвал. Однако и название, и сюжет, и всякие ок .... - Изображение 1
Обычно рецензирование фильма начинается с мыслей, которые этот фильм вызвал. Однако и название, и сюжет, и всякие ок .... - Изображение 2
Обычно рецензирование фильма начинается с мыслей, которые этот фильм вызвал. Однако и название, и сюжет, и всякие ок .... - Изображение 3

Обычно рецензирование фильма начинается с мыслей, которые этот фильм вызвал. Однако и название, и сюжет, и всякие околокиношные наблюдения на этот раз завалились куда-то за личность режиссера. А это ненавидимый и обожаемый, дерзкий и скучный, великий и презренный Квентин Джером Тарантино (Quentin Jerome Tarantino). Им восхищаются за цинизм, юмор, «фирменные диалоги» и красоту, смешанную с мерзостью. Его недолюбливают, в общем-то, за то же самое: длинные диалоги, плоские шутки, похабство и кровище с дерьмом, вместо соуса из душевных терзаний. Эти противоборствующие зрительские группировки никогда друг друга не поймут. Остается лишь надеяться, что те, кто говорит «я люблю Тарантино», действительно, понимают режиссера и его спагетти-вестерны. Впрочем, всем кинокритикам Тарантино строго и авторитетно порекомендовал беречь яйца (приятно, что автор данной рецензии ничем не рискует).

 

Естественно, от Тарантино не ждешь ничего привычно голливудского, или даже общечеловеческого. Он пронзительно-красиво снимает штампованный эпизод разговора Жида-медведя (Элай Рот (Eli Roth) с пленным немецким офицером: «Медаль за убийство евреев?» - «За храбрость». А потом весело и динамично играет в бейсбол головой этого самого офицера. Вы хотели героического пафоса? Тогда зашли не по адресу.

"http://kanobu.ru/entities/films/5978/" (Inglourious Basterds), или «ублЯдки», как перевел это название Юрий Гладильщиков, уже бросили зерна раздора в благодатную среду русских зрителей. Спорят о задумке и идее картины, над сценарием которой автор мучился 10 лет, очевидно, полагая что за 10 лет режиссер должен был просчитать все до миллиметра и каждое телодвижение на экране сопроводить глубоким философским контекстом. Однако не в этом заключается тарантиновский стиль. Он ваяет фильмы весело, с увлечением, обнажая скрытые инстинкты или же скрытые психопатологии.

Новый фильм был заранее обречен на скандал, ведь на этот раз Тарантино замахнулся на святая-святых: Вторую мировую войну. Тут бы и Дэну Брауну, со своим, якобы, скандальным творчеством, впору бежать и просить автограф. Ведь Тарантино не просто наступил на больную мозоль, а хорошенько по ней потоптался, посыпав сверху соли и даже хохотнув напоследок. Но вот только фильм не об этом. Немцы, евреи, Гитлер, Черчилль и прочие персонажи – это всего лишь антураж, который вообще никак не относится к реальной истории. Если кто-то сомневается, напомню, что Гитлер застрелился, а никак не был зажарен евреями-неграми-итальянцами или кем бы то ни было еще.

И кстати, если уж находятся обвинители Тарантино в высмеивании великих трагедий и переиначивании истории, то давайте заметим – ни одного камня в сторону СССР брошено не было (Красная армия в фильме не фигурирует). Правда, вряд ли Квентин решил кого-то пощадить или политкорректно «не влезать» в идеологические споры о победителях и проигравших. Пожалуй, он просто посчитал этот материл несколько скучноватым и не нашел в фильме места ни одному русскому солдату (и за это режиссеру большое человеческое спасибо).

Теперь, закончив с моралью и идеологией, перейдем к художественной ценности. Что, действительно, выполнено красиво, стилизовано и со вкусом – так это съемка и монтаж. Плюс неплохое музыкальное сопровождение, хорошие виды природы, красивые девушки, выпяченная челюсть Брэда Питта (Brad Pitt) и холодная усмешка в глазах Кристофа Вальца (Christoph Waltz). Несколько острых и смешных моментов. Несколько красивых кадров…

На этих словах у автора закончился запас объективности. И пусть меня ждет в аду специальная печь, которую я разделю с теми, кто не допивает скотч, отважусь заметить: фильм раздражает. Длинными двадцатиминутными диалогами ни о чем. Бессмысленной резней. Несмешными шутками. Затянутым сюжетом. Конечно, все это можно простить, если за всем этим скрывается хоть какой-то смысл. Однако, ответ на вопрос «а зачем?» вы вряд ли получите. Видимо, причина появления этого фильма только одна – амбициозная демонстрация режиссерского эго, наглая самоуверенность и зажравшаяся циничность. Вот вам кровь, грязь, скальпы и бейсбольные биты. Барахтайтесь в этом говне и чувствуйте себя ублЯдками.

«А знаешь что, Юдович, я думаю, это вполне тянет на шедевр».

Но чего у Тарантино не отнять, так это безудержного увлечения кинематографом и зрелищностью. И ради этой любви в ход идет любое оружие – от топоров, до самурайских мечей. «УблЯдки» - это специфическая тарантиновская ода именно великой cinema, со всеми ее кинотехническими приспособлениями. Это рукописи не горят, а пленка горит отменно. Тарантино устраивает свой крематорий для фашистов, воспевая всесильность кино и безудержность любой творческой фантазии.

18 комментариев