41 103 17543

Как делают и продают комиксы в России: интервью с Артемом Габреляновым

11 мая 2014, 14:58
Как делают и продают комиксы в России: интервью с Артемом Габреляновым - Изображение 1
Полтора года назад на несуществующем рынке комиксов в России появилась компания Bubble: с историями про Майора Грома, Бесобоя и других отечественных супергероев. Сейчас Bubble ведет пять серий и чувствует себя хорошо, а благодаря их примеру, кажется, в стране и в самом деле появляется индустрия (и культура) комиксов. «Канобу» поговорил с главой издательства Артемом Габреляновым и выяснил, как делают и продают комиксы в России, а главное – кто их читает.

Bubble — далеко не первые, кто пытался запустить серию комиксов об отечественных супергероях, но по-настоящему получилось только у вас. Что помешало остальным? Или аудитория под российские комиксы сформировалась только сейчас?

Габрелянов: Там, где остальные сдались и сказали «Да ну его, комиксы в России никому не нужны», мы лишь сжали зубы покрепче и продолжили делать свое дело. Что касается аудитории – по сути, она сформировалась еще до нас, но самого «рынка комиксов» как такового не было, и нам пришлось создавать его с нуля.

Как делают и продают комиксы в России: интервью с Артемом Габреляновым - Изображение 2

Артем Габрелянов

Флюиды «мы всех порвем на рынке» исходят от вас, или члены команды амбициозны сами по себе?

Габрелянов: И первое, и второе. Ребята амбициозны в рамках своих проектов, то есть комиксов, над которыми они работают, а я стараюсь мыслить глобально.

«Мы никогда не гнались за «скандальностью» тем, мы просто стараемся четко отображать современную действительность в наших комиксах. Кто ж виноват, что она скандальна сама по себе?»

В интервью GQ вы сказали, что хотите построить «империю комиксов в России». Думаете, сумеете выйти на уровень локального Marvel?

Габрелянов: Мы уже это сделали. На данный момент мы являемся неоспоримыми лидерами российский комикс-индустрии, но нам этого мало. Мы планируем выходить на западный рынок – переводим наши комиксы на английский, договариваемся об участии в зарубежных выставках и мероприятиях. В последующие годы наши позиции на зарубежной арене будут только укрепляться.

Вспоминая ваши шутки про белоленточников, нужно ли полагать, что скоро на страницах ваших комиксов будет и что-нибудь про Крым, санкции и Поклонскую? Помню, тогда ваши издевки вызвали немалый ажиотаж в социальных сетях.

Габрелянов: Мы никогда не гнались за «скандальностью» тем, мы просто стараемся четко отображать современную действительность в наших комиксах. Кто ж виноват, что она скандальна сама по себе? Что касается историй, связанных с событиями на Украине и прочего – все возможно, главное, чтобы это было «в кассу».

Вы часто высказывались об известных в России комиксистах в довольно резком тоне — не обижаются? К вам вообще после такого не боятся идти на работу профессионалы из индустрии?

Габрелянов: По правде говоря, нам абсолютно не важно, будет ли наш новый сотрудник новичком или профи с многолетним стажем. Главное, чтобы он хотел работать и развивать комикс, а не просто зарабатывать деньги, рисуя историю, на которую ему плевать. А многие «известные российские комиксисты» зачастую занимаются именно вторым.

«Магазины комиксов не требуют денег за выкладку наших комиксов, а ларьки, в свою очередь, закупают наши комиксы большим тиражом»

С вашими комиксами были замечены многие российские звезды. Эффективная реклама или правда читают?

Габрелянов: Конечно, читают, им нравится! Если б не нравилось – не читали бы.

Вы уже больше полутора лет выпускаете свои комиксы. Какая-нибудь серия выбивается вперед, или продажи у онгоингов примерно равные?

Габрелянов: Пока все комиксы покупают примерно одинаково, разброс между сериями составляет примерно 150-200 экземпляров. Но большей популярностью пользуется «Бесобой».

Как делают и продают комиксы в России: интервью с Артемом Габреляновым - Изображение 3

Два года назад вы писали о шести-семи тысячах продаваемых комиксов на одну серию и хвастались малым количеством возвратов. Сейчас вы по-прежнему довольны продажами? Не думали о том, чтобы увеличить тираж, или десять тысяч — оптимальная цифра?

Габрелянов: Да, десять тысяч – это довольно неплохой тираж не только для России, но и даже для Америки. Посмотрите, каким тиражом расходятся комиксы в США, и вы будете приятно удивлены тем, что мы показываем довольно неплохие цифры даже по их меркам.

Не задумывались ли над тем, чтобы выпускать по два выпуска каждой серии в месяц?

Габрелянов: Нет, это слишком большой объем. Причем не только для нас, но и для любой другой фирмы, издающей комиксы. В США (Marvel, DC и Image) стандартом считается 20 страниц комикса в месяц, мы же предлагаем нашим читателям 22-30 страниц в каждом выпуске, что, согласитесь, довольно круто.

Сложно ли было начать и затем наладить производство? Долго искали инвесторов, подбирали типографию?

Габрелянов: Чтобы ответить на этот вопрос, не хватит ни времени, ни места. Скажу только то, что это было ЧУДОВИЩНО трудно. Но это того стоило.

На какие комиксы вы ориентировались тогда и на какие ориентируетесь сейчас?

Габрелянов: Все по-прежнему. В качестве ориентира у меня перед глазами стоят флагманские серии Marvel, DC и Image.

Вы активно сотрудничаете с магазинами комиксов. Насколько это эффективнее, чем, например, работа с ларьками и киосками печати?

Габрелянов: Везде есть свои плюсы и минусы. Магазины комиксов не требуют денег за выкладку наших комиксов, а ларьки, в свою очередь, закупают наши комиксы б_о_льшим тиражом. Поэтому мы стараемся присутствовать и в специализированных магазинах комиксов, и в обычных киосках. Плюс в магазинах комиксов всегда присутствует своя уникальная атмосфера. К примеру, в магазине «Чук и Гик» покупателям готовят пироги, а в холода отпаивают чаем и кофе.

Почему «Майора Грома» и остальные серии до сих пор нельзя купить на iOS и Android? Уверен, многим бы понравилась идея читать любимые комиксы на планшетах, ведь иногда их трудно найти даже в Москве.

Габрелянов: А зачем нам это? Мы ведь продаем наши комиксы прямо у нас на сайте, без каких-либо наценок.

Недавно вы запустили свой первый кроссовер, посвященный Иноку и Бесобою. Почему выбрали именно их?

Габрелянов: Потому что в обеих сериях присутствовали черти и мистические силы. Так что свести Инока и Бесобоя в одном комиксе оказалось легче всего. Ну и к тому же, они очень разные, что только пошло на пользу повествованию: Инок – молодой и горячий, Бесобой – опытный и хладнокровный. По-моему, это идеальное сочетание.

Как делают и продают комиксы в России: интервью с Артемом Габреляновым - Изображение 4

И сразу же о наболевшем — когда вы издадите кроссовер «Инок против Бесобоя» в твердой обложке?

Габрелянов: Как только мы будем уверены в том, что сможем продать несколько тысяч книжек в твердом переплете по крайней мере за один квартал. Будет очень обидно напечатать тираж и оставить его лежать на складе мертвым грузом.

В последних выпусках «Майора Грома» появился один из персонажей «Фурии», известно, что у Игоря и Ники есть общий противник. Очевидно, это задел под новый кроссовер?

Габрелянов: Все может быть.

«Питер – мрачный мегаполис со старыми домами, плохой погодой и странными людьми. Разве можно мечтать о лучшем сеттинге для детектива?»

Как известно, события ваших комиксов происходят в общей вселенной, то есть, теоретически, майор Гром может встретиться с демонами или отправиться в прошлое вместе с Иноком? Или вы не хотите смешивать реалистичный и фэнтезийный сеттинги?

Габрелянов: Да, у нас одна общая вселенная, и сеттинги будут смешиваться. Наша главная задача на данном этапе – совместить их так, чтобы это смотрелось интересно и органично.

Россия — сеттинг куда менее благоприятный для героев комиксов, чем США. Когда вы запускали «Майора Грома», не боялись, что не зайдет? Чем вас вообще привлек Питер?

Габрелянов: В корне не согласен с эти утверждением. Россия – огромная и чудесная страна с многовековой историей, которая США даже и не снилась. К примеру, концепция «Инока» строится именно на богатой истории древней Руси, которую было бы невозможно реализовать в рамках истории Америки. Что касается майора Грома, то Питер – это идеальный город для него. Мрачный мегаполис со старыми домами, плохой погодой и странными людьми… Разве можно мечтать о лучшем сеттинге для детектива?

Как далеко вы готовы зайти в попытках удивить читателя? Вот в «Мстителях» разбомбили добрую часть Нью-Йорка; как долго Москва/Петербург будут оставаться в целости и сохранности? Какую достопримечательность вы бы выбрали в качестве масштабной битвы, какое здание первым бы разнесли по кирпичикам?

Габрелянов: На данный момент мы как раз работаем над этим, и хочу сказать, что вопрос «разрушать города или нет» — один из самых сложных. Насчет конкретных зданий… если и разрушать, то что-нибудь большое и запоминающееся. К примеру, Москва-Сити – огромное стеклянное здание, которое видно с любого конца Москвы. Чем не мишень для злодеев?

Какой своей серией/сюжетной аркой вы особенно гордитесь?

Габрелянов: Лично мне больше всего нравятся первые сюжетные арки «Майора Грома» и «Красной Фурии». В Громе мне нравится злободневная история и основной посыл, а в Фурии – безумные приключения в духе Индианы Джонса и Uncharted. Кстати, по Фурии бы вышла отличная игра!

«Мы провели несколько важных переговоров с крупными кинокомпаниями и решили снимать кино по одному из наших комиксов»

«Фурию» рисовал художник, раньше занимавшийся порнокомиксами. Вам не писали разгневанные мамы — мол, чего вы ставите эротику в «детские журналы»!

Габрелянов: Нет, пока что ни одного письма не было. Да и маркировка у нас не детская – минимум 16+, а некоторые номера «Фурии» доходят аж до 18+!

Как по-вашему, когда и почему комиксы перестали считаться чем-то маргинальным?

Габрелянов: Я бы не сказал, что комиксы когда-либо считались развлечением маргиналов, но то, что люди к ним относились с предубеждением – это однозначно. Мне кажется, коренной слом в сознании общества произошел сразу после ошеломительного успеха киноэкранизаций – Блэйд, Люди Икс, Человек-Паук, и т.д. Именно тогда многие поняли, что комиксы – это не просто картинки с текстом, но и интересные истории.

Кто ваша основная аудитория — подростки или люди за двадцать?

Габрелянов: Наша основная аудитория колеблется в районе 16-35, и мы очень этим гордимся. Более того, мы и сами попадаем в целевую аудиторию наших комиксов. Средний возраст сотрудников редакции – 25-27 лет.

Как делают и продают комиксы в России: интервью с Артемом Габреляновым - Изображение 5

А что думаете по поводу обвинений в плагиате? Я не раз сталкивался с мнением, что та же Ника Чайкина скопирована с Черной Вдовы.

Габрелянов: Ну, говорить о плагиате могут только люди, не читавшие ни «Фурию», ни «Вдову». На деле же Ника Чайкина не похожа на Наташу Романов ну вообще никак. Черная Вдова убивает людей пачками, а Красная Фурия знает цену человеческой жизни. Черная Вдова прагматична и бессердечна, а Красная Фурия отзывчива и нежна. Черная Вдова переспала с кучей супергероев, а Красная Фурия бережет честь смолоду. Короче, отличия есть и их очень много. А самое главное отличие – у Красной Фурии фигура гораздо лучше!

Собираетесь ли запускать новую серию? Уже есть какие-нибудь идеи?

Габрелянов: У нас в загашнике есть аж целых две серии. Но в данный момент у нас не хватает ресурсов для их реализации – как денег, так и времени.

Давным-давно ваш брат говорил о переводе ваших комиксов на английский, вы и сами упомянули об этом в нашем разговоре. Что сейчас с этой задумкой?

Габрелянов: Перевод идет полным ходом. Надеюсь, через несколько месяцев нам удастся выкатить англоязычные версии наших комиксов на зарубежный рынок.

Предлагал ли вам кто-нибудь рисовать комиксы под заказ? Вот, например, выпускает Маринова нового «Волкодава», а вы следом — графическую новеллу по мотивам.

Габрелянов: Предлагали, но мы не занимаемся сторонними проектами. У нас есть своя вселенная, и мы развиваем только ее.

Вы открыты для новых людей, желающих у вас работать — любой может написать вам и попробовать свои силы. И кто чаще пишет — желающие стать художниками или сценаристами? Много ли стоящих идей читатели предложили через почту?

Габрелянов: Скажу честно – очень мало. В основном, нам пишут люди, которые считают себя гениями, а на деле ничего собой не представляют. А настоящих талантливых людей в основном приходится находить самим.

У вас скоро выходит настольная игра по мотивам «Красной Фурии», расскажите о ней.

Габрелянов: Это настольная карточная игра с уникальной механикой, рассчитанная на 2-5 человек, очень веселая. В прошлую субботу я тестировал ее вместе со своими знакомыми, и могу сказать, что игра получилась просто отличной – мы угарали и веселись несколько часов подряд.

Как делают и продают комиксы в России: интервью с Артемом Габреляновым - Изображение 6

Если уж на то пошло, не раздумывали ли вы над выпуском компьютерных игр по мотивам? Или, может, мультфильмов, а то и вовсе — кино?

Габрелянов: Из всего вышеперечисленного больше всего нас привлекает кино. Мы провели несколько важных переговоров с крупными кинокомпаниями и решили снимать кино по одному из наших комиксов. По какому именно – пока секрет.

«То, к чему российские гики шли десять с лишним лет, белорусские сделали за два года»

Что насчет конкурентов? Ваш пример, уверен, вдохновил многих издателей и энтузиастов, вы на своем примере доказали, что выпускать и производить комиксы про российских супергероев — не такое уж и гиблое дело. Есть ли кто-то, кто, по-вашему, внушает надежды? Как относитесь к питерским комиксам вроде «Удара»?

Габрелянов: Я очень рад, что индустрия комиксов в России развивается такими стремительными темпами. За последнее время появилось несколько абсолютно разных русскоязычных комиксов, но пока мне сложно сказать о них что-то определенное – слишком мало времени прошло с момента их выхода. Надо подождать хотя бы полгода, и уже на основании этого делать выводы.

Недавно вы приняли участие в конвенте UniCon. Какие впечатления остались после мероприятия?

Габрелянов: Строго положительные. Много добрых, красивых и отзывчивых людей. Много классных костюмов. То, к чему российские гики шли десять с лишним лет, белорусские сделали за два года.

Интервью: Максим Иванов