11 2 2872

Небесная механика. Глава 2

24 декабря 2013, 17:22
Небесная механика. Глава 2 - Изображение 1
Глава вторая.

«Сорок два часа в сутки»

- Как мило со стороны пилота было отдать вам ускорители! Ричард аж мурлыкал, наворачивая круги вокруг немаленьких аппаратов. – Но почему целых три?

- У нас как всегда – ответил Кеша. То полнейшая непруха, то мы тормозим мусоровоз, который тащит несколько сот старинных ускорителей на утилизацию! Мы просто попросили помощи, и пилот отдал нам любой на выбор.

- А оно будет работать, вообще? Тревога вернулась в голос капитана.

-Нас друг уверяет, что каждый из них выглядит рабочим, но мы взяли сразу три. На всякий пожарный.

-Ага, если в одном опять перегрев, во втором сильный люфт, а третий не включится просто по непонятным причинам, мы сделаем рабочий экземпляр!

Саймон радовался тому, что грабеж не понадобился.

Собирать чудовище Франкенштейна не понадобилось – первый же аппарат, наиболее прилично выглядящий, заурчал, и, издавая немузыкальные скрипы, выдал мощность процентов в 60 от номинальной – для прыжка на Каас более чем достаточно, там можно будет его подрихтовать, а после выполнения заказа со спокойной душой выбросить на головы жителей какой-нибудь планеты с атмосферой, купив новый. На том и порешили.

-Хочу ускоритель от «Насилия» - сказал Кэп.

-«Насилие»? Хорошо. – ответил Кеша. Как раз на три сотни потянет. Штука мощная, Но очень уж ненадежная. Нам надо что-то другое. Как сам этот корабль. Вечность, умноженная на бесконечность.

-Позвольте предложить – мягко вмешался в классический диалог «Вот будут деньги, мы себе такоооое купим» Саймон. Купите М6 в базовой комплектации.

«Зачем!?» - Поразился Кеша, предварительно сверившись со справочником – Он же стоит, как будто из чистого палладия сделан, и не выпускается уже лет шестьдесят. То, что мы работаем на старинном корабле, не делает из нас любителей антиквариата.

-Затем, что он на самом деле практически полностью из палладия – это раз, там почти нет движущихся частей -это два, я могу быстро собрать и разобрать его для профилактики без посторонней помощи – это три. Они полностью выходили из строя только в случае взрыва корабля от прямого попадания. Поверьте, это то, что вам нужно.

-Ладно, отставить жажду потребления! – рявкнул Ричард. Предлагаю подрубать к системе наш ржавый билет на Каас и начинать наконец работать!

-А куда денем другие два? – поинтересовался бортинженер.

-Вы пушку сломали, вы и будете её чинить! Можете на детали разбирать.

-Еееей! Железяки! Иннокентий радостно попытался обнять свои новообретенные сокровища, ударился об один из аппаратов и, уже не так радостно, выругался на одном из забытых языков. –Саймон, помогай!

-Как закончите подключение – двигайте ко мне, не хочу отмывать от переборок фарш с металлическими опилками, если оно рванет.

Через сто десять минут и тысячу чертей из уст команды, гордый грузовик «Kronshtadt» исчез из нашего мира, чтобы ровно через 21 минуту появиться в точке назначения, на границе системы Каас.


Небесная механика. Глава 2 - Изображение 2

-Добрый робот, спаси наши бренные органические тела, – простонал Ричард.

Как плохо-то. Кеш, почему так голова раскалывается? – спросил он погромче, чтобы тот его наверняка услышал.

-Идиотский старинный кусок ржавчины – голос Иннокентия был так наполнен страданием, что запись его можно было бы распространять, как назидание грешникам.

-Неудивительно, что их, еще рабочие, выбросили. Рич, они нестабилизированы. Нас весь прыжок болтало, как проклятых. На выходе… Ууууу, Саймон, будь так добр, достань в аптечке что-нибудь от этого ужаса.

-Не поможет – ответил Саймон. Синдром ППП не снимается никакими медикаментами. Вас даже усыплять не стоит, по пробуждении будет еще хуже.

Раздался сдвоенный крик отчаяния, и, разносимый бортовыми системами связи, проник в каждый угол корабля, отразился от контейнера с грузом, облетел вокруг несчастного (теперь слегка дымящегося) ускорителя, и вернулся в рубку управления.

-И когда это закончится?

-Через полчаса-час, в зависимости от человека - робот смодулировал в голосе нотки сочуствия.

Спустя сорок нехороших минут Кеша побрел на камбуз с целью попить водички, а также найти что-нибудь тяжелое – мстить.

«Остановись» – Ричарду тоже становилось лучше – он уже смог открыть правый глаз без ощущения, что его засосало в гигантскую центрифугу, и скоро он хотел провернуть то же самое с левым: «Еще одно очко, и мы получим наш заработок, купим нормальный аппарат, но без него мы никуда не улетим»

-Что!? Еще один маленький ад в моей жизни? Нет. Я уничтожу этот генератор космического похмелья навсегда, и Вселенная станет намного лучше.

-Думаю, я смогу найти способ стабилизировать его – вмешался Саймон. На один прыжок точно.

«Ладно» – бортинженер начал приходить в себя. «Но до этого я никуда не лечу.»

-План такой – снова подал голос полностью прозревший капитан. Идем на посадку. Саймон ковыряется с ускорителем, Иннокентий занимается заправкой, а я посмотрю, не подвернется ли нам что-нибудь интересное.

Система Каас, в силу удачного расположения стала крупным перевалочным пунктом – здесь ежедневно заправлялись сотни кораблей.

Подходящих для терраформирования планет здесь не было, так что двадцать тысяч человек – обслуживающий персонал станции с бесподобно креативным названием «Каас» ютился на маленьком спутнике одинокого газового гиганта.

В случае необходимости расширения – а здесь это случалось довольно часто, грузооборот постоянно рос, необходимые помещения пробивались в породе, чаще всего вглубь. На поверхности находились только доки – никаких прозрачных куполов в стиле «зачем нам защита от радиации и метеоритов?»

-Грузовик «Kronshtadt» просит разрешения на посадку.

-Посадку разрешаю, ваш док – четырнадцатый.

-За что люблю местных ребят, так это за четкость – прихлебывая компот, сказал Кеша. –Запросил – разрешили. Заправка полчаса. Гоголь-моголь к завтраку.

-Корпоративная этика – ответил Рич, лениво подруливая к месту посадки. Говорят, зарабатывают тут неплохо.

Посадка, выравнивание давлений, разгерметизация. Маленький камушек в пустоте не являлся домом миллионов живых существ или объектом притязаний какой-либо государственного образования, поэтому нежно любимых всеми пилотами проверок не требовалось. Очень обидно застрять на орбите какой-либо маленькой, но гордой планеты без топлива, и заказывать за безумную сумму танкер, чтобы лететь дальше, только потому что именно здесь запрещено любимое печенье штурмана, а в шлюз его (даже сожженное) выбросить тоже нельзя – оно здесь считается биологическим оружием, и подобный поступок будет оценен, как атака.

«Команда!» - воскликнул капитан. «Указания у вас есть. Кто куда, а я – в кабак!» Ричард, широко шагая, спустился по трапу, полной грудью вдохнул местного воздуха, и удалился.

Иннокентий тем временем наблюдал за подключением заправочных систем – клапан в правом баке пару раз клинило, очередного пожара не хватало!

Робот, изучив все доступные схемы, начал быстро и уверенно разбирать злополучный ускоритель.

Ничто не предвещало беды, когда, задыхаясь и разбрызгивая слюну, обратно на борт взлетел Рич.

-ТАМ!!! ЧЕРЕЗ ЧАС!!! ААААА!!! – раздалось по громкой связи. Саймон приостановил работу и уставился на коробку передатчика. Кеша, почти заснувший за созерцанием датчиков заправки, вздрогнул, и, стукнувшись головой обо что-то металлическое, ошалело воззрился на капитана, забежавшего в рубку. Тот то ли пританцовывал, то ли трясся в легком припадке, а глаза его излучали такой восторг, что им можно было прожигать на обшивке вражеских дредноутов признания в любви к Родине.

Кеша уже видел капитана таким. Он знал причину подобного поведения.

-У вас все в порядке? – раздался голос Саймона. Мне продолжать или спешить на помощь?

-Все нормально – вздохнул Кеша. Каждый год одно и то же. Начало сезона.

Ричард рылся в столе, щедро осыпая мостик бумагами, какой-то шелухой и огрызками всех сортов. Наконец, издав победный вопль, он вытащил длиннющий оранжевый шарф, радостно обмотал им три квадратных метра окружающей действительности, скоординировался, и накрутил его на себя, став похожим на мумию морковного оттенка. Иннокентий наблюдал за ним абсолютно спокойным взглядом полностью обреченного человека.

Капитан тем временем снял с головы шапку, предоставив окружающим (то есть Кеше) возможность полюбоваться своей шевелюрой. Он вывернул ее наизнанку, как-то по-хитрому помял, и вновь водрузил на себя. Головной убор приобрел тот же ядовитый оттенок, что и ископаемый в недрах капитанского стола шарф.

В конце этого перфоманса Рич прицепил на левую сторону груди маленькую плюшевую собаку.

Глубокий вдох…

-ОРАНЖЕВЫЕ ХАСКИ!!!

Саймон бросил работу и рванул на мостик, решив, что пора вмешаться.

Там он увидел Кешу, умиротворенно глядящего вдаль (на стенку ангара в нескольких шагах) и вопящую морковку, в которую превратился их капитан.

Ричард увидел Саймона, и, видимо решив просветить товарища, проорал тому на ухо, в самый микрофон

Не сдаются, не боятся

И на поле не ложатся

Всех противников без смазки

Рвут оранжевые хаски!!!

К тому времени, когда последние звуковые волны достигли акустического анализатора, робот успел отшатнуться, подключиться к базе, отправить туда первые слова этой, без сомнения талантливой рифмы, и получить ответ, расставляющий все на свои места.

Он ожидал найти совпадения в каталоге психических расстройств, но вместо этого ознакомился с символикой клуба высшей трайбольной лиги «Оранжевые хаски», заодно получив основные знания об игре, о существовании которой не подозревал еще минуту назад.

-Господа! – воодушевленно заявил Ричард, наконец-то вернувший себе дар адекватной речи. Я сейчас иду смотреть прямую трансляцию игры в в местную жральню, и хочу, чтобы моя команда была рядом. Час триумфа я хочу разделить с вами, дорогие друзья! Отказы не принимаются!

-Но я еще не закончил – начал было Саймон.

-Потом, все потом! Начало пропустим! Кеша, мы заправились? Давай, отсоединяй все, и в путь!

Командир бодрым шагом шел по разведанному уже маршруту.


В маленьком баре было уже не протолкнуться. Сидячими местами и не пахло.

-Ждите здесь - сказал капитан и смело направился к двери с надписью «администрация». Постучался, вошел, не дождавшись ответа. Через пару минут вернулся в сопровождении маленького, почти круглого мужчины, махнул рукой — за мной, мол, и направился к столу в углу с надписью «зарезервировано».

Присаживайтесь — с какой-то непонятной грустью сказал круглый. Не думал, что болельщики оранжевых сегодня тоже будут. Знаю, что бесполезно, но все-таки — пожалуйста, постарайтесь без конфликта. А если конфликта не избежать — то хотя бы без жертв и разрушений.

Не волнуйся, Боб, мы мирные — нарочито громко пробасил Ричард. Грустный шарик по имени Боб вздохнул, улыбнулся самой печальной улыбкой из своей коллекции и укатился куда-то по своим делам.

Странно — через несколько секунд сказал Саймон, поглядев по сторонам (с механической головой, которая может повернуться на 360 градусов, это сделать очень просто, только выглядит жутковато) — Почти все в фиолетовой атрибутике. Четыре столика с людьми в белом. Мы тут одни?

Да — пытаясь читать одновременно меню и программу матча на экране в столе, сказал Рич. Поэтому нас сюда и посадили. Правило трайбольной лиги — везде, где транслируется игра, должен стоять хотя бы один стол для болельщиков играющих команд. Есть у меня одна идея... прилететь в штаб-квартиру «Зевса» или «Двадцати двух». На финальный матч. И затребовать там столик. А потом, когда «Хаски» будут вырывать друг у друга из рук победный кубок, встать - (Один! На весь зал! Среди тысяч), обвести озлобленную толпу указательным пальцем, и громко, противно так, чтобы все услышали, засмеяться. А потом выбраться оттуда живым.

Задачка куда круче, чем пресловутая оборона «Николаса». Если бы преподавал в Академии, это было бы моим вопросом на пятерку.

-Ну — сказал Кеша — для этого сначала должно произойти одно мааааленькое чудо. «Хаски» выйдут в финал.

-Я проанализировал статистику — встрял Саймон — и моя самая оптимистичная оценка звучит как «шансы исчезающе малы».

-Всю свою жизнь — на лице капитана появился оскал — я имел дело с этими самыми «исчезающе малыми» шансами. Саймон, как-нибудь на досуге мы попробуем посчитать вероятность моего выживания в парочке заварушек. Например, в последнем бою «Люкера»...

На нескольких стенах спроецировалось изображение треугольного поля, заиграла музыка, и заведение взорвалось криками.

-Но игра прежде всего! Ричард сосредоточился на программе матча, начав что-то бубнить.

Иннокентий обратил внимане на Саймона, который как-то сжался, хотя и непонятно, как это может получиться у не слишком-то гибкого робота.

-Саймон — сказал тот. Если тебе некомфортно здесь находиться, иди на корабль. Наверное, это напоминает тебе старое место работы? Ты только вырвался из одной забегаловки, чтобы сразу попасть в другую…

-Нет, место здесь ни при чем — я же нахожусь здесь как гость, и я с вами. Просто эта кричащая толпа навеяла не самые лучшие воспоминания... Не стоит, останусь здесь. Надоело быть одному. Капитан! - повеселевшим голосом обратил на себя внимание Саймон - Ричард оторвал взгляд от списка составов команд — У вас наверняка завалялось что-нибудь оранжевое, чтобы никто не сомневался, что здесь делает этот робот!

-Учись, Кеша! — с восторгом воскликнул капитан, начав шариться по карманам. Сразу проникся духом игры! Не то, не то, зачем мне здесь набор отверток?... А! Вот, держи — он протянул роботу круглое изображение оранжевой собаки с непонятной надписью на магните.

Прилепи, как больше нравится.

Что это? — покрутив это в пальцах, поинтересовался робот.

-Так, сувенир. Человек, который подарил его мне, нашел это где-то в безумных далях. Подозреваю, что он старше, чем наш корабль. И вообще, хватит рассуждать! Привести форму одежды в надлежащий вид!

-Есть, капитан! — вокликнул Саймон и нацепил магнит на правое плечо.

-Саймон, благословение космосу, что ты с нами — продолжил капитан. В ближайшее время я буду неадекватен по причине фанатизма, Кеша, как я вижу, заказывает себе некислое количество выпивки, и ко второму перерыву будет с нами лишь частично. Будешь тормозить попытки провокаций «синяков» - показав на фиолетовое большинство, сказал Ричард.

Картинка на экранах внезапно поменялась – вид стадиона с высоты птичьего полета сменил плохо нарисованный усатый человек в неизвестном головном уборе с бокалом в руке и жеманным лицом.

Крики болельщиков, возмущенных сменой программы, были прерваны взрывом противоположной от входа стены, блокированием самого входа дюжими молодцами с оружием в руках и появлением из взорванного в стене прохода большой группы людей во фраках.

-Господа и дамы - обратился один из прибывших - вас приветствуют пираты, Ведущие Богемный Образ Жизни, Объединенные Литературой и Естествознанием - Пираты ВБОЖОЛЕ!

(Струнный квартет, зашедший со всеми и стоящий несколько поодаль, сыграл туш)

Наступила пауза. Так тихо в баре не было никогда. Ранее не встречавший пиратов бармен сидел в ужасе, вспоминая все те ужасные истории, судя по которым, ему осталось жить около минуты. Бывалые болельщики прикидывали, какой суммой может им это грозить. Кеша с большим интересом ожидал продолжения.

Ричард сменил цвет лица на лиловый и начал издавать маловразумительные звуки.

Уважаемые - поблескивая моноклем, продолжил пират, видимо, главарь (квартет начал мазурку) – с детства нам прививали понятия о добре и зле, и всем нам известно, что жадность – это исключительно дурной тон.

Делиться необходимо, любезные! Так что приготовьте портмоне к процессу уравнивания доходов. Знаете…

-ААААА!!! – Рич издал крик, в котором он с помощью одного звука выразил негодование по поводу прерванной трансляции, криминогенной ситуации в этом районе космоса и уже дважды фальшивящей второй скрипки.

Бугай в белом рогатом шлеме за одним из столиков поднялся и в своеобразной манере поддержал начинание Ричарда – «Садились бы вы в свой жлобмобиль и катили отсюда поскорее».

Третий недовольный – щуплый старик самого безобидного вида предпринял наиболее доходчивое действие – с воплем «я не пропускал начало сезона уже полвека», он достал из кармана револьвер и начал палить по несчастному струнному квартету.

В общественных заведениях с высокой вероятностью нарушений общественного порядка – а бары, таверны и прочие питейные заведения здесь вне конкуренции – зачастую есть тревожная кнопка для утихомиривания чересчур распалившихся посетителей.

Где-то это распыление ледяной воды для остужения горячих голов.

Где-то микроскопические мухи-дроиды с инъекциями успокоительного.

В дорогих местах – локализация каждого столика в силовом коконе.

В дешевых – вышибала покрепче.

Здесь владелец бара активировал отключение гравитаторов. От самой луны в вопросах всемирного тяготения много ждать не приходится – одна тридцатая «G», и без включенных усилителей средний человек начинал весить 3 неполных килограмма, рискуя после любого неосторожного движения поздороваться с переборками головой.

Стрельба в таких условиях становилась совсем неудачной авантюрой.

Присутствующие смотрели друг на друга с одинаковой смесью удивления и ненависти.

Главарь внутренне материл разведчика, уверявшего его в отсутствии системы тревоги.

Шарообразный владелец бара по имени Боб радовался, что умудрился поставить систему вовремя – всего 6 часов назад.

Кеша грыз баранку.

Владелец плюшевого рогатого шлема, оценив обстановку, заорал –

Нас больше, мочи богему!

И, преодолев за один прыжок десяток метров, приземлился своими здоровенными ботинками прямо в монокль главе аристократии.

Народ с обеих сторон воспрянул, и рванул в драку.

Нужно сказать, что, как и стрельба, драка при такой гравитации – тоже занятие на любителя и со стороны напоминает плохой фильм о ниндзя – с полетами после пропущенного удара, беганием по стенам и прочими недостойными занятиями.

Ричард рвался в бой, обещая лично дать в ухо «Вон тому, в желтом галстуке».

Саймон мягко удерживал его от бездумных действий. За ногу.

Кеша, обнаружив проблемы с употреблением напитков при таких условиях, стал пить через трубочку.

Освещение в баре моргнуло, все присутствующие ощутили нормальную тяжесть, летящие предметы сменили траектории с прямой на параболу, устремленную к земле, участники общей свалки, оказавшиеся в этот момент рядом с потолком, встретились с металлическим полом, предметами обстановки и другими посетителями в зависимости от своего везения.

Вообще-то гравитатор должен оборудоваться предохранителем от резкой смены мощности — во избежание. В данном случае кто-то сэкономил на мелочи.

Саймон в момент прыжка напряжения столкнулся с трудным выбором — Рич, все еще удерживаемый им за ногу, начал падать грудью на крайне неудачно стоящий табурет с острыми углами, а Кеше в голову по баллистической траектории направилась литровая стеклянная кружка. На размышления было всего полсекунды.

Робот уровня Саймона за это время может очень многое.

В данный момент он смог одной рукой дернуть своего капитана на себя, спасая того от травмоопасного табурета, а другой метнуть солонку навстречу кружке, грозящей сотрясением мозга бортинженеру, рассчитав, что та срикошетит.

Получилось идеально (чего еще можно ожидать от первоклассных квантовых процессоров?)

Рич с криком «Агрхфхллл» (Что в переводе с языка Девяти Тысяч Ругательств означает недовольство законами физики) спикировал точнехонько на мягкое сидение.

Кружка просвистела в сантиметре от правого уха Иннокентия – тот даже не сообразил, что случилось.

Срикошетящая солонка кумулятивным снарядом встретилась со лбом одного из почитателей «Диких барсуков», или «Синяков», как их называл только-только закончивший свое приземление капитан.

В баре опять наступила тишина, прерываемая лишь стонами ушибленных в самые невероятные места участников веселья.

-Может, домой пойдем?

Саймон в данный был сама мудрость, подкрепленная могучим, хоть и искусственным, интеллектом и опытом долгих наблюдений за драками в баре. Риск получения серьезных травм членами экипажа здесь слишком вырос.

Ричард был склонен с ним согласиться, хотя и по другой причине. Он, приоткрыв рот, уставился на встающего в десятке метров пирата.

Иннокентий же сегодня был склонен все-таки получить сотрясение мозга.

-Команда! – очень странным голосом сказал Ричард –по-тихому покидаем праздник и бегом на корабль. Без нас обойдутся, вон, кое-кто уже в поисках своего оружия озирается.

До спасительных дверей были считанные шаги, когда кто-то из пиратов начал соображать, что к чему, и принялся палить в ретирующихся.

Кеша ускорился, поскользнулся на чьей-то закуске, и поздоровался макушкой с переборкой, на чем сегодняшние приключения для него и закончились. Саймон мгновенно сориентировался, схватил товарища, и исчез за дверью. Ричард не смог отказать себе в удовольствии наступить на субъекта во фраке и раздавить встретившуюся по пути виолончель. Чуть увеличив таким образом степень энтропии в данной части галактики, он успел скрыться за поворотом и рвануть к кораблю.

Времени на подготовку к старту не было, поэтому капитан, видя, что Саймон уже притащил блаженно улыбающегося с закрытыми глазами Кешу внутрь, задраил люк, дал диспетчеру запрос на взлет, получил отказ с формулировкой «вплоть до окончания атаки», плюнул на него и рванул через ремонтируемый – сейчас открытый – док.

Диспетчер заорал что-то на тему нарушений, штрафов, ареста и прочей галиматьи, но Ричард не слушал его. Сейчас куда важнее было бежать отсюда подальше.

Хорошо, что маршрут был задан заранее – нужно было только дать команду на старт, с чем Рич не стал медлить.

Он не мог поверить – тысячи систем, миллиарды людей – и такое совпадение.

Встреча была случайной – никаких сомнений, иначе их встретили бы еще при посадке. Поняв это, Капитан взбодрился.

Скорее всего, их там так и не узнали. Но на ложный след стоило бы пустить. Решив так, он дал команду на экстренное торможение.

Повисеть пару дней в пустоте между звезд – лучший способ затеряться.

Найти их сейчас, вдалеке от любых крупных объектов, не проще чем обнаружить заданную пылинку на какой-нибудь пустынной планете.

Будет время передохнуть.

Небесная механика. Глава 2 - Изображение 3

2 комментария