201 78 16542

Кто вы, Мистер ДеВитт?

12 апреля 2013, 6:27

Я часто думаю: что, если бы начать жизнь снова, притом сознательно? Если бы одна жизнь, которая уже прожита, была, как говориться, начерно, другая - начисто! Тогда каждый из нас, я думаю, постарался бы прежде всего не повторять самого себя, по крайней мере создал бы для себя иную обстановку жизни...
— А. П. Чехов, "Три сестры"

Небольшое предупреждение: в данной статье предпринимается попытка анализа личности ДеВитта и его истории. Стоит ли говорить, что дальнейший текст может и будет содержать спойлеры?

В 2009-ом году свет увидел, пожалуй, один из самых недооценённых фильмов в истории кинематографа - «Господин Никто». В нём режиссёр Жако Ван Дормель, играя с теорией струн, раскрывал историю жизни одного человека через призму множества возможных вариантов её развития.  Два с половиной часа перед нами развёртывалась нелинейная ретроспектива, в финале которой Господин Никто приходит к философскому выводу, что в его судьбе не было верных или неверных выборов и каждая из прожитых им жизней – правильная.

В 2013-ом году Кен Левин обращается к той же самой теме, но рассматривает её уже под другим углом, задаваясь вопросом: «А что, если однажды ты поймёшь, что тебе не нравится сделанный тобой выбор?».

Букер ДеВитт – это вечный солдат седьмой кавалерии, шестнадцатилетним подростком попавший в эпицентр резни при Вундед-Ни, в которой ему пришлось убивать, в том числе женщин и детей. Ужасы войны оставили глубокие шрамы в душе ДеВитта. В обоих ДеВиттах.

Кто вы, Мистер ДеВитт? - Изображение 1

Связь жизней Букера и Комстока гораздо сильнее, чем может показаться на первый взгляд. Прежде всего на них обоих лежит тяжкий груз прошлого. Они оба воюют с ним, но делают это по-разному.

Для Букера выход – забыться и начать жизнь заново. В попытке выбросить из памяти собственные зверства, он пытается создать семью, стать отцом и мужем. Но это начинание терпит крах после смерти жены при родах. Положение ДеВитта становиться только хуже, и тогда он начинает искать новые способы забытья, топя скорбь в азартных играх и алкоголе. Вскоре этот явно тупиковый путь приводит к тому, что Букер вынужден продать свою дочь.

А что если однажды ты поймёшь, что тебе не нравится твой выбор?
— Букер ДеВитт

Тут нужно подчеркнуть один очень важный момент: «Bring us the Girl and wipe away the debt» у нас перевели как «Приведи девчонку и мы в расчёте», что не совсем верно, поскольку «wipe away the debt» можно так же перевести, как «избавься от долга» или «сотри свой долг». И это куда ближе к истине, поскольку очевидно, что в этой фразе вовсе не о денежном долге идёт речь. Справедливее предположить, что главным долгом ДеВитта, который движет весь сюжет, является его отцовский долг перед Анной.

В продаже дочери Букер увидел для себя шанс именно что избавиться от обременяющего его долга и стать свободным человеком, убежав от прошлого. Но очень быстро он понимает, что дочь – это всё, что у него есть, и её утрата не принесёт ему облегчения. И он преследует Комстока, пытаясь вернуть Анну. Но ошибку уже не исправить и теряет её окончательно, опускаясь в самую тьму, подобно булгаковскому Понтию Пилату, последующие двадцать лет оставаясь в состоянии живого трупа, утратившего память и волю к жизни.

Если выбросить все части Букера Девитта, что ты хотел стереть, что останется?
— Корнелиус Слейт

Совершенно другой вариант развития событий мы видим в истории Комстока. После того, как в альтернативной реальности ДеВитт принял крещение, в теории, став совершенно другим человеком, свободным от грехов и пороков прежнего ДеВитта, на смену ему приходит Захария Комсток, одержимый идеей переписать историю своей жизни с чистого листа.

Послание, оставленное Комстоку ангелом Колумбии в сочетании с машиной Лютесов, дававшей ему практически неограниченную власть, сыграли роль зажженной спички в бочке с порохом. Окрылённый «божественным провидением», Комсток создаёт с чистого листа нового себя – великого Пророка, божьего посланника, чьи устремления чисты, а цели оправдывают любые средства. Заполнить дыры в той новой личности, которой он стал, он пытается за счёт параллельных реальностей и, что символично, за счёт альтернативных версий себя.

Кто вы, Мистер ДеВитт? - Изображение 2

Так почему же Комсток отнял Анну у Букера? Полагаю, прежде всего, это была зависть. Зависть альтернативному себе, у которого есть дочь, какой у него самого быть не могло в силу собственного бесплодия. Зависть, в сочетании с презрением к ДеВитту-пропоице. Высокомерие Комстока в принципе не позволило бы ему взглянуть ему на другого себя, как на равного.

Долг уплачен. Комсток отпускает вам все грехи.
— Роберт Лютес

Это же высокомерие заставляет уверовать Комстока в то, что он лучший отец для Анны. Комсток уверен, что он спасает Анну, что он станет для неё верным пастырем, который поведёт её по единственно верному пути.

И вот, спустя двадцать лет после этого столкновения,  предыстория заканчивается и начинается сюжет Bioshock Infinite. Жизненные пути Костока и Девитта пересекаются вновь и их противостояние переходит на совершенно новый уровень.

Что заставило Букера пробудиться вновь, после двадцати лет «спячки»? Почему он, рискуя собственной жизнью, с почти фанатичным рвением пытается найти и освободить «девчёнку»? На мой взгляд, ответ прост. Хотя его затуманенный иллюзиями разум «создаёт воспоминания там, где их нет» и его сознание зациклено на фразе «Bring us the Girl and wipe away the debt», подсознательно он чувствует свой второй шанс. Что погоня, начатая ещё двадцать лет назад, не закончена - она продолжается уже на новом витке и ещё не поздно исправить все ошибки. И он гонится и завершит эту погоню, даже если это будет стоить ему жизни.

Фицрой... Ты победишь в этой дурацкой войне, пошлёшь это в Нью-Йорк. Девочку они не получат. Кто бы они ни были. Может я всё правильно сделал с тобой и с "Гласом", но... Всё без толку... Анна... Анна... Прости меня...
— Букер ДеВитт

Но если всё так, то почему же его сразу не поставить перед фактом, что Элизабет – это его дочь Анна? Почему нужно от себя самого это прятать, строить себе иллюзии и несуществующие воспоминания? Как я полагаю, тот страх ответственности, что двигал им двадцать лет назад, никуда не исчез. Он по-прежнему биться ответственности за свои грехи, боится признать свою вину в случившемся и в горькой судьбе Анны. Поэтому его сознание делает всё, чтобы Букер воспринимал себя как жертву обстоятельств.

Лютесам же это состояние Букера выгодно, поскольку таким Букером проще всего манипулировать. Достаточно сказать «Bring us the Girl and wipe away the debt» и Букер незамедлительно подчиняется. Прям как в своё время это делал Джек, заслышав «Would you be kindly?».

Страх ответственности прослеживается во всех поступках Букера. Очень показателен эпизод в «Зале Героев», где он делает всё, чтобы откреститься от ответственности за жизнь солдат, которую пытается взвалить на него Слейт, фактически делая из Букера палача для себя и своих ребят. Букер же в свою очередь убеждает себя, что жизни солдат на плечах Слейта и не его вина, что они погибают от его руки. Он просто пришёл за «Шок-Жокеем», он жертва обстоятельств.

Не менее любопытна цитата вынесенная во вступление Bioshock Infinite:

- Букер, ты боишься Бога?

- Нет, но тебя - боюсь.

Тут резонно спросить чего же именно он боится. Этой двадцатилетней девушки? Её способностей? Или же той вины, что за ним стоит?

Также очень интересна трансформация, произошедшая с Комстоком. За двадцать лет вся история его жизни превратилась в одну большую фикцию, в которой практически невозможно понять, где кончается ложь и начинается правда. Что символично, в таком виде она больше всего похожа на кривое зеркало жизни Букера.

Ты видел, что Комсток сделал с моей историей. Теперь посмотри, как он переписал свою.
— Корнелиус Слейт

Показательно восприятие Комстоком битвы при Вундед-Ни. Если Букер хочет забыть этот эпизод своей жизни, как страшный сон, то Захария делает себя героем и, фактически, инициатором бойни (в чём можно разглядеть намёк на то, кто в своё время совершил тот самый пресловутый «первый выстрел», о котором упоминается во всех исторических справочниках). Чувствуете, к чему я веду? Для Комстока смысл не в том, чтобы избавиться от неприятных воспоминаний, а в том, чтобы максимально их облагородить, сделать из серой прозы жизни героический роман.

Это же «облагораживание» можно легко проследить и во всех аспектах жизни Комстока. Его семейная жизнь предстаёт предельно святой. Взять, к примеру, Леди Комсток, умершую вскоре после родов (аналогия с Миссис ДеВитт, женой Букера, напрашивается сама собой), которая для Колумбии стала новой Девой Марией. То же самое с его «дочерью» Элизабет, которая преподноситься как новый мессия.

Не раз нам намекают, что, как и Анна, загадочная Леди Комсток происходит из другого мира. Скорее всего, Захария также отобрал её у одного из альтернативных ДеВиттов.

Опять же, показателен эпизод в зале героев, где Слейт чуть ли не прямым текстом говорит о том, что вся жизнь Комстока – сплошная ложь. Достаточно просто взглянуть на то, с каким нарочитым пафосом сопровождаются иллюстрации из жизни Комстока, чтобы почувствовать фальшивость всего этого.

Кто вы, Мистер ДеВитт? - Изображение 3

Самое страшное, что Комсток не просто нагло лжёт, но сам же первым в эту ложь верит. Ради этой лжи он готов убить любого, кто знает правду. Что же заставляет его убивать? Он боится за свой авторитет и своё лидерство? Думаю, нет. Его поведение в период восстания «Vox Populi» доказывает, что судьба своего народа его не особо волнует. Скорее его пугает сам факт того, что его ложь рано или поздно должна раскрыться. Что тот миф о себе, что он так старательно выстраивал на протяжении долгих лет, может рухнуть в одно мгновение. Он не может этого допустить, иначе вся его жизнь и та личность, которой он стал, утратят смысл.

На протяжении всей истории перед нами развёртывается конфликт Букера и Комстока, но настоящим апофеозом этого противостояния становится момент их столкновения лицом к лицу. В нём в полной мере проявляет себя вера Захарии в собственную ложь, настолько искренняя, что она смогла смутить даже Элизабет. И вместе с тем своего апогея достигает нежелание Букера принимать ответственность за Анну. Когда Комсток призывает Букера к ответу за то, что случилось с Анной, Букер приходит в бешенство и яростно отрицает собственную вину в судьбе Анны, пытаясь переложить всё на плечи Комстока. Он твердит, что Анна – дочь Захарии, хотя он прекрасно знает, что это не так, но страх перед раскрывающейся перед ним бездной заставляет сознание цепляться за рушащиеся иллюзии.

Кто вы, Мистер ДеВитт? - Изображение 4 Youtube
BioShock Infinite - Killing Comstock

Самой же сложной и неоднозначной фигурой в этом конфликте становится Элизабет-Анна. С одной стороны она является главным разжигателем конфликта между Комстоком и Букером. Все их действия и поступки закручены вокруг Анны. Она - самое важное, что есть у них обоих и они ни в коем случае не желают уступать её друг другу. В каком-то смысле, она приводит их обоих к гибели.

С другой стороны, она же главная жертва этого конфликта. Заточение Анны в башне на двадцать лет и та Элизабет, что устраивает судный день всему миру в 1984-ом году – это прямое следствие действий обоих ДеВиттов и вина Букера в этом ничуть не меньшая, чем вина Комстока.

"Приведи девчёнку и мы в расчёте". Но ведь в конечном итоге именно ему придётся платить по всем нашим счетам. Где начинется его вина... И кончается моя?
— Элизабет

И вместе с тем она является ключевой разницей между Букером и Комстоком. Они оба хотели использовать её, как разменную монету в достижении собственных корыстных целей, но Букера отличает от Комстока то, что он научился её слушать. Левин не просто так акцентировал внимание на отношениях Букера с Анной. Общение с ней помогает Букеру вырасти над собой, она делает его лучше, постепенно стирая ту стену непонимания, что стояла между ними.

Финал есть окончательное воссоединение Анны и Букера, в котором Букер позволяет ей вести себя сквозь Море Дверей, в которое они уходят, подобно тому, как Иешуа и Понтий Пилат уходили по лунной дороге. Смерть Букера ради исчезновения Комстока - это не казнь, а акт искупления, в котором Букер, всю жизнь убегавший от долгов, решается искупить свой главный долг перед дочерью, приняв смерть ради её свободы.

- Букер, ты уверен, что хочешь этого? - Придётся... Только так я исправлю то, что сделал с тобой.
— Букер ДеВитт

Сцена после титров - это нечто сродни волчку из "Начала": есть ребёнок в люльке или нет - загадка. Большинство склоняется к мнению, что Букер вернулся в прошлое, где Анна осталась с ним. Но лично у меня своя версия того, о чём нам говорит эта сцена. После уничтожения сифонов, Букер и Анна разделили участь Лютесов и теперь путешествуют между вероятностями. Но если Анна стала абсолютно свободна, то Букер застрял пространственно-временной в петле, которую ему сплело его чувство вины. Но это просто предположение.

«Каждая из этих жизней - правильная» - говорил Немо Никто, находясь на смертном одре. То же самое можно сказать о жизнях ДеВитта. Между Букером и Комстоком существует неразрешимый конфликт, в котором нет и не может быть победителя. Это не два разных человека, а две грани одной и той же личности. Они дополняют друг друга, они связаны единой судьбой. Это вечное единство и борьба противоположностей. И хотя каждый из них считает другого ошибкой, правильного и неправильного героя в этой пьесе нет, нарратив Bioshock Infinite гораздо сложнее.

- Он Захария Комсток.

- Он Букер ДеВитт.

- Нет. И то и другое.


78 комментариев