Стрим-центр3 в эфире
ИДЕМ В МЛ! RATIBORU стримит StarCraft II
КОСПЛЕЙ, МЯСО, СЕКС В КООПЕ VOLKOFRENIA стримит Killing Floor 2
Игры со зрителями (стрим24ч) djey2828 стримит Mobile Legends: Bang bang
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

9 10 2966

Верные псы

17 октября 2013, 23:29
Верные псы - Изображение 1
ч. 1

Верные псы

Моргейн шел по коридорам замка, от холодных стен отскакивали звуки его шагов. Уже второй месяц зимы медленно разрывал плоть защитников замка Виндельф. Осада шла мучительно долго, голод и болезни были ничем по сравнению с росшим упадком морали воинов. Они гибли ни за что, король давно сдал замок, отвернувшись от своих верных подданных. Но, барон Хольгард, не зря прозванный Железным, не сдался и вопреки короне держал замок. Когда солдаты опустили руки, на стены вышли наёмники из Ягвери, Побережья Кровавого Прилива, ведомые Моргейном. С тех пор прошел месяц, Моргейн потерял дюжину человек, в трех ночных вылазках. Так долго еще никто не держал осаду, и Моргейн был уверен, что в рядах противника тоже бесчинствуют болезни и голод. Он ждал, ждал того момента когда можно будет ударить всеми силами по вражеской армии. Те, кто знал Моргейна, скажут, что ждать это не в его принципах, но сейчас жизнь его людей и его самого висит на волоске, а это заставляет наплевать на принципы. Тем не менее, ожидание затянулось, бойцы слабели, мораль падала, а с ними словно песок сквозь пальцы, утекала надежда на выживание. Барон тянул время, и Моргейна это невероятно бесило, он уже в пылу спора бросил Хольгарду "Трусливая собака!", о чем сейчас жалел, ибо кто угодно в этом замке трус, только не барон. Он ходил во все атаки, не покидал стен, всегда был рядом с воинами поддерживая их. Три ранения перенес барон, но его дух был крепче вороненой стали и Моргейн проникся уважением к этому человеку, ибо его бесстрашие граничило с безумием, а это так похоже на самого Моргейна.

Сейчас он шел в покои барона, время ожидания кончилось, нужно действоватьн!

Моргейн без стука вошел в комнату барона и мимолетно отдав жест уважения перешел к делу.

- Хольгард, нужно атаковать.

Барон, крупный мужчина, с осанкой бывалого воина склонился над столом заваленным свитками и картами. По его лицу было видно что эту ночь он провел без сна. Его густая борода уже пошла колтунами, и благородный барон напоминал скорее бродягу, нежели аристократа. Он поднял глаза на вошедшего наёмника и улыбнулся. Невероятно! У него хватает сил на улыбку.

- Да, Моргейн, нужно атаковать, - пробасил Хольгард, - но наши люди слабы, я не поведу их в самоубийственную атаку.

- И что ты прикажешь нам делать? Сидеть и ждать когда они сами придут за нами?! Хольгард, мы кто угодно, но не трусы, я не дам душам моих воинов пропасть в жерле Фьёнгира!

- Сколько людей у тебя осталось? - барон повернулся к окну и скрестил руки на груди.

- Четыре десятка и еще восемь ранено, но они будут биться как и другие, я не дам им гнить здесь пока остальные будут подыхать за стенами твоего замка.

- У меня осталось пятьдесят семь человек, - тихо сказал Хольгард, - итого, у нас чуть больше сотни, часть ранено. За стенами их больше трех сотен. Атаковать ночью?

- Ранним утром. Мы придем с туманом. Они поймут что происходит, когда их останется меньше сотни, но им это уже не поможет.

Барон молчал, смотря в окно на двор замка.

- Наемник.

- Да.

- Ты веришь в богов?

- Я верю в себя. Мои руки кормят меня, и я решаю, куда мне идти и я сам борюсь со своими демонами. Боги здесь ни при чем.

- Ты прав, по своему, но прав, - барон повернулся к Моргейну, - а я верю в богов.

- Твое право. Только помни об одном, на поле боя нет богов, нет друзей и нет врагов, есть только ты и смерть. Верь лучше в смерть и возможно тогда, она тебя не коснется.

Хольгард молчал. Моргейн поклонился и вышел из комнаты. Нужно готовить людей к атаке. Возможно, последней битве в их жизни.

Утро наступило быстро. Всю ночь, воины готовились к атаке. В полной тишине, казалось им уже безразлична их судьба, будут они жить или умрут, все лучше этого бесконечного ожидания. Когда отряд собрался у малых ворот, Моргейн и Хольгард вышли к своим солдатам. Барон сделал шаг вперед и собрался было что-то сказать, но Моргейн положил ему руку на плечо и тот осекся. Моргейн отрицательно покачал головой.

- Вы знаете что делать! - крикнул Моргейн, - ваши имена уже достойны песен! - он повернулся к вратам и достал меч, - так докажите, что не зря.

Они пришли с туманом. Лагерь спал, часовые пали первыми. Бесшумно, лишь багровые пятна на мерзлой земле говорили о недавней смерти. Спустя мгновения, тишину нарушил звук стали и хрип умирающих во сне людей. Сталь входила в плоть солдат мягко, как в масло, некоторые просыпались, но тут, же падали с раскроенными головами. Когда все были мертвы, Моргейн осмотрелся и подошел к барону.

- Это не все.

- Все в строй! Сомкнуть ряды! - заорал Хольгард, - засада!

Не успели люди Моргейна и барона выставить щиты, со склона, разгоняя туман, на них посыпался град стрел. Несколько человек тут же упали на землю. Горунд, хороший друг Моргейна схватился за стрелу, попавшую ему в глаз и упал рядом с Моргейном. Наёмник даже не посмотрел на павшего друга.

- Сомкнуть щиты! Держать строй, шлюхины дети!

Стрелы кончились и Моргейн увидел солдат врага, они неслись со склона по левому флангу. Самые храбрые уже упали с метательными топорами в головах, и их тела медленно катились вниз, мешаясь под ногами нападающих.

- Упор! Шаг левой! Держать! - крикнул Моргейн.

В стену из щитов врезалась бегущая масса людей, зазвенела сталь. Нападающие падали один за другим, но их было больше. Моргейн повел людей за собой, беря врагов в кольцо.

Ближе. Ближе. Вот уже пара шагов до этой бойни. Моргейн ревя словно зверь ворвался в толпу круша черепа и разрезая плоть. В его руку воткнулось копье, не заметив боли, Моргейн обрубил древко и крутанулся вокруг своей оси вгоняя острие в голову солдата. Следующий упал пораженный щитом наемника. Моргейн бросил щит в лицо орущему воину и добил его догой, вгоняя в горло врага. Забыв о боли втыкающихся в него мечей, Моргейн рвал врагов, словно обезумевший дикий зверь.

Бледно-желтое солнце вставало за замком Виндельф. Подернутые инеем деревья робко теснились вокруг скованного утренним морозом лагеря герцога Фёльвока. Наступал пятьдесят девятый день осады, а барон Хольгард упёрто не хотел сдавать свой замок. Притязания герцога на провинцию Ванлиг, были вполне законны, и даже можно сказать наследственны. Еще его отец герцог Ваанарг Фёльвок боролся за это прекрасное место с отцом Хольгарда, имя которого Нильс Фёльвок не знал, хотя отец рассказывал про него. Король Брор Химмельен Пятый давно потерял интерес к их распрям и как только гонец из Виндельфа передал ему новость, что замок в осаде, тут же приказал сдать замок, дабы предотвратить кровопролитие и положить конец борьбе за Ванлиг. Но, несмотря на приказ короля, Хольгард продолжал сопротивление и казалось-бы плёвое дело, переросло в затяжную войну, в борьбу на выносливость. Наивно было полагать, что барон не получил приказа короля, Нильс лично приказал пропустить гонца к воротам замка. Да и зная натуру Вингора Хольгарда, герцог был уверен, что замок он "за так" не сдаст.

За последние пару недель участились ночные вылазки и Фёльвок терял людей, по дюжине за ночь. Обороной замка командовал какой-то наёмник, имени которого Нильс не знал. Но, этот гений уже месяц спасал задницу барона и честь его рода. Наёмники под его командованием сражались словно голодные волки, не оставляя в живых никого. Потеряв пятьдесят человек за неделю, герцог решил, что больше это продолжаться не может и решил достать туза из рукава.

- Герцог Фёльвок, сэр, - солдат, еще безусый юнец, вбежал в шатер командования, - они скачут!

Фёльвок поднялся со стула и посмотрел на своих советников. Их было трое, все значительно старше герцога, они служили еще его отцу. Храбрые и почитаемые мужи, они помогали Нильсу, но сейчас, он хотел, чтобы они молчали.

- Говорить буду я, - Нильс сказал это с максимальной серьёзностью, от этого разговора зависела судьба осады.

- Хорошо, милорд, - ответил Макгран, старейший из них, он сказал за всех.

- Ну и славно.

До слуха герцога донеслись звуки подъезжающих всадников. Через несколько секунд они спешились, и занавес шатра отодвинулся в сторону. Внутрь вошел высокий воин, он был одет в длинную черную кольчугу, перехваченную поясом на котором висели два меча - один длинный, второй короче. Поверх кольчуги была надета длинная роба с именным гербом - на фоне двух синих и двух красных квадратов сидел пес, сжимающий в зубах цепь и держащий в лапах меч и мешок с пшеницей. Ноги война были закрыты высокими черными сапогами. За спиной болтался щит и маленькое копьё. Тёмно-каштановые волосы война были распущены сзади, а передние и чёлка были схвачены кожаной лентой в хвост и расположились поверх распущенных. Лицо украшал шрам, от правого глаза, через нос и до левой щеки. Темно-синие глаза осмотрели присутствующих из-под орлиных бровей, и уголок рта приподнялся в подобии ухмылки.

- Сэр Гал, - поприветствовал его герцог, - добро пожаловать. Мы вас уже заждались. Как дорога? Надеюсь, она вас не очень утомила?

- Не так как ваши манеры, герцог Фёльвок, - ответил воин и прошел к столу с картами, где взял кувшин с вином и налил в стоявший рядом стакан.

- К сожалению, вам придётся их терпеть до конца нашего, теперь общего, дела, - улыбнулся Нильс.

- Расскажите мне, в чём ваша проблема, помимо трусливых солдат и тупых офицеров?

- Обороной руководит не барон, а какой-то наёмник со своими людьми, - прокашлявшись начал герцог, - и делает он это крайне удачно. Всё чаще они совершают вылазки и судя по нашим потерям, встаёт вопрос - кто у нас тут в осаде, разорви их черти?!

Гал отхлебнул из стакана и осмотрел сидящих советников.

- А зачем вам эти пердуны?

- Это мои советники, - с сомнением в голосе ответил Нильс.

- Ну и что, много насоветовали?

- Сэр Гал, при чем тут это? - герцога уже начинал раздражать этот дерзкий наёмник.

- Да так, - Гал допил вино, - обороной командует Моргейн Холгирн, один из лучших наёмников Побережья Кровавого Прилива, с ним четыре десятка его людей, так же наёмников, с того же побережья. Даже если там будут сидеть только они, этот замок вам не видать как голой задницы королевы, герцог.

Нильс молчал, он знал, что дела плохи, но Гал ухудшил его опасения. Теперь герцог оказался в тупике, именно этого он и боялся.

- И что вы предлагаете делать? - Фёльвок не узнал своего голоса, горло пересохло.

- Единственный верный выход - это уйти, пока вы не потеряли всех своих людей. Но, раз уж я здесь, это означает, что уходить для вас не вариант, - Гал выдержал паузу, - мое предложение таково - нужно лишить Моргейна его преимущества, стен замка. Убедить его и барона, что их единственный выход - идти в последнюю самоубийственную атаку. У них нет еды, мораль солдат на уровне сточной ямы, раненные гниют в коридорах замка. Рано или поздно они сами поймут, что пора атаковать; нам нужно их поторопить, ибо ваши люди в таком же состоянии, как и они. Мы будем знать, что они идут, и устроим им небольшой сюрприз.

- Люди! Очнитесь! Вы слепы! Скоро, мир захлебнется в крови! Все умрут, дети, женщины, виноватые и невинные! Всех постигнет расплата, нас смоет огнем богов, и гнев их будет безжалостен! Одумайтесь и молитесь им пока не поздно! Замаливайте свои грехи! О, боги! - безумный паломник упал на колени и поднял голову к небу. На площади возле замка уже толпился простой люд. Некоторые воспринимали слова безумца всерьез и перешептывались с серьезными лицами. Кто-то крутил пальцем у виска и махнув рукой, уходил по своим делам. Замок Виндет за последнее время посетило уже множество паломников, направляющихся в храм Гвиннефельт - Могильник Женщины, древний храм богини Лорифет. К сожалению, многие паломники были безумны, или их таковыми считали. Верующий, а тем более, очень верующий люд всегда вызывает подозрения и недоверие. Уж слишком они блаженны и всезнающи.

- Член Больдера! Кто-нибудь заткнет этого идиота?! - лорд Брунхольд уже тридцать минут пытался сосредоточиться составлении письма отцу. Тем временем, цирюльник крутился вокруг него с бритвой, то и дело, извиняясь за порезы. Возле двери за этим наблюдал Герн, личный слуга и телохранитель лорда. Брунхольд, мужчина высокого роста, худощавого телосложения, лет тридцати пяти с роскошной рыжей шевелюрой и зелеными как трава глазами. Он сидел на стуле, по пояс голый и смотрел в окно на площадь где безумный святоша показывал свои ораторские данные.

- Герн, убей его!

- Сир, я не имею права.., - начал, было телохранитель.

- Зато я имею право приказать тебе! И с каких это пор ты слушаешь закон?!

- Сир, с тех пор как ваш отец приказал рубить головы за не выполнение закона.

- Какой ты нежный! А если я отрублю тебе голову за неповиновение?

- Ваша воля, сир.

- ...мы обречены! Преклоните колени пред богиней и замолите свои грехи!

- Ну все, - лорд вскочил с места и выхватив бритву у ошарашенного цирюльника, направился к выходу из комнаты, - я преклоню колено перед бабой только доя того чтобы снять с нее трусы и задрать юбку!

Он выбежал из комнаты и направился вниз, к выходу на площадь. Стража кивками головы встречала полуголого лорда с пеной на лице который с безумными глазами направлялся на площадь. Выйдя на улицу, Брунхольда захлестнули голоса толпы и выкрики особо недовольных. Лорд локтями проложил себе дорогу к центру внимания толпы, и казалось всего мира - безумцу святоше.

- Захлопни хайло! - крикнул ему сир Брунхольд. Заметив его, толпа расступилась, послышались тихие приветствие "сир", - я слушаю твой противный, визгливый голосишко с самого сраного утра и пусть отвалятся сиськи у твоей богини если ты сейчас же не заткнешься!

- Богохульник! Ты, ты достоин мучений пёсий сын! - заверещал паломник, - на колени недостойный, молись о пощаде!

Лорд молча, сделал шаг навстречу святоше и тот рухнул на пол словно подкошенный, его нос неестественно выгнулся и из него брызнула кровь. Сир Брунхольд был неудержим, он зашел за спину паломника и заломив его голову, двумя пальцами извлек язык безумца и одним движением бритвы отрезал его, оросив пыль площади густой кровью. Святоша орал и бился в агонии на земле, пока лорд вытер бритву о штаны и убрал ее в карман. Он бросил отрезанный язык в песок перед извивающимся паломником и сплюнул.

- Будешь в гостях у своей богини, лизни ей промежность, сучий сын.

Удалился лорд Брунхольд в тишине замершей площади. Наконец-то тишина, он мечтал о ней с того часа как проснулся. Теперь самое время написать отцу письмо.


10 комментариев