28 20 4880

Боги старые и новые

31 октября 2013, 23:55

Пролог.

45 век. Золотой век человечества. С момента создания первого звёздного двигателя, колонизированы триллионы планет. Сотни тысяч рас поставлены на колени. Мирные и враждебные, опасные и безобидные, высокоразвитые и почти животные – все они оказались под пятой великой империи. Вселенная оказалась во власти болезни, распространяющейся со сверхсветовой скоростью. И имя этой болезни - человек.

Боги старые и новые - Изображение 1

Началось всё в маленькой польской лаборатории на окраине Варшавы. В 2543 году учёным Франком Степановским было установлено, что вселенная прекратила расширение, и начался процесс глобального сжатия. В 2546 году математиками Александро Фёдоровым и Джоном Кроном были установлены точная скорость сжатия и так называемые «конечные точки», в которых до самого последнего момента может сохраниться жизнь. В связи с этим в 2547 году была разработана доктрина «глобального расселения и принуждения к дружбе», суть которой была в том, чтобы захватить эти точки и увеличить шансы человечества найти способ предотвратить катастрофу. Делать это предполагалось главным образом за счёт двух вещей: увеличения общего количества людей и улучшения качества образования, что позднее привело к созданию специальных обучающих машин полностью заменивших людей.

Вот пара статей этой доктрины, ярко характеризующие этот документ.

Статья № 12. Всякая пригодная для проживания человека планета должна быть заселена максимально возможным количеством людей. В тоже время для каждого человека должны быть предоставлены максимально комфортные условия, дабы тот мог думать лишь о спасении человечества. Таким образом, сохраняется баланс между качеством и количеством. Всякая же не пригодная планета должна подвергаться терраформированию с использованием всех доступных средств. Если существующих средств недостаточно, то их следует придумать и построить, на что даётся 18 месяцев. Если по истечению этого срока достижение необходимого результата остаётся не возможным, планету следует использовать для добычи максимального количества всех возможных ресурсов.

Статья №34. Все обнаруженные разумные существа должны быть в обязательном порядке порабощены. Силой или словом. Дружба возможна лишь в том случае, когда человечество в этих отношения имеет статус «старшего брата». Иное не допускается. Главное условие – количество человеческого населения на планете должно как минимум в два раза превышать количество аборигенов. При невозможности выполнения этого условия «лишние» должны быть переселены на другие планеты. В случае не выполнения и этого условия «лишние» должны быть уничтожены втайне от остальных. Общение между людьми и любой инопланетной расой должно быть сведено к минимуму и принести максимальную пользу первым. Любое общение между двумя инопланетными расами не допускается во избежание сговора.

Боги старые и новые - Изображение 2

Глава 1

Далеко-далеко, за триллионы световых лет, от колыбели человечества, окутанный мраком и холодом космоса, дрейфует небольшой разведывательный корабль класса «Манус», один из многих используемых разведчиками во всех уголках вселенной.Вот уже почти четыре сотни лет прошло с того момента, как он сошёл с конвейера на Кларусе. За свою недолгую, по космическим меркам, жизнь он успел повидать сотни тысяч удивительных миров и десятки не менее удивительных людей. Капитанов. Каждый следующий отличался от предыдущего ровно настолько, насколько вообще один человек может отличаться от другого.

Капитан Иванов – первый из многих. Человек в высшей степени дисциплинированный и строгий. Ни одного нарушения, ни одного выговора, ни одного замечания. За всю историю существования «Послов человечества» столь преданных слуг своей расы не наберётся и сотни. А вот его последователь был более широких взглядов. Лорд Рендел Симорн был смел и не очень-то дальновиден, что, к счастью, компенсировалось умением быстро принимать решения в сложных ситуациях. И сейчас, спустя три тысячи лет после его смерти, в любом баре найдётся выпивоха, который за кружечку горяченького поведает вам историю о Ренделе-распутнике. Многие даже считают, что раса хеллрингов появилась только потому, что человеческие гены и гены кворов, коренных жителей планеты, оказались совместимы. Но, к счастью или сожалению, подтверждения этому нет, и никаких исследований по этому поводу не проводилось, по крайней мере, официальных. Далее был сир Эдгар Каар - спаситель планеты Каар, названой в его честь. Следом идёт сир Гермунд Уодтакер, прозванный «двоечником» за отсутствие трёх пальцев на левой руке. Следующим пост капитана занял его святейшество Лик Ирридий-Развесёлый. После были Блаженный Рикардо, Семеновский-Солнечный, Александр Гримм-Богоподобный, Шрен Окутонук-Громогласный. И так далее, и так далее. Такие разные и такие мёртвые. Но как бы ни сильны были между ними отличия, кое-что их всё же объединяло. Одно лишь слово – долг. Все они - сыны своих отцов и отцы своих детей. Их предки и их потомки могут гордиться ими – поводов предостаточно. Они позаботились об этом. Каждый, в той или иной степени, служил верой и правдой идеалам человечества, способствуя, тем самым, его возвышению и его господству. Каждый открыл тысячи новых миров, прекрасных и до ужаса мерзких, но таких необходимых, чтобы двигаться дальше. Каждый познакомил сотни новых рас с их «благодетелями», с их «защитниками» и, в конце концов, с их спасителями. Каждый, будучи глашатаем людского рода, нёс не меч и кандалы, а слово. Знание. Знание о ложных богах, об устройстве вселенной, о грозящей катастрофе, о роли человечества в её предотвращении. О роли «простых смертных». Они несли слово. И каждый из них прославлял себя, прославлял свой род, и, разумеется, волей не волей, каждый из них прославлял свой корабль. Они спрашивали: «Как зовут жеребца, на котором ты прилетел?» И все они с гордостью отвечали: «Его зовут Хора».

Боги старые и новые - Изображение 3

Сейчас капитан «Хоры» - Ирвин Арестас, и он - самый важный человек из всех, кто когда-либо ступал на её борт. Его нельзя назвать исключительным. Не самый сильный, но и не самый слабый, не самый умный, но и далеко не идиот, не самый смелый, но определённо не трус – одним словом, солдат. Красив, обаятелен, хорошо сложён - одним своим видом он олицетворял величие человеческого рода. Таким и должен быть разведчик. Как записано в кодексе: «Новообретённые друзья человечества первым должны увидеть лучшего его представителя, дабы понять, кто мы, а кто они». Но он не самый лучший и не самый достойный. На просторах космоса найдётся сотня другая людей более подходящих для того, что уготовано Ирвину. Не по праву силы и не по праву рождения он занял это место. Это тот самый случай, когда уместно слово «судьба». Да он не единственный, кто может спасти вселенную, но он тот единственный, кто это сделает.

Шестьдесят три часа назад бортовой компьютер сообщил о наличие гравитационного поля неизвестного происхождения, соответствующего планете класса «С». Аномалия располагалась в районе звезды Халаам. Ситуация осложнялась тем, что этот сектор считался полностью изученным. Неделю назад Ирвин самолично составил трёхмерную карту этой области, включающую все значимые объекты. В том числе и объекты класса «С». Было решено отправить несколько спутников для разведки. Пятьдесят шесть часов назад один из них обнаружил новую планету, после чего связь с ним была утеряна, как и с остальными тремя. Спустя семь часов «Хора» достигла орбиты неопознанной планеты. Согласно протоколу к поверхности планеты были отправлены дроны для исследования химического состава атмосферы, проверки наличия опасных излучений, а так же для поиска места десантирования исследовательской капсулы, если условия позволят. Тут и началось самое интересное.

Это радиостанция «Олимп», и с вами я - DJ и по совместительству бог-громовержец Зееевс. П-п-пряяяямо с Олимпа. Сейчас семь часов утра, и настало время объявить список свежепокорённых миров. Итак, планете 1487693844958 присвоено имя Аварус, 1487693843509 – Фортис, 1487693842114 –Улара, 1487693846766 – Нивис. Что-то не густо, правда? Но не печальтесь. Наш корреспондент, находящийся сейчас на корабле «Фловерхорн», сообщает, что в ближайшие 10 минут к нашему списку добавятся ещё 24 планеты. Не переключайтесь. Новые члены альянса уже через 27 минут. Радио «Олимп». Разим не молнией, но словом.

«И как им только удаётся не повторяться. Аварус, Фортис, Нивис, Улара – даже мне кажется, что я это уже слышал. Скоро все хорошие названия кончаться, и появятся такие перлы, как «Куча дерьма» или «Выгребная яма». Для благозвучия нужно просто перевести всё на испанский или латынь и вот он дивный новый мир».

- Роя, выключи радио и проверь, не использовались ли названия Аварус, Фортис, Улара и Нивис для обозначения ранее обнаруженных планет. Скорее всего, это просто дежа вю, но всё же проверь, – сказал Ирвин, медленно поднимаясь с кровати, - и пожалуй…

- Кофе уже готов, капитан. И я сверила новые данные с уже имеющимся списком. Совпадений нет. Знаешь, есть мнение, что дежа вю – это признак развивающейся шизофрении. Я могу провести несколько тестов и…

- Спасибо за заботу, но я, пожалуй, откажусь. Сейчас мне больше поможет контрастный душ, а не сеанс психоанализа.

Боги старые и новые - Изображение 4

Ирвин добрёл до ванной комнаты. Глаза всё ещё слипались – он едва мог видеть. Но ничего тёплая вода и хорошая музыка вернут его к жизни.

- Роя, душ программа девять. И поставь что-нибудь Свиридова VX-11. Говорят, эта версия создаёт удивительно красивые композиции.

Тут же небольшая кабинка наполнилась приятным журчанием. Тридцать градусов Цельсия, пять минут удовольствия. Из динамиков зазвучала музыка. Спокойная и мелодичная она пробуждала воспоминания. Ирвин закрыл глаза. Тёплая вода облегала его со всех сторон, заставляя вновь очутиться дома, на родном Кааре. Ему 10 лет. С ним ещё двое Марк и Уорен. Они учатся в одном классе, и, если подумать, их даже можно назвать друзьями. Сегодня для них не будет уроков. Не в такой день. Сегодня они отправятся на один из пляжей, которыми так славится их родная планета. Вот уже показался песчаный берег, весь красный, будто залит кровью. Они в нетерпении снимают ботинки и ускоряют шаг. Торопятся. Улыбаются. Смеются. Осторожно они ступают на песок. Горячий. Такой горячий, что невозможно стоять. Они бегут. «Кто последний - тот вонючий башмак!» - кричит Марк. Ирвин первый. Как и всегда. Он уже по пояс в воде. Такая тёплая. Сзади что-то кричит Уорен. Опять одна из его шуточек. Это не важно, вода такая тёплая, такая приятная. Не хочется ничего говорить. Разве что…

- Твою мать! – взревел Ирвин, дёргаясь из стороны в сторону в поисках выключателя или ручки двери.

- Команда не принята, - отозвалась Роя.

- Выключи! Выключи немедленно! Роя! Выключай немедленно! - он упал на колени, наклонился и закрыл уши руками.

- Повторите команду.

- Роя. Вода - выключить. Музыка – выключить, - голос дрожал, но необходимо было сосредоточиться, чтобы отдать чёткий приказ.

- Сделано – произнесла Роя пугающе спокойным голосом.

- Какого хрена ты делаешь? – злость брала верх.

- Что делаю?

- Вода. Какого хрена ты врубила кипяток?

- Ты сам попросил. Я просто следовала твоим инструкциям.

-Инструкциям? Я неделю назад установил эти настройки! А чёрт, ладно. Что толку?

Роя ничего не ответила. Ирвин вышел из душевой кабинки и перед тем как одеться обратился к небольшой консоли на стене. Открыв вкладку «настройки», он перешёл в подраздел «настройки душ». Здесь было десять возможных программ работы душевой кабины. Ирвин промотал список вниз и увидел надпись «установлены стандартные настройки работы душевой кабины». Он проверил остальные разделы – тоже самое. Всюду высвечивается надпись «стандартные». Одно счастье – изменения затронули только системы бытового обслуживания.

«Возможно это какая-то ошибка компьютера, возможно системный сбой, но в любом случае рисковать не стоит. Как только закончу с этой планетой, проведу полную диагностику всех систем на ближайшей подконтрольной нам планете».

- Роя, надеюсь, кофе ты приготовила?

- Да, мистер Ирвин.

- Мистер Ирвин? Ты думаешь, я на тебя сержусь? Как мило, - саркастично произнёс капитан.

- Нет, мистер Ирвин. Не вижу для этого причин. Я просто проявляю уважение.

«Она проявляет уважение. Всё лучше и лучше».

Вернувшись в спальную комнату, Ирвин достал из шкафа один из облегающих белоснежных костюмов и отправился завтракать. Придя на кухню, он обнаружил чашку горячего кофе, а так же, что было особенно приятно, яичницу с беконом.

«Надеюсь, она так извиняется. Если так, то извинения приняты».

- Что там показывают наши малыши?

- Какие малыши? Дети? На борту только вы, мистер Арестас.

- Так теперь «мистер Арестас»? Ты явно чувствуешь себя виноватой, Роя. Дроны. Я говорю о дронах. Не о детях. О дронах.

Боги старые и новые - Изображение 5

«Да у неё крыша едет».

- В следующий раз будьте точнее, мистер Арестас. Я всего лишь компьютер. Да я обнаружила несколько дронов. Данные, которые они передают, свидетельствуют о том что, всю планету покрывает грозовой фронт.

- Полностью? - Ирвин решил не замечать очередные странности бортового компьютера.

- Да, Джек, полностью.

«Так теперь Джек. Как бы она не захотела меня убить, как в том старом фильме».

- Это плохо. Значит, мы не сможет отправить дронов на поверхность. Они не выдержат удара молнии.

- Исследовательская десантная капсула выдержит.

- Да, но я бы не хотел спускаться неизвестно куда. Мы даже не знаем соотношение вода-суша. Если я всё же решусь, мне придётся делать это вслепую.

- Согласно правилу №3 Кодекса космической разведки, вы обязаны высадиться на поверхность планеты, если угроза жизни не является очевидной. Даже если вы приземлитесь на воду, господин Роланд, вы с лёгкостью сможете вернуться обратно или же прожить семь дней, будучи полностью обеспеченным водой и продовольствием.

- Да, да, да. Я всё это прекрасно знаю, зануда. Подготовь всё необходимое для спуска.

- Уже. К тому же я могу с вероятностью 67% сказать, что атмосфера пригодна для дыхания, а уровень радиации в пределах нормы.

- Ну, теперь всё в порядке.

- Это сарказм?

- 67% - это сарказм.

- Это лучше чем 66%.

- И хуже, чем шестьдесят восемь. Ладно. Давай просто отправим меня туда. Мне не терпится подпалить себе зад.

- Это глупая шутка, господин Рикардо. Твой костюм полностью термоустойчив. Даже на солнце ты бы смог прожить 15 секунд.

«Вполне достаточно чтобы вся жизнь успела пронестись перед глазами».

Закончив завтракать, капитан отправился в комнату отдыха. Лёг на пол и уставился в потолок. Это был его ритуал. Каждый раз перед высадкой Ирвин просто ложился на пол и полностью отключался. Он не думал о том, что было, не думал о том, что будет. Не думал о возможностях и последствиях. Просто лежал и смотрел в потолок. Через двадцать минут спокойно встал и отправился к капсуле. По дороге он начал было обдумывать возможные варианты развития событий, но тут же прекратил. Подходя к месту, он увидел знакомую надпись «Блок В. Отправка и эвакуация» выведенную чёрной краской на стене. Дверь бесшумно отъехала в сторону, и капитан оказался в просторной ярко освещённой комнате. Всюду мигали разноцветные огоньки: красные, зелёные, синие – каждый что-то означал. Прямо перед входом располагались шесть десантных капсул. Как всё на этом корабле они были белыми.

Боги старые и новые - Изображение 6

Белый цвет во всём - это тоже одно из правил космической разведки. Белый цвет считается самым «безопасным» во вселенной. Значения его всюду отличалось: невинность, расставание, скорбь, страсть, осторожность и ещё куча смыслов и оттенков. Но, не смотря на огромное количество вариантов, нигде, ни у одной расы и ни у одного народа, белый цвет не означает агрессию.

Ирвин взглянул на надпись «ожидание» на информационном табло, прошёл вглубь комнаты и встал на небольшой подиум в центре. На табло появилась фигура человека, с разведёнными в стороны руками, а рядом побежала строка «Примите указанное положение и не двигайтесь до завершения процесса». Для опытного разведчика это была всего лишь необходима рутина. Зашёл, встал, подождал, готово. Капитан встал так, как того требовала процедура и замер. Экран моргнул, и на табло появилась надпись «в процессе». Из пола начали появляться механические руки с различными насадками и элементами костюма. Первое: распыление так называемой «второй кожи» - специального бесцветного вещества, служащего для терморегуляции, защиты от ядов, укусов, ударов током и ожогов. Второе: надевается составной эластичный костюм, защищающий от относительно слабых ударов и падений. Третье: сборка полностью герметичного скафандра, изолирующего человека от любых воздействий внешней среды и защищающего от серьёзных ударных нагрузок, в том числе, от падения с высоты до пятидесяти метров при стандартном земном притяжении. И, наконец, четвёртое: диагностика всех систем. Вся процедура заняла не больше минуты, и спустя мгновение Ирвин уже находился в капсуле.

Боги старые и новые - Изображение 7

- Как ты помнишь, согласно протоколу, у тебя 12 часов. Если по истечении этого времени ты не вернёшься, я оправлю сигнал бедствия на ближайший военный объект. Если до истечения 12 часов или в течение 5 минут после, ты отправишь заявление о продлении пребывания в виде простого сигнала, срок твоего пребывания будет продлён ещё на 12 часов. Ты желаешь прослушать полную версию инструктажа, Роланд.

- Как всегда нет.

- Такова процедура. Я должна была спросить.

- Есть ли у тебя какие-нибудь пожелания перед отправкой, Роланд?

- Да. Не зови меня Роландом. Меня зовут Ирвин.

Роя как будто пропустила слова Ирвина мимо «ушей».

- Рада познакомиться Ирвин и… - в динамике что-то треснуло, а комната вдруг наполнилась ярким светом. Через мгновение всё вернулось на круги своя.

- Удачи, капитан Иванов. Была рада знакомству.

Тут же дверь капсулы резко закрылась, и начался обратный отсчёт.

Боги старые и новые - Изображение 8

- Пять! Система полностью герметична.

Ирвин почувствовал лёгкий рывок: капсула движется к спускному шлюзу. Где-то сзади послышался звук закрывающихся дверей.

- Четыре! Энергопотребление в пределах нормы, утечек нет.

Опять рывок: остановились.

- Три! Связь с кораблём полностью исправна.

Послышался лязг металла: открылся шлюз. Ирвин оказался одной ногой в космосе.

- Два! Двигатели и управление полностью исправны.

- Один! Приятного путешествия.

Глава 2

Где-то за спиной раздался рёв стартовых двигателей, и капсула ринулась вниз, навстречу неизвестности. Ирвина вдавило в кресло. Он даже не пытался взять штурвал в руки. При таких перегрузках человек не может и пошевелиться толком, не то что управлять пусть и небольшим, но всё же кораблём. На этом этапе всем заправлял бортовой компьютер, который сейчас отлично справлялся.

Снаружи слышался глухой гул: капсула стремительно приближалась к грозовому фронту и уже вошла в атмосферу планеты. Началась тряска. На приборной панели замигали лампочки, раздался пронзительный писк. Это продолжалось всего полминуты, нагоняя страх на пилота, пока, наконец, не прекратилось. Часть стены как будто растаяла, и на её месте появилось большое панорамное окно, идущее от пола до потолка. На самом деле это был всего лишь экран, передающий картинку в сверхвысоком разрешении с камер встроенных в корпус снаружи. В правом верхнем углу появилась надпись «возможно ручное управление». Ирвин положил руки на штурвал и сказал: «Включить ручное управление». На экране на секунду загорелось слово «подтверждено». Судно слегка дёрнулось, но капитан удержали его в вертикальном положении. Теперь, когда корабль был стабилен, появилась возможность осмотреться и выбрать место для посадки. Пейзаж особым разнообразием не отличался: на востоке довольно высокие скалистые горы, покрытые снеговыми шапками, на севере бескрайний океан, всё остальное -джунгли, джунгли и ещё раз джунгли. Никаких следов хоть сколько-нибудь развитой цивилизации. Неподалёку от места, над которым зависла капсула, во время одного из всполохов молнии пилот заметил небольшое бурое пятно. «Похоже, там я и смогу сесть,» - подумал Ирвин и направил корабль в сторону небольшой поляны с пожухлой травой. Другое место искать было бессмысленно – раскаты грома не утихали, молнии, казалось, вспыхивали и гасли каждую секунду, а теперь ещё к этому всему добавились проливной дождь и мощный порывистый ветер. Строго говоря, искать не имело смысла ещё и потому, что это место подходило просто идеально, как будто кто-то приготовил его специально. Трудно было поверить, что бурная растительность планеты могла пропустить этот небольшой клочок земли. Думать было нечего, и корабль устремился к намеченной цели. Тем временем буря усилилась. Ветер стал резче, дождь лил так, что дальше десяти метров что-либо увидеть было невозможно. Раскат грома прокатился по небу, заглушая всё вокруг. Молнии продолжали свою пляску. И вдруг яркая вспышка – чистейший белый свет. Свет столь яркий, что солнце на его фоне казалось бы чёрным. В мгновение он заполнил кабину. Ирвин закрыл глаза, но это никак не помогло. Свет был уже внутри него. Бежать некуда. «Да будет свет,» - подумал Ирвин и отключился.

Ирвин очнулся от резкой боли в затылке. Открыв глаза, он понял, что лежит в капсуле, а капсула лежит на той самой поляне. Дверь помята и наполовину открыта. Попытка связаться с кораблём оказалась безуспешной – сигнала не было. Надо было выбраться и осмотреться. Особых усилий не потребовалось – магнитные замки были обесточены и потому легко поддались. Оказавшись снаружи, первым, что увидел капитан Арестас, стало ясное лазурное небо.

Боги старые и новые - Изображение 9

«Что за хрень тут творится с погодой?» - произнёс он вслух.

Он стоял посреди поляны и думал, что же ему делать дальше. Уже прошло почти шесть часов, если верить хронографу в его шлеме. Ещё через шесть часов Роя сбросит запасную капсулу где-то в этом районе. Есть время немного осмотреться. Но тут он почувствовал, как что-то шевелиться у него под ногами. Трава, которая секунду назад, казалась мёртвой, позеленела и начала расти. За спиной он услышал журчание. Обернувшись, он увидел родник, едва пробивающийся сквозь почву. Со всех сторон раздался грохот. Это росли деревья. Уже взрослые деревья, на месте которых пятнадцать минут назад не было и росточка. Одно из них подхватило раскуроченную капсулу, а вместе с ней оружие и провиант. И снова этот свет. Уже не такой яркий и раздражающий, но это точно был он. Ирвин снова отключился.

Боги старые и новые - Изображение 10

Открыв глаза, Капитан обнаружил себя связанным и перекинутым через спину животного, отдалённо напоминающего помесь лошади и паука. Первое, что он увидел, когда пришёл в себя – синие чешуйчатые ноги, играющие радужными бликами на солнце во время движения. Повернув голову направо, он увидел голову «скакуна». Жуткая тварь – то ли порождение эволюции, то ли чьего-то больного воображения. Череп по своей форме больше всего напоминал лошадиный. Там где должен быть рот, пучок небольших щупалец. Вместо носа три пары носовых щелей. Ушей, кажется, не было вовсе. Вместо них большие рога в форме раковины. И конечно глаза. Их было восемь. Рядом шло высоченное существо, одетое в рельефные золотые доспехи. Этот рыцарь и вел под уздцы тварь, на которой располагался Ирвин. Как следует рассмотреть гиганта не удавалось - металл скрывал почти всё тело. Только руки были оголены, что позволило заметить наличие всего трёх пальцев покрытых бирюзовой чешуёй и связанных нежно розовыми перепонками. На голове был причудливый шлем с длинными отростками по обе стороны. Приглядевшись по внимательнее, стало понятно, что это уши.

К тому времени, как Ирвин окончательно пришёл в себя, грунтовая дорога, по которой его везли всё это время, сменилась мощёной, и тварь застучала по мостовой четырьмя парами копыт. Появились и первые прохожие, которые при виде путников останавливались и, совершенно не стесняясь, таращились на странную парочку. Впереди высились огромные фигурные ворота из странного материала, что-то вроде пористого металла. Исполинские створки были покрыты узорами из завитков, щупалец, глаз – тончайшая работа превращала отвратительное содержание в нечто, что можно было назвать красивым. Преодолев сие творение, путники оказались, судя по всему, на главной торговой площади города. Из-за своего весьма неудобного положения Ирвин мало что мог рассмотреть, но запах он чуял. Запах рабы и пряностей. Так же он мог слышать. И слышал он, продавцы рекламируют свой товар, как зазывают они к своим лавкам и как спорят они с покупателем, желающим сбить цену. Путники двигались вперёд, собирая народ. Иногда из толпы выбегали дети, чтобы посмотреть поближе. Ирвин надеялся, что это хороший знак, и они примут его как гостя, а не как чужака. В конце концов к нему подпускали детей в то время, как стражник при нём был всего один. Да и стражник ли? Скорее посол. Не смотря на то, что все вокруг были одеты довольно богато, а на некоторых были и дорогие украшения, его спутник в своих доспехах своей роскошью и статью превосходил всех. Ирвин разбирался в таких вещах. Уже не первый раз его берут в плен лишь для того, чтобы вкусно накормить и уложить в постель. Тем временем толпа увеличивалась. Они шли позади, обступали по бокам, ждали впереди. Если раньше они тихо перешёптывались, то теперь громко разговаривали, обсуждая происходящее. Некоторые даже переходили на крик. Наконец, подошли к широкой каменной лестнице, уходящей далеко вверх. Ирвин сделал над собой усилие и изо всех сил прогнулся назад, повернув при этом голову вправо. То что он увидел, поразило его до глубины души. Там на вершине холма, где заканчивалась лестница, стоял огромный дворец, словно выросший из земли, как вырастают горы. Имение Арестасов, по сравнению с этим колоссом, казалось сельским домиком. Но не размер поразил Ирвина. Его поразила красота. То что он лицезрел сейчас, превосходило всё, что когда либо создавала человеческая раса. Каждый сантиметр испещрён фресками и барельефами, тут и там стоят статуи величественных существ, выполненные с недосягаемым мастерством и изяществом. Сотни шпилей покрытых резными узорами вздымаются ввысь. Каждый венчает небольшая скульптура, каких-то крылатых созданий. Из стен по бокам вырываются мощные опоры, врезаясь в землю, словно рёбра великого зверя, павшего в бою. Образ заканчивают невероятные по своей красоте радужные окна. Словно мыльные пузыри они играют и переливаются на солнце. По бокам они узкие и высокие с ажурными решётками. Над входом же располагается огромное окно-роза, в котором, кажется, отражается вся вселенная.

Боги старые и новые - Изображение 11

Ирвин готов был смотреть на дворец вечно, но голос спутника привёл его в чувства. Великан, что-то булькнул себе под нос (первый раз за всё путешествие) - тварь заржала и отправилась вверх по лестнице. За время подъёма небо успело стать красным - приближалась ночь. В лучах предзакатного солнца замок окрасился в багровый цвет, а стёкла в окнах загорелись так, будто внутри спряталось солнце. У входных ворот встречали двое стражников с алебардами, сделанными из того же материала, что и ворота в город. Тут Ирвин понял, что так полюбившийся ему дворец сделан из него же. В одно мгновение мерещилось, что эта громадина высечена из здоровенной каменной глыбы, в другое казалась вылитой из чистейшей стали, а иногда, как это было сейчас, это был огромный коралловый риф, росший тысячи лет, чтобы в один прекрасный день явить миру красоту, до селе не виданную.

В это время стражники, не произнеся ни слова, открыли дверь. Здоровяк в доспехах снял «пленника» с твари и перерезал верёвку на ногах. Руки оставил связанными. Наконец у Ирвина появилась возможность рассмотреть лицо своего пленителя. Большую часть, конечно, занимал шлем, ребристый, как змея вокруг обвилась. Посередине, от того места, где должен быть лоб до того места, где должен быть кончик носа, располагался огромный рубиновый глаз. Внутри его, приглядевшись повнимательнее, можно было увидеть несколько маленьких глазок поменьше, слепленых друг с другом как рыбья икра. На щеках или там, где они должны быть, маленькие красные пятнышки – веснушки. Рта не было совсем. Зато были маленькие усики-щупальца, которые шевелились при каждом движении. На подбородке две носовые щели. Вот и весь портрет. Путники двинулись дальше. Они шли только вперёд, не останавливаясь. Стражники покорно пропускали гостей, всё так же, не произнося ни слова. Перед тем как открыли очередную дверь Ирвин услышал гомон и неразбериху, царящие за ней. Стражники толкнули створки, и голоса тут же затихли. Взору предстал огромный тронный зал с таким высоким потолком, что он терялся в темноте. Для освещения использовались, вопреки ожиданиям, не факелы с огнём, а окна, испускающие мягкий зелёный свет. Внутреннее убранство не уступало по своей красоте внешнему облику здания. По бокам у стен стояли огромные статуи с мечами в руках. Лица их скрывала тень. Между статуями были вырезаны барельефы, повествующие о каком-то важно событии, но понять о каком не представлялось возможным – слишком запутанным было содержание. В конце зала на постаменте возвышался крайне необычный трон. Необычен он был потому, что был совсем простой. Ни узоров, ни резьбы, ни драгоценностей. Монолитная каменная глыба сильно выделялась на фоне изящного убранства интерьера и преобладающих резных форм. Высоченная спинка теряющаяся в высоте под потолком, широкое шлифованное сиденье, поблёскивающее на свету. На сиденье расположилась куцая фигурка, не занимающая и трети свободного места. Слева и справа стояли ещё два трона поменьше и на много изящнее. Ажурная спинка, резные подлокотники, узкое фигурное сиденье. На изящных креслах сидели изящные особы. По крайней мере, по местным меркам. Высокие и стройные они держались гордо и не смели даже пошевелиться. Из-за длины зала разглядеть лица или детали одежды было не возможно. Зато можно было разглядеть статуи у самой дальней стены, прямо за спиной своих повелителей. Широкоплечие в простеньких доспехах они отличались от тех красавцев, что стояли меж узких окон, однако не уступали им по высоте, а возможно даже превосходили их. Ирвин и его друг медленно ступали по узенькому коридору, образованному толпой богато одетых существ. Пол был выложен шершавой изумрудной плиткой с вырезанными на ней волнистыми линиями, обозначающими воду. Чем ближе двое подходили к трону, тем громче начинали разговаривать сзади. К тому времени, как они оказались на месте, толпа ревела пуще рыночных торговцев на городской площади.

Рыцарь опустился на колени, и Ирвин последовал его примеру. На суровом троне сидел скрюченный старик, укутанный в лохмотья, из-под которых торчали сотни щупалец разного размера и длины. Иные из них, достигающие пяти метров в длину, дёргались буквально в двух шагах от лица Ирвина, что вызывало откровенное раздражение. Массивный и грубый подлокотник так же оплетали отростки с маленькими стреловидными подушечками на конце. При желании и при отсутствии нормального освещения лицо этого жуткого старикашки можно было бы принять за человеческое. Длинные и густые выросты на лице создавали образ неухоженной бороды, норовящей растрепаться при любом движении. На самом деле это были всё те же непослушные щупальца. Рот небольшой и совсем не имел губ, совсем как у рыб. На месте носа уже знакомые носовые щели без ноздрей. Глаза мутные без зрачков смотрели совсем не на гостей, а куда-то вверх. Зеленоватый свет окон придавал им весьма странный и, пожалуй, даже зловещий вид. Голову венчала корона грубой работы из материала похожего на нефрит.

Боги старые и новые - Изображение 12

Старик что-то проскрипел на своём языке, дополнив сказанное простейшим жестом, и путники смогли подняться. Теперь Ирвин мог разглядеть особ, сидящих по обе стороны от короля. Можно было лишь предположить, что это женщины. Одна похожа на другую, как две капли воды. Полупрозрачные платья не так изорваны, как того что сидел в центре, но были просты и скромны как и те, что носили их. Вместо ног из-под платья также изливались сотни щупалец. Не слишком длинных, хотя и довольно мощных. На подлокотниках лежали изящные ручки с длиннющими тонкими пальцами. Под платьем был едва заметен костяной корсет с резьбой в виде плавников. Широкий ворот в виде бесконечных перепонок обрамлял тонкую шею. Лица же сильно отличались, как от лица короля так и от других лиц, которые Ирвин успел разглядеть среди тех кто стояли сейчас позади. И уж точно облик девиц не имел ничего общего с человеческим. Тут капитан начал что-то понимать, но тут же упустил мысль. Вместо рта вертикальная ротовая щель без зубов. Всего один здоровенный глаз сверлил безразлично смотрел вперёд перед собой. Над глазом располагаются два длинных отростка исполняющие, по-видимому, функции век и ресниц. Тут же располагались два толстенных изогнутых рога. Голову венчала корона, чуть меньше, чем у старикашки.

Долго ждать не пришлось. Король и рыцарь перекинулись несколькими фразами, после чего старикан так громко, как только мог прокричал что-то толпе, и те взревели от восторга и радости. Тут же вошли два здоровенных стражника и встали прямо перед троном, по обе стороны от Ирвина. Старикан сказал им что-то и указал на дверь слева от себя. Те кивнули и, подхватив пленника под руки, потащили прочь из зала. Он даже не пытался вырваться. Пусть всё идёт своим чередом. Двенадцатичасовой срок уже давно вышел, и Роя уже оправила сообщение на ближайший военный корабль. Ему нужно лишь продержаться хотя бы восемнадцать часов, и он будет спасён. До тех пор необходимо было сохранять хотя бы видимость покорности.

По дороге к стражникам присоединился довольно забавный низенький мужичок в одежде из водорослей. В одной руке (да именно в руке) он держал посох, с приделанными крыльями летучей мыши на конце в другой небольшую кожаную сумочку. Он торопливо выбежал вперёд, стуча копытами, и, повернувшись спиной вперёд, не сбавляя шага, стал внимательно рассматривать Ирвина. Его гладкое словно маска лицо с шестью щелями для дыхания постоянно подёргивалось, из-за чего огромные ослиные уши забавно болтались на ветру. Своим единственным глазом он осматривал лицо Ирвина, его костюм, приборы. Затем он засунул Ирвину в рот два пальца и на манер ножниц заставил открыть его так широко, что свело скулы. В конечном счёте, он удовлетворил своё любопытство и, вырвав клок волос с головы Ирвина, немедленно удалился.

Пленника привели маленькую комнатку с небольшим окошком в потолке. В углу стояла массивная деревянная кровать, сколоченная наспех. Слева от кровати располагалась дверка не больше полуметра в высоту, ведущая в отхожее место. В центре комнаты стоял приземистый каменный столик с двумя креслами по бокам. Ирвин слышал, как за его спиной поворачивается ключ.

«Значит я всё же пленник,» - подумал он и, не снимая с себя одежды, обессиленный рухнул на кровать.

Глава 3

Проснулся Ирвин от сильных тычков в плечо. Открыв глаза, он увидел того самого лопоухого мужичка с посохом и сумкой. Сейчас этим самым посохом он во всю молотил по плечу капитана. После нескольких таких манипуляций он поставил палку на пол и, опираясь на него, придвинулся вплотную к только что проснувшемуся. Ирв чувствовал его дыхание, струйками тёплого воздуха вырывающиеся из шести щелей на лице этого создания. Заметив, что Ирвин проснулся, мужичок резко выпрямился и, повернувшись к двери что-то крикнул. Через минуту в комнату внесли большое блюдо с чем-то отдалённо похожим на кисель.

«Они явно хотят, чтобы я это съел,» - понял Ирвин.

Проблема была в том, что кисель шевелился, норовясь выбраться из тарелки. Лопоухий гость тем временем вышел из комнаты и закрыл за собой дверь. Ирвин встал с постели и сел за стол. Он долго смотрел на существо, но так и не решился попробовать «изысканное» местное блюдо. Вместо этого он схватил тарелку и немедленно отправился в уборную, где и опустошил. Поставив пустую посуду обратно на стол, он снова завалился спать. Он проспал весь день и всю ночь. Утром повторилась та же история. После того, как мужичок перестал молотить своей палкой по плечу, он нагнулся и что-то сказал. Кроме их двоих в комнате никого не было. Молчание. Лопоухий взял со стола миску и, тряся ею опять что-то сказал. Капитан вновь промолчал. Мужичок покачал головой и, повернувшись к двери, прокричал тоже что и вчера. Минут через десять принесли новое блюдо, наполненное всё тем же живым киселём. Ирвин посмотрел на часы - спасательная команда уже должна быть здесь. Но в королевстве всё было спокойно. Голод рвал на части, однако, сегодня он поступил также как и вчера - спустил всё в туалет. На следующий день история повторилась. И на следующий. И на следующий. На шестой день своего заточения Ирвин понял, что не сможет избежать участи, уготованной ему его пленителями. Было ясно – ничего другого ему не принесут. Рассчитывать на скорое спасение так же не стоило – никаких признаков присутствия военного флота не было. И это спустя 144 часа после того, как Роя должна была отправить сигнал.

«Что же могло случиться,» - думал Ирвин.

Итак, надо было поесть. Отказываться дольше не представлялось возможным. Воды было навалом – в углу стоял огромный кувшин, который регулярно пополнялся. А вот с едой было туго. Ирвин решил, что сегодня уж точно сможет, чтобы ему не принесли. А принесли ему всё тоже блюдо, наполненное шевелящейся студинистой массой. Оставшись один, капитан сел за стол. В этот раз он не стал долго рассматривать то, что ему принесли. Обречённо выдохнув, Ирвин сунул руку в центр тарелки и, оторвав от общей массы небольшой кусочек, быстро отправил его в рот.

«Не так уж и плохо».

Тут же он почувствовал, как его правая рука начинает отниматься. Зараза быстро прогрессировала, и вскоре всё тело оказалось парализованным. Чувствуя головокружение и тошноту, Ирвин медленно сполз на пол.

«Отравлен,» - была его последняя мысль.

- Просыпайтесь, мистер Арестас. Пора вставать.

Из тёмной пучины сна Ирвина вырвал звонкий певучий голос принадлежавший, предположительно, молодому мужчине. Неужели помощь всё-таки пришла, и сейчас перед ним стоит один из участников операции по его спасению? Лучше поздно, чем никогда.

- Мистер Арестас, вам надо поесть. Смотрите, как вы отощали. Не дело так изводить себя.

Ирвин открыл глаза и увидел перед собой своего старого доброго друга – лопоухого мужичка с посохом. Больше никого.

- Где тот кто со мной говорил? Где этот человек? – сбиваясь на крик, произнёс Ирвин.

- С вами говорил я, мистер Арестас. И, хвала богам, вы меня понимали.

Понять было просто, но в тоже время чрезвычайно сложно. Ирвин понял. Его готовили к подобным вещам. Но оставался один вопрос – «Почему сейчас?». Почему не в тронном зале или по пути в город? Что-то изменилось, но что.

- То,что вы приняли за кисель, называется армидия. Это симбиотический организм, который сейчас находится в вашей голове и помогает нам общаться. Знаю, он довольно мерзкий, поэтому и пришлось морить вас голодом. Заставлять вас силой мы не хотели. Это произвело бы на вас неверное впечатление. Предвидя ваш вопрос, хочу сказать: «Нет, он не опасен». По сути это сгусток нейронов с общим сознанием. Он может сделать вас умнее и совсем точно, не может вас убить. Но я думаю у вас ещё много других вопросов. И я отвечу на них после того, как вы поедите. А сейчас мне надо отлучиться.

Мужичок устремился к двери, но внезапно голос Ирвина остановил его.

- Прежде чем вы уйдёте, я должен задать вам один вопрос.

- Нет, вы не пленник, мистер Арестас. Вы гость. Почётный гость, если быть точным. А сейчас ешьте, а поговорить мы ещё успеем.

После того как мужичок ушёл, Ирвин поднялся с кровати и сел завтракать. То, что стояло сейчас на столе резко контрастировало с тем, что ему приходилось видеть в последние дни. Птица, выпечка, вино, салаты, мясной суп – глаза просто разбегались от такого разнообразия. Каждое блюдо выглядело как произведение искусства, а на вкус было ещё лучше. Не смотря на то, что теперь в распоряжении Ирвина было больше десяти столовых приборов, большую часть блюд он ел руками, и только, когда дело дошло до супа, пришлось воспользоваться ложкой. Закончив с трапезой он откинулся на стуле, совершенно забыв и о том, что в его мозгу находится инопланетный организм, и о том что до сих пор никто не попытался его спасти. Так он и уснул.

Проснулся Ирвин от знакомых тычков в плечо. Открыв глаза, он увидел абсолютно чистый стол, на другом конце которого сидел его лопоухий друг.

- Доброе утро, мистер Ирвин. Вижу, мы вам угодили.

- Да, спасибо, было очень вкусно. Я уже и не помню, когда последний раз ел что-то настолько вкусное.

- О! Я очень рад, мистер Арестас. Если захотите ещё, только скажите.

- Я хочу узнать ваше имя. Вы знаете моё, а я не знаю ваше. Это как-то не правильно.

- Да, да, конечно. Извините, что не представился сразу. Меня зовут Варфоломей, но все зовут меня Варф. Вы тоже можете.

- Приятно познакомиться, Варф. Вы можете называть меня Ирвин или Ирв, как вам будет угодно.

- Приятно познакомиться, Ирвин. Ну что ж. Теперь, когда мы познакомились, я готов выполнить своё обещание и ответить на все ваши вопросы.

- Хорошо. Начнём с простого. Где я?

- Вы на планете, которую её жители называют Горн. И не спрашивайте меня, что это значит. Этого не знает никто. Насколько мне известно, город, в котором мы с вами находимся является единственным на всей планете и потому не имеет названия. Все называют его просто «Город». Если же говорить об этом замке, могу сказать лишь то, что когда первые поселенцы высадились неподалёку отсюда он уже был здесь и выглядел таким же древним каким он выглядит сейчас.

- И вы не знаете, кто его построил?

- Знаем, но об этом позже.

- Вы обещали ответы на все мои вопросы.

- Да и я отвечу на них, но я бы хотел быть последовательным.

- Ладно. Тогда скажите мне кто тот рыцарь, что привёз меня сюда.

- Ааа! Его зовут Реной. Он что-то вроде начальника полиции у нас. Не то чтобы преступления здесь были частым явлением, но мало ли. К тому же он также является судьёй, что возлагает на него ответственность за решение споров, какими бы мелкими они не были.

- Он нашёл меня, не так ли?

- Да, – неохотно ответил Варфоломей.

- Тогда что же делал в джунглях начальник полиции единственного города на планете?

- Искал вас, – было видно, что ответ дался ему с трудом.

- Меня? Но как он мог узнать? Была буря! Вы даже не могли увидеть мой корабль! И кстати о буре. Что это за грозовой фронт над всей планетой? Я нигде ещё не видел ничего подобного, что наталкивает меня на кое-какие мысли о его происхождении. Это ведь не природное явление, так?

- Да вы правы. Грозовой фронт, который вы видели, является ни чем иным, как защитной системой планеты. Те, кто жили здесь до нас, создали её для защиты от враждебных кораблей. Ну и от любопытных глаз, конечно же.

Ирвин заметил, что его собеседник как бы намеренно забыл про два первых вопроса, но решил не торопить события.

- И как же система, предназначенная для того, чтобы остановить огромные боевые корабли, пропустила одну маленькую шлюпку? Неужели она настолько несовершенна, что может не заметить корабль только потому, что он слишком мал.

- О нет, нет. Система заметила вас, не сомневайтесь. Но как я уже сказал – вы наш гость. И мы вас ждали уже очень давно.

- Ждали?

- Да. Мы знали место, знали время, знали ваше имя и имя вашего корабля.

- Но откуда? - Ирвин занервничал. - Вы следили за мной?

- Тут настало время и мне задать пару вопросов.

- Я хочу знать, следили вы за мной или нет.

- Не торопитесь, Ирвин. Поверьте, когда вы всё узнаете, вы поймёте, что мы не желаем вам зла. Итак, вы готовы поговорить со мной?

- Хорошо. Задавайте свои вопросы.

- Отлично! После того, как вы пересекли весь город и оказались перед нашим благословенным королём, что вы заметили, когда увидели его в компании королевы слева и дочери справа.

- Их облик. Отличия. Возможно, они даже принадлежат разным расам.

- Именно. Тогда эта мысль мгновенно ускользнула от вас, но сейчас вы всё поняли. На протяжении всего путешествия смогли ли вы выделить хотя бы одну преобладающую своей численностью расу?

- Нет. Это значит, что все здесь эмигранты?

- Снова правильно. Все они сбежали от угрозы, поглотившей всю вселенную.

- Глобальное сжатие?

- Люди.

- Люди? – Ирвин не мог понять, причём здесь его род.

- Да люди. Человечество. Вы можете не понимать, но каждый, кто не является человеком, считает вас самой страшной угрозой из всех возможных. Не вас конкретно, конечно же. Остановите любого на улице и спросите, что он думает о людях. Как вы думаете, каков будет его ответ?

- Вы мне скажите.

- Он ответит, что люди – это чума, поразившая вселенную, чудовища, возомнившие себя богами, сорная трава, которую необходимо вырвать с корнем.

Боги старые и новые - Изображение 13

- Но мы хотим как лучше. Мы спасаем вселенную от неминуемой гибели. Каждое растение, каждое животное, чёрт, мы спасаем даже вирусы…

- Вы спасаете себя.

- Вы ненавидите меня?

- Нет ничуть. Я ненавижу человечество и то, что оно творит. Вы же мне крайне симпатичны.

- Но глобальное сжатие… Неужели вы не понимаете? Если мы не остановим это, погибнет всё! Слышите всё!

- И всё родится. Как это было уже бесчисленное число раз. Таков промысел божий.

- Да бросьте. Не надо тут задвигать мне про божественный промысел. Давайте ка я расскажу вам забавную историю. Много лет назад у человечества были боги и жили они на высокой горе под названием «Олимп». И никому из смертных не позволено было подниматься на его вершину. Но однажды любопытство пересилило страх. И отряд из сотни смельчаков добрался до самой вершины. Но что же они там увидели? Они увидели лишь снег и лёд. «Боги покинули нас и отправились на небеса, дабы ни один смертный не мог до них добраться,» - подумали они. Но любопытство снова взяло верх, и люди построили башню столь высокую, что на её вершине трудно было дышать, а звёзды были видны даже днём. Но и здесь людей постигло разочарование. «А что, если боги спрятались на дне океана и сейчас смеются над нами?» - подумали они. Через сотни лет люди построили корабль, на котором спустились на самое глубокое дно самого глубокого океана. Но и здесь их ждал один только мрак. Но они не отчаялись и, продолжая копать, добрались до самого центра земли, где их ждали лишь пламя и свет. Теперь у нас есть космический флот – бесчисленное множество кораблей, которых с каждым днём становится всё больше. И знаете, что мы вдруг осознали? Мы осознали, что боги бегут от нас, боятся нас, они нас ненавидят. И раз они так слабы, что не могут одолеть нас, то кто здесь настоящие боги?

- И вы решили занять их место?

- А почему бы и нет?

- Хотя бы потому, что вы не они, а они не тем, кем вы их считали.

- Кем бы они ни были, мы сделали для вселенной намного больше. Когда мы прилетели на Тхреат, местные умирали от простого гриппа. Мы вылечили их. Когда мы прилетели на Афину, увидели, что всё население страдает от голода. Их общество, основанное на собирательстве, пострадало от внезапных морозов, погубивших почти все их источники пропитания. Они не умели охотиться, не имели понятия о земледелии, они даже не знали, как разжечь огонь. Мы научили их.

- Но что вы сделали с ними потом?

- Это всего лишь плата за наше великодушие.

- Это всего лишь рабство. Скольких учёных, политиков, актёров, врачей «не людей» вы знаете?

- Для этих профессий людей вполне достаточно. К тому же уровень их образования не позволяет им занимать серьёзные должности.

- Так научите их.

-Мы научили.

- Ровно настолько, чтобы они понимали приказы. И ровно настолько, чтобы они не могли восстать.

- Так они не будут мешать нам спасать их.

- Спасать вас.

- Да бросьте! Сколько можно! Мы сильнее и мы умнее. И если мы захотим назвать себя лордами, королями или даже богами, то сделаем это, потому что никто не посмеет сказать ничего против.

- Можно ли назвать того кто сильнее и, если вам так угодно умнее, Богом? Не найдётся ли кто-то умнее и сильнее?

- И где же этот кто-то? – первый вопрос Ирвин пропустил, посчитав его несущественным.

- Здесь на этой планете.

- Не смешите.

- И в мыслях не было.

- Но эта планета чуть больше Земли. Даже если бы вся поверхность была покрыта боевыми крейсерами, этого было недостаточно. Я ни за что не поверю, пока не увижу всё своими глазами.

- Увидите. А главное поймёте. В своё время.

Варфоломей встал из-за стола и вышел. Перед уходом он бросил Ирвину:

- На сегодня достаточно. Завтра мы продолжим. А пока отдыхайте. И думайте. Право слово, вам есть над чем подумать.

Всю ночь Ирвин думал. Он изо всех сил сопротивлялся мыслям, семена которых посадил в его голову Варфоломей, но где-то в глубине души, он чувствовал что тот прав.

На следующий день, сразу после завтрака, разговор продолжился. Первым начал Варфоломей.

- Как вам спалось. Не сочтите за злорадство, но надеюсь не очень.

- Просто давайте продолжим.

- Согласен.

- У меня есть один вопрос?

- Я думаю не только один. Говорите, я слушаю.

- Зачем вы все собрались здесь на одной планете. Явно не для продолжения рода, учитывая количество видов, которые я здесь видел. И вы не собираетесь обустраивать это место. Пока меня везли через весь город, я не увидел ни одного нового здания. Поодиночке вас было бы сложнее найти, но вы собрались все в одном месте словно заговорщики. Вы ведь что-то замышляете? Другой причины я не вижу. Так чего вы хотите, господин Варфоломей.

- Всё чего мы хотим – покончить с тиранией. Раз и навсегда.

- И как же вы намерены это сделать? Сколько у вас солдат? Десять? Двадцать? Полтора миллиона? Или может быть сто миллиардов? Сколько бы у вас их ни было у человечества всегда будет бесконечно больше. Не говоря уже о боевых кораблях.

- В некоторых случаях количество не является преимуществом, господин Ирвин.

- Ну да продолжайте убеждать себя.

- Сила убеждения тут ни при чём. Видите ли «сколько» очень зависит от «когда». Судите сами. На дворе 45 век и количество боевых кораблей знают только компьютеры, но отмотаем время назад. Скажем на 10 веков назад. И я точно могу тебе сказать, что в распоряжении человечества находится пять миллионов семисот восемьдесят пять тысяч семьсот сорок один боевой корабль. Внушительно, но мы уже знаем точную цифру. Отмотаем ещё на 10 веков назад. 2446 год доктрина «глобального расселения и порабощения» не существует. Количество колонизированных планет одна. Количество космических кораблей три. Количество боевых кораблей ноль.

- Но это же 25 век. Вы не можете просто отправиться в прошлое и убить всех людей.

- Как вы думаете, какой сейчас год?

- 3646 разумеется.

- Сейчас 2437 год, Ирвин. И мы не собираемся никого убивать. По возможности, конечно.

- Но это не возможно.

- Это более, чем возможно, Ирвин. Я знаю, в это сложно поверить, но кое-что ты должен был заметить. Что-то необычное.

- Необычное?

- Да. Например, дежа вю. Тебе казалось, что какое-то событие уже происходило, хотя на самом деле ты просто вернулся назад.

- Была радиопередача, в которой объявляли названия только что оккупированных планет. Мне показалось, что диктор ошибся, и такие имена были уже даны другим планетам ранее. Но Роя не обнаружила совпадений.

- Роя это..?

- Компьютер. Бортовой компьютер.

- А в её поведении не было ничего странного?

- Откуда? А не важно. Да она сбросила все настройки корабля на стандартные заводские. И ещё кое-что, что меня очень разозлило. Она всё время называла меня разными именами.

- И началось это в тот день, когда вы услышали ту самую передачу?

- Да! Да точно.

- Всё это довольно легко объяснимо.

- Путешествием во времени?

- Именно. Подумайте сами. Передача, которая вызвала у вас ощущение дежа вю, на самом деле была той же передачей, что вы слышали день, неделю, месяц назад. Бортовой компьютер называл вас не просто другими именами, а именами бывших капитанов. А сброшенные настройки – это настройки того, кто был капитаном вашего корабля до вас. Я хочу, чтобы вы поняли одну очень простую вещь. Путешествовали во времени не вы, а вселенная, постепенно изменяясь во времени. Вы же просто стояли на месте, ожидая своей остановки. Но были ещё признаки. Как насчёт вспышек ярко белого света?

- Да пару раз.

- Тут тоже всё довольно просто. Каждый значительный скачок в прошлое сопровождается таким вот световым эффектом. На начальных этапах путешествия заметить его практически невозможно. Однако, постепенно происходит адаптация, и чувство времени становится более острым. Свет – это предпоследний этап привыкания, когда чувствительность оказывается максимальной. Суть эффекта заключается в том, что элементы будущего, которые ещё не существовали в прошлом, распадаются и перестраиваются, выделяя при этом огромное количество энергии.

- А какой же тогда последний этап?

- Способность видеть плавное изменение среды при движении в прошлое.

- Когда я очнулся возле капсулы, я видел, как вокруг начали расти трава и деревья. Всего за минуту небольшой росток превратился в огромный исполин с широкой кроной.

- Всё так. Всё так. Ну что ж на сегодня, пожалуй, всё. У меня ещё есть пара неотложных дел. Увидимся завтра и… Да будет свет!

Ирвин остался в комнате один совершенно ошарашенный. Но дабы избежать ещё одной бессонной ночи, отмёл в сторону все сомнения и завалился спать.

Утром следующего дня Варфоломей разбудил Ирвина ещё до завтрака.

- Пойдёмте, прогуляемся - сказал он.

- Вы меня отпускаете?

- Вы не пленник, а гость. Но вы должны были кое-что узнать, прежде чем мы могли бы пойти дальше.

Они вышли из комнаты и двинулись по широкому коридору с высокими потолками.

- Варф, вы говорили о путешествиях в прошлое, в которые я и сейчас не до конца верю, но вы ни слова не сказали про путешествия в будущее.

- Лишь потому, что мы делаем это каждый день, – усмехнулся собеседник, – просто очень медленно. Плыть по течению всегда легче. Разумеется, мы можем путешествовать в будущее и в вашем понимании этого процесса. Это до ужаса просто. Нужно лишь увеличить скорость.

Собеседники, наконец, оказались на улице. Это был огромный давно запущенный сад, разбитый у самой кромки океана. Мощёная дорожка, покрытая мхом, вела прямиком к воде. По ней путники продолжили свою неспешную прогулку.

- Пришло время сказать вам, зачем вы здесь, Ирвин.

Боги старые и новые - Изображение 14

- Вы хотите, чтобы я отвёл вас к Земле, не так ли? Что бы вы могли остановить людей ещё до того как они построят первый боевой корабль.

- Не совсем. Если мы просто прилетим, уничтожим все космические технологии твоего вида и скажем: «Больше так не делайте!» - думаешь, люди нас послушают? Нет. Они будут пытаться до тех пор, пока нам всё же не придётся их уничтожить. Это крайняя мера, но вполне возможная. И мы хотим избежать подобного исхода. Поэтому мы отправимся чуть дальше, в то время, когда на Земле ещё правили суеверия. Ещё на две с половиной тысячи лет назад.

- И что же мы там будем делать?

- Не мы, а вы.

- Я? Но что я смогу сделать в одиночку?

- Одно слово. Религия. Что как не религия больше всего сдерживает прогресс. Мы дадим им оковы, которые они сами на себя наденут. Мы дадим им бога. Любящего и всепрощающего Бога, который защитит их от ужасов мира. бога, который укажет им правильный путь.

- Но вы сами сказали, что один человек ничто. Как я могу стать для них богом, если буду один?

- Да ты будешь один, но за тобой всегда будем мы. Ты будешь богом, Ирвин. Для них и для нас.

Они уже прошли парк и теперь стояли на краю пирса, сложенного из камня. Волны мутной воды накатывали на берег одна за другой, ветер усиливался – начиналась буря. Ирвин заметил под водой странное движение.

- Вы заметили? Да, я вижу, что заметили.

- Что это?

- Это те, кто возвёл этот пирс, те, кто разбил этот сад и построил город. Это те, привёл нас сюда, чтобы мы всё изменили. Раньше они были больше похожи на вас или на меня. У них были учёные, солдаты, врачи, учителя. У них были семьи и дети. Они достигли совершенства во всём: искусстве, науке, технике. Но внезапно они осознали, что несмотря на то что они создали сами они совершенны не были. И они создали вещество способное многократно ускорить эволюцию, сделать их совершенными. Они распылили его над всей планетой, и поначалу всё шло довольно неплохо. Они постепенно менялись вместе со всей планетой. Но однажды процесс ускорился, и изменения стали происходить мгновенно, в зависимости от обстоятельств. Нужно было что-то поднять – удлинялась рука. Необходимо было быстрее плыть – появлялись перепонки и плавники. А если кто-то тонул, то у него вырастали жабры. Всё это продолжалось до тех пор пока все живые организмы не стали сливаться друг с другом, образуя новое существо с единым разумом. Это существо вы сейчас и видите. Вершина эволюции. Абсолютно совершенное.

Боги старые и новые - Изображение 15

- У меня остался последний вопрос.

- Задавай, мы и так уже зашли слишком далеко.

- Если я отправляюсь в прошлое, и своими действиями радикально меняю будущее, то для меня, по сути, есть два пути. Первый: я полностью перестаю существовать. Второй: поскольку меняются условия становления меня как личности, а вместе с тем меняюсь и я сам, что, означает, что я перестаю существовать. К тому же даже, если я остаюсь в истории и остаюсь таким, как сейчас, зачем мне делать то, что я собираюсь сделать? И если уж на то пошло, зачем я вам нужен? Но то, что мы сделали в прошлом, мы сделали именно из-за того, что люди сделали в будущем. С точки зрения логики у на большие проблемы.

- Никаких проблем нет. Логика - всего лишь слово, обозначение. Теперь, когда ты с нами, ты можешь всё.

- И что же я могу? Что я должен буду сделать?

В это время вода начал пениться и кипеть. На поверхности стали надуваться огромные пузыри, которые тут же лопались, и на их месте тут же появлялись другие. Вскоре одного за другим океан стал выплёвывать в воздух огромные куски плоти. Корабли – понял Ирвин – космические корабли. Скреплённые не металлом и пластиком, но костью и плотью. Зрелище столь же ужасное сколь и чарующее. Один за другим они взмывали ввысь и тут же замирали на месте. Даже зависнув в воздухе, корабль продолжал двигаться каждой клеткой своего тела. Да тела. Глядя на него становилось ясно, что этот исполин не мог быть создан ни на одной известной человечеству верфи. Он был рождён. Зачат старыми богами и выношен этим мерзким органическим океаном. Рождён. И словно ребёнок он будет расти и крепнуть. Сотни и тысячи кораблей производило на свет чрево планеты. Им не было конца. И они кричали словно дети возвещая о своём приходе. Вплоть до горизонта и далее слышен был этот крик возвещающий перемены.

Варфоломей повернулся к Ирвину лицом и стал кричать, пытаясь превзойти царящий повсюду вопль.

Боги старые и новые - Изображение 16

- Ты покажешь им чудеса, и они поверят тебе. Ты научишь их добру и состраданию, и они пойдут за тобой. А когда ты умрёшь за них, они разнесут твоё учение по всему миру. Они дадут тебе много имён и изобразят с множеством лиц, они построят храмы в твою честь и назовут детей твоим именем, но через много лет, когда семена посаженые нами в далёком прошлом взойдут и распустятся, тогда они дадут тебе новое имя. И имя это будет Спаситель.


20 комментариев